Суббота, 03.12.2016, 22:40
Высшее образование
Приветствую Вас Гость | RSS
Поиск по сайту


Главная » Статьи » Правоохранительная деятельность

Экстремизм: природа, виды и формы проявления

Экстремизм: природа, виды и формы проявления

П.А.Данилов 

Каковы истоки экстремизма, в чем природа этого феномена? Как обеспечиваются и защищаются права и свободы личности при осуществлении государственной и негосударственной деятельности при противодействии экстремизму? Эти вопросы вызывают рост научного интереса к этой чрезвычайно актуальной теме. В настоящее время многими исследователями проводятся научные изыскания с целью определения природы экстремизма и мер, которые должно предпринимать государство для искоренения как самой экстремистской деятельности, так и ее последствий.

На сегодняшний день следует говорить о существовании четкой государственной политики, направленной на борьбу с проявлениями экстремизма. Однако в процессе ее осуществления, права и свободы граждан могут быть нарушены, а, следовательно, в государстве необходимо существование отлаженного механизма для защиты указанных прав и свобод. Последнее невозможно без научной разработки указанных вопросов, детально прописанного правового регламентирования. Однако, к сожалению, на сегодняшний день многочисленные перекосы и ошибки при применении способов предупреждения экстремистской деятельности зачастую ведут к отрицательному результату, недоверию населения к ведущейся деятельности, к  отрицанию самой необходимости противостоять экстремизму, ущемлению демократических свобод[1]. Не сложно заметить, что зачастую борьба с экстремизмом сводится к отдельным показательным процессам над лицами, имеющими собственные политические и общественные установки идущими вразрез с общепринятыми, оппозиционерами.

Социальная и политическая трансформация, затронувшая все без исключения сферы общества, заставила по-новому взглянуть на место и роль экстремизма в современном мире. Сегодня данный феномен становится предметом особого интереса государственных органов и исследовательских учреждений, о чем свидетельствуют решение Совета Безопасности Российской Федерации в феврале 1994 года о проведении научно-исследовательской работы по данной проблеме, парламентские слушания, состоявшиеся в Москве в 1995-1996 г.г., а также создание комиссии при Аппарате Президента Российской Федерации по организации противодействия этому социально-политическому явлению[2]. Напомним, что ещё в 2001 году была введена в действие Федеральная целевая программа «Формирование установок толерантного сознания и профилактика экстремизма в российском обществе» на 2001-2005 гг.[3]. В настоящее время, указанные программы на местном уровне реализуется органами исполнительной власти большинства субъектов Российской Федерации.

Следует согласиться с тем, что в научных исследованиях отмечается, что под экстремизмом зачастую понимаются разнородные явления: от разнообразных форм классовой и освободительной борьбы, сопровождающейся применением насилия, до преступлений, совершаемых полууголовными элементами, наемными агентами и провокаторами.

Экстремизм как специфическая линия в политике означает приверженность политических течений, находящихся на крайне левых или крайне правых политических позициях, радикальным взглядам и таким же крайним методам их реализации,  отрицающим компромиссы, договоренности с политическими противниками и стремящимся добиться поставленных целей любыми средствами.

Идеологию экстремизма можно охарактеризовать как комплекс радикальных идейных установок и теоретических воззрений (крайне левых, крайне правых, национал-экстремистских, сепаратистских, великодержавных, религиозных, социально-экономических и духовно-психологических), выступающих теоретическим обоснованием применения насилия в различной форме на нелигитимной основе для достижения преимущественно политических целей[4].

Экстремизм является крайней формой интолерантности, соединен­ной с агрессией и насилием как методами выражения непримиримости одного по отношению к другому. Для понимания сути экстремизма необходимо раскрыть источники этих де­структивных форм мировоззрения и поведения. Для этого следует рассмотреть содержательное наполнение понятия «экстремизм», дать классификацию его форм, раскрыть психологические и идейные источники экстремизма.

В большинстве случаев под экстремизмом (от фр. extremisme, от лат. extremus — крайний) понимают идеологию, позволяющую и пропагандирующую крайние, зачастую насильственные меры отстаивания своих взглядов, непримиримость и агрессию в отношение инакомыслящих[5].

В политике экстремизм проявляется в стремлении подорвать стабильность существующих общественных структур и политических институтов. Часто это делается с помощью демагогии, призывов к насилию, тер­рористических актов и приемов партизанской войны. Для экстремистов характерна бескомпромиссность, непримиримость к позиции оппонентов и отказ от диалога и консенсуса в спорных вопросах. Идеологической и теоретической основой экстремизма являются радикальные идеологические концепции, религиозный фундаментализм, национализм. Лидеры экстремистов, как правило, требуют от своих сторонников полного повиновения и беспрекословного выполнения любых приказов. Это, как правило, осно­вано на манипуляции общественным сознанием, использовании особенно­стей коллективной психологии, в том числе, апеллировании к примитивным инстинктам толпы, чувствами, верованиями, предрассудкам людей, ложным или односторонним пониманием фактических событий. Экс­тремизм тесно связан с радикализмом, поэтому оба эти термина часто упо­требляют как синонимы. Так же как и радикализм, экстремизм подразделя­ют на «левый», «правый», «религиозный», «националистический» и т. д.[6].

Причина и источник экстремизма как общей идеологии крайней непримиримости к инакомыслящим во многом кроется в интеллектуальной и нравственной ограниченности личности, отстаивающей подобные взгляды. Интеллектуальная ограниченность рождает ощущение того, что только Я и мое сообщество являются обладателями абсолютной истины, которая ви­дится закрытой и окончательной («Есть два мнения: мое и неправильное» –типичный девиз низко развитого интеллектуально человека). Чем выше че­ловек поднимается в познании, тем более явно он осознает неисчерпае­мость мира и форм знаний о нем, тем терпимей он относится к «истинам» и теориям оппозиционных сообществ. Высокоразвитый интеллектуально человек склонен к рефлексии, самокритике, анализу «плюсов» и «минусов» предмета внимания. Безапелляционные заявления, нетерпи­мость к критике, нежелание выслушать и неспособность понять оппонента - признаки ограниченного человека, привыкшего подчиняться не разуму, а силе, природным инстинктам выживания. С этих позиций, все «иное» расценивается как угроза своему существованию, доминированию и требует устранения по принципу естественного отбора.

Моральная ограниченность способствует утверждению в человеке гордыни и самооправдания за любые действия. Низко развитый нравственно человек, как правило, всегда доволен собой и видит недостатки исключительно в других. Он привык винить всех за свои неудачи, а недо­статок творческих и интеллектуальных способностей компенсирует грубо­стью, агрессивными выпадами, угрозами, применением насилия[7].

Важнейшей причиной экстремистского, интолерантного, агрессивного отношения выступает психологический барьер «свой-чужой», страх перед непохожим на себя. Формирование установки на агрессию по отношению к ДРУГОМУ происходит в том случае, если человек привык некри­тично относиться к своим взглядам и поступкам, и считает себя несравнимо выше других. Есть две особенности психики человека, которые служат почвой для образования подобных установок. Первая особенность состоит в том, что люди, похожие на нас, кажутся нам привлекательнее, и безопас­нее, тех, кто от нас отличается. Принадлежность к какой-то группе людей придает человеку чувство уверенности и собственной значимости. Объеди­няться люди могут в принципе вокруг любой идеи, даже самой абсурдной. В этом случае «Другие» и «не такие» тоже нужны, но чтобы сильнее по­чувствовать принадлежность к «своим».

Вторая особенность заключается в том, что некоторые люди, сознательно или бессознательно перекладывают ответственность за свою жизнь на кого-то другого («Во всем виноваты евреи, негры, богатые, «враги наро­да» и т.д.) Психологически это срабатывает как способ защиты и самоо­правдания от собственных неудач. Если это состояние дополняется соци­ально-психологической неустойчивостью, то проявления нетерпимости, агрессии, ксенофобии вплоть до экстремизма могут развиваться в еще бо­лее явной степени[8].

По мнению ряда психологов, социально-психологическая устойчивость предполагает устойчивость к многообразию мира, к этническим, культурным, социальным и мировоззренческим различиям. Она выражает­ся через систему социальных установок и ценностных ориентации и, опи­раясь на способность к сохранению нервно-психического равновесия в са­мых разных жизненных ситуациях, в идеале должна сформироваться как нравственный императив зрелой личности. В контексте межличностных отношений психическая неуравновешенность может проявиться и как по­вышенная агрессивность по отношению к окружающим, и как повышенная сензитивность, позволяющая улавливать более тонкие нюансы и полутона взаимодействия. Авторитарность, которую соотносят с интолерантностью, обычно определяется как «психическая тугоподвижность», консерватизм, что связано с определенным типом психологической устойчивости челове­ка[9].

В тоже время значительное число специалистов, полагают, что история цивилизации развивается только благодаря фактору борьбы, конфлик­та социальных групп, что объясняет интолерантное поведение как вполне естественное, даже косвенно сопутствующее прогрессу. Наиболее обстоя­тельно теорию социальных антагонизмов (непримиримых противоречий), как известно, разработали классики марксизма. Несмотря на уход концеп­ции классовой борьбы из отечественной научной литературы, ее традиции во многом продолжили теоретики новой области знания – конфликтоло­гии. Так, по мнению А.Г.Асмолова, дискурс конфликта, как это ни грустно, является главным конструктом сознания XX века[10]. И если в советский пе­риод фактор социального конфликта практически замалчивался, то в постсоветской науке, напротив проблемы конкурентной борьбы, агрессии, девиантности оказались чрезвычайно актуальными.

Психологи со своей стороны тоже подтверждают, что негативные стереотипы и быстрее усваиваются и труднее поддаются изменениям. Получается, что на психологическом уровне агрессия, интолерантность более проста и доступна для понимания, чем миролюбивое отношение, толерант­ность. Английский философ П. Николсон считает, что всякое толерантное отношение с необходимостью включает примирение с некоторым отклоне­нием. Причем субъект должен морально не соглашаться со значимым для него отклонением. Если удается примириться с отклонением, то необходи­мо, с одной стороны, с чем-то расстаться (например, с желанием оскорбить, подавить или вытеснить кого-то) и в то же время, с другой – сохранить приверженность своим собственным убеждениям. Вот эта борь­ба между приверженностью собственным взглядам и признанием позиции и убеждений других определяет толерантность как внутренне напряжен­ную категорию, более сложную для понимания по сравнению с интоле-рантностью. Этот механизм также показывает, что стремление сменить па­радигму конфликта на парадигму толерантности ни в коей мере не означа­ет призыва к благодушию и лицемерному компромиссу[11].

Как отмечает психолог Г. Солдатова, ярким проявлением интолерантности является ксенофобия, как психологическая основа страха перед чужой культурой. «Ксенофобия – неприязнь, враждебность и страх по от­ношению к другим, непохожим на тебя, отдельным людям и целым груп­пам. Ее психологическая функция – защита от других, ее цель – изоляция, либо полная, либо частичная. Ксенофобия – центральный психологический механизм формирования интолерантных установок и предрассудков. Это важная психологическая причина конфликтов и войн, так как она всегда порождает жесткую ответную реакцию. Ксенофобия также удобное орудие манипуляции, которым успешно пользуются националистические движе­ния. В кризисных ситуациях в обществе она приобретает массовый харак­тер и самые различные формы, например, этнофобий (антисемитизм, кавказофобия, русофобия, цыганофобия и др.), религиозных фобий или фобий по отношению к различным социальным группам (например, мигрантофобия)»[12]. Внушает оптимизм то, что как полагают психологи, сегодня такая форма отношений «с другими» в значительной степени утратила свою эт­нологическую и социобиологическую основу. Современное человеческое с большими усилиями подошло к представлению о том, что все человече­ские расы, народы и племена состоят из существ одного вида.

Кроме психологических корней экстремизм тесно связан и с социально-политическими факторами. Проблема интолерантности, ксенофобии непосредственно порождается такими явлениями как волюнтаризм, тота­литаризм. Изучением этого вопроса занимались, в частности, представители Франкфуртской школы философии. Так, теория толерантности как лич­ностного начала была раскрыта в известной концепции «авторитарной личности» Т. Адорно, а также связанных с ней теории Э. Фромма, иссле­довании предрассудков М. Хоркхаймером, подходе М. Рокича к догматиз­му, концепции «одномерного человека» Г. Маркузе.

В работах данного направления, в частности, была показана связь авторитарности с «интолерантностью к неопределенности», которая может служить важным индика­тором нетерпимости на личностном уровне. Также представляет высокий интерес и разработанный в этой традиции богатый арсенал диагностики «авторитарного потенциала» – шкала антисемитизма, шкала этноцентриз­ма, шкала фашизма и др., который часто применяется для диагностики толерантности[13].

Анализ этих исследований позволяет сделать вывод о том, что формирование миролюбия и толерантного сознания возможно только в усло­виях свободы выбора, демократии, гарантии прав человека, ее социальной защищенности. В противном же случае толерантность всегда будет «одно­сторонней», это будет равнодушие сильного по отношению к слабому, и терпимость слабого к сильному, основанная на страхе и угрозе насилия (в тех или иных формах). Правовая защищенность также является важней­шим инструментом, гарантирующим мирное сосуществование между гра­жданами, поскольку именно право выступает первичной формой формиро­вания тех принципов, которые сначала под угрозой наказания, затем – ав­томатически (неосознанно), и, наконец, сознательно начинают проявляться в человеке как его нравственная позиция[14].

Таким образом, мы приходим к выводу о том, что причины роста экстремизма в современном обществе в значительной степени связа­ны со снижением уровня морального сознания граждан, ухудшением каче­ства образования, снижением политической и правовой свободы (при декларировании успешности действий по всем названным направлениям) на фоне усилившейся миграции народов из слабо развитых экономически рес­публик и округов в центры России. Отсутствие четкой системы нравственного и духовного воспитания в учебных заведениях, культ силы и сильной лично­сти, пропагандируемый СМИ, свобода в ее низшем проявлении (как рас­пущенность и потакание низменным инстинктам), политическая и право­вая неграмотность – становятся факторами во многом влияющими на появ­ление новых молодежных экстремистских объединений, рост ксенофобии, агрессии, грубости, насилия, хулиганства, преступности на религиозной, национальной, политической почве.

Решение этих задач – не только мис­сия правоохранительных органов, но и образовательных заведений всех уровней, государственных структур, призванных обеспечивать интеллекту­альное и нравственное развитие личности, гарантировать демократические права, снижать риски, вызванные социальными потрясениями и политиче­скими реформами.

Понятию «экстремизм» Парламентская Ассамблея Совета Европы дала определение еще в 2003 году. Согласно этому определению, «экстремизм — это такая форма политической деятельности, которая прямо или косвенно отвергает принципы парламентской демократии»[15]. В Шанхайской Конвенции о борьбе с терроризмом, сепаратизмом и экстремизмом (Шанхай, 15 июня 2001 года)[16]  экстремизм расценивается как деяние, направленное на насильственный захват власти или насильственное удержание власти, а также на насильственное изменение конституционного строя государства, а равно насильственное посягательство на общественную безопасность, в том числе организация в вышеуказанных целях незаконных вооруженных формирований или участие в них.

Конвенция предусматривает, что Стороны в соответствии с положениями самой Конвенции, другими международными обязательствами, а также с учетом их национального законодательства осуществляют сотрудничество в области предупреждения, выявления и пресечения международного терроризма, сепаратизма и экстремизма, для чего создают центральные компетентные органы, которые, в частности, оказывают друг другу содействие путем обмена информацией, выполнения запросов, оперативно-розыскных мероприятий, разработки и принятия мер для предупреждения и пресечения международного терроризма, сепаратизма и экстремизма.

По вопросам реализации Шанхайской Конвенции 5 июля 2005 г. в г. Астане принята Концепция сотрудничества государств-членов ШОС в борьбе с терроризмом, сепаратизмом и экстремизмом, которая определяет базовые цели и принципы сотрудничества государств в данной области в соответствии с общепризнанными принципами и нормами международного права, что прямо отражено в разд. 1 «Общие положения».

Концепция рассматривает терроризм, сепаратизм и экстремизм как антиправовые явления, которые не могут быть оправданы ни при каких обстоятельствах, независимо от их мотивов, а лица и организации, виновные в совершении таких действий, согласно Конвенции должны быть привлечены к ответственности. Концепция подчеркивает свою приверженность Уставу ООН. В рамках Концепции предусмотрены основные формы сотрудничества государств-членов ШОС по вопросам противодействия международному экстремизму, которые будут базироваться на проведении согласованных профилактических мероприятий, оперативно-розыскных мероприятий и следственных действий, совместных антитеррористических мероприятий, обмене оперативно-розыскной, справочной, криминалистической информацией, создании банков данных и систем связи, оказании правовой помощи и других действиях[17].

В России юридическое определение того, какие действия считаются экстремистскими, содержится в статье 1 Федерального Закона №114-ФЗ «О противодействии экстремистской деятельности»[18]. Новацией данного Закона, в частности, является то, что в нем даны основные понятия экстремистской деятельности и согласно Федеральному закону (ст. 9) запрещено создание объединений, осуществляющих такого рода деятельность.

В соответствии со статьей 1 вышеназванного Федерального закона под экстремистской деятельностью (экстремизмом) понимается деятельность общественных и религиозных объединений, либо иных организаций, либо редакций средств массовой информации, либо физических лиц по планированию, организации, подготовке и совершению действий, направленных на:

• насильственное изменение основ конституционного строя и нарушение целостности Российской Федерации;

• публичное оправдание терроризма и иная террористическая деятельность;

• возбуждение социальной, расовой, национальной или религиозной розни;

• пропаганда исключительности, превосходства либо неполноценности человека по признаку его социальной, расовой, национальной, религиозной или языковой принадлежности или отношения к религии;

• нарушение прав, свобод и законных интересов человека и гражданина в зависимости от его социальной, расовой, национальной, религиозной или языковой принадлежности или отношения к религии;

• воспрепятствование осуществлению гражданами их избирательных прав и права на участие в референдуме или нарушение тайны голосования, соединенные с насилием либо угрозой его применения;

• воспрепятствование законной деятельности государственных органов, органов местного самоуправления, избирательных комиссий, общественных и религиозных объединений или иных организаций, соединенное с насилием либо угрозой его применения;

• совершение преступлений по мотивам, указанным в пункте "е” части первой статьи 63 Уголовного кодекса Российской Федерации;

• пропаганда и публичное демонстрирование нацистской атрибутики или символики либо атрибутики или символики, сходных с нацистской атрибутикой или символикой до степени смешения;

• публичные призывы к осуществлению указанных деяний либо массовое распространение заведомо экстремистских материалов, а равно их изготовление или хранение в целях массового распространения;

• публичное заведомо ложное обвинение лица, замещающего государственную должность Российской Федерации или государственную должность субъекта Российской Федерации, в совершении им в период исполнения своих должностных обязанностей деяний, указанных в настоящей статье и являющихся преступлением;

• организация и подготовка указанных деяний, а также подстрекательство к их осуществлению;

• финансирование указанных деяний либо иное содействие в их организации, подготовке и осуществлении, в том числе путем предоставления учебной, полиграфической и материально-технической базы, телефонной и иных видов связи или оказания информационных услуг.

Федеральным законом даны определения экстремистской организации, экстремистским материалам. Законом также применяются следующие понятия. Экстремистская организация — общественное или религиозное объединение либо иная организация, в отношении которых по основаниям, предусмотренным настоящим Федеральным законом, судом принято вступившее в законную силу решение о ликвидации или запрете деятельности в связи с осуществлением экстремистской деятельности. Под экстремистскими материалами понимаются предназначенные для обнародования документы либо информация на иных носителях, призывающие к осуществлению экстремистской деятельности либо обосновывающие или оправдывающие необходимость осуществления такой деятельности, в том числе труды руководителей национал-социалистской рабочей партии Германии, фашистской партии Италии, публикации, обосновывающие или оправдывающие национальное и (или) расовое превосходство либо оправдывающие практику совершения военных или иных преступлений, направленных на полное или частичное уничтожение какой-либо этнической, социальной, расовой, национальной или религиозной группы[19].

Противодействие экстремистской деятельности основывается на следующих принципах: признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина, а равно законных интересов организаций; законность; гласность; приоритет обеспечения безопасности Российской Федерации; приоритет мер, направленных на предупреждение  экстремистской деятельности; сотрудничество государства с общественными и религиозными объединениями, иными организациями, гражданами в противодействии экстремистской деятельности; неотвратимость наказания за осуществление экстремистской деятельности.

Противодействие экстремистской деятельности осуществляется по следующим основным направлениям: принятие профилактических мер, направленных на предупреждение экстремистской деятельности, в том числе на выявление и последующее устранение причин и условий, способствующих осуществлению экстремистской деятельности; выявление, предупреждение и пресечение экстремистской деятельности общественных и религиозных объединений, иных организаций, физических лиц[20].

Как обоснованно указанно в Федеральном законе, федеральные органы государственной власти, органы государственной власти субъектов Российской Федерации, органы местного самоуправления участвуют в противодействии экстремистской деятельности в пределах своей компетенции.

С этой целью, они в приоритетном порядке осуществляют профилактические, в том числе воспитательные, пропагандистские меры, направленные на предупреждение экстремистской деятельности.

Высказывания должностного лица, а также иного лица, состоящего на государственной или муниципальной службе, о необходимости, допустимости, возможности или желательности осуществления экстремистской деятельности, сделанные публично, либо при исполнении должностных обязанностей, либо с указанием занимаемой должности, а равно непринятие должностным лицом в соответствии с его компетенцией мер по пресечению экстремистской деятельности влечет за собой установленную законодательством Российской Федерации ответственность. Соответствующие государственные органы и вышестоящие должностные лица обязаны незамедлительно принять необходимые меры по привлечению к ответственности лиц, допустивших действия, указанные в части первой настоящей статьи.

За осуществление экстремистской деятельности граждане Российской Федерации, иностранные граждане и лица без гражданства несут уголовную, административную и гражданско-правовую ответственность в установленном законодательством Российской Федерации порядке. В целях обеспечения государственной и общественной безопасности по основаниям и в порядке, которые предусмотрены федеральным законом, лицу, участвовавшему в осуществлении экстремистской деятельности, по решению суда может быть ограничен доступ к государственной и муниципальной службе, военной службе по контракту и службе в правоохранительных органах, а также к работе в образовательных учреждениях и занятию частной детективной и охранной деятельностью.

В случае, если руководитель или член руководящего органа общественного или религиозного объединения либо иной организации делает публичное заявление, призывающее к осуществлению экстремистской деятельности, без указания на то, что это его личное мнение, а равно в случае вступления в законную силу в отношении такого лица приговора суда за преступление экстремистской направленности соответствующие общественное или религиозное объединение либо иная организация обязаны в течение пяти дней со дня, когда указанное заявление было сделано, публично заявить о своем несогласии с высказываниями или действиями такого лица. Если соответствующие общественное или религиозное объединение, либо иная организация такого публичного заявления не сделает, это может рассматриваться как факт, свидетельствующий о наличии в их деятельности признаков экстремизма[21].

На территории Российской Федерации запрещается деятельность общественных и религиозных объединений, иных некоммерческих организаций иностранных государств и их структурных подразделений, деятельность которых признана экстремистской в соответствии с международно-правовыми актами и федеральным законодательством. Запрет деятельности иностранной некоммерческой неправительственной организации влечет за собой:

а) аннулирование государственной аккредитации и регистрации в порядке, установленном законодательством Российской Федерации;

б) запрет пребывания на территории Российской Федерации иностранных граждан и лиц без гражданства в качестве представителей данной организации;

в) запрет на ведение любой хозяйственной и иной деятельности на территории Российской Федерации;

г) запрет публикации в средствах массовой информации любых материалов от имени запрещенной организации;

д) запрет распространения на территории Российской Федерации материалов запрещенной организации, а равно иной информационной продукции, содержащей материалы данной организации;

е) запрет на проведение любых массовых акций и публичных мероприятий, а равно участие в массовых акциях и публичных мероприятиях в качестве представителя запрещенной организации (или ее официальных представителей);

ж) запрет на создание ее организаций — правопреемников в любой организационно — правовой форме. После вступления в силу решения суда о запрете деятельности иностранной некоммерческой неправительственной организации уполномоченный государственный орган Российской Федерации обязан в десятидневный срок уведомить дипломатическое представительство или консульское учреждение соответствующего иностранного государства в Российской Федерации о запрете деятельности на территории Российской Федерации данной организации, причинах запрета, а также о последствиях, связанных с запретом[22].

Российская Федерация в соответствии с международными договорами Российской Федерации сотрудничает в области борьбы с экстремизмом с иностранными государствами, их правоохранительными органами и специальными службами, а также с международными организациями, осуществляющими борьбу с экстремизмом.

В тоже время необходимо в зависимости от сферы проявления различать  отдельные виды экстремиз­ма. К ним, по нашему мнению, могут быть отнесены следующие.

В сфере политических отношений можно выделить политический экстремизм – крайние взгляды в отношении политической системы, формы правления государ­ства, формы государственного устройства и политического режима, пропаганда насильственных или агрессивных (основанных на страхе и подчинению силе) способов установления власти, вплоть до политического террора; непримиримость, бескомпромиссность к иным политическим партиям и позиции оппонентов. Политический экстремизм проявляется в незаконной деятельности политических партий и движений, а также должностных лиц и рядовых граждан, направленных на насильственное изменение существующего государственного строя, уничтожение существующих государственных структур и установление диктатуры тоталитарного порядка, разжигание национальной и социальной вражды.


 [1] Краснов М.А. Политический экстремизм как угроза государственности // В кн.: Россия в третьем тысячелетии. – М., ИМПЭ, 2001. – C. 3-6 и др.

[2] Узденов Р.М. Понятие экстремизма (историографический аспект) // Социально-психологические, экономические и юридические проблемы развития современного общества в России: Материалы V научно-практической конференции профессорско-преподавательского состава (24-25 марта 2005). – Ставрополь: Ставропольский филиал Московского гуманитарно-экономического института, 2005.

[3] См.: Постановление Правительства РФ от 25.08.2001 № 629 «О Федеральной целевой программе «Формирование установок толерантного сознания и профилактика экстремизма в российском обществе» (2001-2005 гг.) (ред. от 06.09.2004, с изм. от 19.11.2004) //Собрание законодательства Российской Федерации. 2001. № 36. Ст. 7577.

[4] См.: Законодательное регулирование противодействия религиозному экстремизму: российский и зарубежный опыт //Аналитический вестник. Вып. 15. – М., 2004 /www. duma.gov.ru

[5] Материалы конференции «Политический экстремизм в Российской Федерации и конституционные меры борьбы с ним». – М., 1998.

[6] Павлинов А.В. Экстремизм в России: проблемы противодействия // Законность. 2003. № 11.

[7] Кожевникова Г.А. Радикальный национализм в России: проявления и противодействие. Обзор событий 2004-2008гг. //http://www.xeno.sova-center.ru/

[8] Кулаков В.В. Экстремизм и религия // Объединенный научный журнал. 2006. № 15 (29).

[9] Асмолов А.Г. Толерантность как культура XXI века // Толерантность: объединяем усилия. – М.: Летний Сад, 2002.

[10] Асмолов А.Г. Психология личности: принципы общепсихологического анализа. — М.: «Смысл», ИЦ «Академия», 2002.

[11] Баева Л.В. Экстремизм и формы проявления [Текст] / Л. В. Баева // Каспийский регион: политика, экономика, культура. 2008. № 3 (16). – С. 21–26.

[12] Солдатова Г.В. Психология межэтнической напряженности. – М.: Смысл, 1998.

[13] Баева Л.В. Экстремизм и формы проявления [Текст] / Л. В. Баева // Каспийский регион: политика, экономика, культура. 2008. № 3 (16). – С. 21–26.

[14] Солдатова Г.У. Практическая психология толерантности, или как сделать так, чтобы зазвучали лучшие струны человеческой души // Век толерантности. № 6. URL: http://www.tolerance.ru

[15] Руководящие принципы судебной практики, относящиеся к Европейской конвенции о защите прав и основных свобод. Судебная практика с 1960 по 2002 г . – СПб., 2004.

[16] См.: Шанхайская конвенция о борьбе с терроризмом, сепаратизмом и экстремизмом (Заключена в г. Шанхае 15.06.2001) //Собрание законодательства Российской Федерации. 2003. № 41. Ст. 3947.

[17] См. подроб.: Каширкина А.А. Международно-правовое сотрудничество государств в борьбе с экстремизмом //Журнал российского права. 2007. № 12. – С. 16-21.

[18] Федеральный закон «О противодействии экстремистской деятельности» от 25 июля 2002 г.  114-ФЗ (в ред. от 24.07.2007 № 211-ФЗ) //Собрание законодательства Российской Федерации. 2002. № 30. Ст. 3031.

[19] Федеральный закон «О противодействии экстремистской деятельности» от 25 июля 2002 г.  114-ФЗ (в ред. от 24.07.2007 № 211-ФЗ) //Собрание законодательства Российской Федерации. 2002. № 30. Ст. 3031.

[20] Ростокинский А.В. Современный экстремизм: криминологические и уголовно-правовые проблемы квалификации и противодействия. — Саратов: Изд-во «Научная книга», 2007.

[21] Бурковская В.А. Криминальный религиозный экстремизм: уголовно-правовые и криминологические основы противодействия:  дис. … докт.юрид.наук. – М., 2006. 

[22] Ростокинский А.В. Современный экстремизм: криминологические и уголовно-правовые проблемы квалификации и противодействия. — Саратов: Изд-во «Научная книга». 2007.

Категория: Правоохранительная деятельность | Добавил: x5443x (01.01.2013)
Просмотров: 4171 | Теги: экстремизм | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
...




Copyright MyCorp © 2016