Суббота, 21.10.2017, 11:37
Высшее образование
Приветствую Вас Гость | RSS
Поиск по сайту



Главная » Статьи » Культура. Общество. Психология

ЧЕЛЯБИНСКАЯ ОБЛАСТЬ: ОСОБЕННОСТИ СОЦИАЛЬНОГО САМОЧУВСТВИЯ

ЧЕЛЯБИНСКАЯ ОБЛАСТЬ: ОСОБЕННОСТИ СОЦИАЛЬНОГО САМОЧУВСТВИЯ

С.Р.Абрамкина, Д.В.Богданова, Е.А.Терещук

В июле-августе 2011 года Лаборатори­ей прикладной политологии и социологии Челябинского института УрАГС проведен социологический опрос населения Челябин­ской области по методике Центра изучения социокультурных изменений ИФ РАН «Соци­окультурный портрет региона». В ходе иссле­дования выявлены особенности отдельных сторон жизнедеятельности области в оцен­ках ее жителей. В соответствии с методикой ЦИСИ ИФ РАН социальное самочувствие на­селения региона представляется интеграль­ным показателем, составляющими которого, прежде всего, являются защищенность от опасностей, удовлетворенность жизнью в целом, уровень оптимизма. Наряду с оцен­ками южноуральцев по этим компонентам в статье отражены демографические пока­затели и ответы на другие вопросы, также фиксирующие особенности социального са­мочувствия населения области.

Большинство опрошенных относятся к факту своего проживания в Челябинской скорее позитивно**. Так, 27% респонден­тов рады, что живут на Южном Урале; 43% – в целом довольны, хотя многое не устраивает. Не испытывают никаких чувств по этому поводу 13% опрошенных. Вариант «мне не нравится здесь жить, но я привык и не собираюсь уезжать» выбрали 6% респондентов. Доля тех, кто хотел бы переехать жить в другой регион России, составляет 4,5 % респондентов, а уехать из России желают 4,3%.

Какие особенности Челябинской об­ласти позволяют зафиксировать демо­графические показатели? Челябинская область на современном этапе характе­ризуется рядом социально–демографи­ческих диспропорций, что, впрочем, со­ответствует среднестатистическим данным по России. Во-первых, в области отмеча­ются относительно невысокие показатели рождаемости, а во-вторых, в регионе на­блюдается относительно высокий уровень смертности, в том числе в трудоспособном возрасте, на фоне незначительной дина­мики продолжительности жизни населе­ния. В-третьих, в области идет процесс старения населения – увеличение в нем удельного веса старших возрастов.

Численность населения Челябинской области сокращается, что наглядно демон­стрируют данные таблицы 1.

Проблема депопуляции в Челябинской области стоит менее остро по сравнению с Центральной Россией. Численность населе­ния области сократилась за 1989–2009 гг. только на 2,5%, поскольку естественная убыль населения в 1990-е гг. почти пол­ностью компенсировалась миграционным притоком. Но в 2000-х гг. приток мигран­тов иссяк, и ежегодное сокращение чис­ленности населения области сблизилось со средними темпами по стране – 0,6–0,7% в год [5].

Демографические характеристики Че­лябинской области и в конце 1980-х гг., и в настоящее время почти полностью сов­падают со средними показателями в целом по стране. Сходство проявляется не только в показателях рождаемости (13 на 1000 на­селения в последние годы) и смертности (14,3%), но и в возрастной структуре на­селения области [7, с. 82].

По продолжительности жизни Челя­бинская область занимает 36-е место в России. Средняя ожидаемая продолжи­тельность жизни в Челябинской области в 2009 г. составила 68,26 лет (для сравнения: в 2000 году – 64,65 лет; в 2005 – 64,77 лет). Продолжительность жизни муж­чин – 62,12 лет, женщин – 74,47 лет [5]. Динамика ожидаемой продолжительности жизни южноуральцев соответствует обще­российским тенденциям.

Рождаемость в области выше средних общероссийских показателей – по уровню рождаемости область устойчиво находится на 30–м месте в Российской Федерации. Рост общего коэффициента рождаемости наблюдается с 2002 года. Но небольшое увеличение рождаемости является недо­статочным не только для расширенного, но и даже для простого воспроизводства населения. Меры по поддержке рождае­мости, принимаемые в рамках нацпроек-та «Здоровье», способствовали её росту в 2009 году до 13 новорожденных на 1000 населения [2].

Что думают южноуральцы по поводу возможных причин, сдерживающих рост рождаемости в регионе? По мнению боль­шинства респондентов, главной причиной является экономический фактор: низкие доходы (65,3%), плохие жилищные ус­ловия (45,8%), что также связано с не­высокими доходами, а также отсутствие материальной поддержки со стороны го­сударства (35,3%).

Почти каждый пятый опрошенный пола­гает, что причина низкой рождаемости – ус­тановка супругов на «достаточность» одного ребенка. Вопрос о том, сущностная ли это трансформация семейных ценностей или временное явление, порожденное модой или экономическим прагматизмом, требует отде­льного разговора. Но факт остается фактом: на протяжении последнего десятилетия еже­годное число смертей превышает численность родившихся. По уровню смертности область находится на 41-м месте. Основными при­чинами смертности населения области яв­ляются: болезни системы кровообращения, внешние причины смерти, а также новооб­разования. Уровень смертности обусловлен высокой заболеваемостью жителей области, которая на протяжении последних лет остает­ся выше показателей соседних областей. Рост заболеваемости населения области происхо­дит практически по всем классам болезней, что соответствует общероссийским тенденци­ям [7, с. 85].

К вопросу о заболеваниях. В ходе ис­следования респондентам был задан воп­рос: «Как Вы оцениваете состояние своего здоровья?». Около 40% респондентов оце­нивают состояние собственного здоровья как нормальное. Так чаще отвечают мужчи­ны, жители области в возрасте от 18 до 50 лет, имеющие оконченное и неоконченное высшее образование. Такая самооценка в основном характерна для жителей малого города (с численностью населения до 50 тысяч жителей), среднего города (с чис­ленностью населения от 50 до 100 тысяч жителей) и большого города (с численнос­тью населения более миллиона жителей).

Негативная оценка состояния собствен­ного здоровья (а это в общей сложности почти 60% опрошенных), как правило, характерна для жителей средних городов: они чаще других отмечают позиции «часто болею», «имею хроническое заболевание» и «инвалид».

Положительная самооценка состоя­ния здоровья в большей степени присуща мужчинам (в сравнении с женщинами они реже обращают внимание на плохое само­чувствие), более молодым южноуральцам (в сравнении с представителями старшей возрастной группы они объективно мень­ше болеют) и респондентам с высшим и незаконченным высшим образованием (в сравнении с респондентами с более низ­ким уровнем образования, что скорее все­го коррелирует с возрастом: в старшей воз­растной группе больше доля респондентов, не имеющих высшего образования). Не последнюю роль в уровне заболеваемости в области играет экологическая обстанов­ка: не защищенными от ее неблагоприятного воздействия считают себя 58,4% рес­пондентов. Но о социальных опасностях по порядку.

Ответы южноуральцев на вопрос «На­сколько сегодня Вы лично чувствуете себя защищенным от различных опасностей?» позволили выявить проблемы–опасности (табл.2).

Наиболее серьезной проблемой–опас­ностью для населения области представляет­ся преступность: 64% опрошенных ощущают свою незащищенность перед этой угрозой. И это при том, что область не является лидером по числу преступлений среди субъектов Рос­сийской Федерации. По статистике за 2009 год область находится на 27 месте среди субъектов РФ по числу зарегистрированных преступлений на 100 000 человек населе­ния (показатель – 2440 зарегистрированных преступлений). Среди субъектов УрФО Челя­бинская область уступает «пальму первенс­тва» Курганской (14 место), Свердловской (15 место) и Тюменской (16 место) областям [5].

На втором месте по остроте – пробле­ма бедности: 60% респондентов на данный момент не ощущают себя защищенными от этой опасности. Так, 16% респондентов, ха­рактеризуя материальное положение свое и своей семьи, отмечают, что денег не хва­тает на повседневные затраты; у 20% на повседневные затраты уходит вся зарплата; покупка одежды затруднительна для 22%. У остальных 42% материальное положение лучше, в том числе 2% – практически ни в чем себе не отказывают.

Сказывается и влияние финансово-эко­номического кризиса 2008–2010 гг. Опрос показал: порядка 70% опрошенных южноуральцев так или иначе пострадали от кризиса: потеряли в доходе, столкнулись с задержками выплат, вынуждены были взяться за дополнительную работу либо остались без работы.

Третья по значимости социально значимая опасность для населения области – незащи­щенность от произвола чиновников (58,6%).

Существенную опасность представляет и экологическая ситуация на Южном Ура­ле, о чем мы уже упоминали. В области функционирует около 15 тыс. промышлен­ных предприятий и организаций, негатив­но влияющих на окружающую среду [8]. К промышленному загрязнению окружающей среды в Челябинской области добавилось радиоактивное воздействие в 50-е–60-е годы, произошедшее в результате деятель­ности производственного объединения «Маяк». Вполне понятно, почему 58,4% южноуральцев считают себя незащищен­ными от экологической угрозы. К примеру, состояние воздуха и воды в области боль­шинство опрошенных оценивают негативно (табл. 3).

Южноуральцы считают себя в целом защищенными от таких социальных опас­ностей, как ущемления из-за национальной принадлежности (59,7%) и притеснения за религиозные убеждения (57,6%). Челябин­ская область является многонациональным регионом, на ее территории проживают представители более чем 130 националь­ностей: русские, татары, башкиры, немцы, евреи, азербайджанцы и др. [3]. На тер­ритории области работают несколько на­циональных культурных центров: «Русский культурный центр», «Немецкий культурный центр», «Еврейский общинный дом», «Кон­гресс татар Челябинской области», «Курул­тай башкир Челябинской области», Азер­байджанский культурный центр «Озан» и др. Ведется работа как по укреплению межнациональных отношений, так и по со­хранению культурного наследия различных народов.

Более половины опрошенных южноуральцев – 54% – полностью или частично удовлетворены своей жизнью. Почти треть (31,4%) придерживается противоположной точки зрения. Среди горожан доля тех, кто удовлетворен своей жизнью, на 10% мень­ше, чем среди жителей сельской местности (соответственно – 44,7% и 55,4%). Город­ская среда, с одной стороны, дает больше возможностей, чем сельская, удовлетво­рить потребности человека в создании ком­фортных условий жизни, в самореализации, в проведении досуга и т.д. С другой сторо­ны, по мере удовлетворения одних потреб­ностей возникают новые, для реализации которых не сразу появляются объективные и субъективные условия. В этом смысле в городе разрыв между потребностью и возможностью ее удовлетворить ощущается более остро, чем в не богатой возможнос­тями сельской местности.

По сравнению с прошлым годом, каж­дый третий респондент – житель области (32,2%) отметил, что стал жить лучше, поч­ти каждый пятый (22,1%) отметил ухудше­ния. Надежду на улучшения в жизни в сле­дующем году высказали в общей сложнос­ти 28,7% опрошенных южноуральцев. В 3 раза меньше (9,5%) доля тех, кто ожидает ухудшений от предстоящего года.

Уровень оптимизма населения изме­рялся и ответами на вопрос «Насколько Вы сегодня уверены или не уверены в своем будущем?» (см.табл.6). Среди южноуральцев в 2011 году доля оптимистов (вполне уверены в будущем + скорее уверены, чем нет) на 12% меньше, чем в среднем по Рос­сии в 2010 году. А количество пессимистов (скорее не уверены в будущем, чем увере­ны + совершено не уверены) совпадает с общероссийским значением (табл. 4).

Некоторая разница в уровне оптимизма наблюдается между жителями городов и сел Челябинской области. Среди опрошенных горожан выше процент уверенных в будущем, чем среди селян (в целом на 6%), что опять же, на наш взгляд, связано с большими воз­можностями, которые предоставляет город. Социальное самочувствие жителей региона отражается и в степени самосто­ятельности индивида в решении вопросов улучшения собственной жизни: «Как Вы считаете, в какой степени улучшение Вашей жизни сегодня зависит от…?» (табл. 5).

Решение южноуральцами жизненно важных вопросов, по самооценкам, в боль­шей степени зависит от них самих. На вто­ром месте – значимость влияния на жизнь, с одной стороны, ближайшего окружения – семьи, родственников, с другой – власти всех уровней. В меньшей степени улуч­шение жизни жителей области зависит от начальства и друзей, земляков.

Таким образом, в целом среднестати­стический южноуралец берет на себя от­ветственность за собственную жизнь, про­являя гражданскую самостоятельность, но при этом демонстрирует и определенное «иждивенчество», считая, что улучшение его жизни, пожалуй, зависит и от государства.

Дополнить и разнообразить эти выводы позволяет выявление особенностей трудовой мотивации южноуральцев, которая представ­ляется значимым фактором личного и обще­ственного благосостояния. Трудовая мотивация, по мнению ряда исследователей, – это, прежде всего, совокупность внутренних и внешних движущих сил, которые побуждают человека к деятельности, задают её границы и формы, придают ей направленность, ори­ентированную на достижение определённых целей [1, с. 146]. Трудовая мотивация граждан во многом является рефлексивным показате­лем их отношения к происходящим в стра­не и регионе политическим, экономическим, социальным и другим изменениям, адаптированности к ним и в этом смысле отражает социальное самочувствие населения.

Жителям области был задан закрытый вопрос: «Какую работу Вы бы предпочли сегодня, если бы могли выбирать?». От­веты на него позволяют зафиксировать ведущие мотивы трудовой деятельности южноуральцев (самостоятельность, ста­бильность, высокий доход, стремление рисковать, свободное время, легкая ра­бота и т.д.) и понять степень их рыночной ориентированности.

Из пяти суждений (исключаем вариант «не знаю») три характеризуют традицион­ные, нерыночные мотивы трудовой деятель­ности («иметь пусть небольшой, но твердый заработок и уверенность в завтрашнем дне», «иметь пусть небольшой, но твердый зара­боток», «иметь небольшой заработок, но больше свободного времени и более легкую работу»), другие два – ориентации на трудо­вую деятельность в условиях рынка («много зарабатывать, пусть даже без особых гаран­тий на будущее», «иметь собственное дело, вести его на свой страх и риск»).

Данные нашего исследования показали, что в Челябинской области только 13,8% от числа опрошенных готовы иметь собственное дело, вести его на свой страх и риск. Для этих людей важна самостоятельность в ор­ганизации своей трудовой деятельности. Их относительная немногочисленность обычно объясняется наличием административных ба­рьеров на пути развития бизнеса, значитель­ными экономическими и институциональны­ми рисками ведения малого бизнеса.

В прожективной ситуации, которая мо­делирует выбор между высоким заработком и гарантиями стабильности, на первый план выходит уверенность в завтрашнем дне: 40,6% опрошенных предпочли пусть неболь­шой, но твердый заработок и уверенность в завтрашнем дне. К небольшому, но твердому заработку без уверенности в завтрашнем дне готовы только 5%.

Ориентация же на высокий заработок, пусть даже без особых гарантий на будущее характерна лишь для 21,2% жителей региона. Небольшой заработок, больше свободного времени и более легкую работу ищут 3,7% опрошенных.

В Челябинской области доля респон­дентов с нерыночными мотивами трудовой деятельности составляет 49,4% против доли респондентов с ориентацией на труд в усло­виях рынка – 34%. Характерно, что подав­ляющее большинство среди респондентов, ориентирующихся на рыночные ценности, проживают в крупных населенных пунктах региона. Желание стабильности и неболь­шого заработка чаще демонстрируют жите­ли малых и средних городов области.

Нерыночная трудовая мотивация, без­условно, препятствует активному развитию рыночной экономики и росту производи­тельности труда. Поскольку приоритет ры­ночных отношений уже сложился в стране и регионе, превалирование носителей тради­ционной нерыночной мотивации труда яв­ляется источником социально-экономичес­кой напряженности в регионе: требования модернизации экономических отношений наталкиваются на ценность стабильности.

Однако потенциал дальнейшего развития рыночных отношений в Челябинской области стоит оценить как вполне реальный, посколь­ку на рыночные трудовые ценности ориен­тируется более трети респондентов. Одной из основных макроэкономических причин изменений в мотивации трудовой деятель­ности является трансформация отношений собственности (прежде всего, появление час­тной собственности), которые обусловливают формирования качественно нового состояния мотивации труда, ее основы, структуры, со­держания, под воздействием чего форми­руется и сам тип личности с определенной структурой трудовых ценностей.

На основе типовой методики ЦИСИ РАН с опорой на ряд обозначенных выше показателей был рассчитан интегральный индекс социального самочувствия населе­ния Челябинской области [4, с. 792–793]. Отдельные коэффициенты, характеризую­щие социальное самочувствие населения Челябинской области, и интегральный индекс социального самочувствия пре­вышают пороговое значение в 0,51 балла (табл. 6).

Полученный индекс социального са­мочувствия населения Челябинской облас­ти – 0,62 – и другие представленные дан­ные говорят о том, что региональное со­общество обладает определённым запасом социальной устойчивости, и его социаль­ное самочувствие представляется в целом удовлетворительным на общероссийском фоне. С одной стороны, можно отметить в социальном самочувствии региона общие для страны тенденции (динамика демо­графических показателей), с другой сторо­ны, субъективные оценки южноуральцев, настроения, ориентации отражают специ­фическое восприятие меняющихся условий жизнедеятельности области.

__________________

1. Виханский О.С., Наумов А.И. Менеджмент: Учебник. – М.: Высш. шк., 2006. 670 с.

2. Доклад Губернатора Челябинской области П.И.Сумина на заседании Законодательного Собрания «Об итогах социально-экономического развития Челябинской области в 2009 году и задачах на 2010 год» (26.02.2009)

3. Национальный состав населения Челябинской области по данным Всероссийской переписи насе­ления 2002 года // Интернет-ресурс: http://chelstat.g ks .ru/System/vpn–2002.htm

4. Регионы в России: Социокультурные портреты регионов в общероссийском контексте / Под общ. ред.Н.И.Лапина, Л.А.Беляевой. – М.: Academia, 2009.

5. Регионы России. Социально-экономические показатели. Раздел 2. 2010: Стат.сб./Росстат. – М., 2010 //Интернет-ресурс: www.gks. ru

6. Результаты шестой волны Всероссийского мониторинга «Ценности и интересы населения России», полученные ЦИСИ ИФ РАН в 2010 году // Интернет-ресурс: www.intelros .ru

7. Статистический ежегодник по Челябинской области, 2010. Раздел «Население».

8. Справочник промышленных предприятий Челябинской области // Интернет-ресурс: http:// www. promfirm74. ru.


Читать дальше

Категория: Культура. Общество. Психология | Добавил: x5443 (08.02.2016)
Просмотров: 378 | Теги: социальный | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
...




Copyright MyCorp © 2017 Обратная связь