Четверг, 20.02.2020, 04:01
Высшее образование
Приветствую Вас Гость | RSS
Поиск по сайту



Главная » Статьи » Животные. Зоотехника

ДИНАМИКА ЧИСЛЕННОСТИ ПОПУЛЯЦИИ КРАСНОЙ ПОЛЕВКИ ПОЛУОСТРОВА СТАРИЦКОГО

Е.А. Дубинин, Ю.В. Булат

ДИНАМИКА ЧИСЛЕННОСТИ ПОПУЛЯЦИИ КРАСНОЙ ПОЛЕВКИ ПОЛУОСТРОВА СТАРИЦКОГО

В рекреационной зоне г. Магадана в 2010–2017 гг. исследовалась динамика численности красной полевки. Межгодовые изменения численности вида проявляли циклический характер, однако структура и продолжительность циклов не были устойчивы. Изолированная популяция Myodes rutilus полуострова Старицкого, по сравнению с другими популяциями
вида из окрестностей г. Магадана, характеризовалась наиболее низкой плотностью населения.

Ключевые слова: красная полевка, Myodes rutilus, динамика численности, г. Магадан.

 

Для популяций красной полевки (Myodes rutilus Pallas, 1779) на Северо-Востоке Сибири, как и на большей части ее видового ареала, свойственны периодические изменения численности, в ходе которых подъемы и спады наступают с нестрогой периодичностью через каждые 3-4 года, приобретая характер цикличности [11]. Однако, сохраняя на территории рассматриваемого региона в целом общий характер динамики, разные популяции красной полевки отличаются собственной амплитудой изменения численности, порядком наступления фаз цикла и их продолжительностью [2; 5; 7; 9;10]. В связи с этим можно сказать, что взаимоотношения вида со средой обитания отражаются в динамике численности его популяций.

На сегодняшний день одним из наименее изученных аспектов динамики численности красной полевки на Северо-Востоке Сибири остается ее устойчивость к антропогенному воздействию. Данный вопрос приобретает все большую актуальность в связи с возрастающими масштабами промышленного освоения региона. В местах добычи полезных ископаемых строятся горнодобывающие и перерабатывающие предприятия, жилые комплексы с сопутствующей им инфраструктурой. При этом воздействие на окружающие природные ландшафты расширяется и за счет их использования в рекреационных целях. Данных о том как функционируют популяции красной полевки на прилегающих к населенным пунктам территориях в рассматриваемом регионе крайне мало [2; 3; 12].

Целью нашей работы является изучение динамики численности популяции красной полевки в зоне рекреации г. Магадана.

Район исследований располагался на п-ове Старицкого, на склоне Марчеканской сопки, обращенном к северу. В соответствии с высотной поясностью растительность сопки от подножия до середины склона представлена лиственничным лесом из Larix cajanderi, выше, в подгольцовом поясе, лиственничник сменяется густыми зарослями кедрового стланика (Pinus pumila), на вершине сопки царит горная каменистая тундра. Вдоль ручьев, прорезающих склон сопки, тянутся рощи из березы шерстистой (Betula lanata) и ольховника (Duschekia fruticosa). Ландшафт Марчеканской сопки значительно изменен под влиянием сплошных и выборочных рубок деревьев, хозяйственных и промышленных построек, свалок мусора.

Материал и методика

Учеты численности красной полевки осуществлялись по стандартной методике ловушко-линий и при помощи конусов. Три линии конусов, вкопанных через 7-15 м свободно, без заборчиков, были проложены в лесном поясе сопки. Две линии, по 7 конусов каждая, располагались в верхней части нижней трети сопки на расстоянии около 200 м друг от друга и были ориентированы поперек склона. Третья линия из 8 конусов проходила вдоль склона в средней части сопки, в 200-250 м от верхней границы лиственничника. Исходя из времени работы конусов и количества зверьков, пойманных за этот период, рассчитывался показатель относительной численности - среднее число полевок, добытых за сутки в 10 конусов (экз./10 к.-с.). Линии ловушек по 25-50 шт. (использовались давилки с трапом, снабженные приманкой из хлебных корочек, смоченных подсолнечным маслом) выставлялись в нижней, средней и верхней частях лиственничного леса. Ловушки в линии располагались на расстоянии 5-6 м друг от друга. Время экспонирования составляло 2-3 суток. Показателем учета служило количество зверьков, пойманных за сутки в 100 ловушек (экз./100 л.-с.). Объемы учетных работ и показатели относительной численности популяции красной полевки п-ова Старицко- го в 2010-2017 гг. представлены в таблице.

Несмотря на то, что учетные работы обоими методами велись не каждый год в полном объеме, иногда только в начале и конце летнего периода, они, дополняя друг друга, вполне объективно отражают изменения численности популяций мелких млекопитающих, в т. ч. и красной полевки.

Объем учетных работ и относительная численность популяции красной полевки на п-ове Старицкого в 2010-2017 гг.

Примечание: прочерк в графе означает, что в данных месяцах отловы не производились.

Результаты и обсуждение

Приведенные в таблице учетные данные наглядно представлены на графиках (рис. 1), из которых видно, что популяционная динамика красной полевки в 2010-2017 гг. демонстрировала хорошо заметную межгодовую изменчивость.

В июле 2010 г. относительная численность зверьков составляла 12,0 экз. /100 л.-с., но к концу лета снизилась, примерно, в три раза (рис. 1а). В течение всего 2011 г. она не превышала 1,0-5,5 экз./100 л.-с. В 2012 г. произошел рост численности популяции
до 12,0 экз./100 л.-с. и на следующий год она достигла пика - 18,0 экз./100 л.-с. В 2014 г. численность популяции резко сократилась и находилась на уровне 1,0-7,1 экз./100 л.-с. в текущем и последующем годах. В 2016 г. плотность популяции снизилась до своих минимальных значений за весь период наблюдений - 1,0-3,5 экз./100 л.-с.

Данные отловов конусами (рис. 1б) также отражают два пика и два периода депрессии численности популяции красной полевки. В 2011 г. показатели учета были низкие - 0,02-0,19 экз./10 к.-с., в 2012 г. находились на среднем уровне - 0,24-0,37 экз./ 10 к.-с., в 2013 г достигли пиковых значений - 0,64 экз./10 к.-с. Затем, в 2014 г. произошло резкое падение численности, которая в течение 2 лет не превышала 0,1-0,23 экз./10 к.-с., а в 2016 г. опустилась до минимальных значений - 0,01-0,03 экз./10 к.-с. В 2017 г. наступил очередной пик численности популяции, которая поднялась до 0,89 экз./10 к.-с.

Таким образом, пики численности отмечались в 2010, 2013 и 2017 гг., фаза депрессии - в 2011, 2014, 2015 и 2016 гг. Фаза роста численности наблюдалась в 2012 г, тогда как фаза спада численности отсутствовала.

Рис. 1. Динамика численности популяции красной полевки п-ова Старицкого в 2010-2017 гг., по данным учетов ловушко-линиями (а) и конусами (б). Пунктирной линией показано предполагаемое движение численности в промежутках между отловами

Вместе с тем состояние численности популяции в 2014 г. может рассматриваться и как фаза спада. На графиках (рис. 1а, б) видно, что в годы отлова в осенние месяцы до установления снежного покрова (2012, 2015, 2017) численность грызунов в октябре, по сравнению с предыдущим месяцем, несколько сокращается, что связано с завершением сезона размножения. Максимальные значениями численности популяции, как правило, отмечаются в месяце окончания сезона размножения, далее происходит их снижение.

На п-ове Старицкого в середине октября 2014 г. самые молодые зверьки были месячного возраста, что позволяет сделать вывод об окончании размножения во второй декаде сентября. Поэтому численность полевок в августе-сентябре 2014 г. могла быть выше октябрьской и соответствовать фазе спада численности.

По данным учетов мелких млекопитающих в районе устья р. Дукча [12], относительная численность красной полевки в августе 2014 г., после пиковых показателей 2013 г. (29,0 экз./100 л.-с.), составляла порядка 10 зверьков на 100 л.-с., а в следующем году снизилась в два раза. При этом общий характер динамики численности популяций красной полевки на п-ове Старицкого и в устье р. Дукча, расстояние между которыми составляет около 7 км, в 2011-2015 гг. совпадал.

Выпадение одной из фаз цикла или ее затягивание на период более одного года в динамике популяций красной полевки Северного Приохотья не редкость. А.Н. Лазуткин, проанализировав многолетнюю динамику численности популяции красной полевки в бассейне р. Челомджа, отметил, что фазы пика чаще всего наступали сразу после депрессии, минуя стадию роста [4]. Периоды высокой численности могли иметь продолжительность 2 и даже 3 года. Спад численности происходил плавно, нередко занимая 2-3 года. Поэтому продолжительность циклов варьировала от 2 до 5 лет.

По данным С.В. Курышева и Л.П. Куры- шевой, в окрестностях г. Магадана (в районе пос. Снежная Долина) в период с 1980 по 1985 г. вслед за пиком (1981, 1984 гг.) сразу следовала депрессия численности (1982, 1985 гг.) [3]. Достижение очередного пика после депрессии наступало через фазу роста (1980, 1983 гг.). Период цикла составлял 3 года.

На п-ове Старицкого за 8-летний период наблюдений отмечено 3 года с относительно высокой численностью популяции красной полевки - 2010, 2013 и 2017. Пиковая численность 2010 г., минуя фазу спада, перешла в депрессию (2011), которая на следующий год (2012) сменилась ростом и в 2013 г. вновь достигла пика. Данный цикл имел продолжительность 3 года, и его структура соответствовала таковой популяции полевок из окрестностей пос. Снежная Долина.

Не имея полных данных о динамике популяции в летний период 2014 г., его можно рассматривать как спад или, как депрессию. В пользу последней свидетельствуют показатели относительной численности (1,0-7,1 экз./100 л.-с.), которые в большей мере соответствуют значениям 2011 г. (1,05,5 экз./100 л.-с.). Летом 2015 г. численность популяции сохранялась на прошлогоднем уровне (2,0-7,0 экз./100 л.-с.). А по данным отлова конусами, относительная численность полевок с июня 2014 г. по июнь 2015 г. увеличилась в 7 раз с 0,02 до 0,14 экз./10 к.-с. Ожидалось, что в 2016 г. произойдет рост численности. Но, вопреки предположениям, в этом году плотность популяции снизилась до своих минимальных значений за весь период наблюдений. В 2017 г. без прохождения фазы роста численность достигла пиковых показателей (0,89 экз./10 к.-с.). Второй цикл длился 4 года, в его структуре отсутствовала фаза роста.

Особый интерес в динамике рассматриваемой популяции вызывает продление фазы депрессии в 2016 г., во время которой численность опустилась до своих минимальных значений (см. таблицу, рис. 1а, б). Поскольку произошло снижение и без того низкой плотности населения полевок, мы предположили, что основной причиной этого являются факторы, не зависящие от плотности популяции. В литературе хорошо известно о сильном влиянии абиотических факторов, прежде всего температуры воздуха и глубины снежного покрова, на зимнюю выживаемость мелких млекопитающих [8]. Высокий снежный покров защищает мышевидных грызунов не только от хищников, но и от низких температур.

На Северо-Востоке Сибири как в континентальных, так и в прибрежных районах, разница между наружными и подснежными температурами воздуха в зависимости от толщины слоя снега составляет от 18 до 36 и от 8 до 13 °С - соответственно [6]. Поэтому в малоснежные зимы, как это наблюдалось, например, в 2004/2005 и 2005/2006 гг. в бассейне р. Буюнда (правый приток Колымы), выживаемость полевок была крайне мала, а численность популяции в последующие летние сезоны оставалась на низком уровне [7].

Мы проследили изменения зимних погодно- климатических условий за 2010-2017 гг. по данным метеостанции «Бухта Нагаева» (рис. 2). На графике хорошо видно, что наиболее низкие температуры воздуха и глубина снежного покрова отмечались в зиму 2015/2016 гг. Очевидно, это повлекло высокую зимнюю смертность полевок, и, как следствие, дальнейшее падение плотности их населения. В таких условиях численность популяции в репродуктивный период 2016 г. нарастала очень медленно, к осени едва достигнув 3,5 экз./100 л.-с. В остальные годы погодно-климатические условия не были столь критическими, и изменения численности зверьков происходили под влиянием зависимых от плотности факторов.

Ход сезонных изменений численности популяции существенно зависел от фазы ее динамики. В годы пика (2010, 2013 и 2017) популяция достигала максимальной плотности, как правило уже в июле, в последующие месяцы она сокращалась. Падение численности с июля по сентябрь в 2010 г. произошло в 3, а в 2017 г. - в 4,2 раза. В 2013 г. в связи с успешным размножением самок как перезимовавших, так и сеголеток, высокая численность сохранялась до августа. В годы депрессий (2011, 2015, 2016), наоборот, численность медленно увеличивалась в течение всего лета и к концу сезона превосходила весеннюю в 3-5,5 раз, хотя некоторое снижение могло происходить, как отмечалось выше, в октябре. Аналогичная картина сезонной динамики наблюдалась в окрестностях Снежной Долины [2] и в нижнем течении р. Дукча [12].

Рис. 2. Изменчивость среднемесячных зимних температур воздуха и глубины снежного покрова в г. Магадане в 2010-1017 гг.

Амплитуда межгодовых колебаний численности в осенний период составляла 5, а сезонных - 18 крат. Это вполне сопоставимо с размахом годовых и сезонных изменений численности популяции красной полевки в окрестностях пос. Снежная Долина [3], но заметно уступает годовым перепадам численности в долине р. Челомджа, где они достигают 12 крат [4]. Максимальные значения показателей относительной численности на п-ове Старицкого (18,0 экз./100 л.-с.) значительно ниже, чем в долине р. Дукча (29,0 экз./100 л.-с.) [12], в районе оз. Чистого (28,0 экз./100 л.-с.) [5], в бассейне р. Челомджа (50,0 экз./100 л.-с.) [4].

Заключение

Динамика численности популяции красной полевки п-ова Старицкого проявляла циклический характер. С 2010 по 2017 г. в ней выделены два цикла продолжительностью в три (2010-2013) и четыре (2013-2017) года. В первом отсутствовала фаза спада, а во втором - фаза роста. Удлинение второго цикла произошло за счет затянувшейся фазы депрессии. Таким образом, структура циклов была неустойчивой.
Амплитуда межгодовых изменений численности в осенний период составляла 5 крат. В ходе сезонного нарастания численности плотность популяции может увеличиваться в 18 раз.

По сравнению с другими популяциями вида, населяющими окрестности города (пос. Снежная Долина, мкр-н Горняк), популяция п-ова Старицкого характеризуется пониженной плотностью населения.

Вероятной причиной относительно низкой плотности популяции M. rutilus на п-ове Старицкого является сильное антропогенное воздействие в условиях ее изоляции от других природных популяций [1]. Марчеканская сопка служит постоянным местом активного отдыха горожан, которые в летнее время устраивают здесь пикники, разжигают костры, используя древесный и веточный опад, ломают ветви кустов и деревьев, собирают грибы и ягоды, выгуливают собак и просто прогуливаются, а зимой ходят на лыжах и катаются на снегоходах. В результате подобных действий горожан усиливается не только фактор беспокойства, но происходит снижение защитных свойств биотопов, угнетение растительности, возрастает преследование диких животных, в т. ч. и полевок, со стороны домашних и бродячих собак.

Библиографический список

1. Дубинин Е.А. Состояние изолированной популяции красной полевки Clethrionomys rutilus (Crice- tidae, Rodentia) полуострова Старицкого / Е.А. Дубинин, А.А. Примак // Вестник СВГУ. - 2014. - Вып. 22. - С. 28-35.
2. Курышев С.В. Данные по демографии флуктуирующих популяций красной и красно-серой полевок / С.В. Курышев // Экология млекопитающих тундры и редколесья Северо-Востока Сибири. - Владивосток : ДВНЦ АН СССР, 1985. - С. 119-132.
3. Курышев С.В. Динамика демографических показателей в ходе популяционного цикла лесных полевок (род Clethrionomys) Приохотья / С.В. Курышев, Л.П. Курышева // Экология. - 1988. - № 6. - С. 24-29.
4. Лазуткин А.Н. Динамика численности лесных полевок (p. Clethrionomys) в Северном Приохотье и определяющие ее факторы (итоги 25-летних исследований в Кава-Челомджинском лесничестве госзаповедника «Магаданский» за 1980-2005 гг.) / А.Н. Лазуткин // Геология, география, биологическое разнообразие и ресурсы Северо-Востока России. - Магадан : СВНЦ ДВО РАН, 2006. - С. 366 -368.
5. Лазуткин А.Н. Некоторые итоги популяционной динамики лесных полевок в лиственничных редколесьях Северного Приохотья (оз. Чистое, 20102015 гг.) / А.Н. Лазуткин // Геология, география, биологическое разнообразие и ресурсы Северо-Востока России. - Магадан : СВКНИИ ДВО РАН, 2016. - С. 253256.
6. Лазуткин А.Н. Особенности снежного покрова и подснежной температуры как условий обитания лесных полевок на Колыме и в Приохотье / А.Н. Лазуткин // Чтения памяти академика К.В. Симакова : материалы докл. Всерос. науч. конф. (Магадан, 22-24 ноября 2017 г.) / СВКНИИ ДВО РАН. - Магадан : ИП Жарикова Т.В., 2017. - С. 148-151.
7. Лазуткин А.Н. Популяционная динамика лесных полевок (р. Clethrionomys) верховьев Колымы (р. Буюнда) / А.Н.Лазуткин, А.В. Ямборко, С.В. Киселев // Вестник СВНЦ ДВО РАН. - 2012. - Вып. 4. - С. 66-74.
8. Формозов А.Н. Снежный покров как фактор среды, его значение в жизни млекопитающих и птиц СССР - М. : МГУ, 1990. - 287 с.
9. Чернявский Ф.Б. Динамика численности и изменчивость некоторых популяционных показателей красной полевки на Крайнем Северо-Востоке Сибири / Ф.Б. Чернявский, Г.Е. Короленко // Экология. - 1979. - № 1. - С. 80-88.
10. Чернявский Ф.Б. О динамике численности и демографии красной и красно-серой полевок в Среднем Приохотье / Ф.Б. Чернявский, А.Н. Лазуткин // Экология млекопитающих тундры и редколесья Северо-Востока Сибири. - Владивосток : ДВНЦ АН СССР, 1985. - С. 109-118.
11. Чернявский Ф.Б. Циклы леммингов и полевок на Севере / Ф.Б. Чернявский, А.Н. Лазуткин. - Магадан : ИБПС ДВО РАН, 2004. - 150 с.
12. Ямборко А.В. Динамика численности мелких млекопитающих в окрестностях г. Магадана / А.В. Ямборко, С.В. Киселев // Идеи, гипотезы, поиск...: [сб. ст. по материалам XXIII регион. науч. конф. аспирантов, соискателей и молодых исследователей СВГУ] / Сев.- Вост. гос. ун-т. : Магадан, 2016. - Вып. 23. - С. 59-62.

Источник: "Научный журнал "Вестник Северо-Восточного государственного университета", 2019. Выпуск 32


Категория: Животные. Зоотехника | Добавил: x5443 (14.02.2020)
Просмотров: 10 | Теги: красная полевка, Myodes rutilus | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
...




Copyright MyCorp © 2020 Обратная связь