Суббота, 18.11.2017, 05:40
Высшее образование
Приветствую Вас Гость | RSS
Поиск по сайту



Главная » Статьи » Культура. Общество. Психология

ДРЕВНЯЯ РУСЬ ГЛАЗАМИ ПСИХОЛОГА: О ТВОРЧЕСКОМ НАСЛЕДИИ М.В. СОКОЛОВА

ДРЕВНЯЯ РУСЬ ГЛАЗАМИ ПСИХОЛОГА: О ТВОРЧЕСКОМ НАСЛЕДИИ М.В. СОКОЛОВА

О.В. Клыпа

Возможно, у читателей этой статьи вызовет недоумение ее название — «Древняя Русь глазами психолога». Мы привыкли, что историю Древней Руси принято рассматривать с политической, экономической, культурной, педагогической позиций. Я же отважусь посмотреть на Древнюю Русь с позиции психолога М.В. Соколова, посвятившего свою монографию изучению предыстории русской психологической мысли, которая начала складываться уже в древней и средневековой Руси ХI—ХIII вв.

Интерес к этой проблеме обусловлен тем, что во всех отечественных учебниках по истории психологии (А.Н. Ждан, Т.Д. Марцинковская, В.А. Якунин, М.Г. Ярошевский) анализ возникновения и развития психологических знаний начинается с античной эпохи. Истории античной и западноевропейской средневековой психологии посвящены сотни книг. Вместе с тем в этих же учебниках анализ развития психологической мысли в России начинается либо с XVIII в. (А.Н. Ждан, 2007), либо с ХIХ в. (Т.Д. Марцинковская, 2008). В исследованиях Б.Г. Ананьева, Е.А. Будиловой, А.А. Никольской, А.В. Петровского, А.А. Смирнова вопросы истории отечественной психологии также охватывают дореволюционный или советский периоды. Отсюда и интерес к забытой, ни разу не переиздававшейся с 1963 г. книге М.В. Соколова «Очерки истории психологических воззрений в России в ХI—ХVIII вв.». Исследование, проведенное М.В. Соколовым, столь значительно, что вполне может стать предметом специального рассмотрения. Его труд является уникальным и, несомненно, значимым для отечественной истории психологии. Являясь новатором в этой области исследований, М.В. Соколов раскрывает некоторые наиболее характерные и яркие моменты в истории развития русской психологической мысли. Будучи выпускником Московской духовной семинарии, а позже историко-филологического факультета Московского императорского университета М.В. Соколов активно цитировал в качестве подтверждения самобытной русской психологической мысли древнерусскую, философско-религиозную литературу, осуществляя ее перевод на современный русский язык, что свидетельствует о его талантливости, широте кругозора и разносторонности знаний. В центре внимания автора - аргументированное доказательство того, что отечественная психология имеет давнее прошлое, которое должно восприниматься как непосредственная составная часть отечественной науки, ее начальный этап развития. М.В.Соколов был убежден, что отечественная психологическая мысль уходит своими корнями далеко в глубь веков, поскольку в литературных памятниках уже XI—XII вв. встречаются психологические суждения, частично базирующиеся на достижениях античной и эллинистической научной мысли. А это, несомненно, является «показателем того, что в указанное время уже сложился вкус к философско-психологическим проблемам и что последние не были для древнерусского образованного человека чем-то внешним и наносным, а органически входили в его собственное мышление» [Соколов, 1963, с. 14].

Впервые в отечественной науке М.В. Соколовым была предпринята попытка проанализировать отдельные древнерусские произведения, распространенные на Руси в ХI—ХIII вв. с позиции психолога. Это сочинения Иоанна Дамаскина, Иоанна экзарха Болгарского, «Изборники» Святослава, сборники «Пчела» и «Толковая Палея», «Послание киевского митрополита Никифора Владимиру Мономаху», «Послание, написанное Климентом митрополитом русским, Фоме прозвитеру, истолковано Афанасием мнихом», «Притча о человеческой душе и о теле» Кирилла Туровского. Анализ этих работ представляет собой историко-научную рефлексию и позволяет осмыслить, оценить и учесть опыт, накопленный веками. Цитируя указанные произведения, М.В. Соколов демонстрирует ту область психологических знаний, которую могли воспринять наиболее образованные слои древнерусской Руси.

Через произведения И. Дамаскина древнерусский читатель знакомился с идеями философов и богословов о природе, сущности человека и его предназначении, ссылаясь на античных философов. Душа, с позиции И. Дамаскина, рассматривалась, с одной стороны, как абстрактная категория (душа - это дух, стоящий над материальной природой и отделенный от нее глубочайшей пропастью), с другой стороны, как материальное явление, соединенное с телом. М.В. Соколов также анализировал представления И. Дамаскина о двух способах познания (одного из центральных вопросов психологии): чувственного и рационального. Обоб¬щая основные идеи И. Дамаскина, психолог отмечает, что благодаря его сочинениям в сознание образованного населения Киевской Руси «вошла большая совокупность идей, понятий, терминов, касающихся вопросов психологии» [Соколов, 1963, с. 46].

Произведение Иоанна экзарха болгарского «Шестоднев», получившее распространение на Руси в ХI в., М.В. Соколов рассматривает как аналог энциклопедии, содержащей материал, касающейся природы человека и его психики. Центральное место в его произведении отводится рассмотрению вопроса о природе человека и особенностях его душевно-телесной организации. Тематика та же, что и у И. Дамаскина, однако трактовка несколько иная: Иоанн экзарх полемизируя с античными философами, критиковал их космогонические теории материалистического и полуматериалистического характера (учение об изначальности материального мира). Он настаивал на божественном сотворении мира. По этому поводу М.В. Соколов отмечает, что учение Иоанна экзарха «драгоценно для нас в том отношении, что оно позволяет заключить о факте борьбы материализма и идеализма по вопросам психологии уже в древнейший период нашей истории. Столкновение взаимоисключающих мнений по этим вопросам, очевидно, происходило и в условиях Киевской Руси, где книга, Иоанна экзарха была встречена с интересом и еще долго находила своего усердного читателя» [Соколов, 1963, с. 52].

Анализ работы экзарха позволил М.В. Соколову сделать вывод о том, что «русский читатель не только обогащался более или менее правильными сведениями, например, об органах чувств, их функциях, связи с головным мозгом и пр., но и знакомился с разными мнениями по вопросу о сущности психического и отношения его к физиологическому... Церковные авторы, пользовавшиеся в ряде случаев достижениями античной науки и вынужденные иногда считаться с фактами жизненного опыта, не были вполне последовательны в проведении своей идеалистической линии, и их стихийные отступления от этой линии в свою очередь могли служить пищей для критически настроенных читателей» [Соколов, 1963, с. 71].

Далее М.В. Соколов анализирует сборники-хрестоматии, содержащие некоторые психологические воззрения: «Изборники» Святослава и «Пчела». В этих сборниках по-прежнему рассматривается сущность человека, представленная соединением двух субстанций, - души и тела. Душа, как высшее начало в человеке, сообщает жизнь телу. Тело и его органы служат тем инструментом, посредством которого приводятся в исполнение идеи, рождающиеся в душе. Душа и тело сливаются воедино. Человек представляет собой нечто «третье» по отношению к составляющим его двум субстанциям. «Можно предположить, - указывает М.В. Соколов, - что древний писатель делает невиданный скачок вперед, признавая един¬ство и целостность человеческого существа, преодолевая дуализм в понимании природы человека». Однако он предостерегает от такого вывода: дуалистическое понимание природы человека по-прежнему сохранятся в работах древних авторов. Тем не менее, несмотря на то, что содержание статей, касающихся природы души, носят в «Изборниках» преимущественно церковно-догматический характер, в «Изборнике 1076 г.» появляются отдельные статьи, представляющие собой некоторое отступление от чисто религиозной трактовки души. В них, например, подчеркивается мысль о том, что высокие качества личности не даются от Бога в готовом виде, а представляют собой результат личных усилий человека, его постоянной и упорной работы над собой, а также зависят от воспитания и живого примера.

В «Пчеле» вопросы психологии привлекают к себе особое внимание. Ряд входящих в состав «Пчелы» статей специально посвящен этим вопросам: «Слово о душе», «Слово о мудрости», «Слово о памяти», «Слово о вольном и невольном», «Слово о ярости и гневе» и др. М.В. Соколов указывает, что в понятие «душа» автор «Пчелы» включал представление о непрестанной борьбе в человеке двух начал - духовного и телесного. В своих рассуждениях о духовной жизни человека он отходит от церковной догматики, опираясь на житейские наблюдения и здравый смысл. В связи с этим М.В. Соколов подчеркивает, что «влияние опыта в ту эпоху ограничивало роль церковной книжности как источника психологических знаний» [Соколов, 1963, с. 88], жизненный опыт и наблюдения раздвигали «рамки специфически церковного понимания сущности психической жизни» [Соколов, 1963, с. 91].

Анализируя древнерусский литературный памятник «Толковая Палея», М.В. Соколов отмечает, что в этом произведении аккумулировались присущие тому времени взгляды на природу человека. В антропологической части «Толковой Палеи», по мнению ученого, автор исходил из резко подчеркнутого дуализма души и тела: душа бесплотна и нетленна, не может быть воспринята органами чувств, устремлена в небесную высоту; тело - тленно, осязаемо и к земле притянуто. Между телом и душой непрерывно происходит борьба. Если душа действует в тесном содружестве с умом, то вместе они подчиняют себе «телесный сосуд». Тело может также поработить душу и ум. Признавая божественное происхождение человеческой души, автор «Толковой Палеи» не обожествлял душу, поскольку душа человека - это дух низшего ранга по сравнению всесовершенным божеством. Одним из основных свойств человеческой души автор произведения считал свободу воли. Он противоречиво подходил к вопросу о природе ума: с одной стороны, ум составляет необходимый атрибут души и, следовательно, обладает одинаковой с ней природой, т. е. принадлежит к нематериальному миру, с другой стороны, деятельность ума осуществляется посредством нервов, «жил», соединяющих мозг с периферийными органами восприятия. Органами души («телесный храм»), как считает автор, являются мозг и сердце, которые связаны с такими функция¬ми, как ум (синоним мозга) и желания, влечения, эмоциональные реакции (синоним сердца). Наилучшей организацией душевной жизни является согласие между ними. Нарушение или повреждение целостности каждого из органов души ведет к прекращению душевной жиз¬ни. Чрезвычайно интересно в «Толковой Палее» рассматривались вопросы эмбриологии человека (как с физиологической, так и моральной точки зрения), описывался процесс возрастного развития, обсуждалась мысль об индивидуальных психологических особенностях людей, прослеживалась идея взаимного соответствия конституции тела и характера человека. М.В. Соколов в очередной раз в качестве аргумента приводит множество цитат из анализируемого произведения. И вновь М.В. Соколов обращает внимание на то, что «подробное описание всего пути развития человека, начиная от зачатия и кончая смертью, носит преимущественно «светский», натуралистический характер… Изложение ведется не на языке богословия и мистики, а на языке фактов» [Соколов, 1963, с. 107].

Бесспорный интерес, по мнению М.В. Соколова, вызывает анализ произведений русских писателей, содержащих психологические идеи, взгляды. М.В. Соколов дает высокую оценку произведениям русских писателей, в частности о произведении « Послание киевского митрополита Никифора Владимиру Мономаху» он пишет: «Вот образец древнерусского произведения, где ставятся и «научно» решаются вопросы психологии. В этом произведении обращают на себя внимание и значительная сложность рассматриваемых в нем психологических понятий, и то, что эти понятия даны там не беспорядочно, а в определенной системе, и то, наконец, что для их выражения автор уверенно пользуется специальной психологической терминологией, которая, следовательно, уже в начале ХII в. была принята на Руси» [Соколов, 1963, с. 114].

Рассмотренные вышеизложенные позиции позволяют сделать вывод о том, что Древняя Русь, соприкасаясь с произведениями мировой культуры, имела великолепную самобытную культуру, в которой уже в Х—ХIII вв. зарождалась отечественная психологическая мысль. М.В. Соколов в своем творчестве неоднократно подчеркивал, что в древнерусский период начинали прочно входить в книжный оборот вопросы, относящиеся к психической жизни человека. Они обсуждались не только на страницах переводных сочинений, а также изучались и в сочинениях, создававшихся в самой Руси.

Можно соглашаться или не соглашаться с доводами и выводами М.В. Соколова, критически относиться к его исследованию, но невозможно не признать тот очевидный факт, что несомненной заслугой М.В. Соколова является его обращение к истокам отечественной психологии, определение древнерусского периода как «периода первоначального накопления психологических знаний» [Соколов, 1963, с. 120].

Очевидно, что творчество М.В. Соколова не в полной мере раскрывает исследуемый вопрос — « Зарождение и развитие психологических представлений в Древней Руси», но именно это и позволяет современным исследователям искать и ставить новые задачи в изучении данного вопроса.

Библиографический список

Соколов М.В. Очерки истории психологических воззрений в России в ХI—ХVIII веках. — М., 1963. — С. 420.

Вестник Северо-Восточного   государственного университета. — № 13. Спецвыпуск. — Магадан : Изд-во СВГУ, 2010. — 204 с.

Категория: Культура. Общество. Психология | Добавил: x5443x (01.04.2016)
Просмотров: 328 | Теги: древняя русь, психология | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
...




Copyright MyCorp © 2017 Обратная связь