Воскресенье, 04.12.2016, 17:15
Высшее образование
Приветствую Вас Гость | RSS
Поиск по сайту


Главная » Статьи » Законодательство. Государство и право

ДИАЛЕКТИКА ОБЩИХ ПРИНЦИПОВ ПРАВА

ДИАЛЕКТИКА ОБЩИХ ПРИНЦИПОВ ПРАВА


В.В. СОРОКИН, К.Е. КОВАЛЕНКО

 

Сорокин Виталий Викторович, декан юридического факультета, заведующий кафедрой теории и истории государства и права юридического факультета Алтайского государственного университета, доктор юридических наук, профессор.


Коваленко Ксения Евгеньевна, магистр юриспруденции, аспирант кафедры теории и истории государства и права юридического факультета Алтайского государственного университета.

 

Диалектика общих принципов права.

Принцип права является важнейшим инструментом теоретического анализа отрасли права, предмета, метода, отраслевого механизма правового регулирования и правовой системы в целом.

Понятия общих принципов права разрабатывались с древнейших времен. Законы, закрепившие общепризнанные принципы права, становились нормативной основой. Правовые системы (романо-германская, англосаксонская, римская) показывают, что исторически предопределенный множеством факторов стиль развития правовой культуры влияет на отдельные понятия и институты этих правовых систем, а также общие принципы права.

Отечественная наука по-разному рассматривает роль и знание общих принципов права. Одни ученые считают, что под принципами права обычно подразумеваются лишь те основополагающие идеи, которые получили официальное закрепление в нормах законодательства. Логическим следствием стали утверждения, что принципы могут обнаруживаться только в содержании указанных норм и к их числу нельзя отнести руководящие идеи правосознания, получившие общественное признание и реализуемые в правоотношениях, но не зафиксированные в нормативно-правовых актах <1>. Другим негативным моментом является сужение значимости принципов и ограничение сферы их действия рамками правотворчества и правоприменения, причем в правотворчестве им отводится роль теоретической базы, определяющей содержание конкретных норм, а в правоприменении их функция ограничивается лишь потребностью в толковании все тех же норм <2>. При таком подходе руководящие положения приобретают значения вспомогательных элементов, предназначенных исключительно для обслуживания нужд, направленных на создание и использование нормативного массива и не предназначенных для непосредственного регулирования общественных отношений.

--------------------------------

<1> Смирнов О.В. Основные принципы советского трудового права. М.: Юрид. лит., 1977. С. 15.

<2> Спасов Б. Закон и его толкование. М.: Наука, 1986. С. 205 - 213.


Отмечая тесную взаимосвязь данных принципов, ученые указывают, что добросовестность, справедливость и разумность в праве являются одними из ведущих начал в тех случаях, когда его участникам, а также суду предоставлено правомочие применять свое усмотрение.

С точки зрения законодателя и общества, правильным при осуществлении прав и свобод является использование таких принципов прагматической логики, как добросовестность, разумность и справедливость. Но разум перерабатывает или преобразует материал чувств, придавая им адекватную форму понятий, суждений, силлогизмов. Правила, по которым осуществляется работа с дистиллятом чувственного познания, составляют содержание формальной логики и включают в себя технику и методику правильного, истинностного вывода.

Широкое применение в действующем законодательстве имеет принцип разумности. Исследуемая категория понимается как основной набор понятий необходимый для конкретизации ряда практических и теоретических понятий, формирующих основу для решений и действий юридического характера в зависимости от различных контекстов и случаев.

В правоведении существует два направления исследования данной категории. Во-первых, изучение вопроса о разумности самого права. В данном случае рассматриваются рациональные и иррациональные моменты в праве, подчеркивается не столько практическое, сколько общетеоретическое значение.

Во-вторых, изучение вопроса об использовании в праве категории "разумность". В данном случае исследование носит непосредственно прикладное направление, поскольку здесь определяется место разумности в иерархии правовых категорий, а также содержание данной оценочной категории в действующем законодательстве.

Пленум Верховного Суда Российской Федерации принял Постановление от 16 сентября 2010 г. N 21 "О внесении изменений в Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 15 июня 2010 г. N 16 "О практике применения судами Закона Российской Федерации "О средствах массовой информации". В документе сказано, что "судам следует иметь в виду, что сумма компенсации морального вреда должна быть разумной и справедливой... Требования разумности и справедливости должны действовать также при определении суммы компенсации морального вреда, подлежащей взысканию с политических общественных деятелей и должностных лиц". Это свидетельствует о дальнейшей реализации начала разумности в судебной практике.

Судебная практика также свидетельствует о том, что принципы добросовестности и разумности приобретают межотраслевое значение и активно используются при оценке поведения субъектов семейных, трудовых, жилищных и других правоотношений. В качестве примера можно привести Определение Военной коллегии Верховного Суда Российской Федерации от 11 ноября 2008 г. N 6н-298/08. Предметом спора был вопрос о возможности предоставления жилого помещения по договору социального найма гражданину, который до этого совершил сделку купли-продажи собственного жилого помещения. Заявитель настаивал на том, что суд кассационной инстанции ошибочно отменил решение гарнизонного военного суда и необоснованно принял новое решение, ссылаясь при этом на ст. 53 Жилищного кодекса Российской Федерации, а также на п. 3 ст. 10 Гражданского кодекса Российской Федерации, указав на то, что А. осуществлял свои гражданские права вопреки критериям разумности и добросовестности. Суд надзорной инстанции признал выводы суда кассационной инстанции верными <3>.

--------------------------------

<3> Определение Верховного Суда Российской Федерации от 11.11.2008 N 6н-298/08 // СПС "КонсультантПлюс".


Как уже указывалось, в практике Европейского суда по правам человека такие характеристики поведения субъекта, как добросовестность и разумность, часто используются при решении споров, возникающих из публичных правоотношений. Например, Постановление от 12 декабря 2006 г. "Берден (Burden) и Берден (Burden) против Соединенного Королевства" <4> посвящено обоснованности освобождения от уплаты налога на наследственное имущество.

--------------------------------

<4> Там же.


Добросовестность, справедливость и разумность выступают в качестве критериев правомерности осуществления действий. Требуется это в ситуациях, когда имеет место "нецелесообразность, а во многих случаях невозможность нормативного закрепления точных границ субъективных прав и обязанностей участников гражданских правоотношений" <5>. Например, моральный вред носит неимущественный характер, и оценить его по конкретным объективным критериям нельзя. Поэтому ст. 1101 ГК РФ предписывает при определении размера компенсации морального вреда учитывать требования разумности и справедливости.

--------------------------------

<5> Емельянов В.И. Разумность, добросовестность, незлоупотребление гражданскими правами. М., 2002. С. 120.


Добросовестность предполагает, что "лицо... действует без умысла причинить вред другому лицу, а также не допускает легкомыслия (самонадеянности) и небрежности по отношению к возможному причинению вреда" <6>. При этом добросовестность, как правило, связывается с отсутствием информации об обстоятельстве, препятствующем возникновению или осуществлению права: лицо не знает и не должно знать о наличии соответствующего препятствия.

--------------------------------

<6> Емельянов В.И. Указ. соч. С. 91.


Кроме того, добросовестность и разумность вместе со справедливостью выступают в качестве требований, в соответствии с которыми применяется аналогия права при наличии пробела. Сказанное позволяет заключить, что любые участники гражданско-правовых отношений при осуществлении ими своих прав и исполнении обязанностей должны априори действовать добросовестно, справедливо и разумно. "Добросовестность - принцип гражданского права. Поступая недобросовестно, лицо ставит себя вне гражданского права, а значит, не вправе рассчитывать на гражданско-правовую и законодательную защиту" <7>.

--------------------------------

<7> Белов А.А. Добросовестность, разумность и справедливость как принципы гражданского права // Законодательство. 1998. N 8. С. 49 - 52.


Добросовестность характеризует, прежде всего, субъективную сторону - осведомленность лица о тех или иных обстоятельствах, однако это не означает полного отсутствия объективных показателей, которые также должны быть учтены при оценке поведения субъекта. "Судебная практика при признании приобретателя добросовестным/недобросовестным учитывает как объективные критерии (условия совершения сделки, цену покупки, состояние имущества и т.п.), так и субъективные критерии (выяснение реальности прав отчуждателя, знание о наличии спора по поводу имущества или об имеющемся корпоративном конфликте и т.п.)... Если совершению сделки сопутствовали обстоятельства, которые должны были вызвать у приобретателя имущества сомнения в отношении права продавца на отчуждение спорного имущества, приобретатель признается недобросовестным" <8>.

--------------------------------

<8> Лукьяненко М.Ф. Добросовестность: закон и практика применения. Ч. 1 // Право и политика. 2009. N 6. С. 1347 - 1356.


В римском праве мы обнаруживаем жизнестойкость подобного понимания общественного устройства. В Институции Гая говорится, что право "между всеми людьми установил естественный разум" как основу гражданского (цивильного) законодательства, сенатских постановлений или императорских указов <9>. Кант утверждал, что право представляет собой "чистый, a priori законодательный разум, не принимающий в соображение ни одной из эмпирических целей" <10>.

--------------------------------

<9> Памятники римского права. М., 1997. С. 17.

<10> Кант И. Сочинения на немецком и русском языках. Т. 1. Трактаты и статьи. М., 1994. С. 283.


Джон Ролз в своей работе "Теория справедливости" формулирует два принципа понимания справедливости: 1) каждый человек должен иметь равные права в отношении наиболее обширной схемы равных основных свобод, совместимых с подобными схемами свобод для других; 2) социальное и экономическое неравенства должны быть устроены так, чтобы: а) от них можно было бы разумно ожидать преимуществ для всех, и б) доступ к положениям и должностям был бы открыт всем <11>. Нормативность естественно-научного познания исходно базируется на выборе метода и средств познания, где разум одновременно становится инструментом познания и своеобразным резервуаром знания.

--------------------------------

<11> Ролз Дж. Теория справедливости. Новосибирск: Изд-во НГУ, 1995. С. 66.


Человек посредством разума пытается опровергнуть тщетность бытия о том, что все повторяется, было, есть и будет. Предназначение человека состоит в том, чтобы выступать в роли творца. Именно таким измерителем пользовались французские энциклопедисты и Ж.-Ж. Руссо, когда утверждали, что мера человеческого и его природа наличествуют в Разуме. Человеческий Разум есть не что иное, как общий для всех закон, конституирующий общество посредством общей воли в общественном договоре, находящем свое воплощение в Конституции. Таким образом, мера человеческого обретается в обществе, которое само формулирует стандарт того, что принадлежит человеку, не может быть им отчуждено и не может быть у него отнято. Тем самым количественный компонент (род) и качественный компонент (индивид) совмещаются во взаимодействующем публично-частном пространстве социальной реальности - гражданском обществе, которое через государство дает текущую оценку человека и гражданина.

Классическая форма естественно-правовых теорий, родившихся в период становления буржуазии, может быть охарактеризована как проникновение рационалистических идей в область правопознания, что являлось реакцией на господствующий до сих пор теологическо-мифологический подход к явлениям общественной жизни.

В "Пролегоменах" к своему исследованию о праве войны и мира Гуго Гроций специально подчеркнул разумное и, следовательно, разумно-достигаемое начало человеческого состояния (фрагменты VII, VIII и IX) <12>.

--------------------------------

<12> Гроций Г. О праве войны и мира. М., 1994. 868 с.


Философами-материалистами естественное состояние человека и вытекающее отсюда право мыслится как некое объективное, материальное бытие сосуществования людей. Последнее не является абсолютной и неограниченной свободой, а свободой, которую можно разумно ограничить в интересах самого же человека как члена природного целого. Гоббс писал: "Именем права обозначается не что иное, как свобода каждого располагать своими естественными способностями в соответствии с требованиями правового разума" <13>. Эта же мысль содержится в трудах Локка, писавшего в трактате "О государственном правлении", что естественный закон естественного бытия заключается в его разумности <14>.

--------------------------------

<13> Гоббс Т. Избранные произведения. М., 1989. 234 с.

<14> Локк Дж. Избранные философские произведения. М., 1960. Т. 2. С. 7.


Приведенные высказывания не составляют исключения в период расцвета классической теории естественного права. Наоборот, они отражают одну из ее основных идей: естество, природа создана так, что она может быть познана лишь при помощи разума, который составляет исключительное качество человека и который поэтому обладает привилегией жить в обществе, разумно организованном при помощи права. Философская линия такого подхода не обязательно и даже не в большинстве случаев материалистична, как и вся концепция общества в домарксовой философии. Таким образом, эта линия в методологии права последовательно рационалистична и тем самым объективно способствовала становлению подлинно научного подхода к праву.

Таким образом, общие принципы права приводят в равновесие различные теоретические категории, суждения, а также аргументы при различных обстоятельствах. Эти категории не имеют какого-либо фиксированного набора реквизитов или четких и жестких правил, зато дают многогранную оболочку критериев, количество которых варьируется в зависимости от обстоятельств. Это сложные по своей структуре и внутренней взаимосвязи элементы, содержащие субъективную (сознательную) и объективную (формально-юридическую) стороны.

Таким образом, общие принципы права должны способствовать укреплению внутреннего единства и взаимодействия различных отраслей и институтов права, а также норм права, правовых отношений, субъективного и объективного права, использоваться в законодательстве и судебной практике при решении вопросов, требующих оценки поведения лица с учетом конкретных обстоятельств в случаях, не имеющих четкого правового регулирования.


Список использованной литературы


1. Белов А.А. Добросовестность, разумность и справедливость как принципы гражданского права // Законодательство. 1998. N 8.

2. Гоббс Т. Избранные произведения. М., 1989.

3. Гроций Г. О праве войны и мира. М., 1994.

4. Емельянов В.И. Разумность, добросовестность, незлоупотребление гражданскими правами. М., 2002. С. 120.

5. Кант И. Сочинения на немецком и русском языках. Т. 1. Трактаты и статьи. М., 1994.

6. Локк Дж. Избранные философские произведения. М., 1960.

7. Лукьяненко М.Ф. Добросовестность: закон и практика применения. Часть 1 // Право и политика. 2009. N 6.

8. Памятники римского права. М., 1997.

9. Ролз Дж. Идеи блага и приоритет права. Современный либерализм / Пер. с англ. Л.Б. Макеевой. М., 1998.

10. Смирнов О.В. Основные принципы советского трудового права. М., 1977.

11. Спасов Б. Закон и его толкование. М., 1986.

Категория: Законодательство. Государство и право | Добавил: x5443 (01.03.2016)
Просмотров: 106 | Теги: право | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
...




Copyright MyCorp © 2016