Вторник, 06.12.2016, 05:54
Высшее образование
Приветствую Вас Гость | RSS
Поиск по сайту


Главная » Статьи » Культура. Общество. Психология

ДИАЛЕКТИКА СООТНОШЕНИЯ БЕЗОПАСНОСТИ ГОСУДАРСТВА И ЗДОРОВЬЯ НАСЕЛЕНИЯ

ДИАЛЕКТИКА СООТНОШЕНИЯ БЕЗОПАСНОСТИ ГОСУДАРСТВА И ЗДОРОВЬЯ НАСЕЛЕНИЯ


Н.Ф.Ласовская

На протяжении всей своей истории Российское государство осуществляло уникальную историческую миссию, основное стратегическое содержание которой заключалось в достижении и сохранении статуса великой державы, основными критериями которой традиционно являются не только размеры территории, численность населения, мощность вооруженных сил, но и уровень научно-технического развития, культуры, состояние духовности общества, которые в совокупности позволяют ей оказывать влияние на ход мирового развития.

Одним из определяющих критериев величия державы, по нашему мнению, является ее способность обеспечивать собственную национальную безопасность. Поэтому неслучайно понятие национальной безопасности, как правило, ассоциируется с понятием "национальный интерес"[1].

По мнению В.Н. Кузнецова, определение категории "безопасность" - комплексное. Оно охватывает важнейшие сферы внутренней жизни государства и общества, тесно связанные между собой, во многом взаимозависимые [2]. Мы разделяем эту точку зрения, потому что трудно представить вне связи такие сферы национальной безопасности как военную, экономическую, политическую, экологическую и др.

Особое место в структуре национальной безопасности занимает социальная безопасность. Так, по мнению авторов, в исследовании на тему: "Социальная безопасность в регионе: здоровье населения" этот термин используется достаточно широко, но не всегда точно и корректно. Зачастую его понимают широко: как национальную безопасность или один из видов национальной безопасности.

Для стран Запада с развитым гражданским обществом, в котором частные интересы граждан имеют приоритет при формировании внешнеполитического курса, понятия "национальная безопасность" или "социальная безопасность" практически идентичны, так как в данной интерпретации национальные интересы включают в себя и параметры повышения благосостояния населения. По их мнению, в России, где гражданское общество еще не сформировалось, национальный интерес направлен на внешнюю политику. Поэтому для российского общества "социальная безопасность" - более широкое понятие, чем "национальная безопасность"[3].

Нам же более импонирует позиция В. Серебрякова и А. Хлопьева, по мнению которых социальная безопасность есть совокупность мер по защите интересов страны и народа в социальной сфере, развитие социальной структуры и отношений в обществе, системы жизнеобеспечения и социализации людей, образ жизни нынешних и будущих поколений в соответствии с потребностями прогресса [4].

Данное определение, несомненно, сформулировано его авторами под впечатлением процессов, происходящих в постсоветской России, и несущих радикальные угрозы ее безопасности. Именно угрозы для социальной среды по утверждению академика РАН Г.В. Осипова, являются реальными источниками опасностей, которые сопровождали реформирование российского общества с начала 1990-х гг. в связи с завалом производства, дезинтеграцией страны, многочисленными социальными недугами. Именно поэтому, по его мнению, для России очень важным является решение задачи создания надежной иммунной системы, защищающей общественный строй от смертельно опасных болезней, гарантирующей нерушимость социальных достижений, их наращивание. Среди опасностей, на которых Г.В. Осипов акцентировал внимание выделяются те, которые касаются социализации индивида (образование, воспитание, духовная культура, нравственность), роста алкоголизации молодежи, криминализации политики и т.д. [5].

В контексте вышеизложенного мы в особую группу элементов социальной безопасности хотели бы выделить социальное здоровье, которое не только представляет собой комплекс элементов социальной безопасности, но и служит одним из важных звеньев в структуре национальной безопасности государств, находящихся в состоянии трансформации. Россия находится в нем уже более четверти века. В течение этого времени радикальные изменения произошли как в социально-политической системе, так и в массовом сознании, образе жизни наших соотечественников. Не касаясь сути этих перемен, т.к. они достаточно хорошо известны большинству исследователей этой проблемы, а также гражданам нашей страны, мы основное внимание в данной публикации хотим уделить их социальным последствиям, которые, по нашему мнению, оказали определяющее влияние и на социальное здоровье населения России, и на ее национальную безопасность. По мнению О.А. Рагимовой термины "здоровье" и "социальное здоровье" взаимосвязаны и подчинены следующим образом социальное здоровье как многомерная категория является общим понятием и связано с благополучием людей как представителей социальной общности, а здоровье входит в его структуру и выражает одну из его сущностных характеристик [6].

Для нас генетическая зависимость национальной безопасности от здоровья наций не вызывает сомнения, т.к. на протяжении достаточно длительного времени наша страна жила в период перехода от одной фундаментальной культуры общества к другой, когда рушилась старая культура, а новая еще не возникла [7].

Философско-исторический анализ социальных проблем позволяет утверждать, что здоровье индивида и общества всегда было одним из важнейших факторов, которые определяли уровень цивилизации на временном векторе истории человечества. Человечество, различные общности людей, наконец, каждый индивид в отдельности стремятся не только к возможно большей длительности своей жизни, но и к более богатому, качественному ее содержанию. В связи с этим категории здоровья всегда уделяли в обществе больше внимание, включая ее в широкую панораму социального бытия [8].

На фоне неблагоприятных тенденций социального и экономического развития России проблемы сохранения здоровья сегодня приобретают особую значимость. Ухудшение медико-демографической ситуации обусловлено многими причинами, среди которых рост экономической направленности, экологического, санитарно-эпидимиологического неблагополучия, резкое снижение объема профилактических мер по охране здоровья населения; все они создают угрозу национальной безопасности России [9].

В свете вышесказанного глубже воспринимается определение здоровья, данное Всемирной организацией здравоохранения как объективного состояния и объективного чувства полного физического, психического и социального благополучия, а не только как отсутствия болезней и физических недостатков [10]. Тогда как болезнь - нарушение нормальной жизнедеятельности организма, обусловленное функциональными или морфологическими изменениями.

Необходимость же введения в социальное познание категорий "здоровье" и "патология" позволяют, по мнению Т.А. Холурова, интерпретировать поведение, мотивы и потребности личности и социальных групп, которые могут носить как здоровый (норма), так и патологический (девиантность) характер [11].

Мы солидарны с теми авторами, кто почти двадцатилетний отрезок отечественной истории России на рубеже XX - XXI в. характеризовали как системный кризис, в контексте которого многие личности ослабляют или даже утрачивают способность к полноценной самоиндетификации, что приводит к дефициту социальной субъективности. А это, в свою очередь, ведет к ухудшению качества социума, в частности, под воздействием отрицательной селекции, в процессе разрушительных действий изменяется качественный состав населения - гибнут (эмигрируют, дисквалифицируются, болеют, умирают) его лучшие элементы и остаются жить и плодиться худшие [12]. Несмотря на то что Россия находится, как мы полагаем, на завершающем этапе трансформации общества и вызванного ею системного кризиса, общество продолжает болезненно переживать эти перемены, что отражается на многочисленных показателях и, в частности,

на продолжительности жизни населения страны, которая находится на одном из самых низких уровней среди европейских государств;

на демографической ситуации, которая сохраняет отрицательные показатели, несмотря на большой приток в Россию легальных и нелегальных мигрантов. Так, по последней переписи населения, его численность в нашей стране сократилась на 2 млн. чел. [13];

на качестве жизни населения, критерий, по результатам многочисленных исследований отечественных социологов, остается крайне низким, не позволяющим основной массе населения обеспечивать себе жизненные стандарты, характерные для государств со средним уровнем жизни.

Среди основополагающих причин, способствовавших подобному положению дел, стала так называемая "шоковая терапия", продемонстрировавшая неспособность государства эффективно использовать свои ресурсы для социальной защиты населения в процессе реформирования общества, что привело его подавляющую часть к трансформационному шоку, спровоцировавшему многочисленные социальные недуги в обществе, социальную аномию, а вслед за ними - социальную апатию, криминализацию массового сознания, духовную, а не только физическую, нищету. И именно с ними мы связываем социальное нездоровье общества, которое закономерно сопровождается биологическим (или физическим), а также физическим нездоровьем под влиянием социально-экономических факторов.

Таким образом, трансформационные шоки стимулируют физические и психические недуги в обществе, усугубляя тем самым и его социальное нездоровье. И это очевидно хотя бы тем обстоятельством, что перманентная на протяжении четверти века (если мы отсчет трансформационных процессов в нашей стране поведем со времени "перестройки" (1985 г.)) репродукция новых поколений с многочисленными физическими недугами и психическими отклонениями объективно провоцирует у них многочисленные социальные недуги: алкоголизм, наркоманию, проституцию, бродяжничество, преступность и т.д.

Помимо вышеизложенных факторов, определяющих качественные показатели социального здоровья/нездоровья общества в период трансформации, модернизации, следует обратить внимание на нравственные факторы, когда растет неопределенность вследствие ценностных ориентаций. В такие периоды происходит размывание социальных ожиданий, снижение регулятивного потенциала принятых ранее норм [14].

Мы разделяем мнение тех исследователей, кто определяет социальное здоровье как благополучие людей и систему статусных характеристик, проявляющихся в установившихся отношениях, благоприятной атмосфере, ценностях, организации общества, уровне и качестве жизни, что в целом определяет социальное развитие [15].

В обществе, оказавшимся в подобной ситуации, объективно возникает аксиологический вакуум, образуется в силу расшатывания традиционно устоявшейся системы ценностей. Состояние аксиологического вакуума характеризуется прежде всего общим снижением ценностного статуса морали, нравственности, размытостью ориентиров в понимании добра и зла. Упадок социального авторитета традиционных ценностей сопряжен с общим разочарованием, личностной, личной резигнацией, профанацией идеи личной ответственности и личного выбора [16].

Таким образом, исходя из вышеизложенного, мы можем прийти к выводу, что на социальное здоровье как индивидов, так и общества в период трансформаций оказывают влияние не только социально-экономические факторы, но и духовно-нравственный климат. В условиях трансформации российского общества в анализируемый период времени доминируют негативные показатели, и именно это обстоятельство дает нам основание для вполне обоснованной тревоги по поводу их негативного влияния на социальную и национальную безопасность России, если исходить из позиции В.Н. Кузнецова о понимании национальной безопасности Российской Федерации как готовности и способности российского государства содействовать каждому отдельному человеку в достижении достойного качества жизни и надежной безопасности, как осознании человеком и обществом ответственности за сбережение российских кадров, за сохранение и укрепление единства и целостности российского государства, наших ценностей и культуры [17].

Подобная трактовка национальной безопасности предполагает ее органическую взаимосвязь с социальной сферой жизнедеятельности общества, на эффективность функционирования которой влияют не только правовая, социально-экономическая сферы государственной политики, сколько человеческий потенциал, которого за годы реформирования российского общества оказался весьма ограниченным, в том числе и за счет снижения социального здоровья членов общества, в результате чего в систему активных социальных отношений оказались включенными люди, испытавшие серьезные проблемы с физическим, психическим, нравственным здоровьем.

Распространенность физического и психического нездоровья среди наших соотечественников стала настолько высокой и очевидной, что вынудила органы здравоохранения понизить требования к здоровью, а порой требования понижается и к призывникам, к кандидатам на службу в органах государственной, исполнительной власти, в правоохранительных структурах из-за дефицита кадров или в силу иных, в том числе и коррупционных, соображений. В результате люди с ослабленным физическим и психическим здоровьем, выполняя свои профессиональные обязанности, оказываются, по сравнению со здоровыми, в большей степени зависимыми от метеорологических условий, подвержены ранней физической и психической усталости, стрессам, в результате чего объективно относятся к группе так называемого, профессионального риска из-за неспособности к принятию в вышеназванных состояниях взвешенных решений или совершения адекватных сложившейся ситуации действий.

Именно эта группа лиц оказывается наиболее подвержена ранней профессиональной деформации, что негативно отражается на их профессиональной культуре, нормативном поведении и т.д.

Вполне естественно, что физически и психически ослабленные лица оказываются в большей степени подвержены опасности социального нездоровья, т.к. в силу названных причин они чаще, чем здоровые люди, принимают ложные ценности за подлинные из-за неспособности к адекватной оценке действительности, традиционных ценностей, норм поведения.

Немалую опасность для общества представляет социальное нездоровье сотрудников правоохранительных органов, чья профессиональная деятельность, как известно, направлена на защиту общественного порядка, законных интересов граждан.

Если же учесть то обстоятельство, что, по мнению большинства исследователей, концепция социального здоровья строится на принципе триединства личности, общества и культуры, социальное нездоровье личности оказывает деформирующее воздействие на каждую их этих составляющих. И этот тезис находит подтверждение в тех проблемах, которые переживает правоохранительная система России, что вынуждает руководство государства последовательно реформировать на протяжении пяти последних лет ее структурные элементы в том числе, юстицию, МВД. И эффективность этого процесса будет зависеть в том числе и от внимания, которое оно будет уделять социальному здоровью молодого поколения как потенциального резерва правоохранительных органов, а также здоровью их сотрудников.

Таким образом, в завершение мы можем сделать вывод, что одним из важнейших условий жизнедеятельности государства является его национальная и социальная безопасность.

Среди факторов, способствующих ее обеспечению, в качестве приоритетных мы выделяем социальное здоровье населения, которое, в свою очередь, складывается из его физического, психического, духовного здоровья под влиянием благоприятных социальных условий.


Литература


1. Солонина В.П. Социальная безопасность в регионе: здоровье населения. Ставрополь, 2005. С. 11.

2. Кузнецов В.Н. Социология безопасности. 2007. С. 18.

3. Солонина В.П. Указ. соч. С. 11.

4. Серебрянников В., Хлопьев А. Социальная безопасность России. М. 1996. С. 24, 25.

5. Осипов Г.В. Предисловие к кн. Серебрянникова В., Хлопьева А. Социальная безопасность России. М., 1996.

6. Рагимова О.А. Динамика социального здоровья молодого поколения в региональном российском социуме. Саратов, 2010. С. 27.

7. Сорокин П.А. Кризис нашего времени // Американская социологическая мысль. М., 1996. С. 356.

8. Панкратьева Н.В. Здоровье - социальная ценность. Вопросы и ответы. М., 1989. С. 236.

9. Солонина В.П. Указ. соч. С. 18.

10. БМЭВ в ЗОТ. 3-е изд. М., 1978. Т. 8. С. 355 - 357.

11. Хагуров Т.А. Личность и общество в условиях кризиса: свобода и социальная регуляция // Теория и практика общественного развития. 2010. N 1.

12. Агафонов Ю.А. и др. Криминогенные процессы в современном российском обществе: причины, динамика, перспективы / Под общ. ред. М.Ю. Попова. Краснодар, 2010. С. 30.

13. Российская газета. 28.03.2010.

14. Штомпика П. Социальное изменение как травма // Социс. 2001. N 1.

15. Рагимова О.А. Указ. соч. С. 50.

16. Агафонов Ю.А. Указ. соч. С. 33.

17. Кузнецов В.Н. Указ. соч. С. 22.

18. Рагимова О.А. Указ. соч. С. 47.

Категория: Культура. Общество. Психология | Добавил: x5443 (04.02.2016)
Просмотров: 129 | Теги: социальный | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
...




Copyright MyCorp © 2016