Пятница, 02.12.2016, 22:50
Высшее образование
Приветствую Вас Гость | RSS
Поиск по сайту


Главная » Статьи » Образование. Научная деятельность

ДУХОВНО-ОНТОЛОГИЧЕСКИЙ ПОДХОД К ДЕФОРМАЦИИ ЛИЧНОСТИ УЧИТЕЛЯ В КОНТЕКСТЕ ТЕОРИИ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ИДЕНТИЧНОСТИ РАБОТНИКА

Т.И.Власова, С.М.Мурзина

ДУХОВНО-ОНТОЛОГИЧЕСКИЙ ПОДХОД К ДЕФОРМАЦИИ ЛИЧНОСТИ УЧИТЕЛЯ В КОНТЕКСТЕ ТЕОРИИ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ИДЕНТИЧНОСТИ РАБОТНИКА

Представлена новая онтология в качестве методологии изучения актуальных педагогических проблем, что позволило обосновать модель бытия (экзистенции) человека, включающую духовность и субстанциональное триединство в том числе. По зарубежным источникам раскрыто содержание теории экономической идентификации, что стало основой для определения деформаций личности учителя и их преодоления в рамках духовно-онтологического подхода.

Ключевые слова: бытие, экзистенция, духовность, субстанциональное триединство, духовно-онтологический подход, экономическая идентичность, профессия, личность учителя, деформация личности.

 

На рубеже веков, на фоне острого кризиса гуманитарных наук [5] возникла потребность в обновлении методологических подходов к изучению актуальных проблем бытия человека, в том числе и образовательных, о чем неоднократно писали и зарубежные, и отечественные учёные (Ф. Фукуяма; В.И. Слободчиков; Е.В. Бондаревская; В.М. Розин и др.) [11; 12; 13]. Так, В.И. Слободчиков обосновал онтологию в качестве способа существования субъективности человека, проявляющейся в сознании как самосознание, в общности людей - как самобытность, в деятельности - как самодеятельность, и сделал вывод, что педагог становится «фундаментальным онтологическим основанием обретения растущим человеком собственной человечности» [12, c. 26-28]. Академик РАО Е.В. Бондаревская отмечает в своих работах, что методологическая ориентация на антропологическую картину мира и соответствующую ей онтологическую интерпретацию процесса воспитания обеспечивает педагогическую практику соответствующими методами и технологиями. Другими учёными были обоснованы теории и различные модели воспитания на основе философско-антропологической (Л.М. Лузина), экзистенциальной (Т.И. Власова), субъектно-онтологической (н.М. Борытко) методологий, что в совокупности позволило конкретизировать педагогические исследования, в практике значительно расширить границы мировоззренческого плюрализма [8; 3; 2].

В то же время оптимистические ожидания, связанные с демократическими реформами во всех сферах жизнедеятельности российских людей, с одной стороны, не получили полноценного наполнения, с другой - показали их содержательную иллюзорность. С начала XXI в. констатируется полномасштабное обнищание населения (экономическая сфера), что напрямую связано с профессиональными неудачами, семейными трагедиями, воспитательными издержками на всех ступенях образования. Решение данных проблем требует инновационных подходов к определению «бытия» современных учителей, как минимум, что предопределило направление настоящего исследования. Влияет ли и каким образом экономическая идентичность учителя на его профессиональную компетентность, личностную самореализацию и прочие вопросы?

Нам представляется, что формирование новой онтологии должно происходить с учётом идей Э. Гуссерля, Н. Гартмана, М. Хайдеггера, базироваться на смысловом конструировании «бытия», включении его в качестве базовой категории при изучении педагогических проблем [6; 7; 14]. Учёные считали, что наряду с различными историко-локальными характеристиками мира последнему присущи такие свойства, как статика и динамика, пространство и время, структурно-системная организация. При этом достижения физики в конце XX в. (синергетические закономерности) добавили в перечисленный ряд эффекты взаимодействия ненаблюдаемых объектов. Это позволило рассматривать «бытие» в трёх формах (объективной, субъективной и объединяющей предыдущие две формы) - человеческой форме, в которой и происходит реальное сочетание их в качестве БЫТИЯ (мира - существования - экзистенции), добавляя к его характеристикам изменчивость и субстанциональное триединство [4]. При этом многовариативность и причудливость бытия фиксируются оформленными и бесформенными феноменами (синергетический эффект), что требует инновационного методологического подхода, который нами обнаруживается в пространстве духовности человека. Изменчивость проявляется в объектно-субъектном «неоформленном» существовании, поскольку происходит постоянное движение в пространстве и времени, а субстанциональное триединство - в вере в Бога или интенции человека к абсолютным ценностям и обнаруживается всё в том же пространстве и времени, как показано на рисунке.

Теоретическое обоснование подтверждает возможность опоры на духовно-онтологический подход к изучению педагогических проблем, в частности проблемы деформации личности учителя в контексте теории экономической идентичности работника.

 

Синергетическая модель бытия человека

Этот вывод подтверждается моделью человека «homo economicus», в которой актуализировано иррациональное начало в рамках профессиональной деятельности. В работе «Экономика дискриминации» Г. Беккера представлено многообразие реалистических предпочтений человека, таких как дискриминация, забота о детях, альтруизм и др. [17]. В рамках теории экономической идентичности становится очевидным, что учитель обладает, как и другие люди в своих профессиях, когнитивными предубеждениями, которые предопределяются их субстанциональностью, что влияет, в свою очередь, на выбор стратегии и тактики профессионального поведения. Появление так называемых «экономических» мужчин и женщин соотносится с социальными нормами- категориями, именно теми, которые являются для конкретного общества универсальными. Таким образом, появляется возможность обучения, и в конкретно-историческом пространстве-времени люди могут учить друг друга.

J.B. Davis указывает, что идентичность, нормы и социальные категории могут быть выражены в абстрактных понятиях, которые бывают особенно понятны, когда люди описывают идеал - кем они должны быть и как они должны поступать. В профессиональной сфере это образ идеального работника, например, это специалист с выдающимися характеристиками и поведением, что увязывается с конкретной социальной категорией [18]. Взаимосвязь между экономическими характеристиками норм и идентичностью особенно важна в современном неравновесном бытии - экзистенции человека. Согласно теории Р. Оксоби, люди нуждаются в нормах, чтобы психологически адаптироваться к неблагоприятным условиям среды [19]. При этом нормы должны и могут развиваться для того, чтобы поддерживать чувство принадлежности к профессии, как минимум.

Р. Акерлоф предложил следующее решение данной проблемы: люди, как правило, хотят, чтобы их убеждения получали подтверждение. С этой целью они вступают в различные полезные взаимоотношения, что приводит к возникновению групп, норм и идентичности. Идентичность человека определяет то, кем мы являемся, - это наши социальные категории [1]. В его работе внимание сосредоточено на изучении влияния таких категорий, как ЖИЕ НАУКИ  «инсайдеры» и «аутсайдеры», на тип идентичности и поведение в сфере образования. Понятия идентичности и норм и их зависимость от социальных категорий универсальны. Идентичность может описывать взаимодействия в настоящий момент, в течение дня, на протяжении нескольких лет, в течение всей жизни либо на протяжении жизни поколений. Таким образом, человек как профессионал развивается в контексте трудовой деятельности и под ее влиянием на протяжении всей своей жизни.

Экономика идентичности не совпадает по объему с так называемой «декларируемой идентичностью», т.е. субъективно оцениваемым экономическим статусом, т.к. она предполагает оценивание, переживание и сравнение своей тождественности с конкретной социально-экономической группой, определенность которой зависит от содержания экономических представлений человека и степени их дифференцированности. Это означает, что субъективный экономический статус является когнитивным компонентом экономической идентичности. Совпадение понятий «экономическая идентичность» и «субъективный экономический статус» может приводить к не вполне правомерному расширительному толкованию последнего в виде экономико- психологического феномена, включающего социальные представления о себе как экономическом субъекте, переживание своей принадлежности к определенной имущественной группе и идентификацию с ней.

Данная категория опирается не только на оценку человеком своего реального благосостояния, но и во многом на ожидаемый его уровень в соответствии с экономическими притязаниями личности. Именно поэтому экономическая идентичность и порождает меру удовлетворенности человека своим реальным материальным положением. Отнесенность его к определенной социально-экономической группе служит своеобразной точкой отсчета системы субъективных экономических (имущественных) критериев. В соответствии с последними и происходит оценка индивидом своего благосостояния. Удовлетворенность материальным благосостоянием становится индикатором аффективного компонента экономической идентичности наряду с другими переживаниями личности, вызванными ее принадлежностью к определенной профессиональной группе. Поэтому оценка материального благосостояния и удовлетворенность им довольно часто не совпадают, но сосуществуют одновременно в сознании субъекта.

Экономическая идентичность - это не только осознание своей тождественности с группой, но и ее оценка, значимость членства в ней, предполагающие наличие определенных чувств: позитивных - гордость, самоуважение или противоположных - обида, страх, униженность, ущемленность. Модальность субъективного отношения зависит от степени удовлетворенности насущных материальных, социальных и духовных потребностей личности и ее социального статуса.

Особенностью экономической идентичности является ее опережающая реальную картину экономического благосостояния личности экономическая направленность. Это связано с экономическими ожиданиями и притязаниями личности. Следовательно, при анализе личности учителя целесообразно включить компендиум «экономическая идентичность» в качестве одного из компонентов профессионального поведения, в том числе и его деформаций, которые были изучены автором данной статьи [9].

В настоящей статье нами уточняются позиции деформации личности учителя с учётом теории экономической идентичности работника. Так, в процессе профессионального становления личности как субъекта труда на нее оказывают влияние специфические особенности трудовой деятельности, а также проблема самоидентификации. Психологические основы экономики идентичности были заложены в научных трудах Э. Эриксона. В рамках его концепции учитывается роль человека в управлении своей личной идентичностью. В развитие данной концепции психолог Дж. Марсиа провел исследования предпосылок и последствий формирования идентичности. Он выделил четыре статуса эго-идентичности: 1) диффузия идентичности; 2) предрешенность; 3) мораторий; 4) достижение идентичности. Эти состояния зависят от профессиональной деятельности и идеологии. Принятие обязательств предполагает принятие твердых решений относительно выбора профессии и идеологии, а также выработку целевых стратегий для реализации принятых решений. Если человек идентифицирует себя в рамках той профессии, которой он занимается, то эффективность труда, его полезность будут гораздо выше. Идентичность как аспект мотивации поможет снять профессиональное напряжение, внутренний конфликт (Э. Эриксон) [15].

В отечественной науке данной проблематикой занимался В.А. Ядов. Он рассматривал вопрос о самоидентификации как «определение того, какое сообщество индивид принимает как свой социум, где границы этого сообщества и как оно связано с другими, какова его собственная позиция в этих взаимосвязях». При этом была предложена интерпретация идентичности как осознания, переживания своей принадлежности к профессиональной общности [16]. Важно подчеркнуть, что В.А. Ядов рассматривает профессиональное поведение через стратегию построения «мы- идентичностей». Базисной социальной функцией идентификации является включение в систему социальных взаимосвязей через общности и группы, которые обеспечивают защиту жизненных интересов индивида и его потребностей в самосохранении, развитии и самовыражении. При этом функциональная идентичность не противоречит идеальной в тех случаях, когда достижение личного интереса в определенной ситуации совпадает с идеальной идентичностью профессиональной группы. Данные результаты исследований о тенденциях формирования новой социальной идентичности демонстрируют, что резкие изменения в политике и экономике России приводят к масштабным психологическим катастрофам, прерывающим привычные профессиональные отношения, дестабилизирующим структуры. Экономико-политические и социальные изменения затрагивают профессиональную сферу, поскольку касаются большого количества людей, что неизбежно приводит к развитию масштабных социогенных профессиональных кризисов.

Суть кризиса идентичности В.А. Ядов видит в разрушении прежних оснований солидаризации, обособлении групповых интересов и отсутствии силы, способной создать условия для их согласования. Основной характеристикой идентичности становятся ее неустойчивость и хаотическая смена самоидентификаций [16], что характерно для рассматриваемой нами профессиональной группы. С начала XXI в. все большую актуальность приобретает проблема профессиональной идентификации. В рамках педагогической среды такая постановка вопроса своевременна из-за ценностно-нормативной трансформации современных преподавателей, профессиональная идентификация которых реализуется в новом экзистенциальном пространстве.

Таким образом, идентичность может способствовать коллективным действиям, мотивируя экономических агентов на соучастие в делах той профессиональной группы, к которой они себя относят. Чем сильнее социальные связи в сообществе и устойчивее соответствующая идентичность, тем больше ресурсов можно мобилизовать в случае необходимости с минимальными транзакционными издержками.

Идентичность учителя напрямую связана с представлением о нем как о высококвалифицированном, компетентном специалисте, преодолевающем разноуровневые профессиональные деформации. Однако недостаточно осознанное представление учителя о компетентности, непонимание опасностей профессии могут привести к возникновению деформаций.

Деформации как дефицит компетентности представляют собой процесс и результат изменения сущностных характеристик личности учителя, которые ведут к упрощению профессиональной деятельности, профессионального общения, образа профессии и себя в ней, структурно базируясь на его атрибутивных характеристиках. Актуальными особенностями деформаций учителя являются: информационная и когнитивная некомпетентность, коммуникативная, социальная и личностная некомпетентность в области саморазвития, адаптации и стагнации. И если саморазвитие позволяет постоянно самосовершенствоваться, адаптация - реагировать на модернизационные процессы, то стагнация возникает тогда, когда учитель существует за счет эксплуатации старых моделей поведения в процессе профессиональной деятельности.

К этому целесообразно добавить «экономическую идентичность», которая, как правило, становится содержательной основой субстанциональной некомпетентности учителя, поскольку профессия педагога является одной из наиболее деформирующих личность человека, приводя к неврозам всех субъектов образования.

Не останавливаясь подробно на причинах возникновения деформаций личности учителя [10], следует обозначить модели их преодоления:
- андрагогическая - профилактика онтогенетических изменений учителей на основе поддержки их научно-творческой деятельности;
- рефлексивная - коррекция деятельности учителей на основе осознания ими их реальной (актуальной) экономической идентичности;
- экзистенциальная - поддержка субстанционального триединства бытия учителей на основе развития духовной интенции в профессии.

Таким образом, духовно-онтологический подход имеет гносеологический потенциал для исследования деформаций учителей, их преодоления и решения насущных образовательных проблем. Инновационным компонентом в данном процессе является «экономическая идентичность»; её декодирование и осознание ее положительных или отрицательных воздействий позволят повысить спрос на профессию учителя в целом и на педагогическое образование в частности.

Ссписок литературы

1. Акерлоф Дж. А., Крэнтон Р. Е. Экономика идентичности. Как наши идеалы и социальные нормы определяют, кем мы работаем, сколько зарабатываем и насколько несчастны. М.: Карьера Пресс, 2011.
2. Борытко Н.М. Теория и практика становления профессиональной позиции педагога- воспитателя в системе непрерывного образования: дис. ... д-ра пед. наук : 13.00.08. Волгоград, 2001.
3. Власова Т.И. Теоретико-методологические основы и практика воспитания духовности современных школьников: автореф. дис. ... д-ра пед. наук: 13.00.06. Ростов н/Д., 1999.
4. Власова Т.И. «Субъективная духовность» как предмет отечественного психологического дискурса // Известия Южного федерального университета. Сер.: Пед. науки. 2009. № 6. С. 22-33.
5. Власова Т.И., Мурзина С.М. Духовно ориентированный подход к изучению гуманитарных проблем современной цивилизации // Известия Южного федерального университета. Сер.: Пед. науки. 2011. № 1. С. 31-37.
6. Гуссерль Э. Кризис европейского человечества и философия. М.: Изд. дом «Харвест»: АСТ, 2000.
7. Гартман Н. Старая и новая онтология / пер. Д. Мироновой // Историко-философский ежегодник. 1988. М.: Наука, 1988. С. 320-324.
8. Лузина Л.М. Философско-антропологический подход в современной методологии воспитания : дис. ... д-ра пед. наук в форме науч. докл. : 13.00.01. СПб., 1998.
9. Мурзина С.М. Научно-теоретические основы изучения деформаций профессионально-личностных компетентностей учителей в контексте андрагогики: монография / науч. ред. Т.И. Власова. Ростов н/Д.: Изд-во РОИ ПК и ПРО, 2010.
10. Мурзина С.М. Педагогические условия преодоления деформаций профессионально-личностных компетентностей учителей в процессе повышения квалификации: дис. ... канд. пед. наук : 13.00.08. Краснодар, 2012.
11. Розин В.М., Блюхер Ф.Н., Павлов К.А. Наука. От методологии к онтологии. М.: Ин-т философии РАН, 2009.
12. Слободчиков В.И. Очерки психологии образования. Биробиджан: Изд-во ББГПИ, 2005.
13. Фукуяма Ф. Великий разрыв / пер. с англ. под общ. ред. А.В. Александровой. М.: АСТ, 2003.
14. Хайдеггер М. Время и бытие: ст. и вы- ступл. / сост., пер. с нем. и коммент. В. В. Бибихи- на. М.: Республика, 1993.
15. Эриксон Э.Г. Детство и общество / пер. с англ. и науч. ред. А. А. Алексеев. СПб.: Летний сад, 2011.
16. Ядов В.А. Саморегуляция и прогнозирование социального поведения личности: диспозиционная концепция. М.: ЦСПиМ, 2013.
17. Gary S. Becker Encyclopedia Britannica Online. URL: http://www.britannica.com/.
18. Davis J. B. Individuals and Identity in Economics. N. Y.: Cambridge University Press, 2011.
19. Oxoby Robert J. Cognitive Dissonance, Status and Growth of the Underclass // Economic Journal.
2004. № 114 (498): P. 727-49.

Известия Волгоградского государственного педагогического университета №1 (105) 2016

Категория: Образование. Научная деятельность | Добавил: x5443 (14.07.2016)
Просмотров: 56 | Теги: экзистенция | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
...




Copyright MyCorp © 2016