Вторник, 06.12.2016, 20:54
Высшее образование
Приветствую Вас Гость | RSS
Поиск по сайту


Главная » Статьи » Филология и перевод

ДЕТСКИЕ И ВЗРОСЛЫЕ ТОЛКОВАНИЯ СЛОВ РЕГИОНАЛЬНОГО ХАРАКТЕРА (СРАВНИТЕЛЬНЫЙ АНАЛИЗ)

Ю.Ю. Магерамова

ДЕТСКИЕ И ВЗРОСЛЫЕ ТОЛКОВАНИЯ СЛОВ РЕГИОНАЛЬНОГО ХАРАКТЕРА (СРАВНИТЕЛЬНЫЙ АНАЛИЗ)

В современной лингвистике наблюдается неуклонный рост научного интереса к проблемам генезиса метаязыковой функции. Метаязыковая (металингвистическая) функция как элемент языковой способности человека понимается в лингвистике как возможность комментировать языковые явления посредством самого языка. Одной из высших форм проявления этой языковой функции справедливо считается способность носителя языка к семантизации, т. е. к выявлению значения слова (путем указания семантических компонентов этого значения либо посредством подбора синонимов, отсылки к однокоренным словам, включения слова в более широкую семантическую категорию и т. п.).

Сопоставительный анализ толкований, которые дали взрослые и дети лексемам, актуальным для территории Крайнего Северо-Востока России, позволяет выявить основные сходные и различительные черты, характеризующие процесс подбора семантических эквивалентов в детском и взрослом возрасте.

С целью сбора фактического материала нами было проведено экспериментальное исследование, в котором приняли участие студенты первого курса филологического факультета (отделения русского языка и литературы и отделения иностранных языков). Возраст опрашиваемых колеблется от 17 до 22 лет. Всего в экспериментальной работе участвовало 63 человека, которые дали толкования 51 лексеме регионального характера в письменной форме. Полученные данные мы сопоставили с имеющимися в нашем распоряжении и уже детально проанализированными материалами подобного эксперимента с детьми 10-летнего возраста [см., напр., Магерамова, 2006; Магерамова, 2007].

Итак, основные итоги нашего сравнительного анализа таковы.

В первую очередь, есть вполне предсказуемое наблюдение: отказов от какого-либо объяснения смысла лексических единиц во взрослой аудитории оказалось намного меньше, чем в детской. Например, лексему лахтак отказались истолковать 86 % детей, но 73 % взрослых; кухлянка — 69 % детей против 48 % у взрослых; лексему ительмен не прокомментировали 95 % детей, но только 36 % студенческой аудитории; байдара - 83 % маленьких информантов и лишь 16 % взрослых; китобой - 43 и 24 % соответственно. Единственный случай, в котором наблюдается обратное процентное соотношение, - это толкования слова море, где ни один ребенок не отказался от семантизации этой лексемы, тогда как 9 % студентов вообще не смогли истолковать это слово (очевидно, не из-за незнания реалии, а из-за возможных трудностей в подборе семантических эквивалентов).

Безусловно меньшим было во взрослой аудитории и количество неузуальных толкований, однако все же они присутствовали при толковании лексем байдара, гарпунщик, горностай, евражка, китобой, косторез и др. Приведем в качестве примеров некоторые из них: Байдара - это емкость какая-то (ж., 19 л.). Гарпунщик - птица (ж., 18 л.). Горностай -птица (ж., 19 л.). Горностай - хищная птица (ж., 17 л.). Евражка - ягода, розового цвета (ж., 17 л.). Косторез - прибор для разрезания кости (ж., 18 л.). Косторез - врач (ж., 17 л.). Кухлянка - птица (ж., 21 г.). Лахтак - приспособление, нужно в хозяйстве (ж., 18 л.). Лахтак - жилище (м., 18 л.). Лахтак - одежда (ж., 18 л.). Нарты - лыжи (ж., 19 л.). Нарты -настольная игра (ж., 18 л.). Нарты - сидячие места на полу (м., 18 л.). Нерпёнок - точно не детеныш нерпы (м., 18 л.). Оленуха - блюдо из оленя (ж., 19 л.). Оленуха - шкура оленя (ж., 17 л.). Сивуч - птица (ж., 19 л.). Сивуч - хрипловат (ж., 19 л.). Сивуч - ветер (ж., 17 л.). Эвены - жители Эвенска (ж., 17 л.). Как и в детской аудитории, ведущими факторами, повлиявшими на вербальное наполнение такого рода толкований, стали парономазия: нарты -настольная игра (сближение с нарды); сивуч - хрипловат (сближение с сиплый); мнимая производность: горностай - птица; реальная производность, понятая вопреки закрепившейся традиции: косторез - прибор для разрезания кости. Рифмовка, как еще одна из причин возникновения неузуальных толкований в детской аудитории, у взрослых участников эксперимента отсутствовала.

Взрослые информанты, сомневаясь в правильности своего толкования, гораздо чаще детей оформляли свои сомнения вербально (обычно с помощью вводных слов типа по-моему, наверное, вполне вероятно, возможно и т. п.). Например, сивуч - не знаю, но, наверное, это животное (ж., 19 л.), стойбище - наверное, где стоят коровы (ж., 20 л.), умка - возмож¬но, вид медведя (ж., 19 л.), горбуша - рыба красная (вроде) (ж, 18 л.), ительмены - может быть, какой-то народ севера (ж., 19 л.).

Зачастую взрослые участники эксперимента предлагали различные варианты толкования того или иного слова (что практически не случается в детской аудитории): лахтак - или рыба, или зверь (ж., 18 л.), нарты - вроде бы жилище северных народов или народ (ж., 20 л.), китобой - период охоты на китообразных или место охоты на них (ж., 19 л.), оленуха -может быть, самка оленя или суп из оленя (ж., 19 л.), китобой - может быть, человек, убивающий китов, или то, чем убивают китов, или определенный отрезок времени, когда убивают китов или они сами погибают (ж., 19 л.).

Однако подавляющее большинство толкований взрослых информантов — это толкования узуальные. Рассмотрим на примере семантизации лексемы брусника, что общего и в чем состоят принципиальные отличия этих объяснений значения от детских. (Заметим, что эта лексема была истолкована и детьми и взрослыми в 100 % случаев).

Напомним, что в толковых словарях русского языка лексема брусника обычно многозначна, и первым значением чаще всего выступает значение растения. При описании второго значения (или оттенка значения) — ягоды — важнейшим смысловыми элементами являются указание на размер (мелкий), цвет (красный), вкус (кисловатый).

Как нами уже было установлено ранее, среди детских толкований этой лексемы преобладали родовые (59 %) и родовидовые (31 %) определения с опорным компонентом ягода и обычно наличием 2—3 семантических компонентов, указывающих на цвет, вкус, реже — место произрастания и форму брусники. Сема мелкий практически не нашла отражения в детских описаниях. Типичными для детской аудитории стали толкования типа брусника — ягода, красная, кислая (Лена М.); брусника — ягода красненькая, кругленькая и кислень¬кая (Маша К.); брусника — ягода, красная, растет в лесу на сопках (Таня К.).

В студенческой аудитории родовых определений было намного меньше — около 10 % (точнее 9,5 %). Это определения: брусника — ягода.

Все остальные толкования — родовидового типа с опорным компонентом ягода, один раз — ягодка и единожды — вид ягоды. (Среди детей, кроме гиперсемы ягода, также однократно встретилось сочетание вид ягоды).

Основной гипосемой студенческих определений, как и у детей, стала цветовая сема. У последних в 67 % всех толкований имеют описательную часть, причем достаточно часто указание на цвет было единственной гипосемой толкования; обычно это определение красный, по одному разу — красненький, бордовый, синий. У студентов 82 % родовидовых определений содержат цветовую сему. Как и у младших школьников, это чаще всего прилагательное красный и единожды красноватый, однако спектр цветовых прилагательных во взрослой аудитории шире: темно-красный (9 %), ярко-красный (5 %), и в единичных толкованиях — красно-багровый, темно-вишневый (с дополнением — в период созревания). Цветовые преобразования брусники до ее спелого состояния реализованы также и в цветовом определении: от алого до багрово-красного.

Еще одна гипосема — вкусовая. Этот семантический компонент в детской аудитории упоминался наравне с цветовой семой, т. е. также в 67 % случаев и реализовался обычно с помощью прилагательного кислый. Информанты-дети также включали в толкования прилагательные кисловатый, кисленький, вкусный, единично — сладкий, сладковатый. Вкусовая сема оказалась гораздо менее значимой для информантов-взрослых: ее содержат только 34 % толкований. Как и у детей, обычно это прилагательное кислый, и в единичных случаях — кисловатый, кисло-сладкий, вкусный.

К предыдущей семе примыкает значение съедобный, как указывающее на то, что эта ягода вообще может быть употреблена в пищу. Эта сема одинаково проявляет себя и в детских, и во взрослых толкованиях и возникает приблизительно в 5 % случаев.

Весьма важной для взрослых информантов оказалась сема, указывающая на место (условия) произрастания брусники (64 % взрослых толкований против только 26 % детских). Если в детских толкованиях данное значение передается, в основном, за счет введения в них семы лес, лесной, то во взрослых толкованиях лидирует сема северный (у взрослых: сема лес, лесной содержится в 20 % родовидовых толкований, в то время как сема северный — в 30 %). Формально эта сема выражалась взрослыми с помощью прилагательного северный и предложно-падежного сочетания на севере, а также более книжных оборотов — преимущественно в северных широтах, растущая на Дальнем Востоке и в северных широтах, в умеренном и холодном климате. Географическая закрепленность брусники за северными регионами России была абсолютна неактуальна для школьников, лишь единожды в толковании встретилось определение наши (леса) (растет в наших лесах), которое можно косвенно считать указанием именно на северные территории.

Прочие видовые семы в детских толкованиях встретились по одному-два-три раза: это семантические компоненты, указывающие на форму (круглый), размер (маленький), практическое применение (собирают, варят компот и варенье и т. п.), низкорослость (растет низко).

В толкованиях взрослых информантов наблюдается следующая сопоставимая с толкованиями детей картина: в трех толкованиях реализована сема формы (также путем использования прилагательного круглый), в двух — сема размера (маленький), практическое применение (замечательно подходит для приготовления морса, начинки к пирожкам и другим кулинарным изделиям).

Кроме обозначенных семантических элементов в толкованиях взрослых информантов были выявлены еще несколько сем, отсутствующих у информантов-детей: 7 % студентов включили в толкования информацию о степени пользы брусники для человека (полезная, содержит много витаминов, неопасна для человека, целебная, повышает иммунитет), 7 % информантов обратили внимание на период созревания ягоды (созревает осенью в сентябре, цветущая осенью, спеет в августе, собирается после заморозков). Это же количество опрошенных студентов упомянули в процессе семантизации само растение, на котором и растут ягоды брусники (растет кустами; произрастает небольшими кустами; на низких кустиках; в виде небольшого кустика). Напомним, что словарные статьи непременно содержат информацию о растении брусника (при этом функцию опорного слова выполняет либо лексема кустарник, либо более точное с ботанической точки зрения — кустарничек).

Формально в толкованиях взрослых представлены (наряду с нейтральными элементами) и книжные слова, и формы: Брусника — ягода, имеющая характерный красный цвет, произрастает небольшими кустами. Брусника — ягода темно-красного цвета с кисловатым вкусом, растущая преимущественно в северных широтах; содержит много витаминов, необходимых людям, живущим в условиях Крайнего Севера.

Итак, в ходе исследования мы пришли к выводу, что более высокий уровень развития метаязыковой способности у взрослых информантов проявляет себя в том, что количество отказов прокомментировать значение слов, а также количество неузуальных толкований во взрослой аудитории значительно меньше, чем в детской; во взрослых толкованиях, отличающихся от нормативных, отсутствует рифмовка; взрослые информанты зачастую склонны предлагать несколько вариантов значения того или иного слова; общее количество семантических компонентов, составляющих суммарно смысловую структуру слова брусника, у информантов-взрослых больше.

Библиографический список

1. Богуславская Н.Е. Значение слова в восприятии младших школьников и принципы составления учебного словаря / Н.Е. Богуславская, Н.А. Купина. — Свердловск, 1975.

2. Кубрякова Е.С. Типы языковых значений. Семантика производного слова. — М., 1981.

3. Кулакова Н.И. Семантическая структура слова в онтогенезе (формирование семантических связей слова) // Детская речь как предмет лингвистического изучения : тез. конф. (31 мая — 2 июня 2004). — СПб., 2004. — С. 148— 152.

4. Магерамова Ю.Ю. Метаязыковая рефлексия в детской речи // Вестник Северо-Восточного государственного университета. Вып. 8. — Магадан : Изд. СВГУ, 2007. — С. 59—63.

5. Магерамова Ю.Ю. Семантизация слов, называющих реалии Крайнего Северо-Востока России (на материале экспериментального исследования детской речи) : дис. … канд. филол. наук. — Магадан, 2006.

Тульвисте Т. О развитии метаязыковых способностей у детей // Язык и структура знания. — М., 1990. — С. 113—122

Вестник Северо-Восточного   государственного университета. — № 13. Спецвыпуск. — Магадан : Изд-во СВГУ, 2010. — 204 с.

Категория: Филология и перевод | Добавил: x5443x (13.05.2016)
Просмотров: 61 | Теги: металингвистическая | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
...




Copyright MyCorp © 2016