Четверг, 20.02.2020, 04:02
Высшее образование
Приветствую Вас Гость | RSS
Поиск по сайту



Главная » Статьи » Образование. Научная деятельность

АУТИЗМ. МЕДИКО-БИОЛОГИЧЕСКИЕ МАРКЕРЫ

А.Л. Горбачёв, доктор биологических наук

АУТИЗМ. МЕДИКО-БИОЛОГИЧЕСКИЕ МАРКЕРЫ

Представлен обзор данных литературы по медико-социальным проблемам аутизма – расстройствам аутистического спектра (РАС). Рассмотрена история исследования РАС, проанализированы возможные причины развития аутистических расстройств. Приведена динамика распространенности аутизма. Представлены основные биологические и медицинские маркеры РАС. Приведены собственные данные по изучению минерального обмена у детей, обучающихся по адаптированным образовательным программам в «Магаданском областном центре образования».

Ключевые слова: расстройства аутистического спектра (РАС), медико-биологические маркеры аутизма, минеральный обмен. 

 

Термин «аутизм» впервые был использован в 1943 г. для описания группы детей, поведение которых заметно отличалось от поведения умственно отсталых детей или детей с шизофренией [11; 38]. Расстройства аутистического спектра (РАС) представляют собой группу психоневрологических заболеваний без установленной этиологии [47]. Аутизм характеризуется триадой симптомов: нарушением вербальной и невербальной коммуникации, нарушением социального взаимодействия и аномально стереотипным поведением [10; 21].

Распространенность аутизма в разных странах широко варьирует в зависимости от уровня медицины, диагностических критериев, возраста обследованных [9; 63]. Распространенность аутизма начала стремительно увеличиваться в конце 1980-х гг. До этого этот показатель составлял примерно 1 на 2 000 детей. Но уже в 2017 г., например, в США, частота РАС составляла 1 случай на 45 детей [11; 13]. По распространенности аутизма, США является третьей в мире страной (после Северной Кореи и Гонконга).

В настоящее время уровень аутизма во всем мире угрожающе нарастает [6; 20]. За последнее десятилетие его рост ранжируется от 50 до 2000 % [43]. Предполагается, что тенденция к росту сохранится, и уже через несколько десятилетий число детей с РАС составит половину и более. Таким образом, масштаб аутистических нарушений и прогресс их развития настолько велики, что речь идет об угрозе разрушения общественного интеллекта.

Аутизм - это полифункциональное, многофакторное нарушение, в основе которого лежат неврологические, травматологические, иммунологические, биохимические, эндокринные и другие проблемы [18; 35]. Считается, что аутизм возникает на базе генетической предрасположенности, которая реализуется при определенных негативных обстоятельствах [10].

Расстройства аутистического спектра встречаются в странах всего мира вне зависимости от географии, расовой принадлежности, этнических групп и социальной среды. По-видимому, существует некий единый комплексный фактор, объединяющий несколько причин, инициирующих аутизм, одна их которых является доминантной. Учитывая глобальный характер распространения аутизма, можно полагать, что эта причина должна быть общей для всего современного общества.

Во-первых, аутизм можно рассматривать как болезнь информационного мира. Существует точка зрения, что аутизм, т. е. уход ребенка в свой внутренний мир, - это аутич- ный тип защиты от избытка внешней информации, что является общей проблемой современного мира [10].

Во-вторых, ведущим фактором, своеобразным триггером, запускающим психоневрологические расстройства и нарушения социально-поведенческих реакций, можно считать загрязнение окружающей среды (эпигенетический фактор). В ряде исследований в поддержку гипотезы о нарастании частоты аутизма рассматривают патологическое воздействие на развивающийся организм (мозг) экологических поллютантов: гербицидов, пестицидов, некоторых пищевых продуктов, инфекционных агентов [29].

Диагностика. Субъективность диагностики РАС, основанной на поведенческих реакциях, вызывает необходимость в определении объективных медико-биологических маркеров аутизма, так как однозначных и обоснованных критериев РАС не существует. В настоящее время аутизм диагностируется с помощью наблюдения за поведением, и среди популярных диагностических инструментов можно выделить Шкалу наблюдения для диагностики расстройств аутистического спектра (ADOS), Интервью для диагностики аутизма (ADI-R) и Шкалу рейтинга аутизма у детей (CARS).

За последние десятилетия исследователи получили широкий спектр биомаркеров РАС, часто коррелирующих с тяжестью аутизма, которые включают метаболические, генетические признаки и нарушения нейровизуализации [21]. Однако на сегодняшний день надежных диагностических биомаркеров для оценки РАС - нет [30]. Рассмотрим некоторые из маркеров аутизма.

Генетика. За время изучения аутизма накопились факты, свидетельствующие о том, что аутизм - это не только психологическое расстройство. У некоторых детей кроме аутизма выявляют хромосомные и генетические синдромы, аномалии головного мозга, функциональные нарушения желудочно- кишечного тракта, болезни обмена. Долгое время сочетанию аутизма с другими клиническими симптомами не придавали особого значения, но высокая частота подобных случаев заставила задуматься об их «неслучайности». В результате возник термин «атипичный» или «синдромальный аутизм» - аутизм, являющийся одним из симптомов другого заболевания [1].

Генетические и хромосомные причины составляют 25-50 % случаев аутизма, причем, чем тяжелее аутизм, тем более вероятна его генетическая природа [40]. У однояйцевых близнецов аутизм повторяется в 7095 % случаев, а у дизиготных - в 10-24 %. Черты аутизма присутствуют у родственников больного в 90 % [24].

В течение многих лет исследователи изучали конкретные гены в целях выявления гена аутизма или набора генов. В настоящее время от 18 до 20 % лиц с диагнозом аутизм имеют синдромальный аутизм, т. е. известные наследуемые расстройства [11]. В частности, по наследству передается детский аутизм: существуют семьи с двумя детьми, больными аутизмом.

Факторы окружающей среды. На протяжении многих лет ученые считали, что существует взаимосвязь между перенесенными во время беременности вирусными инфекциями и повышенным риском аутизма. Эта связь обнаружена для врожденной краснухи, вируса простого герпеса, кори, паротита, ветряной оспы и цитомегаловируса [ 45] .

Несмотря на научные исследования, направленные на выяснение причины или причин аутизма, до сих пор в научной литературе нет определенного ответа на этот вопрос. Однако тот факт, что заболеваемость РАС быстро нарастает на протяжении последних десятилетий, явно указывает на экологическую составляющую.

Показано, что РАС может вызываться техногенным загрязнением металлами и металлоидами (свинец, ртуть, алюминий, кадмий и мышьяк) [54; 56]. Причем в зависимости от биогеохимических характеристик территории и уровня техногенных нагрузок будет проявляться специфическое действие региональных нейротоксинов.

Одним из центральных направлений в исследовании эпигенетики аутизма является изучение нейротоксической роли ртути, содержание которой в биосфере прогрессивно нарастает [3; 19; 20; 41; 50; 54; 55;]. Существует даже точка зрения, что аутизм представляет собой своеобразную форму ртутной интоксикации - novel form of Hg poisoning [16; 65]. Высокая распространенность РАС в Китае, Гонконге, Южной Корее, США может быть связана с диетическим предпочтением населением морепродуктов и рыбы, ткани которых аккумулируют ртуть мирового океана.

Неврология. Результаты, касающиеся специфических структурных аномалий и биохимического дисбаланса у людей с РАС, неоднозначны. Однако достоверно показано, что для детей с аутизмом характерен относительно большой размер мозга в раннем возрасте и меньшее количество нейронов с длинными аксонами, которые соединяют различные области мозга, а также обилие нейронов с короткими аксонами [61; 27].

Медицинские и сопутствующие патологии. Показано, что для большинства людей с РАС характерны и другие медицинские проблемы (коморбидный аутизм).

Клинический интерес представляет материнская иммунная активация или MIA; при этом выявлена взаимосвязь между аутоантителами материнского организма к мозгу плода и аутизмом [31]. Причина MIA неизвестна, но некоторые исследователи предположили генетическую восприимчивость к факторам окружающей среды [17].

Другая проблема, связанная с иммунитетом, включает аллергии: (поллиноз), кожные (экзема) и пищевые аллергии, способные вызвать у плода нейрохимические нарушения [64].

Среди лиц с РАС распространены желудочно-кишечные (ЖКТ) проблемы: запор, диарея, рефлюксная болезнь, вздутие живота [34]. Исследователи, изучающие кишечную микрофлору, сообщили о пониженном разнообразии штаммов бактерий и увеличении вредных бактерий, в частности, клостридий [44]. Также показан дефицит некоторых пищеварительных ферментов, например, лактазы [46]. Не исключено, что проблемы ЖКТ обусловлены непитательными ограничивающими диетами и стереотипной пищевой избирательностью аутистов. Недостаточное потребление воды также считается причиной высокой частоты запоров у лиц с РАС [14]. Другие сопутствующие медицинские патологии, часто связанные с аутизмом, включают эпилептические приступы, проблемы со сном и сильные головные боли или мигрени [26].

Обработка сенсорной информации. У многих людей с РАС нарушена обработка сенсорной информации. Это могут быть проблемы со зрением, слухом, осязанием, вкусом, обонянием, вестибулярным аппаратом и с проприорецепцией. Некоторые аутисты очень чувствительны к сенсорным ощущениям или гиперчувствительны, в то время как другие не чувствительны к ощущениям, или гипочувствительны [48].

Биохимия. У аутичных детей отмечены нарушения различных биохимических параметров. В частности, наблюдаются гормональный дисбаланс: отклонения уровня нейрогормонов (окситоцин, вазопрессин), нейротрасмиттеров (серотонин, триптофан), отмечено повышение стрессовых гормонов и их предшественников (кортизол, дофамин, норадреналини адреналин). У детей с аутизмом находят повышенное содержание тестостерона [21; 37]; также обсуждается роль мелатонина [32].

Данные биохимии свидетельствуют, что на протекание РАС существенное воздействие оказывает баланс некоторых витаминов (витамин Д) и микро-элементов [22; 25; 42; 62]. Изучение элементного статуса организма аутистов может прояснить механизмы формирования аутизма, а элементная характеристика людей с РАС может быть диагностическим маркером аутизма. Кроме того, витамины и минеральные добавки, наряду с неврологическими и психологическими методами лечения расстройств аутистического спектра, считаются наиболее используемыми препаратами для коррекции РАС [7; 19-21]. Этот факт усиливает роль питания не только как потенциального этиологического фактора аутизма, но и как метода его профилактики и коррекции.

В инициации и патогенезе РАС отмечено участие токсичных элементов (ртуть, кадмий, свинец, алюминий), а также дисбаланс эссенциальных микроэлементов, в частности - избыток селена [23; 28; 36; 49; 57-59]. Однако несмотря на активные исследования в области неорганической биохимии, посвященных связи химических элементов с развитием РАС, общих закономерностей - не установлено, что может быть обусловлено региональной спецификой биогеохимической среды.

Изучению обмена химических элементов при аутизме посвящено значительное число работ, но лишь в отдельных исследованиях выявлены взаимосвязи между проявлением аутизма и содержанием в организме определенных биоэлементов [7; 56]. В частности показано, что в волосах детей с аутизмом фиксируется повышенное содержание хрома, меди, ртути, никеля и свинца, что коррелирует с симптомами расстройств аутистического спектра [23]. Одновременно с этим, у детей с РАС отмечены сниженные уровни кальция, магния, железа, йода, марганца, цинка и селена.

Собственные данные. Исследования проведены в группе детей с диагнозом «Общие расстройства психологического развития» (F84), обучающихся по адаптированным образовательным программам в «Магаданском областном центре образования № 1». У детей выявлены отклонения в содержании селена, железа, йода, марганца, алюминия, хрома и других элементов. Рассмотрим наиболее характерные особенности элементного статуса детей с РАС г. Магадана (расширенная версия опубликована в специальном издании [4].

Йод. Это полифункциональный элемент, дефицит которого в плодном периоде и в раннем постнатальном онтогенезе способен нарушить структурно-функциональную дифференцировку мозга.

Магадан находится в приморском регионе и, несмотря на насыщенность биосферы йодом, у жителей проявляются признаки йоддефицитных состояний [2]. У исследованных детей с РАС существенных отклонений в содержании йода не отмечено. Это, по- видимому, связано с организованным, сбалансированным питанием (наличие в меню рыбных блюд и морской капусты). Однако статистический анализ показал, что содержание йода у аутичных детей находилось на нижней границе нормы, что может свидетельствовать о преддефиците йода.

Согласно литературным данным, у детей с РАС отмечается или дефицит йода, или тенденция к его понижению [12; 54]. По мнению Дж. Адамс и коллег, недостаток йода предполагает нарушения функции щитовидной железы, влияющей на развитие речи и когнитивных навыков.

Таким образом, пониженные показатели йода у детей с РАС в комплексе с дисбалансом других биоэлементов в условиях магаданского региона могут быть основой развития расстройств аутистического спектра и маркерным признаком аутизма.

Селен. По литературным сведениям, у детей с РАС отмечены отклонения в содержании селена: его повышение или понижение зависит от возраста детей [57]. По нашим данным, у детей выявлено пониженное содержание селена. Вследствие многогранной физиологической роли селена, включающей в себя антиоксидантные свойства, поддержание работы иммунной системы, участие в синтезе тиреоидных гормонов, нейтрализации токсического действия тяжелых металлов, пониженный уровень селена в группе детей с РАС может являться провоцирующим фактором расстройств аутистического спектра, сопровождать их течение и быть маркерным признаком аутизма [33].

Железо. Нами установлено пониженное содержание железа у детей с РАС, что является основой развития анемии. Существует аргументированное мнение, что дефицит железа у детей с РАС - это сопутствующая патология, вызванная стереотипной пищевой избирательностью [51]. По содержанию железа ткань мозга уступает только красной крови. Недостаток железа часто сопровождает синдром дефицита внимания или гиперактивность и расстройства аутисти- ческого спектра, и связь между дефицитом железа и аутизмом задокументирована [5; 15; 53]. Полагаем, что пониженное содержание железа у детей с РАС может быть индикаторным признаком аутизма.

Алюминий. Токсическое действие алюминия на мозг ребенка и развитие РАС связывают с использованием педиатрических вакцин, содержащих алюминиевый адъювант [52; 60]. Упоминания аутизма стали встречаться чаще в период, когда ртуть (тимеросал) постепенно удаляли из вакцин, а присутствие алюминиевого адъюванта нарастало [52]. По данным VAERS (Система отчетности по побочным реакциям на вакцины), алюминий, вероятно, опасней ртути, и растущее использование вакцин с алюминиевым адъювантом прямо коррелирует с ростом распространенности РАС [49].

В литературе отмечается увеличенное содержание алюминия в волосах детей 3-5 лет с разными формами РАС [54]. Нами установлено низкое содержание алюминия; этот факт является парадоксальным, однако пониженный уровень алюминия у детей с аутизмом отмечен и раньше [12]. Учитывая дозозависимый эффект биологически активных веществ, считаем, что даже пониженный уровень нейротоксичного алюминия т. е. его присутствие в организме, при определенных соотношениях с другими биоэлементами может быть фактором аутизма.

Ртуть. Несмотря на уязвимость детского организма в плане воздействия тяжелыми металлами, у обследованных детей с РАС повышенного содержания ртути в волосах не выявлено. Следует отметить, что в недавних исследованиях также не обнаружено групповых различий в содержании ртути в волосах детей, страдающих РАС [55]. Также не установлено взаимосвязей между содержанием ртути и клиническими проявлениями РАС [7], что предположительно связывают с секвестрацией ртути в нервной ткани [39]. Таким образом, у детей с РАС не выявлено избытка ртути, и в этом плане ртуть не является индикаторным элементом РАС у детей в условиях г. Магадана.

Но безопасного уровня токсических элементов, тем более для детского организма, по-видимому, не существует. И вопрос о критических уровнях ртути, равно как и алюминия, способных вызвать нейротоксический эффект, является открытым вопросом.

Марганец. Для организма человека марганец - эссенциальный элемент, однако у некоторых групп населения (беременные женщины, дети) марганец может проявлять нейротоксичные свойства и являться фактором РАС [20].

Низкий уровень марганца в крови ассоциирован с развитием эпилепсии, повышенной судорожной готовности мозга, и может приводить к задержке психоречевого и моторного развития [8]. По данным нашего исследования, повышенного уровня марганца у детей с РАС не зафиксировано. Большинство показателей приближались к нижнему пределу нормы, пониженный уровень отмечен у 25 % детей, и содержание марганца у аутичных детей было достоверно ниже относительно здоровых детей. Таким образом, низкие концентрации марганца в организме детей с РАС могут быть причинным фактором нарушения нейрохимических процессов в центральной нервной системе, а марганец - являться индикаторным элементом РАС.

Хром. По нашим данным, у детей с РАС уровень хрома был достоверно ниже относительно здоровых детей. Известно, что недостаток хрома приводит к нарушению толерантности к глюкозе, вызывая резистентность к инсулинзависимой утилизации сахара крови [6]. В литературе есть сведения о связи аутизма с дефицитом хрома [7]. На основании собственных данных, о низком содержании хрома у аутичных детей, можно предполагать возможность развития у детей с РАС (пред)диабетических состояний, сопровождающих течение аутистических расстройств.

Заключение

Элементный анализ волос в группе детей с диагнозом «Общие расстройства психологического развития» (F84) не выявил в организме детей избытка токсичных элементов (ртуть, алюминий, свинец, кадмий).

В качестве специфических нарушений минерального обмена у аутичных детей отмечены сниженные уровни селена, железа, йода, марганца, алюминия, хрома.

При интерпретации элементного статуса детей с РАС необходимо принимать во внимание, что дисбаланс отдельных элементов и особенности минерального обмена у детей с РАС могут быть как причинным фактором РАС (биогеохимическая среда, питание, фармакология), так и следствием «поломки» минерального обмена, вызванного нарушением нейрохимии мозга, сопровождающего расстройства аутистического спектра.

Учитывая, что в биосфере исследуемого региона (почва, вода, воздух) не выявлено отклонений указанных «дефицитных» элементов, полагаем, что дисбаланс указанных элементов у детей с РАС является следствием нарушения нейрохимических процессов. На этом основании показатели селена, железа, марганца, алюминия, хрома могут быть биомаркерами (индикаторными элементами) аутизма у детей в условиях северного региона. При этом вопрос об этиологическом факторе РАС в эколого-социальных условиях г. Магадана остается открытым.

Библиографический список

1. Бобылова М.Ю. Генетика аутизма (обзор зарубежной литературы) / М.Ю. Бобылова, Н.Л. Печатни- кова // Рус. журн. детк. невр. - 2013. - Т. VIII. - Вып. 3. - С. 31-45.
2. Горбачев А.Л. Эндемический зоб у детей г. Магадана. Эпидемиология, экологические факторы / А.Л. Горбачев, А.В. Ефимова, Е.А. Луговая. - Магадан : СМУ, 2004. - 106 с.
3. Горбачев А.Л. Ртуть как приоритетный загрязнитель окружающей сред: уровень ртути и других токсичных элементов в организме аборигенных жителей Северо-Востока России / А.Л. Горбачев // Микроэлементы в медицине. - 2016. - № 17(2). - С. 3-9.
4. Горбачев А.Л. Особенности элементного статуса у детей с расстройством аутистического спектра / А.Л. Горбачев, Е.А. Луговая // Микроэлементы в медицине - 2019. - Т. 20. - Вып. 3. - С. 20-.
5. Костина О.В. Роль железа в патогенезе расстройств аутистического спектра у детей / О.В. Костина // Вопросы современной педиатрии. - 2018. - № 17(4). - С. 281-286.
6. Оберлис Д. Биологическая роль макро- и микроэлементов у человека и животных / Д. Оберлис, Б. Харланд, А. Скальный. - СПб. : Наука, 2008. - 544 с.
7. Скальная А.А. Взаимосвязь между клиническими параметрами и элементных статусом детей с аутизмом до и после лечения / А.А. Скальная [и др.] // Микроэлементы в медицине. - 2017. - № 18(4). - С. 41-48.
8. Скальная М.Г. Микроэлементы: биологическая роль и значение для медицинской практики. Сообщ. 3: Марганец / М.Г. Скальная, А.В. Скальный // Вопросы биологической, медицинской и фармацевтической химии. - 2015. - № 3. - 14-23.
9. Филиппова Н.В. Эпидемиология аутизма: современный взгляд на проблему / Н.В. Филиппова, Ю.Б. Барыльник // Социальная и клиническая психиатрия. - 2014. - № 24(3). - С. 96-101.
10. Шпицберг И.Л. «Аутоподобный» тип адаптации к внешнему миру - особенности развития механизмов восприятия у детей с диагнозом детский аутизм, а также при других вариантах дизонтогенеза, сопровождающихся особенностями развития аутистического спектра / И.Л. Шпицберг // Раннее развитие и коррекция: теория и практика : сб. науч. ст. по материалам науч.-практ. конф. (Москва, 7-9 апреля 2016). - М. : Юкод, 2016. - С. 318-326.
11. Эдельсон С.М. Научные вопросы, связанные с биологией аутизма / С.М. Эдельсон // Аутизм и нарушения развития. - 2019. - Т. 17. - № 1(62). - С. 4-14.
12. Adams J. Analyses of toxic metals and essential minerals in the hair of arizona chil-dren with autism and associated conditions, and their mothers / J. Adams [et al.] // Biol. Trace Elem. Res. - 2006/ - № 110(3). - P. 193209. - URL: https://doi.org/10.1385/BTER:110:3:193
13. Baio J. Center for Disease Control and Prevention. Prevalence of autism spectrum disorder among children aged 8 years - Autism and developmental disabilities monitoring network, 11 sites, United States, 2014 / J. Baio [et al.] // Surveillance Summaries. - 2018. - Vol. 67. - P. 1-23.
14. Barnhill K.M. Autism, water, and constipation / К.М. Barnhill, H.L. Winter // Autism Research Review International. - 2016. - Vol. 30. - P. 3-6.
15. Bener A. Iron and vitamin D levels among autism spectrum disorders children / А. Bener [et al.] // Ann. of Afr. Med. - 2017. - № 16(4).
16. Bernard S. Autism: Hg poisoning / S. Bernard [et al.] // Med. Hypotheses. - 2001. - № 56(4). - Р. 462471.
17. Bilbo S.D. Beyond infection - maternal immune activation by environmental factors, microglial development, and relevance for autism spectrum disorders / S.D. Bilbo [et al.] // Experimental Neurology - 2018. - Vol. 229. - P. 241-251.
18. Bjorklund G Immune dys-function and neuroin- flammation in autism spectrum disorder / G. Bjorklund [et al.] // Acta Neurobiol. Exp. - 2016. - № 76. - 257-268.
19. Bjorklund G. The toxicol-ogy of mercury: Current research and emerging trends / G. Bjorklund [et al.] // Environmental research. - 2017. - № 15. - Р. 545-554. - URL: http://dx.doi.org/ 10.1016/j.envres.2017.08.051.
20. Bjorklund G. Toxic metal (loid)-based pollutants and their possible role in autism spectrum disorder / G. Bjorklund // Environ Res. - 2018a. - № 166. - 234-250.
21. Bjorklund G. Diagnostic and Severity-Tracking Biomarkers for Autism Spectrum Disorder / G. Bjorklund [et al.] // J. of Mol. Neurosci. - 2018b. - № 66(4). - Р. 492511.
22. Bjorklund G. The role of vitamins in autism spectrum disorder: what do we know? / G. Bjorklund [et al.] // J. of Mol. Neurosci. - 2019. - P. 1-15. - URL: https://doi.org/10.1007/s12031-018-1237-5.
23. Blaurock-Busch E. Toxic metals and essential elements in hair and severity of symptoms among children with autism / Е. Blaurock-Busch [et al.] // Maedica. - 2012. - № 7(1). - Р. 38-48.
24. Brkanac Z. Pharmacology and genetics of autism: implications for diagnosis and treatment / Z. Brkanac, W.H. Raskind, В.Н. Kin // NIH Public Access. - 2008. - Vol. 5. - P. 599-607.
25. Cannell J.J. Vitamin D and autism, what's new? / J.J. Cannell // Rev. Endocrin. Metab. Disord. - 2017. - № 18(2). - Р. 183-193.
26. Casanova M.F. The minicolunopathy of autism: a link between migraine and gastrointestinal symptoms / M.F. Casanova // Medical Hypotheses. - 2008. - Vol. 701. - P. 73-80.
27. Casanova M.F. The neuropathology of autism. In F. Volkmar, K. Pelphrey, R. Paul, S. Rogers (eds.) Handbook of Autism and Pervasive Developmental Disorders, 4th ed. - New York : Wiley, 2014. - P. 497-531.
28. Craciun E.C. Evaluation of whole blood zinc and copper levels in children with autism spectrum disorder / Craciun E.C. [et al.] // Metab. Brain Dis. - 2016. - № 31(4). Р. 887-890. - URL: D0I:10.1176/appi.ajp.2011. 10101532.
29. Domingues V.F. Pyrethroid Pesticide Metabolite in Urine and Microelements in Hair of Children Affected by Autism Spectrum Disorders: A Preliminary Investigation / V.F. Domingues [et al.] // Int. J. Environ. Res. Public Health. - 2016. - № 13(4). - Р. 388. - URL: https:// doi.org/10.3390/ijerph13040388.
30. El-Ansary A. Metabolism-Associated Markers and Childhood Autism Rating Scales (CARS) as a Measure of Autism Severity / А. El-Ansary [et al.] // J. of Mol.- Neurosci. - 2018. - № 65(3). - Р. 265-276.
31. Fox-Edmiston E. Maternal anti-fetal brain IgG autoantibodies and autism spectrum disorder: current knowledge and its implication for potential therapies / Е. Fox-Edmiston, J. Van de Water // CNS Drugs. - 2015. - Vol. 29. - P. 715-724.
32. Geoffray M.M. Are circadian rhythms new pathways to understand Autism Spectrum Disorder / М.М. Geoffray [et al.] // J. Physiol. - Paris, 2016. - № 110. - Р. 434-438. - URL: D0I:10.1016/j.jphysparis.2017. 06.002.
33. Gorbachev A.L. Physilological role of selenium and the human selenium status variations in northeastern part of Russia / A.L. Gorbachev, A.V. Skalny, A.V. Efimova // Trace Elements in med. - 2003. - Vol. 4 - № 1. - P. 63-66.
34. Holingue C. Gastrointestinal symptoms in autism spectrum disorder: a review of the literature on ascertainment and prevalence / С. Holingue [et al.] // Autism Research. - 2018. - Vol. 11. - P. 24-36.
35. Hoover D.W. The effects of Psychological trauma on children with autism spectrum disorders: a research review / D.W. Hoover // Rev. J. Autism Dev. Disord. - 2015. - № 2. - Р. 287-299. - URL: DOI 10.1007/s40489- 015- 0052-y.
36. Ivanovski I Aluminium in brain tissue in autism (Letter to the Editor) / I. Ivanovski // J. of Trace Elements in Med. and Biol. - 2019. - № 51. - Р. 138-140.
37. Kaluzna-Czaplinska J. Tryptophan status i n autism spectrum disorder and the influence of supplementation on its level / J. Kaluzna-Czaplinska [et al.] // Metabot. Brain Dis. - 2017. - URL: DOI 10.1007/ s11011-017-0045-x.
38. Kanner L. Autistic disturbances of affective contact / L. Kanner // Nervous Child. - 1943. - Vol. 2. - P. 217-250.
39. Kern J.K. Systematic assessment of research on autism spectrum disorder and mercury reveals conflict of interest and the need for transparen-cy in autism research / J.K. Kern [et al.] // Sci. Eng. Ethics. - 2015. - URL: DOI: 10.1007/s11948-015-9713-6.
40. Kaufman L. The Genetic Basis of Non-Syn- dromic Intellectual Disability: A Review / L. Kaufman, М. Ayub, J.B. Vincent // J. Neurodev. Disord. - 2010. - Vol. 2. - P. 182-209.
41. Kern J.K. The relationship between mercury and autism: A comprehensive review and discussion / J.K. Kern [et al.] // J. Trace Elem. Med. Biol. - 2016. - № 37. - Р. 8-24.
42. Kocovska E. Vitamin-D a Deficiency as potential environmental risk factor in Multiple Sclerosis, Schizophrenia, and Autism / Е. Kocovska [et al.] // Front. Psychia-try. - 2017. - URL: https://doi.org/10.3389/ fpsyt.2017.00047.
43. Kopetz P.B. Autism worldwide: prevalence, perceptions, acceptance, action / P.B. Kopetz, E.D.l. Endowed // J. of social Sci. - 2012. - № 8(2). - Р. 196.
44. Krajmalnik-Brown R. Gut bacteria in children with autism spectrum disorders: challenges and promise of studying how a complex community influences a complex disease / R. Krajmalnik-Brown [et al.] // Microbial Ecology in Health and Disease. - 2015. - Vol. 26. - URL: doi:10.3402/mehd.v26.26914.
45. Kumar P. Correlation between viral infections and autism: an overview / Р. Kumar // Dehli Psychiatry J. - 2014. - Vol. 17. - P. 401-412.
46. Kushak R.I. Intestinal disaccharidase activity in patients with autism: effect of age, gender, and intestinal inflammation / R.I. Kushak [et al.] // Autism: the international journal of research and practice. - 2011. - Vol. 15. - P. 285-294.
47. Matelski L. Risk factors in autism: thinking outside the brain / L. Matelski, J. Van de Water // J. Autoimmun. - 2016. - № 67. - С. 17.
48. Miller L.J. Sensory processing disorder and self- injurious behavior. In S.M. Edelson, J.B. Johnson (eds.) Understanding and treating self-injurious behavior in autism / L.J. Miller, K. Misher. - London : Jessica Kingsley Press, 2016. - P. 138-150.
49. Mold M. Aluminium in brain tissue in autism / М. Mold [et al.] // J. of Trace Elem. in Med. and Biol. - 2018. - № 46. - Р 76-82.
50. Mostafa G.A. The levels of blood mercury and inflammatory-related neuro-peptides in the serum are correlated in children with autism spectrum disorder / G.A. Mostafa [et al.] // Metab. Brain Dis. - 2016. - № 31(3). - Р. 593-599.
51. Pivina L. Iron deficiency, cognitive functions, and neurobe-havioral disorders in children / L. Pivina // J. of Molecul. Neurosci. - 2019.
52. Seneff S. Empirical Data Confirm Autism Symptoms Related to Aluminum and Acetaminophen Exposure / S. Seneff, R. Da-vidson, J. Liu // Entropy. - 2012. - № 14(11). - Р. 2227-2253. - URL: https://doi.org/ 10.3390/e14112227.
53. Sidrak S. Iron deficiency in children with global developmental delay and autism spectrum disorder / S. Sidrak, Т. Yoong, S. Woolfenden // J. Paediatr. Child. Health. - 2014. - № 50. - Р. 356-361.
54. Skalny A.V. Hair toxic and essential trace elements in children with au-tism spectrum disorder / A.V. Skalny [et al.] // Metab. Brain Dis. - 2017a. - № 32(1). - Р. 195-202. - URL: https://doi.org/10.1007/s110n-016- 9899-6.
55. Skalny A.V. Analysis of hair trace elements in children with autism spectrum disorders and communication disorders / A.V. Skalny [et al.] // Biol. Trace Elem. Res. - 2017b. - № 177(2). - Р. 215-223. - URL: https:// doi.org/10.1007/s12011 -016-0878-x.
56. Skalny A.V. Trace element levels are associated with neuroin-flammatory markers in children with autistic spectrum disorder / A.V. Skalny [et al.] // J. of Trace Elem. in Med. and Biol. - 2018a. - № 50. - Р. 622-628.
57. Skalny A.V. Selenium and autism spectrum disorders / A.V. Skalny [et al.] // In: Selenium - Molecular and Integrative Toxicology series (Michalke B., Ed). Springer, Cham. - 2018b. - Р. 193-210.
58. Soldin O.P. Effects of manganese on thyroid hormone homeostasis / О.Р. Soldin, М. Aschner // Neurotoxicology. - 2007. - № 28(5). - Р. 951-956.
59. Tinkov A. Association between catatonia and levels of hair and serum trace elements and minerals in autism spectrum disorder / A. Tinkov [et al.] // Biomed. & Pharmacotherapy. - 2019. - № 109. - Р. 174-180.
60. Tomljenovic L. Aluminum Vaccine Adju-vants: Are they Safe? / L. Tomljenovic, C.A. Shaw // Current Med. Chem. - 2011. - № 18. - Р. 17.
61. Vaccarino F.M. Increased brain size in autism - what it will take to solve a mystery / F.M. Vaccarino, K.M. Smith // Biological Psychiatry. - 2009. - Vol. 66. - P. 313-315.
62. Vinkhuyzen A. A. Gestational vitamin D deficiency and autism spectrum disorder / A.A. Vinkhuyzen [et al.] // The Britich J. of Psych. Open. - 2017. - № 3. - Р. 85-90. - URL: https://doi.org/10.1192/bjpo.bp.116.004077.
63. Williams J.G. Systematic review of prevalence studies of autism spectrum disorders / J.G. Williams, J.P.T. Higgins, C.E.G. Brayne // Arch. Diseasein Child. - 2006. - № 91(1). - Р. 8-15.
64. Xu G. Association of food allergy and other allergic conditions with autism spectrum disorder in children / G. Xu [et al.] // JAMA Network Open. - 2018. - Vol. 1. - № 2. - URL: doi:10.1001/ jamanetworkopen. 2018.0279.
65. Yassa H.A. Autism: a form of lead and mercury toxicity / Н.А. Yassa // Environment. toxicol. and pharmacol. - 2014. - № 38(3). - Р. 1016-1024.
66. Zablotsky B. Estimated prevalence of autism and other developmental disabilities following question-naire changes in the 2014. National Health Interview Survey / В. Zablotsky [et al.] // National Health Stat. Reports. - 2015. - № 87. - Р. 1-20.

Источник: "Научный журнал "Вестник Северо-Восточного государственного университета", 2019. Выпуск 32 –  С. 6.


Категория: Образование. Научная деятельность | Добавил: x5443 (08.02.2020)
Просмотров: 21 | Теги: РАС, аутизм | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
...




Copyright MyCorp © 2020 Обратная связь