Воскресенье, 04.12.2016, 00:48
Высшее образование
Приветствую Вас Гость | RSS
Поиск по сайту


Главная » Статьи » Филология и перевод

ЭМОЦИОНАЛЬНЫЙ КОМПОНЕНТ ЛЕКСИЧЕСКОГО ЗНАЧЕНИЯ ЗВУКОПОДРАЖАТЕЛЬНЫХ ЕДИНИЦ

Е.Н. Севастьянова

ЭМОЦИОНАЛЬНЫЙ КОМПОНЕНТ ЛЕКСИЧЕСКОГО ЗНАЧЕНИЯ ЗВУКОПОДРАЖАТЕЛЬНЫХ ЕДИНИЦ

В статье анализируется эмоциональная составляющая коннотативного значения ономатопеических единиц. Эмоциональный компонент лексического значения звукоподражательных единиц выходит на первый план, поскольку одной из основных функций данной группы слов является создание определенного стилистического эффекта на страницах художественного произведения. Особенностью звукоподражательных единиц является ослабление собственно содержания и выдвижение на первый план эмоционального, субъективно-оценочного, образноэкспрессивного, именно поэтому эмоциональная составляющая значения звукоподражательных слов реализуется наиболее полно.

Ключевые слова: ономатопея (звукоподражание), прямое звукоподражание, косвенное звукоподражание, денотативное значение, коннотативное значение, эмоциональный компонент лексического значения.

 

Ye.N. Sevastyanova EMOTIONAL COMPONENT OF THE LEXICAL MEANING OF ONOMATOPOEIC WORDS

The article is focused on the emotional part of the connotative meaning of onomatopoeic words. The emotional component of the lexical meaning of onomatopoeic words is considered as the main part of their meaning, because this group of words is often used to create a stylistic effect in the area of belles-lettres. The peculiarity of onomatopoeic words is the weakening of their own meaning, because these words are specialized on making the sentence expressive and vivid. That is why this part of the lexical meaning can be realized most completely and is worthy of detailed consideration.

Key words: onomatopoeia, direct onomatopoeia, indirect onomatopoeia, denotative meaning, connotative meaning, emotional component of the lexical meaning.

 

В первоначальных исследованиях звукоподражания данное лингвистическое явление рассматривали как закономерную фонетически мотивированную связь между фонемами слова и лежащими в основе номинации звуковым признаком денотата (мотивом). Однако постепенно значение данного термина сузилось. Известным является тот факт, что звукоподражание обладает, по меньшей мере, двумя основными функциями в системе языка: используется для номинации тех или иных процессов или явлений окружающей действительности, а также для создания определенного стилистического эффекта на страницах художественной литературы (в основном, в рамках поэзии и детской литературы). Поэтому, рассматривая данное лингвистическое явление, необходимо учитывать обе функции ономатопеи. В статье нами за основу принимается определение ономатопеи, данное О. С. Ахмановой:

Звукоподражание (ономатопея), по известному определению О.С. Ахмановой - это: а) обозначение процессов или явлений объективной реальности при помощи имитации неречевых звуков фонетическими средствами языка; б) художественный прием, который заключается в подборе слов со звукоподражательными основами для создания определенного стилистического эффекта (см. Словарь лингвистических терминов, 1966). В соответствии с названными функциями обычно выделяют два вида звукоподражания: прямое и косвенное. Прямое звукоподражание - это создание самостоятельного слова, в котором сочетание звуков рассчитано на воспроизведение желаемого явления окружающей нас действительности. К данному виду ономатопеи относятся все звукоподражательные слова, выполняющие функцию номинации соответствующих явлений и процессов окружающей действительности. Например: tick - tack, tripp - trapp, piff - paff - puff.

Косвенное звукоподражание - это воспроизведение какого-либо звука в природе средствами сочетания различных звуков в разных словах. Таким образом, косвенное звукоподражание - это особая форма аллитерации: звуки, повторяющиеся в разных словах, создают объективно существующий звук, вызывая ассоциацию с производителем данного звука, в индивидуальном восприятии автора [1]. Данная функция ономатопеических единиц наиболее четко прослеживается на страницах художественной литературы, особенно детской, в поэзии, а в последнее время появляется все больше звукоподражательных неологизмов на страницах журналов, газет, детских комиксов. Необходимо подчеркнуть, что в функции стилистического оформления высказывания ономатопеические единицы часто обозначают те или иные процессы или явления окружающей нас действительности посредством условной связи между звуковым оформлением слова и его эмоциональной окраской или за счет отражения в звучании слова звукового признака объекта. Те или иные звуки языка вызывают соответствующий эффект, благодаря чему звукоподражательные единицы и выполняют функцию создания определенного стилистического эффекта.

Таким образом, рассматривая звукоподражание как стилистический прием, мы подразумеваем определенный подбор слов, самим своим звучанием вызывающий соответствующее акустическое впечатление.

Реальность сложна, она невозможна без эмоций, их «практическое, действительное сознание» - языковые единицы, передающие определенные эмоции - являются результатом взаимодействия языка и реальности. Любое слово существует в единстве функции значения и звучания. Звучание только тогда осознается как слово, когда можно указать предмет, явление в реальной жизни, в сфере человеческой мысли, а также в сфере человеческих эмоций, которые этим звучанием представляются. Известно, что язык является средством накопления социального опыта, а эмоции представляют собой часть этого опыта. Любой опыт человечества, в том числе и эмоциональный, закрепляется в языковых единицах, и при их использовании в речи человек кодировано выражает и воспринимает эмоции.

Следует отметить, что эмоциональный компонент значения звукоподражательных единиц реализуется следующим образом: говорящий, выражая свою эмоцию, прежде всего, выражает свое отношение к предмету речи, а вовсе не стремится вызвать какую-либо эмоцию у слушающего. Таким образом, первичной функцией звукоподражательных единиц является передача той или иной эмоции, того или иного звука окружающей нас действительности, а не воздействие на слушателя, хотя данная цель заложена в функцию любого акта речи [2]. Необходимо дать определение понятия «эмоция». «Эмоции» и «чувства» рассматриваются как эквивалентные обозначения в действительности психических состояний, переживаний, ощущений человека [2]. Категория эмоций реализуется в языке при помощи определенной составляющей лексического значения слова - коннотативной составляющей значения.

Лексическое значение каждого отдельного лексико-семантического варианта слова представляет сложное единство и состоит из денотативного и коннотативного значения, обладая эмоциональной, оценочной, экспрессивной и стилистической составляющей коннотации. Эмоциональный компонент значения ономатопеических лексических единиц входит в состав более обширного понятия - коннотации. Коннотация - периферийная часть лексического значения, факультативная, содержащая информацию о личности говорящего, в том числе о его эмоциональном состоянии, ситуации общения, характере отношения говорящего к собеседнику и предмету речи [2]. В системе языка имеется группа лексических единиц, в которых эмоциональная составляющая коннотации проявляется наиболее отчетливо, поскольку одной из основных функций данных единиц является создание определенного стилистического эффекта на страницах художественного произведения. К таким единицам относятся ономатопеические (звукоподражательные) слова, которые зачастую используются автором произведения для придания художественной речи экспрессивности и выразительности, чему способствует тот факт, что эмоциональная составляющая значения у звукоподражательных слов выходит на первый план[3].

Следует отметить, что звукоподражание - достаточно немногочисленное явление в системе языка, поэтому многие исследователи, в том числе В. А. Живов и Б. А. Успенский, относят звукоподражание к «периферии языка». Несмотря на этот факт, эмоциональный компонент значения ономатопеических единиц позволяет им реализовывать свой стилистический потенциал на страницах произведений достаточно полно. Звукоподражательные единицы способны представлять какой-то отрезок действительности в виде «картинки», вырванной из процесса, т. е. переносить центр тяжести на схватывание моментальным кадром состояния или бытия вещи вне ее изменения. Данное явление называют «кинематографичностью» [4].

Известным является тот факт, что ономатопея выполняет также функцию языковой репрезентации внутреннего состояния персонажа, его эмоций, переживаний, воспроизведение картины этого состояния. Звукоподражание придает речи эмоциональность, делает ее более живой, насыщенной. Именно поэтому изобразительные или звукосимволические слова широко употребляются в художественном творчестве для выражения эмоционально- экспрессивно-оценочного содержания. Однонаправленность их звучания и значения придает им особую выразительность. Таким образом, с помощью ономатопеических слов создаются звуковые картины [5]. Наконец, звукоподражательные единицы позволяют «услышать и увидеть» происходящие на страницах произведения события, позволяют увлечь читателя и заинтересовать его. Поэтому в том случае, когда собеседник хочет передать то или иное событие наиболее ярко, он прибегает к использованию звукоподражания.

Эмоциональный компонент значения звукоподражательных единиц реализуется наиболее полно, поскольку данные единицы достаточно часто используются авторами произведения для придания выразительности, образности высказыванию, ономатопеические единицы, выступая в качестве косвенного звукоподражания, позволяют «оживить» высказывание, сделать его более красочным и эмоциональным.

Звукоподражание вызывает эффект совпадения отображаемой сущности с моментом ее отображения, создает эффект приближения текстового содержания рецепиенту передаваемой информации. Кроме того, ономатопеические единицы выполняют функцию переключения из объективно-авторской перспективы в субъективную перспективу лица, являющегося главным персонажем произведения. В реализации данной функции основную роль играет тот самый эмоциональный компонент значения ономатопеических единиц [4].

Эмоциональный компонент значения может быть узуальным или окказиональным. Слово или его вариант может обладать эмоциональным компонентом значения, если выражает какую-нибудь эмоцию или чувство. Эмоциональный компонент возникает на базе предметно-логического, но, раз возникнув, характеризуется тенденцией вытеснять предметно-логическое значение или значительно его модифицировать.

Эмоциональность представляет собой сложный синтез разных видов экспрессии. К ним относится экспрессия, возникающая как результат конкретного и детализированного содержания, эмоционально-оценочная окраска, субъективная окраска различного характера и образность. Эмоциональность имеет двустороннюю, взаимозависимую направленность на предмет и на адресата речи. В случае направленности на предмет она составляет эмоциональную сторону высказывания, при направленности на адресата - повышает коммуникативную действенность содержания. Разъять указанный синтез достаточно сложно, поскольку какое-то из перечисленных свойств выступает более определенно, другие выполняют функцию «оттенков», но все они увеличивают смысловую емкость высказывания и его коммуникативную экспрессивность при минимуме затрат языковых средств [6].

Среди всех звукоподражательных единиц чистыми знаками эмоций, прежде всего, являются междометия. Эти слова составляют совершенно особый слой лексики, поскольку у них нет предметно-логического значения. В междометиях сосредоточены все черты, отличающие эмоциональную лексику: синтаксическая факультативность, т. е. возможность опущения без нарушения отмеченности фразы; отсутствие синтаксических связей с другими частями предложения; семантическая иррадиация, которая состоит в том, что присутствие хотя бы одного эмоционального слова придает эмоциональность всему высказыванию. Использование междометий - очень экономный и экспрессивный способ выражения личных эмоций, своего отношения к событиям, о которых идет речь в произведении. Следует отметить, что многие эмоциональные слова, а междометия в особенности, выражают эмоцию в самом общем виде, даже не указывая на ее положительный или отрицательный характер, например, междометие Oh! может выражать радость, печаль, удивление, сомнение и многие другие эмоции. Для стилистического исследования эта неопределенность эмоциональных звукоподражательных слов имеет большое значение, поскольку заставляет при анализе искать дополнительные комментарии по поводу испытываемых персонажами эмоций [7].

Как уже было отмечено выше, эмоциональный компонент значения реализуется с помощью категорий слов, которые специализированы на выражении динамики и экспрессии. Помимо междометий к данной группе слов относятся также междометные глаголы, модально-волевые и эмоционально-экспрессивные частицы. Их общей особенностью является ослабление собственно понятийного содержания и выдвижение на первый план эмоционального, субъективно-оценочного, образно-экспрессивного. Определенность этим группам слов придает речевой контекст и интонация, например: Etsch! Atsch! Hallo! Ho ruck! Bum! Husch! Oh! Och! [6].

Звукоподражание - это лингвистическое явление, достаточно распространенное в системе языка, поэтому встретить его можно практически в любой сфере функционирования языка. Однако наиболее часто звукоподражание используется для создания определенного стилистического эффекта на страницах художественной (особенно детской) литературы, поэзии, в журналах, газетах, комиксах. В функциональном стиле художественной литературы явно преобладает функция воздействия на читателя, вследствие чего мастера художественного слова используют всевозможные стилистические приемы для создания определенного эстетического воздействия на читателя. В связи с этим звукоподражательные слова широко употребляются в художественном творчестве для выражения эмоционально-экспрессивно-оценочного содержания [8]. Наиболее часто звукоподражательные слова можно встретить в поэзии и детской литературе. Сравнительно редко бывает, чтобы автор произведения при помощи ономатопеических слов стремился назвать те или иные процессы или явления окружающей нас реальности. В большинстве случаев автор прибегает к использованию ономатопеи для создания определенного стилистического эффекта на страницах произведения. Раскрывая эмоциональный компонент значения звукоподражательных единиц, авторы стремятся живописать известные им шумы, передать при помощи звуков встречающихся в стихотворении слов впечатление, создаваемое этими шумами [9]. Идею можно живописать звуками, при помощи звука можно передать отвлеченную мысль или чувство, звукоподражательное слово само по себе, взятое вне контекста, может не обладать стилистическим потенциалом, только автор произведения зачастую способен выявить эмоциональный компонент значения звукоподражательных слов и обыграть этот компонент значения таким образом, что он сможет заиграть новыми красками в рамках произведения:

Wirbel! Wirbel! - - !! Rrrata! Alles wird uber den Boden geblasen, gemaht, vertilgt! Schufi

-    - Schufi    Schufi! Rrrrrrrat    . Die Schlacht ist gestorben: Stille. (P. Altenberg. Wie

ich es sehe) [10].

В данном небольшом предложении автору при помощи звукоподражания удалось воссоздать всю картину сражения: читатель слышит раскаты оружейного залпа, выстрелы, внезапно наступившую тишину. Читатель может почувствовать динамику повествования благодаря использованию автором пауз, передающих затишье между сражениями. Такой стилистический прием как повтор, наоборот, вызывает ощущение ускорения, нагнетания событий.

«Brr», sagt plotzlich der Kutscher, und Adler, der sich eben ein wenig mit seinem Seelen- leben beschaftigt hat, kann gerade noch links ausweichen, sonst hatte er den schweren Bierwa- gen gerammt (Jobst H. Der Findling; S. 13).

В приведенном выше примере автор мог избежать использования звукоподражательного слова. Однако именно междометие brr помогает читателю ясно представить себе картину, которую в своем произведении воссоздал писатель. Благодаря звукоподражанию читатель подобно герою произведения несколько взбудоражен раскатистым rrr междометия brr, а, следовательно, предложение становится более ярким, экспрессивным и выразительным.

Und dann setzt sie sich in den Sofawinkel mit dem verbotenen energischen Rucks (die Fe- der macht Haaa-jupp!) und nimmt den Brief und macht ihn auf (Fallada H. Kleiner Mann - was nun; S. 93)

Множество звукоподражательных элементов можно встретить в произведениях Г. Фаллады (H. Fallada), вышеприведенный пример является окказиональным образованием автора, писатель мог бы не иллюстрировать этот звук, однако автор все же демонстрирует его при помощи ономатопеи, в результате данного приема возникает так называемая звуковая картина описываемой автором ситуации.

Приведем пример использования звукоподражательных единиц в рамках поэзии: Draufien... die Dune. Einsam das Haus, eintonig, ans Fenster... der Regen. Hinter mir, tik-tak, eine Uhr, meine Stirn gegen die Scheibe! Nichts. Alles vorbei! Grau der Himmel, grau die See, und grau... das Herz (A. Holz. Phantasus)[10].

В стихотворении звук дождя передается при помощи интонации, рифмы, коротких предложений, звуковая картина дополняется также звуками часов, благодаря искусному использованию ономатопеи читателю предоставляется возможность переместиться в комнату, в которой находится персонаж стихотворения, почувствовать атмосферу, в которой тот переживает трудные минуты своей жизни. Звукоподражание настолько органично «встраивается» в ткань стихотворения, что читателю уже достаточно сложно представить это произведение без ономатопеи, настолько четко отбивающей ритм жизни автора.

В рамках детской литературы звукоподражательные слова чаще всего встречаются в стихотворной форме. При помощи звукоподражательных слов эти стихотворения не только быстро запоминаются ребенком, но и доставляют детям радость, эстетическое удовольствие. Часто эмоциональный компонент значения ономатопеических слов позволяет создать эффект комичности на страницах произведения. Широко известно, что наблюдения за поведением детей дают богатую почву для смеха, поражая находчивостью, изобретательностью, неожиданной «взрослостью» ребенка, нестандартностью ситуаций, в которые он попадает, что в принципе, как правило, им самим не осознается, комичность создается непреднамеренно, лишь для рецепиента. Звукоподражательные единицы естественны для детской речи, однако использование авторами ономатопеи на страницах произведений мотивировано несколько иными причинами. Произведения, созданные специально для детей, должны быть интересными, красочными, выразительными, ребенок должен «видеть и слышать» все происходящие на страницах книги события, иначе содержание становится скучным и неинтересным для читателя. Задача поддержания интереса к произведению успешно реализуется авторами произведений при помощи звукоподражательных слов:

«Ah! ah! ah! mit Recht nennt man dies die Konigin der Pasteten, aber mein Zwerg ist auch der Konig aller Koche, nicht also, lieber Freund?» ( Hauff W. Marchen; S. 228).

«Dafur brauchst du keinen Kugelschreiber», brummte Moss. (Leeuwen J. Die Geschichte von Bobbel, die in einem Wohnrad lebte und reich wеrden wollte; S 32).

Lensian schnurrte noch einmal und rollte sich enger zusammen (Richter J. Prinz Neumann oder andere Kinder heiBen wie ihr Vater; S. 12).

Schlage mit den Armen ...ah...mit den Flugeln, mein ich, und dann bin ich auf und davon undabzum Aquator (Chidolue D. Ponzl guckt schon wieder; S. 64).

В детской литературе звукоподражательные слова можно встретить практически в каждом стихотворении, поскольку звукоподражание позволяет ребенку быстрее его запомнить: Blumenlied (Reiner Kunze)

Lowenzahn, sag an, an, an, ob dein Zahn auch beifien kann.

ingerhut, ach je, je, je, reichst der Biene bis zur Zeh.

Glockenblume, kling, kling, kling, Glockner ist der Schmetterling.

Mohn im Korn, so rot, rot, rot, kostbar ist das liebe Brot.

Butterblume, muh, muh, muh,morgen kommt die schwarze Kuh [ Gelberg H.-J. Geh und spiel mit dem Riesen; 1971 ].

В данном стихотворении звукоподражательные слова помогают ребёнку «услышать» звуки, издаваемые различными цветами, благодаря чему активизируется не только зрительная, но и звуковая память ребенка, а, следовательно, читателю будет легче запомнить названия цветов. Кроме того, стихотворение становится насыщенным, ярким, ребенку гораздо легче запомнить названия цветов, выучив интересное стихотворение, нежели заучивать их наизусть.

На сегодняшний день появляется также все больше звукоподражательных неологизмов, чаще всего заимствованных из других языков, например, из английского. Звукоподражательные единицы можно встретить на страницах журналов, газет, комиксов, где форма и значение ономатопеической единицы сливаются в единое целое, что позволяет сделать произведение более эмоциональным, образным и выразительным:

mbah (американский сленг) - зрелищные виды спорта, особенно футбол (слоги, часто употребляемые школьниками для подбадривания игроков).

-    towhee (американский сленг) - волновать (от whee - междометие, употребляющееся для выражения радости, восторга).

-     yech, yuck - междометие, выражающее сильное отвращение (от данного междометия образовалось прилагательное yucky «отвратительный», употребляемое преимущественно детьми и подростками).

Часто новые звукоподражательные слова можно встретить в немецких комиксах. Ономатопеические слова сразу же бросаются в глаза читателю, заинтересовывают его, зачастую в комиксах могут отсутствовать иные слова, потому что звукоподражание способно передать всю необходимую информацию, весь спектр эмоций, переживаний:

Удар кулаком - WRAM, BROCH, TONNA! Удар плетью - KLACK!Выстрел - PANG - PANG! Стон - AARGHили URGH!Вопль - OUUHили OAAH!

Звукоподражательные слова «вплетаются» в текст комикса, активизируя практически все органы чувств читателя, благодаря чему в таком небольшом рассказе должен быть достигнут максимальный эффект воздействия. Красочные иллюстрации, короткие, но емкие по содержанию высказывания, звуковой эффект, создаваемый при помощи ономатопеических единиц - данные языковые средства позволяют создать необходимый стилистический эффект на страницах комиксов:

«Hip-Hop in der Schule» (von Bernhard Ofczarek)

A: Hallo, Herr Hausmeister! Wir suchen noch einen coolen Proberaum fur unsere Hip- Hop-Band. Vielleicht einen alten Container oder so.

B: Ah! «Hip-Hop» nennt man den Quatsch! Hm... einen coolen Proberaum...hab' ich so- gar einen auf Radern! Kommt mal mit!

B: Hier, dieser Raumist wirklich «Hip»! Aber vorhergeht'sziemlich...

B: ... «Hop»! Hahaha hihihi! Macht erstmal richtige Musik, dann sehen wir weiter! [Juma. Das Jugendmagazin; 2001].

В какой бы сфере художественной литературы ни употреблялись звукоподражательные единицы, необходимо отметить, что во всех случаях они придают высказыванию экспрессивность, насыщенность благодаря наличию в значении данных лексических единиц эмоционального компонента. Эмоции являются одной из форм отражения мира, обозначающей душевные переживания, волнения, чувства. Однако манифестация эмоций может осуществляться различными способами, причем выражение эмоциональных состояний социально обусловлено. Звукоподражательные слова специализированы на выражении динамики и экспрессии, данную функцию ономатопеических единиц реализует эмоциональный компонент лексического значения данных единиц.

Следует также отметить, что одно и то же звукоподражательное слово может использоваться для передачи разных эмоций, определить конкретный тип эмоции можно только в контексте. Таким образом, эмоциональный компонент лексического значения ономатопеических единиц наиболее полно может реализоваться только в определенном контексте.

Итак, употребление звукоподражательных единиц участниками разговора в условиях спонтанного неофициального общения будет определяться их коммуникативными ролями: тот, кто более активен в данный момент в диалоге и выполняет роль говорящего, стремится заинтересовать собеседника путем придания своей речи эмоциональной окраски. Тот участник интеракции, который выполняет роль слушающего, демонстрирует свою вежливость, употребляя эмоционально окрашенные реплики-реакции на сообщаемое собеседником, тем самым подчеркивая свой интерес к проблемам собеседника.

Эмоциональный компонент значения звукоподражательных единиц может реализовываться различными способами: например, чтобы сделать высказывание более эмоциональным и ярким, его начинают междометием. Употреблением данных слов создается определенный эмоциональный настрой у собеседника для восприятия информации, сообщаемой далее. Междометие, используемое говорящим, всегда поясняется в дальнейших речевых шагах. Эмоционально окрашенными словами с неопределенной семантикой в начале реплики создается эффект ожидания информации о причинах взволнованного состояния.

Ситуация - две студентки обсуждают вопрос о фотографиях на документы:

A: ...oh, ich habe dem Schulkollegium ein Photo von mir geschick, das war das letzte was ich auftreiben konnt / irgendwo, das hatte ich nie gewagt / irgendwo hinzugeben son ganz mifiglucktes Photomaton-Bild aus som Automa /ne ja /das ah ich /also / wie so ne Hexe aus so unheimlich giftig guck ich da rein /naja [Brons-Albert, 1984].

Междометие oh, выражающее в данном случае огорчение, настраивает собеседницу на последующее соответствующее эмоциональное восприятие сообщаемой информации.

В устной коммуникации передачу чужой речи нередко начинают междометием ach, чтобы у собеседника возникло ощущение, будто это высказывание, сопровождающееся определенными эмоциями того, о ком рассказывают, возникает лишь сейчас:

Sagt er, ach, das interessiert mich,bitte machen...; ...nicht schwer, aber wenn man den ganzen Tag sagt, ach, ich bin so mude, ich bin soo mude, dann dann...

Зачастую звукоподражательные единицы употребляются в начале диалога для того, чтобы выразить удивление, сочувствие, утешение или разделить радость собеседника и показать восхищение:

und ich kann mich vor den Fernseher setzen man guckt was blodes / und dann schwer zu sagen o je das ist lustig oder so...; und man denkt oft

oh /ich in Gesetzteit/ich habe so vielgemacht...

Эмоциональный компонент лексического значения первообразных междометий (ach, oh, och и т. д.) реализуется следующим образом: данные междометия могут выражать различные эмоции, но в силу повышенной употребительности они теряют свою экспрессивность и при употреблении в изолированной позиции воспринимаются лишь как средства организации спонтанной речи, как диалогические частицы [11].

Таким образом, в зависимости от занимаемой позиции звукоподражательные единицы способны создавать различный стилистический эффект. Реализация эмоционального компонента значения ономатопеической единицы зависит от множества факторов: от сферы употребления звукоподражания, от целей, которые ставит перед собой автор, от позиции, занимаемой звукоподражательной единицей, от особенностей самого ономатопеического слова. Однако, каким бы образом не был реализован эмоциональный компонент звукоподражательной единицы, очевидным остается тот факт, что именно у этих лексических единиц данная составляющая коннотативного значения реализуется наиболее полно. Эмоциональная составляющая значения ономатопеических слов выходит на первый план, благодаря чему они и способствуют созданию определенной эмоциональной картины произведения.

Библиографический список

1. Galperin I. R. Stylistics. - М.: Высшая школа, издание 2-е, испр. и доп., 1977. - 332 с.

2. Шаховский В. И. Категоризация эмоций в лексико-семантической системе языка.

- Воронеж, Изд-во Воронежского университета, 1987. - 190 с.

3. Нестерук И. Ф. Структурно-семантическая организация и стилистический потенциал номинативных предложений в текстообразовании немецкого языка: Автореферат диссертации на соискание учёной степени кандидата филологических наук (специальность 10.02.04 - германские языки) / Минский государственный лингвистический университет, Минск, 2003. - 21 с.

4. Пелевина Н. Ф. Стилистический анализ художественного текста. - Л.: Просвещение, 1980. - 270 с.

5. Брандес М. П. Стилистика немецкого языка (для институтов и факультетов иностранных языков): Учеб. - 2-е изд., испр. и доп. - М.: Высшая школа, 1990. - 320 с.

6.  Арнольд И. В. Стилистика. Современный английский язык: Учебник для вузов. - 6-е изд. - М.: Флинта: Наука, 2004. - 384 с.

7. Орлянская Т. Г. Звукоподражание и звуковой символизм (на материале японского, русского и английского языков) // Вестник МГУ. Сер. 19. Лингвистика и межкультурная коммуникация. - М., 2006, №3. - с. 83 - 97

8. Голуб И. Б. Стилистика русского языка: Учебное пособие. - М.: Рольф; Айрис- Пресс, 1997. - 448 с.

9. Elise Riesel. Stilistik der deutschen Sprache. - M.: Verlag fur fremdsprachige Literatur, 1959. - 467 S.

10. Бабаева Р. И. Дискурсивные слова и коммуникативные клише немецкоязычного повседеневного общения. Монография / Р. И. Бабаева. - М. - Иваново: МИГУ, Арт Виста, 2008. - 183 с.

Источники примеров

1. Jobst, Herbert. Der Findling. Der dramatische Lebensweg des Adam Probst. Berlin: Verlag der Nation, 1959. - 213 S.

2. Hans, Fallada. Kleiner Mann - was nun. - Berlin: Verlag der Nation, 2003. - 326 S.

3. Wilhelm, Hauff. Marchen. - Berlin: Verlag der Nation, 1974. - 347 S.

4. Dagmar Chidolue. Ponzl guckt schon wieder. - Berlin: Diogenes Verlag, 1987. - 247 S.

5. Joke van Leeuwen. Die Geschichte von Bobbel, die in einem Wohnrad lebte und reich wеrden wollte. - Berlin: Diogenes Verlag, 1991. - 213 S.

6. Jutta Richter. Prinz Neumann oder andere Kinder heiBen wie ihr Vater. - Berlin: Diogenes Verlag, 1986. - 312 S.

7. Hans-Joachim Gelberg. Geh und spiel mit dem Riesen. - Weinheim und Basel: Beltz Verlag, 1971. - 351 S.

Категория: Филология и перевод | Добавил: x5443x (01.04.2016)
Просмотров: 179 | Теги: звукоподражание, ЛЕКСИЧЕСКОЕ ЗНАЧЕНИЕ | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
...




Copyright MyCorp © 2016