Вторник, 20.08.2019, 04:03
Высшее образование
Приветствую Вас Гость | RSS
Поиск по сайту



Главная » Статьи » Культура. Общество. Психология

АНИМАЛИСТИЧЕСКИЙ ОБРАЗ В ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ДЕТСКОЙ КНИГЕ XX ВЕКА: КУЛЬТУРОЛОГИЧЕСКИЙ АСПЕКТ

И. В. Портнова, кандидат искусствоведения, доцент кафедры архитектуры и градостроительства Департамента архитектуры и строительства инженерной академии Российского университета дружбы народов (РУДН)

АНИМАЛИСТИЧЕСКИЙ ОБРАЗ В ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ДЕТСКОЙ КНИГЕ XX ВЕКА: КУЛЬТУРОЛОГИЧЕСКИЙ АСПЕКТ

Предметом статьи является детская анималистическая иллюстрация XX века. Она выступила как значительное культурное явление времени, когда детская литература была сориентирована на сферу познавательного, а иллюстрация стала подлинно художественной. Отмечается, что в деле популяризации природоведческих идей сыграли значительную роль иллюстрации к детским книгам известных художников-анималистов XX века: В. Ватагина, Е. Чарушина, А. Комарова, Б. Воробьева и других. С одной стороны, значимость их творчества определяется тем, что они сконцентрировались на анималистическом образе как уникальном явлении, которое положительным образом воздействует на детские умы и чувства. С другой стороны, деятельность мастеров способствовала открытию нового художественно-культурного пласта в истории отечественной культуры и искусства, обогатив его многообразием изобразительных форм и указав на ценностные семантические качества, прежде всего идею сохранности живой природы.

Ключевые слова: детская анималистическая иллюстрация, природа, животные, рисунок, восприятие, форма, специфика, колорит.
 

В первой половине XX века большую роль в русском обществе играла детская книжная иллюстрация, что было связано с рядом культурных процессов, взглядом на книгу как отдельный вид искусства — многофункциональный и востребованный детской аудиторией. Отметим, что и в наше время — в атмосфере новейших компьютерных технологий, разных программ для любой возрастной аудитории — детская книжка с красочными иллюстрациями для ребёнка остаётся настоящей радостью. К тому же книга — это особый культурный пласт, без которого сложно представить себе отечественную культуру. В этой плоскости определяется актуальность статьи. Литературовед Бен Хеллман, рассматривая историю русской литературы для детей и юношества с момента зарождения (конец XVIII века) до наших дней, анализируя творчество детских писателей прошлого и настоящего, говорит о давних традициях и богатом содержательном потенциале отечественной литературы [11, с. 560].

Насколько важна роль книги, настолько важна роль иллюстрации в ней. Об этом, анализируя произведения художников-иллюстраторов, подчёркивает Э. Ганкина на страницах своего монографического труда «Русские художники детской книги» [1, с. 276]. Во все времена детская иллюстрированная книга выполняла нравственную и эстетическую функции. Не случайно исследователь В. А. Хан задаётся вопросами: кто такой иллюстратор? Не является ли он простым «пересказчиком» замысла писателя? Может ли художник быть не просто соавтором, но полноценно реализовать свой творческий потенциал? [см.: 10, с. 118]

Надо сказать, книга и иллюстрации были весьма значимыми в западном обществе. Так, John Rowe Townsend в книге " Written for Children: An Outline of English-Language Children's Literature", рассматривая развитие детской литературы с истоков и до начала мультимедийной революции, показывает, как менялось отношение к детям и взгляды на литературу [см.: 16]. В свою очередь Daniel Hahn [см.: 15] создал полный справочник, где можно найти информацию об авторах, иллюстраторах книг всех жанров, которые оказали влияние на развитие детской литературы. Стоит упомянуть известного английского иллюстратора Артура Рэкхема (Arthur Rackham), который на протяжении своей карьеры проиллюстрировал множество детских книг. Он разработал индивидуальный стиль, став главным иллюстратором XX века [13]. Ведя разговор о методах развития творческих способностей и технических приёмов с целью создания высококачественных художественных иллюстраций, о различных стилях рисования в соответствии с конкретными способами истолкования, Martin Salisbury [14] касается значимого вопроса - профессии книжного иллюстратора. Так, рассуждая о детской литературе авангарда, Elina Druker, Bettina Kummerling-Meibauer [12, с. 295] видят тесную связь между деткой литературой, образами самого детства и современными идеями образования. В связи с этим в русской и зарубежной книгоиздательской практике последних лет очевидна всеобщая тенденция переиздания классической литературы, в том числе и детской, с использованием высококачественных цветных иллюстраций и оригинального текста.

Ценность иллюстрированной детской книги рассмотрим на примере отечественной анималистической иллюстрации ХХ века, как показательной для данной эпохи, поскольку в то время она получила широкое распространение, выполняя природоведческую функцию.
Расцвету детской анималистической иллюстрации XX века способствовал ряд факторов. Прежде всего это было связано с началом научного познания мира. В то время животных изучали многие отрасли биологической науки: физиология, зоопсихология, этология и т.д. Широко проводились географические и зоологические исследования. Описывая процесс, происходящий в обществе, Д. В. Горлов указывал на то, что научные изыскания требовали использования большого количества иллюстративного материала, которого в России было недостаточно. С этой целью проводились заграничные командировки и экспедиции по родной стране. Тогда и возрос интерес к художественным выставкам, на которых художники-анималисты стали заметными фигурами [см.: 2, с. 12-13].

Детская иллюстрация была на волне всеобщего энтузиазма. Вместе с живописными, графическими и скульптурными работами для музеев она отражала природоведческую «картину мира». Так, много лет упорного труда (1920-1950-е годы) отдал экспозиции Зоологического музея МГУ В. Ватагин, который одновременно работал и в Дарвиновском музее. Вместе с ним над выставкой трудились В. Трофимов, К. Флеров, Д. Горлов, А. Н. Формозов. Показать всё многообразие природных закономерностей жизнедеятельности всего живого - основополагающая задача, которую поставили перед собой мастера. Схожую задачу выполняла детская анималистическая иллюстрация. В её области работали те же художники: В. Трофимов, В. Ватагин, Д. Горлов. Концепцию анималистического образа разрабатывали: М. Митурич, В. Курдов, Е. Чарушин, Г. Никольский и другие. По сути, они были первыми, кто увидел большой потенциал и художественные возможности детской анималистической иллюстрации, расцвет которой пришёлся на 1920-1950-е годы.

Мастера продемонстрировали новый образ, отличный от старых, стереотипных, несколько сентиментальных изображений зверей и птиц. Рисунки в детских книжках, рассказывающие о флоре и фауне, ранее ещё были разрозненными и не сложились в целостную изобразительно-выразительную систему. Благодаря деятельности А. Гайдара, Б. Житкова, С. Маршака, В. Бианки, М. Пришвина детская литература вошла в этап бурного развития, что способствовало появлению интересных содержательных иллюстраций. Деятельность писателей и художников была тесным образом связана с редакцией «Детгиз» (основана в 1936 году, впоследствии «Детская литература»). Здесь в синтезе писательского и художественного взаимодействия рождался полноценный образ.

Книга оформлялась с большим вниманием. Художнику отводилась значимая роль. Актуализировались образовательные процессы тех лет, в частности, педагогическое направление. Ещё в дореволюционной России выпускались труды под заглавием «Культура детства», освещающие педагогические вопросы, эволюцию взглядов на предмет учебной литературы для начальной школы, давались рекомендации для проведения историко-педа- гогической экспертизы учебников по словесности [9, с. 397]. На волне педагогического движения в Москве в 1925 году под руководством В. А. Фаворского состоялось важное мероприятие - методическая комиссия, на которой шёл разговор о восприятии детьми разных возрастов иллюстративного материала в книге. Участников интересовало, как ребёнок воспринимает окружающий мир по мере взросления, какова его оценка этого мира, как он в нём ориентируется, что он считает существенным и неотъемлемым в нём. Особый образный строй рисунков был продиктован любовью детей к юмору, фантастике, сказке, природе, животным. Гротеск и фольклор, разные игровые формы — все приёмы и средства воздействия могли быть использованы художниками. Человек видит мир предметно. Это важное качество человеческого восприятия хорошо моделировать с учётом детского. Обо всём этом должен был думать художник-иллюстратор детской книги, а также о том, чтобы иллюстрация соответствовала своему времени и ребёнку она была понятна. Художник В. Конашевич был прав, когда говорил, что окружающий ребёнка мир весьма сложный, и он гораздо сложнее и многообразнее, чем мы привыкли считать. В. Конашевич сопоставляет этот мир с миром «дикаря», однако воспринимается детьми он также «по-первобытному», то есть просто и ясно [4, с. 88].

Иллюстрация, изображающая природу, животных, пожалуй, одна из самых благодатных сфер, так как вызывает интерес у детей разных возрастов. В ней есть качества, которые открыты детским сердцам — изначальная любовь к животным, интуитивное тяготение ко всему живому.

Детская литература XX столетия, в частности, природоведческая, призвана была решать новую задачу — побудить маленького читателя изучать природу с энтузиазмом, научиться её самостоятельно наблюдать, активизируя все мыслительные способности [3, с. 322].

Важно то, что обращение художников к анималистической иллюстрации объяснялось не только тенденциями времени и отвечало просветительской идее Новой эпохи, но также было вызвано вниманием к самому жанру. В XX веке анималистический жанр предстал во всём своём видовом многообразии: в графике, живописи, скульптуре. Перед взором искушённого и неискушённого зрителя по существу философская идея «человек-природа-животные» была воплощена как никогда многообразно и выразительно. Изображения флоры и фауны в детской книге дополнили жанр, сделав его ещё более открытым зрителю. Специфика анималистической иллюстрации органично претворялась мастерами. Художники- профессионалы моделировали игровое начало в рисунке и демонстрировали природную реальность. Им удавалось сочетать зоологическую, конкретную трактовку модели с яркой насыщенной несколько преувеличенной раскраской, как это делали, например, А. Комаров, В. Ватагин. В то же время Е. Чарушину и В. Бе- лышеву удавалось передать точно подмеченные и подчёркнутые в рисунке яркие поведенческие движения звериных малышей, которые к тому же выглядели привлекательными и пушистыми существами. В. Курдов и В. Лебедев были склонны изображать звериные тела плоскостным образом, что позволило им сконцентрировать внимание на выразительности силуэтов.

Не менее частое явление детской анималистической иллюстрации - изображение сказочных животных. В сказочной иконографии животные утрачивают свой достоверный облик и часто наделяются антропоморфными чертами. Так, звери в иллюстрациях Ю. Васнецова, Т. Маври- ной часто ведут себя как люди, принимают соответствующие позы, такие как хождение на задних лапах, облачение в костюмы. Звери ярко выражают эмоции, особенно близкие человеку: радость, гнев, напряжение и т.д. При этом иллюстраторы часто преувеличивают глаза, делая их намеренно круглыми, уши большими, а рот принимает подобие улыбки или недовольства. Все эти позы и выражения находятся вразрез с биологической природой животных, делая их облик невероятным и комичным, таким, какими они и могут быть в сказке. Сказочный персонаж в детской книге, так близкий мультипликации, может оказывать влияние на анималистический образ. Художники-иллюстраторы оперируют языком символов и обобщений, они подчёркивают типические черты того или иного зверя или целой биологической группы. Например, серый котёнок Е. Чарушина, охотящийся за бабочкой, весь собранный в комочек с вертикально поставленными напряжёнными ушами и широко открытыми глазами, в иллюстрации к книжке самого Е. Чарушина «Почему Тюпа не ловит птиц» (1961) не только чарушин- ский кот, но и кот вообще, наделённый устойчивыми поведенческими признаками, свойственными этому животному в определённых эмоциональных состояниях. А разноцветные попугаи В. Дувидо- ва на форзаце книги Р. Киплинга «Откуда взялись броненосцы» (1978) своей яркой красочной палитрой лишь подчёркивают биологические признаки этого царства пернатых. Их фантастический сказочный облик, напоминающий Жар-птицу, точно высвечивает их родовые свойства. Эраст Кузнецов справедливо заметил, что «в детской книге по сравнению с живописью позволялось много больше, и жажда необычного удовлетворялась на законном основании [6, с. 239]».

Всё же анималистическая иллюстрация больше придерживается жанровых признаков. Слишком вольные импровизации на тему животных противоречат её природе. Это притом, что она может быть близка сказочной иконографии, а животное легко моделируется и гиперболизируется в разнообразных вариантах, в том числе декоративных.

Первыми художниками-анималистами, которые сосредоточили всё своё внимание на первозданном облике зверей и птиц, были В. Ватагин и А. Комаров. Они помещали своих героев в центр книжного листа, активизируя детское внимание на их внешних и поведенческих чертах. Художественная концепция мастеров была весьма актуальна, так как она отвечала природоведческой идее, знакомила детей с миром живой природы, обучая и расширяя их сознание. Обратим внимание на то, что с целью наглядности художники стремились сделать иллюстрацию законченной. Они делали детальный рисунок и следили за тем, чтобы и цвет сполна отражал характер образа. В. Ватагин использует свой творческий метод в книжках, посвящённых самым маленьким читателям, в которых рисунок занимает большую часть листа. Назовём их «иллюстрациями-картинами». Таковы: «Маленькие пингвины» (1926), «Дикие звери и зверьки» (1927), «Домашние животные» (1933)», «Дикие малыши» (1934), «Звери большие и маленькие» (1936)и другие.

Выразительные иллюстрации, привлекательные красочным живописным колоритом или общим декоративным строем, тонкой прорисовкой деталей, были распространены в конце XIX века. Эти традиции были заложены в Абрамцевском кружке. Художники Е. Поленова, В. Васнецов, а затем «мирискусники», прежде всего И. Билибин, уже в 1920-е годы - Э. Будогский, А. Каневский, Ю. Васнецов и другие стремились к композиционному завершению книжного листа и законченности самой иллюстрации. Если на рубеже веков яркая декорированная иллюстрация в духе модерна отражала русскую национальную идею, то в XX веке она была прежде всего носителем природоохранной функции. Вот почему художник стремился сохранить первозданный природный облик зверя, приблизить его к зрителю, дать ощущение подлинности этого мира. Показать зрительно-убедительную трактовку животного — привлекательная идея для маленьких. Зная это, художник легко оперировал разными формами, чтобы ребёнок разбирался в них, не путал мартышку с шимпанзе или льва с львицей, утку с лебедем и т.д.

Детская анималистическая иллюстрация, которая сложилась под влиянием природоохранных идей XX века, станкового искусства, была одухотворена взглядами художников-анималистов на мир животных, исполненных гармонии и смысла, имеющих право на жизнь наряду с человеком. Поэтому искусству изображения зверей художники уделяли не меньшее внимание. В этой связи следует указать на роль Московского зоопарка, который из увеселительного учреждения дореволюционного времени превращается в научную лабораторию, на её основе в XX веке проводились многие научные исследования, наблюдения над животными [7]. А. Ф. Котс вспоминал: «Едва ли можно сомневаться, что за всю историю московского зоологического сада удалось впервые подойти к его животным в этом наиболее оправданном аспекте: изучение повадок и инстинктов, то есть самой жизни, изучение которой недоступно ни музеям, ни лабораториям [8, с. 4]». Московский зоопарк также представил широкое поле деятельности для художников-анималистов, где они могли с натуры рисовать зверей и птиц. Вот почему художники оценили и легко оперировали лаконичным рисунком, свободно размещённым в тексте, могущим выступать в разных композиционных вариантах. Он оказался весьма эффективным, поскольку базировался на непосредственных наблюдениях, отражал научные тенденции, и в результате его оценили художники-иллюстраторы и маленькие читатели.

Так, рисунки-зарисовки повторяющихся животных и птиц А. Комарова не выглядят однообразными. «Его особая любовь к "натурам", — писал А. Ф. Котс, — позволяла ему тот же сюжет, того же зверя, ту же птицу представлять в самых различных положениях или аспектах, без конца варьируя тот же мотив на разные лады, ни мало не смущаясь кажущимся повторением [5, с. 8]». Натурные зарисовки В. Курдова в книгах Р. Киплинга «Рик- ки-Тикки-Тави» (1934), В. Бианки «Где раки зимуют» (1930), «По следам» (1955) впечатляют остротой линий, словно пойманных на лету. Художник как будто спешит фиксировать движения зверей, которых много и все они неповторимы. Л. Бруни и Г. Никольский также привержены лаконичным формам. Иллюстрации Е. Чарушина можно назвать одновременно натурными и декоративными, но они далеки от условности. В итоге натурность изображения только обостряла познавательный интерес ребёнка.

Достижения детской книжной анималистической иллюстрации XX века весьма заметны. Как отмечалось, возросшая роль педагогического образования и воспитательная функция детской книжной иллюстрации, всеобщая читательская способность, во многом обусловленные развитием наук, способствовали тому, что детская книга приобрела новую художественную организацию.

Яркие, наглядно-лаконичные образы помогали маленьким читателям понять животный мир как исторически обусловленный. Достижения мастеров состоят в том, что они суммировали все содержательно-выразительные свойства так, чтобы иллюстрация стала искусством живым и привлекательным. В её структуре они выделили две ключевые черты, а именно — отражение познавательной линии в сочетании с художественной интерпретацией образа, что позволило художникам сконцентрироваться на главном принципиальном взгляде на натуру, обрисовав все её природоведческие особенности.

Культ натурного рисования был так значим для иллюстраторов-анималистов, что их наброски и зарисовки выглядят отдельными произведениями. В таком виде они представлены в книгах. В заключение подчеркнём: детская анималистическая иллюстрация XX века стала этапной в истории отечественного искусства, обогатив его новым культурным срезом.

 
Примечания
1. Ганкина Э. Русские художники детской книги. Москва : Советский художник, 1963. 278 с.
2. Горлов Д. В. К выставке В. А. Ватагина. Статья. 1965. // РГАЛИ. Ф. 3022. Оп. 1. Ед. хр. 177. Л. 12, 13.
3. Кон Л. Советская детская литература. 1917—1929 : Очерк истории русской детской литературы / Дом детской книги. Москва : Детгиз, 1960. 320 с.
4. Конашевич В. О рисунке для детской книги // Художники детской книги о себе и своем искусстве : Статьи, рассказы, заметки, выступления / сост., записал, [написал предисл.] и прокомментировал В. Глоцер. Москва : Книга, 1987. 305 с.
5. Котс А. Ф. Жизнь родной природы в отражении творчества большого мастера. Живописные работы заслуженного деятеля искусств Алексея Никаноровича Комарова для Государственного Дарвиновского музея // Архив ГДМ. Ф. 10141/67. Т. 3. С. 8.
6. Кузнецов Э. Д. Медведь летит, хвостом вертит : рассказы о художнике Юрии Васнецове. Санкт-Петербург : Детгиз, 2007. 239 с.
7. Мнейзер Л. Г. Массовая политическая просветительная работа в зоопарках // Бюллетень зоопарков и зоосадов. 1933. № 3.
8. О Московском зоосаде. К 800-летию Москвы. (1147—1947). 1919—1923. // ГДМ. Архив А. Ф. Котса. Ф. 1014 Ед. хр. 109. Л. 4.
9. «Пора читать»: буквари и книги для чтения в предреволюционной России, 1900—1917 гг. : сборник научных трудов и материалов / под ред. Т. С. Маркаровой, В. Г. Безрогова. Москва : НПБ им. К. Д. Ушинского ; Языки славянской культуры, 2010. 400 с.
10. Хан В. А. Кто такой иллюстратор? Москва : Проспект, 2018. 118 с.
11. Хеллман Б. Сказка и быль : история русской детской литературы / пер. с англ. О. Бухиной. Москва : Новое литературное обозрение, 2016. 555 с.
12. Druker Elina, Kummerling-Meibauer Bettina (2015) Children's Literature and the Avant-Garde. Benjamins John Publishing Company. 295 p.
13. Gulliver's Travels Into Several Remote Nations of the World - Illustrated by Arthur Rackham. Read Books. 2013.
14. Salisbury Martin (2004) Illustrating Children's Books: Creating Pictures. Publication Barron's Educational Series. 144 p.
15. Hahn Daniel (2015) The Oxford Companion to Children's Literature. Oxford University Press. 663 p.
16. Townsend Rowe John (1996) Written for Children: An Outline of English-Language Children's Literature. Scarecrow Press. 399 p.

Источник: Научный журнал "Вестник Московского государственного университета культуры и искусств". 2018. № 3 (83)


Категория: Культура. Общество. Психология | Добавил: x5443 (29.07.2019)
Просмотров: 26 | Теги: Рисунок, восприятие | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
...




Copyright MyCorp © 2019 Обратная связь