Среда, 22.01.2020, 10:28
Высшее образование
Приветствую Вас Гость | RSS
Поиск по сайту



Главная » Статьи » Культура. Общество. Психология

БИБЛИОТЕЧНО-ИНФОРМАЦИОННЫЕ НАУКИ В ЦИФРОВОМ МИРЕ: ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИЕ ВЕКТОРЫ И ЗАДАЧИ

Н. В. Лопатина, доктор педагогических наук, профессор

БИБЛИОТЕЧНО-ИНФОРМАЦИОННЫЕ НАУКИ В ЦИФРОВОМ МИРЕ: ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИЕ ВЕКТОРЫ И ЗАДАЧИ

В статье рассмотрен вопрос будущего библиотечно-информационных наук в цифровом мире. Даётся авторская трактовка понятия «библиотечно-информационные науки». Автор показывает эвристичность теоретического багажа библиотечно-информационных наук для решения актуальных социальных проблем цифровизации. Определены особенности отечественных библио- течно-информационных наук, их вклад в исследования информационной сферы, социально- информационного взаимодействия, их методологические традиции. Ставится задача управления отраслевым знанием, раскрываются риски и проблемы нерационального использования научного знания в сфере библиотечно-информационных наук. Анализируются временной лаг между появлением идеи и её реализацией в библиотечно-информационные практики, методологические и организационные трансформации в науке. Доказывается прорывный характер исследований, проводимых в русле нового научного направления - теории социально-информационных технологий. Обозначен круг наиболее актуальных направлений исследований для библиотечно-информационных наук. Особое внимание уделено «кадровой конверсии» как задаче, требующей научно обоснованного решения.

Ключевые слова: наука, библиотечно-информационные науки, цифровизация, цифровая экономика, библиотековедение, библиографоведение, книговедение, информационная инфраструктура общества, информационно-коммуникативные форматы чтения, интеллектуализация информационной деятельности, информационные кадры, организация информационного пространства, управление знаниями.
 

Один из наиболее острых вопросов, который волнует современное библиотечное сообщество, - вопрос о будущем библиотечно- информационных наук в цифровом мире.

Его задают сегодня и те, от кого зависит судьба наших наук, - представители управления отраслью как на макроуровне (уровне исполнительной власти государства), так и на мезоуровне (уровне отдельных научных и научно-образовательных учреждений). Стоит ли продолжать инвестировать ресурсы в научные исследования и практико-ориенти- рованные разработки в области библиотечно-информационных наук, когда происходят тектонические сдвиги информационно- коммуникационных платформ социального взаимодействия?

Несмотря на то, что автор этой статьи и её коллеги разрабатывают весьма результативные аналитические инструменты для принятия решения о необходимости финансирования научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ (НИОКР) и определения перспективных направлений научно-технологического развития для своей отрасли, подобная задача представляет особую сложность.

Необходимо найти решения не только на методическом, но и на методологическом уровне, ощущается потребность в осмыслении и переоценке предыдущего опыта и перестройке философии и идеологии понимания информационного разнообразия социокультурной феноменологии.

Современные законы научной коммуникации исключают возможность использовать в этой статье собственные, но ранее опубликованные наработки автора, касающиеся генетических основ и эволюции информационной инфраструктуры общества. Но именно представленные в них полисистемный подход к информационной истории общества и социологии информатизации, теория социально-информационных технологий, науковедческие изыскания и результаты включённого наблюдения позволяют сделать следующий вывод: библио- течно-информационные науки всегда были и всегда будут важным условием направленного, управляемого информационного развития. И их траектория ни в коем разе не зависит от того, сколь долго общество будет поддерживать такое учреждение, как библиотека.

Это связано с тем, что науки, которые во всём мире называются библиотечно-ин- формационными науками, - это науки не о библиотеке, даже если слух в первую очередь из потока звуков выделяет это слово, а сама эта мысль покажется многим крамольной. Это - науки о мире, в котором базовой социальной потребностью является информационная потребность, а базовой формой взаимодействия выступает социально- информационное взаимодействие. В мире, в котором основы культурогенеза, политического фундамента имеют информационную природу [7; 12], обязательно существуют особые явления, процессы, механизмы, социальные институты (в том числе библиотека, книжная культура и т.д.), благодаря которым базовые для общества и человека информационные потребности удовлетворяются, и развиваются науки, которые изучают эти потребности, процессы, механизмы, их акторов, социальные институты, их реализующие; проектируют социальные структуры, программы, направленные на их поддержку и совершенствование.

Что мы включаем в понятие библиотеч- но-информационных наук (Library and Information Science, LIS), которое используется по всём мире? Во-первых, «классический триумвират»: библиотековедение, библио- графоведение и книговедение; во-вторых, науки, генезис и эволюция которых связаны с «триумвиратом» (например, документология или наукометрия); в-третьих, научные направления, «отпочковавшиеся» от выше обозначенных наук, которые обрели суверенность или институционализируются как самостоятельные направления (например, общая теория чтения, теория информационной культуры); в-четвёртых, научные направления, которые сегодня проходят стадию становления внутри официально оформленных наук или на стыке с другими научными группами (теория прикладной информатики, теория социально-информационных технологий). Вместе с тем нельзя не признать, что вопрос о структуре данного комплекса дискуссионный и сам по себе требует изучения.

Цифровой мир не просто часть информационной среды, базирующейся на цифровых системах передачи информации, на средствах коммутации и управления, обеспечивающих передачу и распределение потоков информации в цифровом виде, на форматах данных, использующих дискретные состояния. Это в первую очередь социум, который создаёт цифровую среду, осваивает её, перестраивает вековые структуры и тысячелетние институты под влиянием новых технологий, новых форматов оперирования информацией, меняет направление традиционных социальных процессов, трансформирует механизмы социальной интеграции, общественного разделения труда, трансфера знаний между поколениями. Изменяемся мы сами и изменяем нашу повседневность на всех уровнях - от политики и экономики до быта и досуга.

Процессы, которые мы сегодня называем «цифровизация», сами по себе достойны внимания библиотечно-информацион- ных наук.

Что именно изменяет мир? Какие трансформации происходят в сфере производства и распространения знаний в социуме? Каким образом эти фундаментальные процессы влияют на информационную инфраструктуру общества? Что ожидает традиционные социально-информационные институты, к которым относится и библиотека, и книжное дело, и ГСНТИ? И самый важный вопрос: что необходимо современному человеку в цифровом мире для того, чтобы удовлетворять и развивать свои интеллектуальные, творческие, эстетические, духовные потребности, потребности личностного роста, для того чтобы быть счастливым и жить в радости, мире и добре?

Многие наши коллеги, и учёные, и практики, не верят в то, что потенциал библио- течно-информационных наук, и классических, и новых, ещё формирующихся, достаточен для проведения подобных исследований. Но позволю себе не согласиться с ними.

Давайте обратим внимание на историю наших наук. Несколько фамилий в алфавитном порядке - без ненужных рейтингов и претензий на полный охват: К. И. Абрамов, Р. С. Гиляревский, Ю. С. Зубов, О. П. Коршунов, Б. А. Семеновкер, В. В. Скворцов, Н. А. Сляднева, А. В. Соколов, Ю. Н. Столяров, В. А. Фокеев и многие другие. В их работах - изучение информационного поведения человека, исторической и ситуативной специфики информационного оперирования, эволюции информационной среды и информационной феноменологии, информационной инфраструктуры общества в динамике [см., например: 1; 3; 4; 5; 14; 15; 17; 21; 22 и другие].

Библиотечно-информационные науки не просто исследовали отдельные вопросы социально-информационного взаимодействия в разные исторические эпохи: от времён дописьменной коммуникаций до глобального информационного обмена на основе цифровых технологий. Они заложили фундамент для научного осмысления и изучения форм и форматов реализации информационного обмена и информационного обслуживания, эволюции информационной инфраструктуры. И те, кто говорит о низкой социальной значимости наших наук, не могут даже представить себе, сколь серьёзный вклад в изучение функционирования информации в обществе и системы социальных коммуникаций внесли библиотековеды и библиографоведы.

Главной особенностью отечественных библиотечно-информационных наук является то, что мы ранее, чем кто-либо другой, определили композитный характер информационной сферы - традиционной бумажной, электронной аналоговой или цифровой, - и изучали все явления, все процессы и с позиций документалистики, а далее информатики, и с позиций разных наук и научных подходов:

• антропологии и социологии, которые на приоритетные позиции научного познания и освоения мира ставят человека и общество, в котором он живёт;

• политологии и истории, которые помогают нам видеть фундаментальное и вариативное, общее и частное, глобальное и национальное. Благодаря этому мы знаем, каких моделей развития стоит бояться, какие - необходимо корректировать, а каким стоит аплодировать; каким образом следует выстраивать систему принципов и норм, обеспечивающих социально ориентированное и социально ответственное функционирование информации в обществе;

• психологии, которая даёт нам возможность изучать психофизиологические основания информационного поведения и информационной культуры, создавать здоро- вьесберегающую среду, свободную от агрессии и депрессии;

• культурологии, которая позволяет нам видеть не только формальные предписания, но и иные общечеловеческие нормы, типовые модели поведения, ценностные ориентиры, идеалы и видеть мир информации в диалектике традиций и новаций, высоких культурных благ и повседневности бытия;

• и, конечно же, педагогики и других наук, доказывающих необходимость и разрабатывающих инструментарий «мягкого управления» личностью и социумом во имя мира и добра.

И эти методологические традиции мы переносим в изучение цифрового мира как главный и самый ценный багаж.

Исторически наши науки первыми начали разрабатывать эту тематику в контексте характерного и доминирующего для XIX и XX веков информационно-коммуникативного формата - традиционных бумажных документных коммуникаций.

Сегодня сложно найти исследования информационной сферы, социально-информационного взаимодействия более фундаментальные и значимые. И многие научные достижения в познании социально-информационных процессов и явлений, которые становятся основаниями государственных программ цифровизации, были сделаны в русле библиотечно-информационных наук. Печально, что нередко они забыты, а в некоторых случаях попали на «свалку идей».

Рациональное использование научного знания - одна из самых больших проблем современности. Наша кафедра проводит реабилитацию многих теоретических работ, популяризацию научного наследия. Но одна из ключевых задач - управление знаниями, причём не только как предмет исследования, но и как прикладная проблема организации библиотечно-информационных наук. Ключевые риски стратегического развития отрасли кроются в том, что не бережётся и не применяется каждая крупинка уникальных знаний и разработок, в которые вложены силы и иные ресурсы. Повседневные практики взаимодействия библиотечно-ин- формационных наук и обслуживаемой отрасли диссонируют с приоритетами цифрового мира, цифровой экономики идеологически, системно. Недостаточно оценивается интеллектуальный труд, часто отдаётся предпочтение активным действиям и делается ставка на единичный, не всегда осмысленный и неоднозначный по последствиям опыт, остаются без внимания и разработки предыдущих поколений, и новые идеи, публикации учёных, ситуативные разработки ставятся выше перспективных, научно обоснованных и стратегических решений.

Опираясь на клишированную сентенцию «практика - критерий истины», мы забываем о том, что если наука не просто описывает и анализирует практику, но и реализует свою преобразующую миссию, то обязательно существует лаг между появлением идеи и её осознанием, включением в официальные государственные программы, реализацией и социальной диффузией. В библиотечно-информационной сфере этот лаг составляет не менее 20 лет. Современные учёные, опережая управление и практику, как и положено - минимум на два шага, при столкновении с реалиями и профессиональными стереотипами, о которых так хорошо писал П. Г. Щедровицкий [25], слышат в свой адрес обвинения в оторванности от практики.

Большинство представителей отраслевого управления и практики часто забывает о том, что многое из определяющего сегодняшний день библиотек - например, программы поддержки чтения, цифровая грамотность и цифровое кураторство, деятельность в социальных сетях и блогосфера, кадры для цифровой экономики - начиналось с грантов, государственных заданий 2000-2010 годов, диссертаций, которые готовились в МГИК и других научных центрах [см., например: 6; 7; 8; 9; 10; 13; 16; 20; 23; 24; 26 и многие другие]

В условиях движения к цифровой экономике происходит трансформация не только повседневных информационных практик, но и классической гносеологической «линейки»: теория (философия) - методология - методика исследования (эмпирический уровень). Актуальность приобретает особый вектор методологии - методология макроуровней социальной деятельности, формирующая новые форматы взаимодействия науки и практики: быстрое восхождение практики к научным исследованиям, с одной стороны, и интеграцию научных исследований в социальные практики - с другой стороны.

На макроуровнях выше степень социальной ответственности за принятые решения, что определяет необходимость рассмотрения проблем социального проектирования не только в русле вульгарной интерпретации и «вписывания» в ситуативные структуры, а «по существу» - с целью упреждения и ослабления социальных рисков и содействия действительно эффективной деятельности. Сегодня в библиотечно-информаци- онных науках мы развиваем этот особый уровень - уровень стратегической аналитики, который представляет собой социокультурное проектирование только на научной основе, на основе многофакторного изучения и прогнозирования.

Прорывный характер носят исследования и разработки в области социально-информационных технологий. Это научное направление, которое родилось в МГИК, ин- ституциализируется и в течение десятилетия станет одной из полноправных библио- течно-информационных наук, перерабатывая их наследие для перехода на иной, более фундаментальный уровень исследования возможностей информационного воздействия на социум и управления им [20]. Социально-информационные технологии - это совокупности методов и средств информационного воздействия на общество с целью получения определённого социального результата. Н. А. Сляднева включает в содержание понятия «социально-информационные технологии» совокупность контента (информационных сообщений, смыслов, именуемых ключевыми императивами и являющихся информационно ёмкими, компактными, «свёрнутыми» программами, информационно воздействующими на людей с целью получения запланированных реакций) и социально-информационной инфраструктуры (системы средств трансляции аудитории ключевых императивов, которая может включать в себя как традиционные (или технические) каналы распространения информации, так и общественные организации, учреждения, используемые для тех же целей) [19].

В наши дни социально-информационные технологии стали приоритетными инструментами социального управления в силу возможности оперативного глобального охвата аудитории (множества социальных субъектов) единым информационным контентом, что обеспечивает им социально- синергетический эффект. Научиться создавать, организовывать и регулировать этот контент на благо человека и общества - наша главная научная задача, и для её решения необходима и общая теория чтения, и библиографоведение, и теория социальных коммуникаций, и книговедение.

Справедливости ради надо сказать, что настоящие прорывные инновации встречаются крайне редко во всех сферах, но это не повод отказывать от каждодневной, кропотливой научной работы, инвестируя силы в так называемые устойчивые инновации.

Попробуем обозначить круг наиболее актуальных направлений исследований для библиотечно-информационных наук:

1. Исследования информационно-коммуникативных форматов: важно определить направление и содержание их развития, спрогнозировать следующую смену доминанты, новую онтологию. Какие форматы, социальные технологии, механизмы, институты будут обеспечивать удовлетворение главной социальной потребности - информационной?

2. Исследования чтения, потому что оно не исчезнет никогда, даже если перестанет существовать бумажная книга и библиотека в её традиционном понимании, даже если библиотека станет центром общения, пространством идей.

Развитие информационных коммуникаций за последние 20 лет доказало, что чтение само по себе имеет черты социального института, причём более устойчивые, чем критерии библиотеки как социального института. В ряду исследовательских задач, которые хотелось бы решить в ближайшее время, - выяснить, может ли чтение, актором которого выступает обычный человек, «привычный» объект нашего патерналистского воздействия, приобрести какое-либо, пока ещё непонятное институциональное оформление?

3. Исследования производства знания: точного, художественного, научного, аналитического; его институтов, новых и традиционных механизмов его представления и функционирования в обществе. Представляют интерес новые, зарождающиеся в условиях цифровой экономики традиции интеллектуальной собственности; границы и мера допустимого влияния производителя информационного продукта на социум; измерение социального эффекта и социального одобрения.

4. Исследования в области организации информационных массивов и потоков - комплекс проблем, который мы поручили решать машине, не решив её до конца в самой совершенной информационной системе - в человеческом мозге. Машина научилась работать с формализованными метаданными, но не с теми метаданными, которые мы используем в повседневных практиках информационного поиска.

5. Исследования интеллектуализации информационной деятельности. Эта позиция заслуживает отдельной статьи, ибо искусственный интеллект и его ИТ-реализация - слишком сложны и не сводятся только к тесту Тьюринга. Зарождается пул принципиально новых функциональных направлений библиотечно-информационной деятельности, создающих разнообразие новых информационно-аналитических продуктов. В связи с этим актуально глубинное моделирование интеллектуальных механизмов информационно-аналитической деятельности [18] и проектирование предсинтеза нового кластера компетенций библиотечно- информационного специалиста.

6. Исследования информационной инфраструктуры, которую ожидает коренной перелом в ближайшие 10-15 лет. Уже сегодня мы обоснованно говорим о том, что, например, информационная инфраструктура науки будет абсолютно другой [2], ибо те процессы, которые катализируют перемены, столь сильны, что их, как и атомную реакцию, уже невозможно остановить.

Один из самых острых вопросов: что будет происходить с традиционными элементами информационной инфраструктуры, и самая прикладная тема, из тех, которыми мы должны заниматься сегодня, - рациональное использование потенциала библиотечных кадров в ходе, видимо, уже неизбежного и серьёзного сокращения библиотек, которое ведётся в стране. «Кадровая конверсия» - задача ближайшего будущего, требующая научно обоснованного решения. В его основе должно лежать понимание позиций библиотечной профессии в профессиональной структуре общества, компетент- ностный и полисистемные подходы.

Сегодня складываются новые форматы реализации информационной работы, основанные на инициативной деятельности профессионалов, на проектности, коллаборации и гибкости трудовых отношений. Эти новые форматы приходят взамен организационных структур, противоречащих цифровому миру своей приверженностью к ценностям уходящей эпохи, но в нашу сферу они приходят очень тяжело, но именно в них - основные решения «кадровой конверсии». Цифровой контент не сводится только к электронным библиотекам, но и имеет индивидуальную направленность - как и диктуют актуальный информационный рынок, повседневные культурные и социальные практики. Научить пользоваться цифровыми технологиями можно быстро, а вот какова среда для их использования, доступна ли она, обозрима, интересна и значима ли для пользователя - вот вопросы, на которые надо ответить до того, как начинать строить проекты реквалификации отраслевых кадров.

В заключение хотелось вспомнить слова великого О'Генри: «Дело не в дороге, которую мы выбираем; то, что внутри нас, заставляет нас выбирать дорогу» [11]. Будущее библиотечно-информационных наук зависит от того, что внутри нас, - от наших интересов, от наших ценностей, от нашего труда. Мир меняется, и мы меняемся вместе с ним: ставим новые задачи и выбираем новые пути их решения. Насколько всё это результативно, покажет завтрашний день.

Примечания

1. Абрамов К. И. История библиотечного дела в СССР : [учебник для библиотечных факультетов институтов культуры, педагогических вузов и университетов]. 3-е издание, перераб. и доп. Москва : Книга, 1980. 352 с.
2. Антопольский А. Б., Ефременко Д. В. К вопросу о едином электронном пространстве знаний // Вестник Российской академии наук. 2018. Т. 88, № 2. С. 163-170.
3. Гиляревский Р. С. Информатика и библиотековедение : Общие тенденции в развитии и преподавании / АН СССР. ВИНИТИ. Москва : Наука, 1974. 200 с.
4. Зубов Ю. С. Библиотечно-библиографическое управление художественным развитием личности (теоретические основания) : диссертация на соиск. учён. степ. доктора педагогических наук : 05.25.03 / Зубов Юрий Сергеевич. Москва, 1988. 393 с.
5. Коршунов О. П. Библиография: теория, методология, методика. Москва : Книга, 1986. 285, [2] с. : ил.
6. Культура информационного общества. III Зубовские чтения : материалы научной конференции (Москва, 20-22 мая 2009 г.) / науч. ред. Н. В. Лопатина, О. Б. Сладкова, Г. И. Булдина. Москва : МГУКИ, 2010.
7. Культурная политика в условиях информационного общества : сборник научных статей / науч. ред. О. Б. Сладкова, Н. В. Лопатина, С. М. Оленев. Москва : МГУКИ, 2008.
8. Лопатина Н. В. Информатизация в контексте исследования социокультурных трендов // Обсерватория культуры. 2008. № 5. С. 16-20.
9. Лопатина Н. В. Управление информатизацией как приоритетная задача социального развития // Информационные ресурсы России. 2005. № 1 (83).
10. Мамедов Н. О. Система социокультурной коммуникации: регулятивная функция и перспективы развития : диссертация на соиск. учён. степ. кандидата культурологических наук : 24.00.01 / Мамедова Наталья Олеговна. Москва, 2002. 176 с.
11. О. Генри. Дороги, которые мы выбираем // Собрание сочинений : в 5 томах. Москва : Литература ; Престиж книга ; Рипол классик, 2005. Том 4. Деловые люди. Коловращение. Всего понемножку.
12. Оленев С. М., Сляднева Н. А. Информационные основы культурогенеза // Культурология: новые подходы : альманах-ежегодник. Вып. 3-4 / Московский государственный университет культуры. Научно-исследовательский центр. Москва : МГУК, 1998. С. 33-48.
13. Проблемы информационной культуры : сборник статей / Международная академия информатизации [и др.]. Москва : [б. и.], 1997-. Выпуск 3: Информационное мировоззрение и информационная культура = Information philosophy of life and information culture / [науч. ред.: Ю. С. Зубов, B. А. Фокеев]. 1996. 199 с.
14. Семеновкер Б. А. Эволюция информационной деятельности. Рукописная информация. Часть 1 / Российская государственная библиотека. Москва : Пашков дом, 2009. 245 с.
15. Семеновкер Б. А. Эволюция информационной деятельности. Рукописная информация. Часть 2. Архивы. Библиотеки. Музеи / Российская государственная библиотека. Москва : Пашков дом, 2011. 336 с.
16. Сладкова О. Б. Мониторинг как инструмент социокультурного диалога «власть - общество» : автореферат диссертации на соиск. учён. степ. доктора культурологии : 24.00.01 / Сладкова Ольга Борисовна ; Государственная академия славянской культуры. Москва, 2005. 34 с.
17. Сляднева Н. А. Библиография в системе Универсума человеческой деятельности: опыт системнодеятельностного анализа : монография. Москва : Изд-во МГИК, 1993.
18. Сляднева Н. А. Информационная антропология нового мира: проблемы интеллектуальной эволюции человека информационной эпохи // Культура и образование в информационном обществе : материалы Международной научной конференции, Краснодар, 16-18 сентября 2003 года / [науч. ред.: И. И. Горлова и др.]. Краснодар : Краснодарский государственный университет культуры и искусств, 2003. С. 40-45.
19. Сляднева Н. А. Социально-кибернетические механизмы гомеостатического регулирования социума // Социальная философия и проблемы современного общества : (Материалы «круглого стола»). Часть 1 / [науч. ред.: И. Н. Романов и др.]. Москва : МГУКИ, 2003. С. 49-56.
20. Социально-информационные технологии - феномен XXI века : материалы научной конференции. Москва : МГУКИ, 2002.
21. Столяров Ю. Н. Библиотековедение. Избранное. 1960-2000 гг. Москва : Пашков дом, 2001. 554 с.
22. Фокеев В. А. Природа библиографического знания : монография / Российская государственная библиотека, Сектор истории книги, библиотечного дела и библиографии. Москва : РГБ, 1995. 350 [1] с.
23. Художественное развитие в информационном обществе = Cultural development in the informationoriented society : сборник научных трудов / Министерство культуры Российской Федерации, Московский государственный университет культуры и искусств, Институт информационных коммуникаций и библиотек, Кафедра информатизации культуры ; [науч. ред.: Н. В. Лопатина, C. А. Чазова]. Москва : МГУКИ, 2014. 215 с. : портр., табл.
24. Шлыкова О. В. Феномен мультимедиа = Multimedia Phenomenun : технологии эпохи электронной культуры : монография / Московский государственный университет культуры и искусств. Москва : МГУКИ, 2003. 268 с. : ил.
25. Щедровицкий П. Г. Очерки по философии образования : статьи и лекции. Москва : Эксперимент, 1993. 154 с.
26. Чазова С. А. Информационно-библиографический мониторинг литературного процесса : Вопросы теории и методики : диссертация на соиск. учён. степ. кандидата педагогических наук : 05.25.03 / Чазова Светлана Анатольевна. Москва, 2000. 212 с.

Источник: Научный журнал "Вестник Московского государственного университета культуры и искусств". 2019. № 2 (88)


Категория: Культура. Общество. Психология | Добавил: x5443 (23.12.2019)
Просмотров: 20 | Теги: библиотечно-информационные | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
...




Copyright MyCorp © 2020 Обратная связь