Четверг, 23.02.2017, 08:26
Высшее образование
Приветствую Вас Гость | RSS
Поиск по сайту


Главная » Статьи » Правоохранительная деятельность

Допрос с использованием систем видеоконференц-связи: завтрашний день российского предварительного расследования

Допрос с использованием систем видеоконференц-связи: завтрашний день российского предварительного расследования

С.А.Новиков

Научно-технический прогресс, как известно, оказывает влияние на самые разные стороны нашей жизни, а новые технические средства постепенно находят практическое применение, в т.ч. и в сфере уголовного судопроизводства. Однако темпы внедрения таких средств не всегда отвечают ожиданиям практиков. Сказанное в полной мере относится к использованию систем видеоконференц-связи в российском уголовном процессе, где оно предусмотрено пока лишь в ходе судебных заседаний. Подчеркнем, что внесенные в марте 2011 г. дополнения в уголовно-процессуальный закон <1>, предусмотревшие возможность допроса свидетеля и потерпевшего судом путем использования систем видеоконференц-связи (см. ч. 4 ст. 240, ст. 278.1 УПК РФ), встретили в целом положительные отклики отечественных правоприменителей и ученых <2>. Между тем следователи и дознаватели нашей страны не менее остро нуждаются в возможности дистанционного получения показаний допрашиваемых лиц.

--------------------------------

<1> Федеральный закон от 20 марта 2011 г. N 39-ФЗ "О внесении изменений в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации" // Российская газета. 2011. 25 марта.

<2> См., например: Артамонова Е.А. Отдельные проблемы производства допроса свидетеля и потерпевшего путем использования систем видеоконференц-связи в современном уголовном процессе // Администратор суда. 2012. N 1. С. 14 - 17; Сильнов М.А., Герман А.С. Практика применения видеоконференц-связи в уголовном процессе // Уголовный процесс. 2012. N 9. С. 56 - 59.

 

Аргументов в пользу того, чтобы предусмотреть в российском уголовно-процессуальном законе использование систем видеоконференц-связи не только в суде, но и на стадии предварительного расследования, можно привести немало.

Во-первых, это со всей очевидностью будет способствовать осуществлению уголовного судопроизводства в разумный срок и повышению эффективности расследования, позволит скорее получить сведения о совершенном преступлении, а значит, скорее его раскрыть. Ведь с учетом российских расстояний обеспечение явки свидетеля к следователю или выезд самого следователя к месту нахождения свидетеля нередко сопряжен со значительными временными и материальными затратами. Закон (ч. 1 ст. 152 УПК РФ) наделяет следователя правом поручить производство конкретного следственного действия другому следователю, однако правоприменителям хорошо известно, что для качественного производства допроса зачастую необходимо хорошее знание всех собранных материалов дела, чего априори лишен следователь, исполняющий поручение. Значит, добросовестному следователю остается либо самому выезжать в дальние командировки, либо требовать от свидетеля явки к себе, либо, наконец, заранее настраиваться на повторные поручения. Разумеется, любой из указанных вариантов ведет к затягиванию сроков расследования.

Другой наглядный пример: необходимость производства очной ставки между содержащимся под стражей обвиняемым и свидетелем, который уже осужден по другому уголовному делу и теперь отбывает наказание в весьма отдаленных местах. Здесь следователю остается ожидать этапирования свидетеля или вообще отказаться от производства очной ставки в ущерб интересам расследования.

Очевидно, что во всех подобных случаях производство допроса или очной ставки посредством видеоконференц-связи позволило бы следователю существенно сэкономить время расследования и повысить его эффективность.

Во-вторых, производство допроса при помощи систем видеоконференц-связи в большинстве случаев было бы удобнее и для самих допрашиваемых лиц. Очевидно, что дойти для дачи показаний, к примеру, в близлежащий отдел полиции проще, чем прибыть в другой район города или вообще в иной населенный пункт.

В-третьих, использование систем видеоконференц-связи и связанное с ним удобство явки лица для допроса станут мерой, направленной на повышение достоверности даваемых таким лицом показаний. Сегодня, когда вызов на допрос из-за дальности расстояний влечет для вызываемого лица серьезные неудобства, многим потенциальным свидетелям гораздо проще сразу заявить о своей неосведомленности об обстоятельствах расследуемого преступления, чем честно давать подробные показания, неоднократно совершая для этого многокилометровые переезды. Кроме того, дистанционный допрос может способствовать большей откровенности лиц, опасающихся посткриминального воздействия; в этом плане такую форму допроса можно рассматривать в качестве дополнительной меры безопасности.

В-четвертых, получая показания с помощью системы видеоконференц-связи, следователю проще будет использовать дополнительное (помимо протокола) средство фиксации даваемых показаний - видеозапись производимого допроса или очной ставки. В последующем это позволит суду и сторонам убедиться в том, что показания точно и правильно зафиксированы в протоколе, а допрашиваемый давал их без принуждения, свободно, после ознакомления со своими правами и обязанностями.

В-пятых, регламентация в УПК РФ использования систем видеоконференц-связи при получении показаний в ходе предварительного расследования приблизит наше законодательство к законодательству многих других государств, где дистанционный допрос давно уже предусмотрен. Такая унификация позволит российским следователям и дознавателям в рамках запросов о правовой помощи при необходимости лично допрашивать лиц, находящихся за пределами Российской Федерации.

Как видим, аргументов за расширение возможностей использования систем видеоконференц-связи в российском уголовном процессе существует достаточно много. Сложности же сводятся, на наш взгляд, главным образом к поиску дополнительного финансирования, необходимого для установления и дальнейшего обслуживания названных систем. Это не должно становиться непреодолимым препятствием на пути совершенствования порядка получения показаний в ходе предварительного расследования. Прав А.Г. Волеводз, утверждая, что экстраординарный характер будут иметь лишь расходы по первоначальной установке оборудования и налаживанию каналов для видеоконференц-связи, однако в последующем они станут не столь значительными. Тем более "к настоящему времени основа такого оборудования (аппаратные компьютерные средства) имеется в большинстве органов предварительного следствия и судов, а по мере развития технологии стоимость дополнительного оборудования постоянно снижается" <3>.

--------------------------------

<3> См.: Волеводз А.Г. Правовые основы взаимной правовой помощи по уголовным делам с использованием видеоконференц-связи // Военно-юридический вестник Приволжского региона: Сб. науч. тр. Самара, 2003. Вып. 1. С. 70 - 96; URL: http://www.mgimo.ru/files/ 114971/114971.pdf (дата обращения: 10.10.2013).

 

Следует учитывать позитивный опыт других стран, в частности, США, где многие правоохранительные органы обладают собственными оборудованными помещениями для проведения видеоконференций при расследовании преступлений. Так, по свидетельству А.Г. Волеводза, отдел обвинения Министерства юстиции США, Атторнейская служба, Федеральное бюро расследований и иные следственные органы обладают средствами видеосвязи, зарезервированными для исключительного использования указанными ведомствами. Для проведения видеоконференций по уголовным делам допускается использование оборудования коммерческих организаций, однако правоохранительные органы США пришли к выводу, что предпочтительнее сделать первоначальное вложение в собственное оборудование вместо оплаты гораздо более высоких ставок, установленных бизнесменами за использование их оборудования <4>.

--------------------------------

<4> Там же.

 

Отметим, что, наряду с дороговизной первоначальных вложений, отдельными авторами приводятся и другие аргументы против дистанционного допроса. Так, по мнению Е. Желтухина, высказанному применительно к уголовному процессу Украины, использование систем видеоконференц-связи может открыть недобросовестным работникам правоохранительных органов путь к манипуляциям, поскольку допрашиваемому лицу могут даваться подсказки. Кроме того, Е. Желтухиным отмечен своеобразный "эффект отсутствия", когда допрашивающий (в примере автора - суд) из-за режима видеоконференции лишен возможности, наблюдая за поведением свидетеля, делать определенные выводы по поводу правдивости и точности его показаний <5>. Однако, как представляется, подобные аргументы также не могут всерьез помешать закреплению в законе возможности для правоприменителя в ходе предварительного расследования дистанционно получать показания. Едва ли можно обоснованно говорить об "эффекте отсутствия" - ведь во время видеоконференции (в отличие, например, от телефонного разговора) допрашивающий не только слышит, но и видит допрашиваемого.

--------------------------------

<5> Желтухин Е. Видеоконференц-связь: требование времени или повод для злоупотреблений? // Судебно-юридическая газета. 2012. 20 авг.; URL: http://sud.ua/newspaper/2012/ 08/20/41817-videokonferentssvyaz (дата обращения: 10.10.2013).

 

Неудивительно, что дистанционный допрос в ходе предварительного расследования давно и с успехом производится за рубежом. Помимо упомянутых выше США, приведем в качестве еще одного примера Финляндию, где, по свидетельству Ю. Корхонена и М. Веняляйнен, в соответствии с § 22 Закона о предварительном следствии (449/1987) сторона дела может дать показания посредством видеоконференц-связи, если, по мнению следователя, это не нанесет ущерба и не подвергнет опасности достоверность расследования. На тех же условиях можно заслушать и свидетеля, однако слушание подозреваемого с применением данной процедуры может производиться при условии, что дело является малозначительным, а подозреваемый не оспаривает правомерности заявления о совершении преступления, или при условии, что речь идет о небольшом дополнении к ранее произведенному допросу. Заслушиваемое посредством видеоконференц-связи лицо можно обязать явиться для заслушивания в полицейский участок по месту его проживания, а при необходимости его можно туда доставить. Нет препятствий для использования видеоконференц-связи и при производстве предъявления для опознания <6>.

--------------------------------

<6> Корхонен Ю., Веняляйнен М. Видеоконференц-связь в международной правовой помощи по уголовным делам. URL: http://www.om.fi/Etusivu/ Perussaannoksia/Kvoikeusapu (дата обращения: 30.11.2010).

 

Поэтому мы убеждены, что внесение соответствующих дополнений в УПК РФ - это лишь вопрос времени. И чем скорее законодатель, уже сделавший первые важные шаги и принципиально допустивший использование систем видеоконференц-связи в российском уголовном процессе, решится продолжить реформу, предусмотрев дистанционное получение показаний следователем и дознавателем, тем лучше.

Однако здесь возникает следующий вопрос: а надо ли вообще правоприменителю ждать внесения изменений в УПК РФ? Иными словами, нельзя ли российскому следователю уже сегодня, на основе действующего закона, получать показания подозреваемого, обвиняемого, потерпевшего или свидетеля при помощи систем видеоконференц-связи? На этот вопрос отечественными учеными даны разные ответы.

В.Л. Будников, например, еще в 2010 г. (т.е. до закрепления в УПК РФ права суда первой инстанции дистанционно допрашивать свидетелей и потерпевших) указывал на возможность применения в данном случае процессуальной аналогии и утверждал, что "до тех пор, пока в законе не будут предусмотрены правила производства видеодопросов и получения видеопоказаний, допустимо руководствоваться положениями уголовно-процессуального закона, регламентирующими процедуру получения обычных показаний" <7>. Развивая свою мысль, ученый подчеркивал, что получение вербальной информации при помощи видеоконференц-связи может осуществляться не только судом, но и органом предварительного расследования, в т.ч. при производстве предварительной проверки заявления (сообщения) о преступлении в стадии возбуждения уголовного дела <8>.

--------------------------------

<7> Будников В.Л. Видеопоказания в уголовном процессе России // Мировой судья. 2010. N 9. С. 15.

<8> Там же. С. 16 - 17.

 

Другие ученые, напротив, убеждены, что полученные органами предварительного расследования при помощи систем видеоконференц-связи показания являются недопустимыми доказательствами. Так, А.П. Рыжаков, напомнив, что следователю (дознавателю), в отличие от суда, законодатель не предоставил возможности допрашивать лицо путем использования систем видеоконференц-связи, пришел к следующему выводу: "В любом случае, если орган предварительного расследования оформил протокол допроса свидетеля (потерпевшего) путем использования систем видеоконференц-связи, он тем самым нарушил требования УПК РФ. Протокол такого следственного действия, как и полученные показания свидетеля (потерпевшего), следует признать недопустимым доказательством. Вряд ли в этом случае закрепленные в ч. 4 ст. 240, ч. 1 ст. 277 и ст. 278.1 УПК РФ положения могут быть использованы по аналогии" <9>.

--------------------------------

<9> Рыжаков А.П. Допрос свидетеля (потерпевшего) с помощью систем видеоконференц-связи: науч.-практ. коммент. к Федер. закону от 20 марта 2011 г. N 39-ФЗ. URL: http://rud.exdat.com/docs/ index-624257.html?page= 12#482298 (дата обращения: 13.10.2013).

 

Наконец, третья группа ученых, не занимая крайних позиций, высказалась более осторожно, отметив такую допустимую для российских органов предварительного расследования сферу использования систем видеоконференц-связи, как исполнение международных запросов о правовой помощи по уголовным делам. Так, В.А. Шиплюк, признавая, что отсутствие в отечественном законодательстве норм об использовании видеоконференц-связи в ходе исполнения запросов о правовой помощи вызывает определенные трудности у практических работников при исполнении и направлении соответствующих запросов, резюмирует тем не менее следующее: "Несмотря на неурегулированность указанных ситуаций Уголовно-процессуальным кодексом Российской Федерации, порядок проведения следственных действий при осуществлении правовой помощи по уголовным делам достаточно подробно регламентирован международно-правовыми актами, которыми и следует руководствоваться в каждом случае направления и исполнения запроса" <10>. При этом, по мнению В.А. Шиплюка, хотя видеоконференц-связь как способ исполнения запроса о правовой помощи применяется в основном в ходе судебных стадий уголовного процесса, вместе с тем, исходя из системного толкования ч. ч. 1, 7, 9 ст. 9 Второго дополнительного протокола к Европейской конвенции о взаимной правовой помощи по уголовным делам (ETS N 182), "можно говорить об их применимости и для исполнения поручений, направляемых на стадии предварительного расследования" <11>.

--------------------------------

<10> Шиплюк В.А. Использование видеоконференц-связи при осуществлении правовой помощи по уголовным делам // КриминалистЪ. 2012. N 1. С. 56.

<11> Там же. С. 58.

 

Формулируя собственную точку зрения по поставленному вопросу, отметим прежде всего два важных момента. Во-первых, в российском законе (ч. 6 ст. 164, ч. ч. 5, 8 ст. 166 УПК РФ) существуют положения, допускающие возможность применения при производстве следственного действия технических средств, причем последние исчерпывающе не перечислены; следовательно, как представляется, такими средствами могут выступать не только фотоаппарат, видеокамера и т.п., но и системы видеоконференц-связи. Во-вторых, коль скоро дистанционный допрос уже в принципе возможен в российском уголовном процессе, причем в суде, где в наибольшей степени обеспечивается непосредственность исследования доказательств, резонно говорить о необходимости применения аналогии и признать допустимым получение показаний с помощью систем видеоконференц-связи следователями и дознавателями. Поэтому, на наш взгляд, если сегодня орган предварительного расследования решится на дистанционный допрос, то полученные таким способом показания нельзя априори считать недопустимыми; они должны быть проверены и оценены по общим правилам, наравне с обычными показаниями.

Здесь, однако, из-за отсутствия прямого указания в законе оснований, условий и порядка дистанционного получения показаний следователем или дознавателем, появляются практические сложности: как при этом надлежаще произвести допрос? Обращаясь по аналогии к положениям ст. 278.1 УПК РФ, резюмируем, что следователь, расследующий уголовное дело и решивший дистанционно допросить свидетеля, должен поручить следователю (органу дознания) по месту нахождения свидетеля организовать проведение соответствующего допроса. Затем, до начала допроса, следователь (дознаватель) по месту нахождения свидетеля удостоверит личность последнего, разъяснит ему права и обязанности и предупредит об ответственности. Далее следователь, расследующий уголовное дело, получит возможность при помощи системы видеоконференц-связи задать свидетелю интересующие его вопросы. В завершение один из следователей (дознаватель) составит протокол (если протокол будет составлен следователем, расследующим дело, то он передается в место нахождения свидетеля при помощи факсимильной связи), а свидетель удостоверит своей подписью правильность фиксации данных им показаний. Затем материалы исполненного поручения направляются в место производства расследования.

Сказанное, однако, не означает, что УПК РФ не нуждается в дополнении; напротив, для устранения всяких сомнений в допустимости необходимо как можно скорее прямо предусмотреть в законе право следователя, дознавателя производить дистанционный допрос. При этом за основу могут быть взяты уже упомянутые нами положения ст. 278.1 УПК РФ, устанавливающие в самом общем виде особенности допроса свидетеля путем использования систем видеоконференц-связи в ходе судебного следствия.

Ввиду высказанных некоторыми авторами рекомендаций ограничить применение видеоконференц-связи при производстве следственных действий лишь "исключительными случаями (невозможность присутствия лица, в отношении которого проводится следственное действие, в месте проведения предварительного расследования, если его присутствие сопряжено с угрозой его жизни и здоровью)" <12>, специально подчеркнем, что российский законодатель не должен возводить подобных искусственных барьеров для дистанционного допроса. Выше мы отмечали, что применение такого рода видеоконференций необходимо прежде всего для экономии времени и минимизации затрат, связанных с явкой на допрос, а не только для обеспечения безопасности допрашиваемого. В качестве примера удачного правового регулирования дистанционного допроса из зарубежной практики сошлемся на положения ст. 213 проекта нового УПК Казахстана, который планируется ввести в действие с 1 января 2015 г. <13>. Среди случаев, когда такой допрос может быть произведен, в названной статье указаны не только те, что связаны с состоянием здоровья, возрастом или обеспечением безопасности допрашиваемого, но и те, которые обусловлены обеспечением оперативности досудебного расследования и минимизации затрат по явке. Подобный подход должен превалировать и в нашей стране.

--------------------------------

<12> Пигорев О.И. Развитие института следственных действий в российском уголовно-процессуальном праве: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М., 2010. С. 10.

<13> Досье ITS на проект Уголовно-процессуального кодекса Республики Казахстан. URL: http://online.zakon.kz/Document/ ?doc_id=31122244&sublink= 111 (дата обращения: 13.10.2013).

 

Российскому законодателю надо предусмотреть также возможность использования следователем (дознавателем) систем видеоконференц-связи не только в ходе допроса, но и при производстве других следственных действий, прежде всего очной ставки и предъявления для опознания. Помимо этого, в законе должны быть определены условия и порядок дистанционного получения показаний подозреваемого (обвиняемого).

В завершение еще раз отметим, что использование систем видеоконференц-связи в ходе предварительного расследования - объективное требование времени. Поэтому мы вправе рассчитывать на то, что уже завтра в УПК РФ будут внесены соответствующие дополнения, а помещения органов следствия и дознания оборудуют надежными системами видеоконференц-связи. Надеемся, что высказанные предложения и рекомендации будут учтены законодателем и позволят сократить время и повысить эффективность досудебного производства по уголовным делам.

 

Список литературы

1. Артамонова Е.А. Отдельные проблемы производства допроса свидетеля и потерпевшего путем использования систем видеоконференц-связи в современном уголовном процессе // Администратор суда. 2012. N 1. С. 14 - 17.

2. Будников В.Л. Видеопоказания в уголовном процессе России // Мировой судья. 2010. N 9. С. 15 - 17.

3. Волеводз А.Г. Правовые основы взаимной правовой помощи по уголовным делам с использованием видеоконференц-связи // Военно-юридический вестник Приволжского региона: Сб. науч. тр. Самара, 2003. Вып. 1. С. 70 - 96; URL: http://www.mgimo.ru/files/ 114971/114971.pdf (дата обращения: 10.10.2013).

4. Досье ITS на проект Уголовно-процессуального кодекса Республики Казахстан. URL: http://online.zakon.kz/Document/ ?doc_id=31122244&sublink=111 (дата обращения: 13.10.2013).

5. Желтухин Е. Видеоконференц-связь: требование времени или повод для злоупотреблений? // Судебно-юридическая газета. 2012. 20 авг.; URL: http://sud.ua/newspaper/ 2012/08/20/ 41817-videokonferentssvyaz (дата обращения: 10.10.2013).

6. Корхонен Ю., Веняляйнен М. Видеоконференц-связь в международной правовой помощи по уголовным делам. URL: http://www.om.fi/Etusivu/ Perussaannoksia/Kvoikeusapu (дата обращения: 30.11.2010).

7. Федеральный закон от 20 марта 2011 г. N 39-ФЗ "О внесении изменений в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации" // Российская газета. 2011. 25 марта.

8. Пигорев О.И. Развитие института следственных действий в российском уголовно-процессуальном праве: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М., 2010.

9. Рыжаков А.П. Допрос свидетеля (потерпевшего) с помощью систем видеоконференц-связи: Науч.-практ. коммент. к Федер. закону от 20 марта 2011 г. N 39-ФЗ. URL: http://rud.exdat.com/docs/ index-624257.html?page= 12#482298 (дата обращения: 13.10.2013).

10. Сильнов М.А., Герман А.С. Практика применения видеоконференц-связи в уголовном процессе // Уголовный процесс. 2012. N 9. С. 56 - 59.

11. Шиплюк В.А. Использование видеоконференц-связи при осуществлении правовой помощи по уголовным делам // КриминалистЪ. 2012. N 1. С. 56 - 60.

Категория: Правоохранительная деятельность | Добавил: x5443 (23.01.2015)
Просмотров: 1149 | Теги: получение показаний, допрос, видеоконференц-связь | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
...




Copyright MyCorp © 2017