Воскресенье, 31.05.2020, 18:39
Высшее образование
Приветствую Вас Гость | RSS
Поиск по сайту



Главная » Статьи » Правоохранительная деятельность

ДЕВИАЦИИ НЕСОВЕРШЕННОЛЕТНИХ КАК ФАКТОР ПРЕСТУПНОСТИ: СОЦИАЛЬНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКИЙ И КРИМИНОЛОГИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ

Д.Д.Туркина

ДЕВИАЦИИ НЕСОВЕРШЕННОЛЕТНИХ КАК ФАКТОР ПРЕСТУПНОСТИ: СОЦИАЛЬНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКИЙ И КРИМИНОЛОГИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ

Аннотация. В статье анализируется влияние подростковых девиаций на формирование устойчивой преступности несовершеннолетних, рассматриваются основные причины социальных отклонений подростков и научные подходы к их изучению в зарубежной и в отечественной науке. В основу исследования положено изучение социально-психологических и криминологических факторов, способствующих «вызреванию» девиантных и делинквентых поведенческих особенностей преступной среды.

Ключевые слова: личность, подросток, девиантное поведение, делинквент, преступность несовершеннолетних, профилактика.
 

Является неопровержимым фактом, что даже в самом передовом и развитом обществе невозможно добиться безукоризненного соответствия всех членов социума закрепленным нормам и правилам поведения. Проблема эта настолько исторически глубока, что ещё в период Античности мыслители пытались найти ей объяснение. Платон, например, объяснял разнообразие в поведении людей тем, что боги подмешивают в исходный материал либо глину, либо железо, либо золото и отводят человеку разные по своему качеству поведенческие мотивы и общественную миссию   Однако первые попытки научного изучения причин отклоняющегося поведения и разработки направлений и методов по его преодолению были предприняты только в конце XIX столетия, во многом благодаря исследованиям Э. Дюркгейма, а впоследствии, уже в XX веке, Р. Мертона и А. Коэна. Результатом их плодотворной деятельности стало рождение принципиально новой области научного знания - социологии девиантного (отклоняющегося) поведения и социального контроля. В итоге был заложен новый подход к пониманию социальных отклонений, смысл которого заключался в стремлении установления их причин и детерминантов, а также в определении комплекса мер по предупреждению наиболее опасной общественной патологии.

Таким образом, раздел науки, направленный на изучение социальных девиаций, стал продуктом западной исследовательской мысли. На наш взгляд, это не случайно, поскольку именно западное общество капиталистической формации стало «родиной» многих из социальных бедствий, поразивших впоследствии и другие части света. Искаженное понимание человеческой свободы, мнимый индивидуализм, культ товарно-денежных отношений и многое другое, характерное для западной идеологии, породили социальный конформизм, сопряженный с удовлетворением личных потребностей, и безудержную вседозволенность. Дополнительную динамику этот поведенческий культ получил во второй половине XX века после окончания Второй Мировой войны, когда, как казалось, ничто более не препятствует Западу в построении свободной модели социально-государственного устройства. Её побочными характерными чертами стали алкоголизм и наркомания, проституция и бродяжничество, игромания и педофилия, неизменно ассоциирующиеся с проявлениями западной псевдокультуры.

В Советском Союзе, как справедливо отмечают отечественные исследователи, социология девиантного поведения не сложилась в качестве самостоятельной научной и учебной дисциплины. Данная проблема не была актуальной и требующей сколько-нибудь оперативного реагирования со стороны ученого сообщества. Причина тому, как представляется, коренится в специфике советского общественного строя. Воспитанное в духе коллективизма и взаимоконтроля, не избалованное материальными излишествами советские общество выступало гарантом социальной справедливости и равных возможностей, которые, впрочем, должны были неизменно служить общественным интересам. Соответственно, все фиксируемые отклонения от нормы воспринимались как нечто исключительное, действительно являлись феноменом, т.е. редким и нехарактерным явлением. Вряд ли в современных российских реалиях оправдано употребление данного понятия, поскольку в условиях масштабных социально-экономических проблем феноменальность социально-поведенческих отклонений полностью утратила прежний смысл.

Отказ от духовно-идеологических ценностей социализма и полный слом принципов советской формации погрузили российское общество в долговременный вакуум. В условиях высокого градуса социальной напряженности и политической нестабильности не только рушились духовные стереотипы мышления, но и утратили свой непререкаемый характер социальные эталоны поведения. Некогда запретные плоды «окультуренного свободного» Запада в начале 90-х г. г. XX века буквально ворвались в российский быт не только в виде моды на зарубежные брендовые товары, поп-музыку, «желтую» прессу и т.п., но и в виде социально опасных казино, порнографии, проституции, не считая бурно расцветшей деятельности преступно-мафиозных структур. Всё это естественным образом негативно отложилось на самочувствии российского общества, где и без того в сложной обстановке семья как исходное социальное начало и гарант стабильности переживала глубочайший кризис.

Разумеется, самой неподготовленной к общественно-опасным веяниям времени и потому уязвимой социальной группой оказались подростки и несовершеннолетняя молодежь. Именно эта часть общества оказалась наиболее болезненно подвержена побочным результатам демократизации России, таким как алкоголизм, наркомания, проституция, бродяжничество и иные формы асоциального поведения. Созданию благоприятной для нарушения общепринятых моральных и правовых норм среды послужили глобальные мировые процессы.

В этих условиях возникла настоятельная необходимость в систематизации знаний относительно сущности социальных девиаций и их внутренних механизмов для выработки практических рекомендаций по борьбе с ними. Было бы несправедливо говорить об отсутствии какого-либо теоретического опыта, наработанного советской научной школой в рамках исследуемой проблемы. Однако отклоняющееся поведение по большей части изучалось в рамках отдельных научных направлений: криминологии, наркологии, суицидологи и др. Для осуществления комплексного анализа на рубеже XX и XXI в. в. не доставало социологических знаний. Результатом развития междисциплинарного подхода в этот период стало оформление социологии девиантного поведения, большую роль в становлении которой сыграли академик В.Н. Кудрявцев и профессор Я.И. Гилинский. Последний явился основоположником целого исследовательского направления под названием «девиантология»  . Весомый вклад в разработку данной темы внесли О.С. Ситникова, М.Н. Добрунова, Е.В. Змановская, С.Т. Сулейманова, И.В. Севастьянова, Ю.А. Клейберг и др.

Известно, что девиантное поведение всегда связано с каким-либо несоответствием человеческой деятельности установленным в обществе нормам, в том числе, правовым, а также ценностям, ожиданиям, сложившимся стереотипам. Следовательно, девиантность является естественной формой межличностных отношений, причём как в своих негативных, так и позитивных проявлениях. Не случайно, ещё Ю.А. Клейберг определил девиантное поведение как «поступок, действие человека и социальное явление»  . Однако, разумеется, наиболее пристальное внимание исследователей и в целом общественности обращает на себя именно негативная девиация как наиболее агрессивная и деструктивная форма социальных отклонений.

Научным путём установлено, что девиации имеют место в любых социальных и возрастных группах. Тем не менее, девиантное поведение в подростковой среде занимает особую позицию в системе социальных отношений и, соответственно, исследовательской практике. Данное обстоятельство объясняется высоким уровнем лабильности юношеской психики, восприимчивостью к воздействию различного рода процессов, окружающих подростков. Их социализация несет в себе принципиально иные характеристики в отличие от тех, которые присущи социальным отношениям в возрастных группах. Подростковому периоду свойственны отсутствие достаточного социального опыта и шаткость психологической и нравственной позиций. Внутренний конфликт между желаемым и возможным приводит подростка к потребности в самовыражении и самоутверждении, причем, зачастую, с помощью негативного поведения. При этом явным заблуждением было бы недооценивать уровень психоэмоциональной зрелости. Как убедительно показала А.И. Шипицина, подростки в возрасте 1416 лет достигают такой степени умственного и волевого развития, которая позволяет им критически осмысливать свои поступки .

Пожалуй, наиболее удачно источник девиации определен Я.И. Гилинским. По мнению исследователя, в качестве такового следует признать «наличие социального неравенства в обществе, а так же различие возможностей удовлетворения насущных потребностей для разных социальных групп»  . Вслед за большинством авторов следует признать, что при всей значимости биологического (наследственного) и психологического факторов социальный фактор играет доминирующую роль в формировании девиантного поведения несовершеннолетних лиц. Под этим фактором следует понимать совокупность общественных институтов и связей между ними, в рамках которых осуществляется жизнедеятельность подростка. В первую очередь, конечно, имеется в виду социальная среда (семья, ближайшее окружение, друзья), а также его обучение, воспитание и сфера интересов. Следует подчеркнуть, что даже в случае негативной социальной атмосферы, сложившейся вокруг него, прямая связь между её негативным влиянием и отклоняющимся поведением подростка отсутствует . Катализатором девиантной динамики она с неизбежностью становится в случае наследственной аномалии и низкой психологической устойчивости индивида, когда единственно приемлемым выражением его защитной реакции становятся различные девиации и преступное поведение. Можно с уверенностью утверждать, что в подавляющем большинстве случаев подросток с девиантным поведением - это субъект с личностными деформациями, а так же с устойчивыми стереотипами антиобщественного поведения.

Конечно, подростковый возраст характеризуется в принципе эмоциональной неуравновешенностью, упрямством, неадекватными амбициями и максимализмом в рассуждениях и поступках. Однако, в случаях с девиантными проявлениями, речь следует вести не о возрастных особенностях несовершеннолетних, которые присущи основной массе подростков, а о криминогенных сдвигах, представляющих собой устойчивую асоциальную форму сознания. Для неё характерна постоянная демонстрация пренебрежения к нормам общепринятого поведения (сквернословие, появление в обществе в нетрезвом виде, приставание к гражданам, порча общественного имущества и т.д.), пристрастие к спиртным напиткам, нар - котикам и азартным играм, систематические побеги из дома и бродяжничество, ранние половые связи и половая распущенность и т.д.

Чем же обусловлено более интенсивное возникновение и развитие психогенно обусловленных аномалий у части подростков? Исследователи единодушны во мнении, что в эту группу риска попадают несовершеннолетние с неблагополучными условиями их семейного воспитания, выражающимися в наличии различных нервно-психических заболеваний у родителей, в их алкоголизме и пьянстве, противоправном и аморальном образе жизни, жестокости в семьях. По данным И.В. Упорова, прямое отрицательное влияние родителей и старших членов семьи имеет место в 30-35 % преступлений несовершеннолетних  . Не подлежит сомнению, что именно недостаток нравственного развития личности в итоге и воплощается в различные формы девиа- нтности подрастающего поколения. Лишенные должного родительского попечения такие подростки наиболее склонны к бродяжничеству и, тем самым, подвержены опасности стать жертвами насилия и преступлений. По данным статистики, ежегодно более 50 тыс. подростков уходят из семьи, более 20 тыс. покидают детские дома и школы-интернаты, а в крупных городах России (с населением от 500 тыс. до миллиона) насчитывается от 20 до 45 тыс. безнадзорных подростков  .

Наиболее запущенные формы подростковых деформаций образуются в тех случаях, когда социальное неблагополучие отягощается дефектами психофизического и интеллектуального развития и состояния. Указанные нарушения обусловлены, как правило, аномалиями внутриутробного развития или осложнениями, возникшими во время родов, а также в младенческом и раннем детском возрастах, которые опровождаются явлениями инфантилизма и отставанием в физическом развитии, включая дефекты внешнего вида, пониженный уровнень интеллектуального развития. Всё это, разумеется, создаёт трудности в общении со сверстниками и отягощает процесс социализации таких подростков.

Такого рода факторы формируют криминогенную личность, для которой характерны утрата интересов к учебе, разрыв с учебным или трудовым социумом, полное равнодушие к проблемам общества, игнорирование правовых и нравственных оценок с его стороны. Интересы коллектива для таких субъектов полностью вытеснены досуговыми интересами. Именно здесь формируются гипертрофированные потребности, связанные с погоней за «красивой» жизнью, в достижении которой подростки действуют, как правило, противоправными способами. Сформированный криминогенный тип личности уже готов к совершению преступления, и в соответствующей ситуации такой человек, мало задумываясь, совершает его. Нередко для совершения несовершеннолетним преступления достаточно незначительного повода. Такой подросток, как правило, не сможет уже удержаться от соблазна присвоить то, что «плохо лежит», что можно безнаказанно отнять у слабого и т.д.

Не случайно, согласно статистике, в структуре правонарушений, совершаемых несовершеннолетними, наибольший удельный вес составляют различного рода хищения. Это особенно относится к 11-13- летним подросткам, но характерно для подростков и более старшего возраста. Так, по данным прокуратуры Ивановской области, в 2018 году в регионе судами рассмотрено 118 уголовных дел в отношении 151 несовершеннолетнего, и по 105 из них были вынесены обвинительные приговоры. Большинство несовершеннолетних (74 %) осуждено за совершение преступлений против собственности . В отчете ВРИО начальника УМВД по Ивановской области В.А. Пронина было указано, что в 2018 г. отмечен рост преступности несовершеннолетних на 10,2 %, причем он коснулся всех 15-ти муниципальных районов области. Как было подчеркнуто в докладе, в структуре подростковой преступности преобладают преступления против собственности: почти 60 процентов правонарушений - это кражи (59,8%; 193), в число которых входят квартирные кражи (13), кражи автотранспорта (15), велосипедов (12), а также цветных металлов (12)  .

Таким образом, проблема обусловленности подростковой преступности различного рода девиантными проявлениями носит сегодня весьма актуальный характер, поскольку взаимосвязь между ними не вызывает сомнения. Предупреждение преступности следует начинать с профилактики социальных отклонений, поскольку только общественно-адаптированные дети могут выступать залогом здорового будущего всей нации. При этом следует помнить, что лица, совершающие противоправные действия в раннем возрасте, позже, как правило, значительно труднее поддаются исправлению и в итоге составляют основной резерв для взрослой и рецидивной преступности. В этой связи особая роль отводится подростковой коррекции как способу преодоления девиаций и недопущения их трансформации в преступные деяния. В отношении же тех несовершеннолетних, кто уже преступил закон, коррекционная работа должна выстраиваться ещё более грамотно и скрупулёзно, чтобы не допустить рецидива. Вряд ли в данной ситуации можно возложить эту миссию на семью несовершеннолетнего деливкента. Как точно по этому поводу отметил Д.А. Столяров, в большинстве случаев подростковая преступность является продолжением семейной нездоровой среды, поэтому коррекцией детей там заниматься некому и нечем .

Следовательно, большая доля нагрузки и ответственности в данном вопросе ложится на государственные и гражданские институты общества (спецшколы, колонии, центры временного содержания несовершеннолетних правонарушителей, различные волонтерские объединения, психологические центры). Хочется надеяться, что применяемые ими методики, в основе которых лежат передовые технологии (тесты, тренинги, социометрия, референтометрия, реабилитационные программы и др.), способны повлиять на решение проблемы подростковых поведенческих отклонений. К сожалению, следует констатировать, что полностью искоренить девиантное поведение подростков не представляется возможным. Однако на современном этапе гораздо более реалистичная задача этой деятельности состоит в том, чтобы четко обозначить государственные приоритеты в этом вопросе и избежать кампанейщины и формализма.

БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК

1. Античная литература. Древняя Греция: хрестоматия. М.: Изд- во МГУ. М., 1981.
2. Гилинский Я.И. Криминология. СПб., 2009.
3. Гилинский Я.И. Девиантология. Социология преступности, нар - котизма, проституции, самоубийств и других «отклонений». СПб.: Юридический центр «Пресс», 2004.
4. Клейберг Ю.А. Социальные нормы и отклонения. М.: Вита- Пресс, 1997.
5. Мишукова О.А., Гузенина С.В. Девиантное поведение подростков в современной России // Студенческий электрон. науч. журн. 2018. № 2(22). URL: http//sibac.info/journal/student/22/95975
6. Молодежь в условиях социально-экономической трансформации российского общества. М., 2009.
7. Отчет ВРИО начальника УМВД России по Ивановской области полковника полиции В.А. Пронина перед депутатами Ивановской областной Думы 28 марта 2019 г. [Электронный ресурс] URL: https://37.мвд.рф/.
8. Столяров Д.А. Правовая коррекция в подростковой преступной среде: основные направления и проблемы реализации / Философские и социально-экономические аспекты формирования правового сознания граждан. Материалы научно-практической конференции. Ответственный редактор - И.И. Грунтовский. М., 2016.
9. Упоров И.А. Девиантное поведение несовершеннолетних как предпосылка совершения ими преступных деяний // Общество и право. 2012. № 4 (41).
10. Шипицина А.И. Биологические и социальные факторы нарушения поведения у детей и подростков. СПб., 2009.

Источник: Научно-информационный журнал “Вестник Международного юридического института” № 3 (70) 2019


Категория: Правоохранительная деятельность | Добавил: x5443 (02.05.2020)
Просмотров: 29 | Теги: девиантное поведение | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
...




Copyright MyCorp © 2020 Обратная связь