Вторник, 20.08.2019, 03:46
Высшее образование
Приветствую Вас Гость | RSS
Поиск по сайту



Главная » Статьи » Культура. Общество. Психология

ДИАЛОГ В МУЗЕЙНОМ ПРОСТРАНСТВЕ КАК ФАКТОР ФОРМИРОВАНИЯ ГИПЕРТЕКСТА

Е. С. Лапин, ведущий библиотекарь отдела компьютеризации библиотечных процессов научной библиотеки Алтайского государственного института культуры

ДИАЛОГ В МУЗЕЙНОМ ПРОСТРАНСТВЕ КАК ФАКТОР ФОРМИРОВАНИЯ ГИПЕРТЕКСТА

Настоящая работа посвящена рассмотрению диалога в музейном пространстве как процесса формирования музейного гипертекста. Апеллируя к коммуникационному и семиотическому подходам к культуре и её социальным институтам, автор рассматривает диалогический процесс музейной коммуникации в качестве механизма генерации и возобновления семантического содержания экспозиционных материалов. Названный фактор в свете использования семиотического подхода к музейной экспозиции и концепции «языка музея» приводит к образованию сложной совокупности взаимосвязанных текстов, которая может именоваться термином «гипертекст». В статье приводится авторское определение термина «музейный гипертекст», опираясь на которое, автор приходит к выводу о том, что диалог является основой музейной коммуникации и проходит через все звенья данного процесса.

Ключевые слова: диалог, музейное пространство, музейная коммуникация, музейный гипертекст, семиотический подход, язык музея.
 

Одной из тенденций современной эпохи является активное развитие и использование коммуникационного подхода применительно к культуре, что во многом обусловлено такими факторами, как информатизация и глобализация. Повышение скорости информационного обмена привело к фактическому исчезновению информационных границ, в результате чего были интенсифицированы процессы культурной унификации, угасания локальных культур и упрощения культурных форм. При этом современному человеку, существующему в открытом, противоречивом и порой агрессивном информационном пространстве, предоставлена возможность самостоятельно выбирать способы взаимодействия с этой средой и вырабатывать собственный маршрут движения по ней. Ввиду воздействия внешних факторов такая культурная форма, как музей, изначально выработанная обществом для решения задач документирования и трансляции коллективного опыта [9, с. 87], сталкивается с необходимостью адаптации к актуальным условиям с целью успешного выполнения своей миссии в меняющемся мире.

Вышеуказанный коммуникационный подход к культуре, на наш взгляд, является наиболее релевантным подходом и применительно к отдельным социально-культурным институтам. Взятые за основу коммуникационные представления о музее позволяют апеллировать к словам М. С. Кагана, представившего музей как «специфическую социально-культурную информационную систему», которая «органично включена в структуру культуры [3]». С подобной точки зрения обретает видимость то, что в основе функционирования музея лежит ряд информационных процессов, из которых, в связи со спецификой музейной деятельности, высокую приоритетность демонстрирует передача информации.

В свете сказанного отметим, что музейное пространство в настоящей работе понимается как пространство коммуникации и диалога, так как в нём, кажущемся миром «застывших» во времени вещей, движется информация и смыслы, иными словами, осуществляется диалоговая коммуникация. Последняя, по А. В. Соколову, представляется как «последовательность высказываний участников, сменяющих друг друга в роли коммуниканта и реципиента [12, с. 29]». В обозначенном контексте исследователь также отмечает, что под термином «высказывание» он понимает единицу смысла, которая позволяет ответить на него [12, с. 29]. В свою очередь, диалог в наиболее общем смысле трактуется как горизонтальная передача информации, протекающая при условии равноправного участия коммуникатора и реципиента [13, с. 152].

Музейное пространство имеет в своей основе специфические принципы организации и функционирования, за счёт чего в значительной мере выделяется из пространства обычного и демонстрирует «эффект погружения» посетителя в иные культуры [6]. Рассматриваемый с данной точки зрения диалог в музейном пространстве осуществляется в иных пространственно-временных координатах (музейный хронотоп), в своеобразной виртуальной среде, наиболее подходящей для передачи специфической музейной информации. Разумеется, интенсификация информационных процессов предполагает наличие аудитории, нацеленность коммуникации на каждого отдельного её представителя. Достаточно чётко и ёмко данная позиция выражается в словах американского палеонтолога К. Уитла, обозначившего ненаправленную, не имеющую чёткой цели коммуникацию как разговор музейных работников с самими собой или, в лучшем случае, не более чем проповедь перед хором [18, с. 4].

Исходя из диалогового понимания музейной коммуникации, музейного посетителя сложно представить как пассивного реципиента и не более чем потребителя информации. Обращаясь к мнению исследователя Э. Хупер-Гринхилл, следует указать на то, что трансляция наследия предполагает активное участие музейного посетителя как создателя смыслов, привносящего собственную интерпретацию [15]. Вероятно, взгляды канадского философа и медиаэколога М. Маклюэна можно считать своего рода предпосылкой формирования подобной точки зрения, потому как предложенный Э. Хупер-Гринхилл ракурс рассмотрения коммуникационных возможностей музея вступает с ними в явный консонанс. М. Маклюэн подвергал критике пассивного посетителя, потребность которого сводилась к получению готовой, интерпретированной и наиболее удобной для усвоения информации, вместе с тем указывая на то, что семантическое содержание музейной экспозиции динамично: смыслы не создаются раз и навсегда, чтобы впоследствии передаваться из раза в раз, а напротив - итеративно порождаются и возобновляются [16]. Приведённое находит своё подтверждение в исследованиях отечественного музеолога О. С. Сапанжа, указавшей на сосуществование двух измерений культуры в музейном пространстве, первое из которых представлено собственно артефактами, а второе - их «оживлёнными» смыслами в активном сознании человека-интерпретатора [11, с. 32]. Апеллируя к известному эссе Р. Барта «Смерть автора», исследователь Е. Л. Краснова также высказывает созвучное мнение и предлагает рассматривать текст музейной выставки не как «нечто законченное, обладающее смысловым единством, целостное, принадлежащее одному автору», а как «динамичный процесс порождения новых смыслов, многолинейный и принципиально иной» [4]. Справедливо отметить, что подобный подход, во многом выражающий умонастроения эпохи постмодерна, в некоторой степени нивелирует роль автора (авторов) музейной экспозиции, что, впрочем, не препятствует осознанию высокой значимости профессионального вклада в формирование первичной базы (собственно экспозиции и отдельных её частей), доступной для осмысления рядовым посетителем.

Опираясь на классические для отечественной музееведческой школы семиотические представления о культуре, позволяющие представить её в качестве масштабной знаковой системы, обратимся к аналогичным представлениям о музейной экспозиции и тем самым обозначим последнюю как совокупность знаков, знаковую систему. Данная идея находит достойное отражение в трудах отечественных исследователей В. П. Арзамасцева, Н. А. Никишина и Т. П. Полякова, которые во многом созвучны и посвящены рассмотрению семиотического подхода к музею, в рамках которого выявляется так называемый язык музея (или язык музейной экспозиции), его элементы, правила и особенности.

В рамках данной концепции музейные экспонаты рассматриваются как языковые единицы, а в качестве грамматики языка обозначаются правила их сочетания в процессе формирования текста музейной экспозиции [1; 7; 8]. В заданном контексте мы считаем необходимым обратиться к мыслям М. М. Бахтина: «Живое высказывание, осмысленно возникшее в определённый исторический момент в социально определённой среде, не может не задеть тысячи живых диалогических нитей, сотканных социально-идеологическим сознанием вокруг данного предмета высказывания, не может не стать активным участником социального диалога. Оно и возникает из него, из этого диалога, как его продолжение, как реплика, а не откуда-то со стороны подходит к предмету» [2, с. 90].

На основании представленных выше идей отечественных и зарубежных авторов можно заключить, что рассматриваемая как текст музейная экспозиция предстаёт в виде многомерного пространства, ценностно-смысловой потенциал которого способен раскрываться в диалоге с посетителем с совершенно разных и порой весьма неожиданных сторон. Изложенное позволяет вести речь о формировании в музее сложной совокупности взаимосвязанных текстов, которую целесообразно обозначать термином «музейный гипертекст».

Гипертекст как таковой, по Т. Нельсону (автору термина), являет собой не что иное, как непоследовательную запись, то есть информационную структуру, отражающую нелинейную организацию текстового материала [17]. Применительно к проблематике настоящей статьи высокую степень релевантности демонстрируют и иные дефиниции указанного термина, включая в первую очередь те, что отвлечены от его инженерно-технической трактовки. В наиболее общем смысле под гипертекстом можно понимать «текст, устроенный таким образом, что он превращается в систему, иерархию текстов, одновременно составляя единство и множество текстов» [10, с. 84-85].

Под музейным же гипертекстом нами понимается нелинейно организованная и открытая для интерпретации совокупность текстов, являющаяся фрагментом гипертекста мировой культуры, в которой заложен информационный потенциал музейного собрания, реализуемый в процессе музейной коммуникации и способный стимулировать познавательную активность индивида [5]. Выражаясь иначе, можно констатировать, что музейный гипертекст являет собой ту часть гипертекста мировой культуры, аккумуляция и актуализация которой осуществляются музеем в рамках выполнения задач, поставленных перед ним обществом.

Диалог в музейном пространстве в контексте приведённой точки зрения являет собой нечто большее, нежели процесс интерпретации текста музейной экспозиции. Основываясь на своих личных интересах и опираясь на собственные знания и опыт, индивид вступает во взаимодействие с отдельными фрагментами гипертекста мировой культуры, не только заполучая ту информацию, которую он способен интерпретировать, но и обнаруживая (в результате исполнения музейными предметами научно-информационной функции) заинтересованность в ранее неизведанных пластах знаний.

В свете вышесказанного каждое отдельное музейное учреждение представляется своего рода узлом (фрагментом) гипертекста, одним из безграничного множества тех, что в своей совокупности и общности представляют коллективный опыт человечества. Таким образом, музейный гипертекст не только не ограничивается стенами одного учреждения, но и получает своё продолжение во внешней среде, в том числе вне институциональных рамок музея как такового. Познавательные интересы индивида приводят его в движение по звеньям гипертекста, которые обнаруживаются в других музеях, в связанных с ними тем или иным образом научных дисциплинах или же иных социальных институтах. Достаточно уместным в обозначенном контексте представляется замечание исследователя О. Н. Ше- легиной о том,что «в современном мире музей в широком смысле понимается как пространство памяти, феномен, охватывающее институты, различные места и территории, опыт и даже нематериальные пространства» [14].

Итак, в музейном пространстве, вне зависимости от ракурса рассмотрения и коммуникационного уровня, обнаруживается диалог. Он может быть представлен в качестве основания каждого конкретного акта музейной коммуникации ввиду того, что исходя из начальной точки — исследования музейного предмета, он вполне естественным образом захватывает и посетителя, осваивающего результаты работы музейных специалистов, будь то исследователь, проектировщик экспозиции, экскурсовод и т.д. Беря во внимание вышесказанное, заключим: для музейного пространства характерно столкновение и взаимодействие субъектов. В непрекращающемся диалоге между последними порождаются новые смыслы, и формируется нелинейно организованная система взаимосвязанных текстов, а активность музейного посетителя как лица, осуществляющего интерпретацию экспозиции и являющегося активным создателем смыслов, является важным фактором эффективности музейной коммуникации.

 
Примечания

1. Арзамасцев В. П. О семантической структуре музейной экспозиции // На пути к музею XXI века : сборник статей. Москва, 1989. С. 35-49.
2. Бахтин М. М. Вопросы литературы и эстетики. Исследования разных лет. Москва : Художественная литература, 1975. 504 с.
3. Каган М. С. Музей в системе культуры // Вопросы искусствознания. 1994. № 4. С. 445-460.
4. Краснова Е. Л. Современная интерпретация текста музейной экспозиции // Культура: открытый формат - 2013 (библиотековедение, библиографоведение и книговедение, искусствоведение, культурология, музееведение, социокультурная деятельность). Минск, 2013. С. 25-29.
5. Лапин Е. С., Полякова Е. А. Музейный гипертекст как культурная форма // Современные тенденции в развитии музеев и музееведения : материалы III Всероссийской научно-практической конференции (Новосибирск, 9-12 октября 2017 г.). Новосибирск, 2017. С. 31-35.
6. Мастеница E. H. Музейное пространство как культурологическая категория // Музеология: горизонты культурознания. Санкт-Петербург : Эйдос, 2013. С. 82-102.
7. Никишин Н. А. Музейные средства: знаки и символы // Музейная экспозиция. На пути к музею XXI века. Москва : Российский институт культурологии, 1997. С. 23-32.
8. Поляков Т. П. Мифология музейного проектирования, или Как делать музей? Москва : Российский институт культурологии, 2003. 456 с.
9. Полякова Е. А. История светских и церковных педагогических музеев Западной Сибири как образовательной формы культуры : дис. на соиск. учён. степ. доктора исторических наук : 24.00.03 / Полякова Елена Александровна. Томск, 2016. 613 с.
10. Руднев В. П. Энциклопедический словарь культуры ХХ века. Ключевые понятия и тексты. 3-е издание. Москва : Аграф, 2009. 544 с.
11. Сапанжа О. С. Основы музейной коммуникации. Санкт-Петербург, 2007. 116 с.
12. Соколов А. В. Общая теория социальной коммуникации. Санкт-Петербург : Изд-во Михайлова В. А., 2002. 461 с.
13. Шарков Ф. И. Коммуникология : энциклопедический словарь-справочник. Москва : Дашков и К, 2009. 768 с.
14. Шелегина О. Н. Коммуникационное пространство региональных музеев // Культурологический журнал. 2012. № 4 (10). URL: http://cr-journal.ru/rus/journals/171. html&j_id=12 (дата обращения: 15.03.2018).
15. Hooper-Greenhill E. (1991) A New Communication Model for Museums. Museum Languages: Objects & Texts. Leicester Univ. Press. Pp. 49-61.
16. McLuhan M., Parker H. (1969) Exploration of the Ways, Means and Values of Museum Education with the Viewing Public. New York. 80 p.
17. Nelson T. (1965) A File Structure for the Complex, the Changing and Indeterminate. ACM 20th National Conference Proceedings. Clevelend: ACM. Pp. 84-100.
18. Whittle C. (1997) The Museum as a Communication System: A Review and Synthesis. New Mexico. 26 р.

Источник: Научный журнал "Вестник Московского государственного университета культуры и искусств". 2018. № 3 (83)


Категория: Культура. Общество. Психология | Добавил: x5443 (25.07.2019)
Просмотров: 23 | Теги: гипертекст, музейное пространство | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
...




Copyright MyCorp © 2019 Обратная связь