Вторник, 26.09.2017, 06:40
Высшее образование
Приветствую Вас Гость | RSS
Поиск по сайту



Главная » Статьи » Филология и перевод

БЕЗЭКВИВАЛЕНТНАЯ ЛЕКСИКА ТЕМАТИЧЕСКОЙ СФЕРЫ «РУССКАЯ НАРОДНАЯ МУЗЫКАЛЬНАЯ КУЛЬТУРА» И ЕЕ ПРЕДСТАВЛЕНИЕ В ЛИНГВОСТРАНОВЕДЧЕСКОМ СЛОВАРЕ НОВОГО ТИПА

Н.А.Тихонова, Известия ВГПУ. Педагогические науки № 4 (273), 2016

БЕЗЭКВИВАЛЕНТНАЯ ЛЕКСИКА ТЕМАТИЧЕСКОЙ СФЕРЫ «РУССКАЯ НАРОДНАЯ МУЗЫКАЛЬНАЯ КУЛЬТУРА» И ЕЕ ПРЕДСТАВЛЕНИЕ В ЛИНГВОСТРАНОВЕДЧЕСКОМ СЛОВАРЕ НОВОГО ТИПА

АННОТАЦИЯ. Статья посвящена проблемам анализа безэквивалентных единиц русского языка и их семантизации в процессе обучения иностранных учащихся. Рассматриваются безэквивалентные слова, относящиеся к лексике русской народной музыкальной культуры, определяются их специфические черты, отмечаются особенности представления рассматриваемых слов в лингвострановедческом словаре нового типа.

КЛЮЧЕВЫЕ СЛОВА: безэквивалентная лексика, русская народная музыкальная культура, национальная специфика слова, лингвострановедческий словарь, семантизация.

 

В составе лексики русской народной музыкальной культуры особое место занимают единицы, относящиеся к разряду безэквивалентных. Для обозначения подобных слов в современной лингвистике, помимо термина «безэквивалентная лексика», имеются и другие: «неполноэквивалентная лексика», «реалии», «лакуны», «фоновая лексика», «национальные словесные образы», «экзотическая лексика», «культуремы», «L-реалии» и т.д. Семантику подобных языковых единиц исследователи рассматривают как область, где язык и культура соприкасаются наиболее близко. Исследователи утверждают, что семантические системы разных языков и отдельные элементы этих систем содержат несовпадающие элементы, определенную национально-специфическую информацию, известную только данной национально-культурной общности людей. Наличие в семантике слов национально- культурной специфики связано с тем, что слова являются элементами языка как определенной национально-культурной системы и с этой точки зрения обладают определенной национально-культурной значимостью [3; с. 42-45; 9, с. 121]. Ср.: «...если принимать бесспорное положение о том, что лексико-семантическая система любого языка всегда есть факт национально-культурный и культурно-исторический, а потому, безусловно, своеобразный, то нельзя не признать, что любой элемент такой системы также характеризуется той или иной (пусть даже минимальной) степенью национально- культурного своеобразия» [8, с. 139]. Как свидетельствуют исследования О.В. Загоровской, З.Д. Поповой, И.А. Стернина, К. Флекенштейн и др., национальная специфика семантики лексических единиц может проявляться в разных формах. При этом, как отмечает О.В. Загоровская, «национально-культурное своеобразие словесного знака не всегда является эксплицитно выраженным. Во многих случаях оно оказывается связанным с глубинными уровнями семантики слова, содержанием его скрытых и периферийных семантических составляющих» [6, с. 232-233].

Как показало проведенное нами исследование, к безэквивалентной лексике, обладающей ярко выраженной национально-культурной спецификой, относятся многие словесные единицы лексики русской народной музыкальной культуры. Подобные единицы отсутствуют в толковых словарях иностранных языков, а также во многих переводных словарях. Ср.: Дубинушка - «русская народная бурлацкая песня, существующая в нескольких вариантах» [11, с. 181]; ср. также: «Дубинушка» - восходящее к бурлацким песням стих. В.И. Богданова (1865); было разработано А.А. Ольхиным (1885) и стало популярной песней. Мировую известность ей принес Ф.И. Шаляпин [12, с. 618]. Ложки - «русский народный музыкальный инструмент вроде кастаньет, состоящий из деревянных предметов, похожих на предметы столового прибора» [2, с. 503]; ср. также: «русский народный музыкальный инструмент, состоящий из двух деревянных ложек. Ложки ударяют друг о друга выпуклыми сторонами и получают четкий, звонкий звук [10, т. 3, с. 1104]. В структуре значения безэквивалентных единиц семы «русский», «народный» присутствуют как обязательные. Ср.: брёлка - «русский народный духовой музыкальный инструмент»; кувиклы (кугиклы, кувички, цевница) - «духовой музыкальный инструмент: русская многоствольная флейта типа флейты Пана. Кувиклы распространены в Брянской и Курской областях РСФСР» (МЭ) и др.

Как показал анализ, в составе единиц тематической сферы «Русская народная музыкальная культура» отмечаются так называемые частично безэквивалентные или неполноэкивалентные словесные знаки. Стоящие за ними реалии не являются сугубо специфическими для русской народной музыкальной культуры, однако их конкретные проявления обладают ярко выраженными национальными особенностями, характерными только для русского народа. Сема «русский народный» в денотативном компоненте таких словесных знаков содержится в качестве вероятностной. Данные лексемы имеют соответствующие параллели в других языках, обозначают сходные явления, отличающиеся какими- либо отдельными признаками. Ср.: запевала - «певец, начинающий пение, подхватываемое хором» [11, с. 214]; ср. также: «В русской песне запевала держит голос, лад и меру; он, второй голос и бас называются голосами, прочие подголосками. Запевала затягивает, голоса пристают и вторят, подголоски подхватывают, один, высокий, заливается, другой - выносит, заканчивает в одиночку» [4, т. 1, с. 625]; колядка - «рождественская и новогодняя обрядовая песня» [13, т. 2, с. 80]; ср. также: колядка (коляда - «песня величально-заклина- тельного характера, сопровождающая святочный обходный обряд колядования». Наиболее устойчивыми названиями колядных песен у русских являются «колядка» или «коляда», «овсень» и «виноградье». Два последних в местных традициях могут дублироваться общерусским названием «колядка» (МЭ).

Изучение безэквивалентной лексики в иностранной аудитории является важной частью процесса освоения неродного языка. Анализ слов с национально-культурной спецификой на занятиях по русскому языку как иностранному проводится в настоящее время по современным стандартам, призванным вырабатывать и лингвистическую, и коммуникативную, и культурологическую компетенции обучающихся. Как отмечает Л.Р. Бакирова, изучение безэквивалентной лексики современного русского языка выполняет несколько функций: расширяет лексический запас обучающихся; дает знания о культуре и культурных артефактах страны изучаемого языка; предотвращает возникновение и развитие так называемого «культурного шока»; воспитывает толерантность; дает опыт положительного эмоционально чувственного отношения к фактам чужой культуры; вырабатывает коммуникативную и культурологическую компетенции; облегчает процесс аккультурации; позволяет студентам- иностранцам стать активными участниками процесса межкультурной коммуникации [1, с. 172].

Особую роль в процессе работы над безэквивалентной лексикой русского языка на занятиях с иностранными учащимися играет лингвострановедческий словарь, способный описать культурно значимые языковые единицы с помощью лингвострановедческой информации. В отечественной науке вопрос о специфике лингвострановедческого словаря решается по-разному. В начальный период формирования лингвострановедчески ориентированной лексикографической практики П.Н. Денисов понимает лингвострановедческий словарь как «оригинальный жанр учебных словарей», который вводит в лексикографию «новые лексические пласты безэквивалентной, коннотативной, фоновой и другой лексики, давая им истолкование в виде особого лингвострановедческого комментария (изъяснения)» [5, с. 288]. В работах Е.М. Верещагина и В.Г. Костомарова, посвященных лингвострановедческой теории слова и содержащих анализ истоков лингвострановедческой лексикографии, ее принципов и перспектив развития, содержатся рекомендации по способу подачи языкового материала в лин- гвострановедческом словаре и в частности, отмечается, что при лексикографировании фоновой и безэквивалентной лексики необходимо строгое единообразие формы словарной статьи (см., напр.: [3]).

В дальнейшем в связи с более широким подходом к самому понятию «лингвострановедение» несколько меняется понимание лингвострановедческого словаря и соответственно, изменяются подходы к организации словарного материала. В 90-е годы XX века особое значение приобретает учебная и методическая направленность лингвострановедения (лингвострановедение как методическая дисциплина занимается отбором и презентацией в учебном процессе сведений о национально-культурной специфике речевого общения) (см. работы Ю.Е. Прохорова), что влечет за собой ориентацию лингвострановедческих словарей на решение учебных задач. При этом обращается внимание на то, что современные цели обучения иностранным языкам, в том числе и русскому языку как иностранному, так или иначе связаны с процессом понимания и освоения чужой культуры. Поэтому важным аспектом лингвострановедческой лексикографии становится культуроведческий подход.

В русле данного подхода актуальным является создание лингвострановедческого словаря нового типа. В настоящее время в рамках научной школы профессора О.В. Загоровской в Воронежском государственном педагогическом университете ведется работа по созданию лингвострановедческого словаря «Русская народная музыкальная культура», представляющего собой комплексный многоаспектный словарь с углубленной интерпретацией различных аспектов плана содержания словесного знака (подробнее см.: [14]).

Лингвострановедческий словарь «Русская народная музыкальная культура» включает словесные единицы с яркими семами национально-культурной специфики, а также слова и устойчивые сочетания, характеризующиеся значительной частотностью употребления в учебных текстах, предлагаемых иностранным учащимся в процессе работы со страноведчески значимым материалом для развития навыков устной и письменной речи.

Одной из существенных особенностей создаваемого лингвострановедческого словаря является возможность его существования не только в бумажной, но и в электронной форме, которая позволяет сочетать большой объем предлагаемой информации (в том числе аудио- и видеоинформации) с удобством пользования, а также предоставляет возможность пополнения и расширения словарных сведений.

Проектируемый лингвострановедческий словарь «Русская народная музыкальная культура» характеризуется особым построением словарной статьи, которая с необходимостью должна включать следующие компоненты (зоны), заключающие в себе определенный тип информации: 1) зона заголовочного слова (лексический вход словарной статьи, вокабула или лемма); 2) зона транскрипции; 3) зона фонетической и орфоэпической информации; 4) зона грамматической информации; 5) зона стилистической информации; 6) зона семантизации заголовочной лексической единицы; 7) зона перевода и переводного комментария; 8) зона мультимедийной семантизации; 9) зона синонимических связей; 10) зона лексико-грамматической сочетаемости; 11) зона вербального иллюстративного материала; 12) зона фразеологизмов, пословиц и поговорок; 14) зона частичного гнездования; 15) зона этимологической справки; 16) зона многозначности.

Содержание некоторых из перечисленных зон словарной статьи проектируемого учебного лингвострановедческого словаря «Русская народная музыкальная культура» существенно отличает разрабатываемое лексикографическое произведение от традиционных лингвострановедческих словарей. Сказанное касается, прежде всего, таких составляющих словарной статьи, как зоны вербальной и мультимедийной семантизации. В зону вербальной семантизации входят не только краткая словарная дефиниция, но и энциклопедические сведения, включающие самую разнообразную информацию, соотносимую с отражением национально-культурного компонента значения данной языковой единицы. В зону мультимедийной семантизации входят рисунки, аудио- и видеоматериалы.

Зона семантизации заголовочной лексической единицы включает в себя, как уже было отмечено, и краткую дефиницию, и развернутую дефиницию с элементами энциклопедического толкования.

Ср., например: Кадриль.
а) русский народный парный танец;
б) в России кадриль заимствована из Франции, отсюда и название танца: фр. Quadrille - танец в четыре пары. В XVII-XIX веках кадриль была в России бальным танцем, в конце XIX - начале XX века она широко вошла в народный быт и стала одним из самых распространенных русских народных танцев.

Кадриль сохранила некоторые черты бального танца: четкую композицию, определенную последовательность фигур танца, каждая из которых имеет свое название и исполняется под особую музыкальную мелодию.

Существуют многочисленные местные варианты: московская, калининская, ярославская кадриль и другие. На Урале и в Сибири она часто называется по числу участвующих в танце пар: «шестёра» (6 пар), «восьмёра» (8 пар) и т.д. Все местные варианты русской кадрили роднят народная манера исполнения, импровизация, мягкий юмор и задор.
Кадриль популярна до сих пор. Ее часто включают в свои программы русские народные хореографические ансамбли, ансамбли песни и пляски.

Музыкальный размер кадрили 2/4.

Реализуемый в создаваемом словаре «двуплано- вый» способ семантизации заголовочного слова имеет в настоящее время достаточно широкое распространение в практике учебной лексикографии, ориентированной на изучающих русский язык как неродной (ср., например: [7, с. 91; 9, с. 124]).

Отличной от традиционных словарей является также и зона перевода и переводного комментария. Необходимость данной зоны в проекте лингвострановедческого словаря «Русская народная музыкальная культура» продиктована следующими причинами: а) адресованностью иностранным студентам, обучающимся в вузах России, а также иностранцам, изучающим русский язык и интересующимся русской культурой и историей; б) неполной представленностью в англоязычных и двуязычных словарях лексических единиц тематической сферы «Русская народная музыкальная культура»; в) неточностью и неопределенностью перевода некоторых лексических единиц в существующих двуязычных словарях. Ср. пример представления зоны перевода и переводного комментария:

Балалбйка. ж. Balalaika. A Russian folk musical plucked instrument. A long necked chordophone with a triangular body and three strings.

Переводной комментарий. The soundboard is usually constructed from four strips of Russian spruce or silver fir and the slightly arched belly of seven pieces of maple. The instrument has a small soundhole, a fretted neck and strings of gut or steel. The balalaika is related to the dombra, a variant of the long-necked lute played by peoples of Central Asia. The earliest mention in literature appeared in 1688 and Peter the Great used balalaikas in his grand orchestral procession of 1715. The instrument may have been a new arrival or a natural development of the 17th-century domra. The skomorokhis (minstrels) gave it a primary role in accompanying dance.

Ср. также и некоторые другие зоны словаря.

Зона лексико-грамматической сочетаемости

Зона сочетаемости слов в проектируемом словаре включает наиболее употребительные типы существующих в русском языке сочетаний слов. Перечни сочетаний представляют собой открытые ряды словесных знаков, которые легко можно дополнить.

Например:
Свирель - родная, милая, звонкая, древнерусская, двойная, простая, пастушеская свирель; звук, звучание, голос, музыка, мелодия, мотив, плач свирели; взять, купить свирель, играть на свирели, свирель (что делает?) звучит, поет, играет.

Зона этимологической справки

Этимологическая справка является нерегулярным компонентом словарной статьи проектируемого словаря в силу специфических особенностей данной зоны, делающих этимологическую характеристику достаточно трудным аспектом не только для иностранцев, но и для носителей языка. Думается, что лишь некоторые словесные  провождаться этимологической справкой. Информация, представленная в названной зоне, соответствует данным русских этимологических словарей и сопровождается указанием (ссылкой) на этимологический словарь.

Например:
Хоровод. Исконно русское. Ученые предполагают, что ранее слово могло иметь форму *коловод (от общеслав. *коlо, род.п. «kolese» - «круг», «колесо»). В дальнейшем под воздействиес «народной этимологии» произошло переосмысление этого слова (влияние слова «хор»). Обычно толкуется как сложное слово на базе «хор» и «водить» (см.). Некоторые ученые видят в нем народно-этимологическую «перестройку» диал. сев. «корогод», займете. из финск. яз. (ср. вепск. «kargaidan» - «пляшу») (ИЭСЧ; ШЭС).

Многоаспектный характер лингвострановедче- ского словаря «Русская народная музыкальная культура» и особенности представления в нем информации определяют возможность его использования для различных категорий учащихся, обладающих разным уровнем владения русским языком и различной профессиональной ориентированностью, в том числе для студентов творческих вузов.

 
СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ:

1. Бакирова, Л.P. Изучение безэквивалентной лексики на занятиях по русскому языку как иностранному : в 3-х ч. [Текст] / Л.P. Бакирова // Филологические науки. Вопросы теории и практики. — Тамбов : Грамота, 2016. - № 10(64). - Ч. 3. - С. 171-173.
2. Большой толковый словарь русского языка [Текст] / сост. и гл. ред. С.А. Кузнецов. — СПб. : Норинт, 2004. - 1536 с.
3. Верещагин, Е.М. Язык и культура: Лингвострановедение в преподавании русского языка как иностранного [Текст] / Е.М. Верещагин, В.Г. Костомаров. — М. : Русский язык, 1990. — 246 с.
4. Даль, В.И. Толковый словарь живого великорусского языка : в 4 т. [Текст] / В.И. Даль. — СПб. : Диамант - Золотой век, 1998 - 1999. - Т. 1-4.
5. Денисов, П.Н. Об универсальной структуре словарной статьи [Текст] / П.Н.Денисов // Актуальные проблемы учебной лексикографии. — М. : Русский язык, 1977.
6. Загоровская, О.В. Проблемы общей и диалектной семасиологии и лексикографии : монография [Текст] / О.В. Загоровская. — Воронеж : Научная книга, 2011. — 383 с.
7. Загоровская, О.В. Принципы создания комплексного русско-арабского словаря литературоведческих терминов для арабских филологов-русистов [Текст] / О.В. Загоровская, Г.Т. Сабри // Вестник Воронежского государственного университета. — 2011. — № 2. — С. 89—93.
8. Загоровская, О.В. Русский язык на рубеже XX—XXI веков: Исследования по социолингвистике и лингво- культурологии: монография [Текст] / О.В. Загоровская. — Воронеж : Научная книга, 2013. — 232 с.
9. Загоровская, О.В. Возможности семантизации русского слова в современном многоаспектном учебном словаре для изучающих русский язык как неродной [Текст] / О.В. Загоровская // Известия ВГПУ. — 2015. — № 4. - С. 121-124.
10. Музыкальная энциклопедия : в 6 т. [Текст] / гл. ред. Ю.В. Келдыш. — М. : Советская энциклопедия, 1971-1982.
11. Ожегов, С.И. Толковый словарь русского языка [Текст] / С.И. Ожегов, Н.Ю. Шведова. — М.: Азбуковник, 1997. - 944 с.
12. Российский гуманитарный энциклопедический словарь : в 3 т. [Текст]. — М. : ВЛАДОС, 2002. — Т. 1—3.
13. Словарь русского языка : в 4-х т. [Текст] / под ред. А.П. Евгеньевой. — М. : Русский язык, 1981—1984. — Т. 1-4.
14. Тихонова, Н.А. Лексика русской народной музыкальной культуры и ее отражение в учебном лингвостра- новедческом словаре автореф. дисс. ... канд. филол. наук [Текст] / Н.А. Тихонова. — Воронеж, 2009. — 23 с.
15. Шанский, Н.М. Школьный этимологический словарь русского языка: Происхождение слов [Текст] / Н.М. Шанский, Т.А. Боброва. - М. : Дрофа, 2001. - 400 с.
16. Черных, П.Я. Историко-этимологический словарь современного русского языка : в 2-х т. [Текст] / П.Я. Черных. — М. : Русский язык, 1999.

Известия ВГПУ. Педагогические науки № 4 (273), 2016

Категория: Филология и перевод | Добавил: x5443 (12.01.2017)
Просмотров: 187 | Теги: лексика | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
...




Copyright MyCorp © 2017 Обратная связь