Воскресенье, 04.12.2016, 17:18
Высшее образование
Приветствую Вас Гость | RSS
Поиск по сайту


Главная » Статьи » Правоохранительная деятельность

Анализ законодательства об ответственности за причинение вреда здоровью человека

С.Б.Пазухин

Анализ законодательства об ответственности за причинение вреда здоровью человека

Впервые о телесных повреждениях говорится в договорах великих русских князей Олега (911 г.) и Игоря (945 г.) с греками. Здоро­вье человека в них еще не рассматривалось как публичное, общественное благо, а представляло собой частный интерес, защита которого была делом потерпевшего или заинтересованных лиц, которые зачастую отвечали насилием.

Русская  Правда  -  древнейший  памятник  славянского права. Во  всех   своих  редакциях  и  списках   это  документ  большого исторического значения.  На протяжении  нескольких веков  Русская Правда  служила  основным руководством  при судебных разбирательствах. В том или ином виде она вошла в состав или послужила одним из источников позднейших судных грамот: Псковской судной грамоты, Двинской уставной грамоты, Судебника Казимира 1468 г., Судебников 1497 и 1550 гг., даже некоторых статей Соборного Уложения 1649 г.

Преступление по Русской Правде (Пространная редакция) именовалось «обидой». Русская Правда под преступлением понимала нанесение какого-либо материального, физического или морального ущерба отдельному лицу или лицам.

Объектами преступления по Русской Правде являлись личность и имущество. Государство еще не рассматривалось как объект преступления. Русская Правда знала два родовых объекта преступлений – личность и имущество. Однако каждый из родов включает в себя различные виды преступлений. Среди преступлений против здоровья следует назвать: нанесение увечий, ран, побоев, оскорбление действием.

К преступлениям против жизни, помимо убийства, относились также увечья (отнятие руки или ноги и т. п.). «5. Если же ударит по руке, и отпадет рука, или отсохнет, то 40 гривен, а если (ударит по ноге), а нога останется цела, но начнет хромать, тоща мстят дети (потерпевшего)».[1] Тогда было понятно, почему такое увечье равнялось убийству: увечный умалялся в своей правоспособности (в христианскую пору увечный поступал под опеку церкви), он не мог защищать себя.

Русская Правда знала и преступления против здоровья: легкие увечья (нанесение раны обнаженным мечом, отнятие пальца, побои и удары, не имеющие отношения к оскорблению чести). «6. Если кто отсечет какой-либо палец, то платит 3 гривны за обиду».[2]

В Древней Руси посягательства на здоровье человека еще не были вы­делены в самостоятельную группу преступлений. Они признавались разновидностью оскорбления, нане­сения обиды. Примечательно, что в то время, такие качества, как достоинство и честь ценились выше, чем здоровье человека.

Двинская уставная грамота 1397 года считается старейшим после «Русской Правды» законодательным памятником. Была дарована Двинской земле великим князем московским Василием I Дмитриевичем в 1397 году после присоединения двинян к Москве. Определяла судебные и административные полномочия московского князя в Двинской земле.

Первым видом суда по Двинской грамоте, так же как и по Русской Правде, становится суд «в душегубстве». Суд по делам об убийствах принадлежал князю.

Ко второму виду суда по Двинской грамоте относятся дела по побоям, ранам и бесчестью. Побои и раны по Двинской грамоте, так же как по Русской Правде, разделялись на синяки и кровавые раны. За кровавые раны обидчик должен был платить обиженному 30 белок, а за синяк 15. Эта статья полностью согласуется с Русской Правдой. Но удовлетворение за обиду и бесчестие бояр и боярских слуг определяется иначе, чем в Русской Правде. В Русской Правде относительно пени за бесчестие, раны и побои было такое деление: княжеский муж, отрок, людин и прочие. В Двинской же грамоте такого деления нет, по ней удовлетворение за бесчестие и обиду боярину назначается «по отечеству». То есть главную роль играла знатность, заслуги предком и «местничество».[3]

Псковская Судная грамота 1467 года – памятник феодального права России XV века, нормативно-правовой акт, регламентирующий, в бо?льшей степени, гражданско-правовые отношения. В Псковской Судной грамоте многие, часто встречающиеся преступления, не упоминаются. Например, не содержится норм, регулирующих нанесение увечий. Отсутствие этих норм объясняется тем, что во Пскове продолжала действовать Русская Правда.

Тем не менее здесь больше внимания уделяется процессуальным вопросам. «В делах по боям и ранам псковский закон не довольствуется одними боевыми знаками, но требует от истца и ответчика свидетелей, которые в доказательство справедливости своих показаний должны были присягать и потом показывать «слово противу слова» с истцом или ответчиком; а если они что-либо недоговорят или переговорят, то их свидетельство не считалось свидетельством. Если бой был учинен на торгу или на улице при многих свидетелях, то для подтверждения показаний истца или ответчика требовалось представить не более 4 или 5 свидетелей. За побои назначалось денежное взыскание: продажа князю и рубль обиженному».[4]

Судебник 1497 года – свод законов Русского государства; нормативно-правовой акт, созданный в целях систематизации существующих норм права.

В Судебнике 1497 г. значительно усложнилась система преступлений по сравнению с Русской Правдой и Псковской Судной Грамотой.

Судебник знал следующие преступления против личности: убийство (душегубство), ябедничество т. е. злостная клевета, и преступления против чести. Однако в Судебнике не упоминаются такие деяния как – нанесение увечий, ран, побоев. Судебник в целом беднее по содержанию, чем Псковская Судная грамота и даже Русская правда. Поэтому и существует предположение, что его издание не означало прекращения действия названных законов.[5]

Судебник Ивана IV, Судебник 1550 года – сборник законов периода сословной монархии в России, памятник русского права XVI века, первый в русской истории нормативно-правовой акт, провозглашенный единственным источником права. Принят на первом на Руси Земском соборе 1549 года при участии Боярской думы. В 1551 году Судебник был утвержден Стоглавым собором, созванным по инициативе царя Ивана IV Грозного.

По судебнику 1550 года в категорию преступлений против личности входили простое убийство (ст. 12, 59 и др.), «государское убойство» (убийство холопом своего господина и, возможно, убийство крестьянином владельца земли, на которой он проживал) (ст. 61), нанесение увечий (ст. 26), «головная» татьба (похищение человека) (ст. 55, 61) и «бесчестие» (ст. 26), то есть унижение чести и достоинства лица (понятие «бесчестие» было двояким: им обозначалось как само преступление, так и наказание за него).

Так, в ст. 26 Судебника установлено: «А за увечие указывати крестианину, посмотря по увечию и по бесчестию; и всем указывата за увечие, посмотря по человеку и по увечью».[6]

Соборное уложение 1649 года – свод законов Русского государства, памятник русского права XVII века, первый в русской истории нормативно-правовой акт, охвативший все действующие правовые нормы. Соборное уложение было принято на Земском соборе 1649 года и действовало вплоть до 1832 года, когда в рамках работы по кодификации законов Российской империи был разработан Свод Законов Российской империи.

Статья 10 Главы XXII Соборного уложения предусматривала ответственность за причинение различной тяжести вреда здоровью: «10. А будет кто не бояся Бога, и не опасаяся государьския опалы и казни, учинит над кем нибудь мучителское наругательство, отсечет руку или ногу,  или нос, или ухо, или губы обрежет, или глаз выколет, а сыщется про то допряма, и за такое его наругателство самому ему то же учинити, да на нем  же взяти из вотчин его и из животов тому, над кем он такое наругательство учинит,  будет отсечет руку, и за руку пятдесят рублев, а будет отсечет ногу, и за ногу пятдесят же рублев, а за нос, и за ухо, и за губы, и за глас, по тому же за всякую рану, по пятидесят рублев».[7]

Статья 17 Главы XXII Соборного уложения предусматривала ответственность за причинение увечья женщине, повлекшего тяжкие последствия (рождения мертвого ребенка), а также за причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшего ее смерть: «17. А будет кто с похвалы, или с пьянства, или умыслом наскачет на лошади на чью жену, и лошадью ея стопчет и повалит, и тем ея обесчестит, или ея тем боем изувечит, и беременная будет жена от того его бою дитя родит мертво, а сама будет жива, а с суда сыщется про то допряма, и тому, кто так учинит, за такое его дело учинити жестокое наказание, велеть его бити кнутом нещадно, да на нем же доправити той жене бесчестие и увечье вдвое,  да его же вкинути в тюрму на три месеца. А будет от того его бою та жена и сама умрет, и его за такое его дело самого казнити смертию».[8]

Артикул воинский (1715г.) Петра I упоминает причинение вреда здоровью в нескольких артикулах, находящихся в различных главах, однако не конкретизирует тяжесть такого вреда. Так, в Артикуле 24 установлено: «Буде кто Фельдмаршала или Генерала дерзнет вооруженною или невооруженною рукою атаковать... (хотя он тем ружьем повредил, или не повредил)».[9]

Артикул 44 освобождает часового от ответственности за причинение вреда лицу, которое дважды не ответило на оклик часового: «…тогда той имеет самому себе оный вред или несчастие причесть, ежели какой ему таким образом приключится…»[10]

Артикул 143 предусматривает ответственность за нанесение ножевого ранения. Артикулы 158 и 163 предусматривают ответственность за причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшего смерть: «…якобы кто похотел жену свою или дитя наказать, и оную так жестоко побьет, что подлинно от того умрет, то правда, что наказание легчее бывает»[11]

Вместе с тем, в Артикуле воинском впервые в отечественном законодательстве предпринята попытка определить суть тяжкого вреда здоровью. Причем впервые предписывалось устанавливать причинную связь между деянием и последствиями. Поэтому представляется целесообразным привести в полном объеме толкование к Артикулу 154: «Но надлежит подлинно ведать, что смерть всеконечно ли от битья приключилась. А ежели сыщется, что убиенной был бит, а не от тех побоев, но от других случаев, которые к тому присовокупились, умре, то надлежит убийцу не животом, но по рассмотрению и по рассуждению судейскому наказать, или тюрьмою, или денежным штрафом, шпицрутеном и прочая. Того ради зело потребно есть, чтоб сколь скоро кто умрет, который в драке был и бит, поколот, или порублен будет, лекарей определить, которые бы тело мертвое взрезали, и подлинно розыскали, что какая причина к смерти ево была, и о том имеют свидетельство в суде на письме подать, и оное присягою своею подтвердить. Между другим последующия раны за смертельныя почитаются: (1) Раны мозговые, когда главная жила повреждена будет, или когда кровь или иная какая мокрота вход в главную жилу запрет, или по исхождении некоторых скорых дней и по запечении крови лихорадка, безумие и от того смерть приключится. Крови запеченной надлежит между тонкою и толстою мозговою кожицею лежать, или между тонкою и мозгом; понеже оное, что между толстою и черепом лежит, можно снять препаном и больной излечен быть. (2) Раны затылочного мозгу, которые у шеи или близко головы, а которые пониже, не имеют великого страху. (3) Раны у легкого, когда медиан или сучек горла тронут будет. (4) А особливо раны сердечные, хотя и 15 дней при том жил. (5) Раны гортанные, а имянно: если глотка повреждена; буде же кожица около глотки уязвлена, то можно исцелить. (6) Раны перепонки, а имянно: есть ли часть главных жил повреждена будет. (7) Раны желудка, когда верховное желудковое устье и от оного разделенные главныя жилы повреждены будут. (8) Раны тонких кишек гораздо редко исцелимы бывают. (9) Раны печени и селезенки, когда их жилки повреждены. (10) Раны медиана наичастее смертоносны бывают. Но понеже лекарь рану лучше, нежели другой кто затворить умеет, того ради причину смерти не всегда убийце причитать надобно. (11) Раны, которыя чрез отравныя вещи или звери учинятся, всегда едва не суть смертоносны.

Також судье надлежит гораздо смотреть, каким оружием убитый убит или поврежден был. Тем ли бит, от чего мог легко умереть, яко топором, кольями, дубиною и прочим, или иным чем, яко малыми палочками и прочим, чем нелегко смертно убить возможно, в котором последнем случае обыкновенное наказание произвести невозможно, но на рассмотрение судейское предается.

Ежели случится, что некоторый главный подчиненных своих за некоторые причины захочет наказать, а такое в достойной и в должной ево чиновной ревности зло учинится, что наказанной от того наказания умрет, то ведати надлежит, что оный главный по мнению правоучителей не животом, но жестоко имеет быть наказан, либо отставлением чина на время и службою рядовым, денежным штрафом, или заключением или вербованьем (набором) иных салдат».[12]

В Уложении о наказаниях уголовных и исправительных 1845 года преступления против здоровья были помещены в отдельную главу «О нанесении увечья, ран и других повреждений здоровью» (разд. X, гл. 3, ст. 1477-1496). Уложение содержало обширный перечень преступлений против здоровья, но не образовывало единой системы.

По Уголовному уложению 1903 года преступлениям, непосредственно причиняющим вред здоровью, была посвящена гл. 23 – «О телесном повреждении и насилии над личностью», состоящая из 14 статей (467-480). Уложение разграничивало виды телесных повреждений: тяжкие, весьма тяжкие и легкие. Характерно, что законодатель при этом полно­стью отказался от прежней классификации насильственных преступлений на увечья, раны и иные расстройства здоровья, что соответствовало теоретическим разработкам ученых того времени и находило поддержку со стороны специалистов судебной медици­ны.

В УК РСФСР 1922 года[13] составы преступлений, предусматривающие ответственность за причинение вреда здоровью человека были помещены в раздел 2 главы 5. Правовая регламентация преступлений против здоровья отличалась достаточно глубокой и всесторонней раз­работкой, конкретностью и доступностью понимания. Так, отмечается деление телесных повреждений на следующие виды: тяжкие, менее тяжкие и легкие.

УК РСФСР 1926 года[14] существенно изменил систему телесных повреждений, если гл. 5 УК РСФСР 1922 г. «Преступления против жизни, здоровья, свободы и достоинства личности» делилась в зависимости от свойств объекта на пять разделов (убийство; телесные повреждения и насилие над личностью; остав­ление в опасности; преступления в области половых отношений и иные пося­гательства на личность и ее достоинства), то УК РСФСР 1926 года от такой сис­темы отказался, и все преступления, посягающие на жизнь, здоровье, честь, достоинство и личную свободу, поместил в одну шестую главу без подразделения на разделы.

Введенная двучленная классификация телесных повреждений по видам создала условия для необоснованного смягчения ответственности за те повреждения, которые не могли быть отнесены к разряду тяжких. Указанное положение вызывало дискуссию ученых и практиков того времени в специальной литературе. Считаем, что научной критика двучленного деления телесных повреждений сыграла конструктивную роль и помогла впоследствии создать их более совершенную систему в уголовном законодательстве России 1960 года.

Заключительным существенным этапом в развитии законодатель­ства в советский период следует признать УК РСФСР 1960 года.[15] С его принятием была продолжена тенденция сокращения по сравнению с дореволюцион­ным уголовным законодательством количества составов преступлений, причиняющих вред здоровью, а также окончательно утвердился отказ от казуистического изложения соответствующих уголовно-правовых норм. Кроме того, законодателю в известных пределах удалось устра­нить те недостатки, которые снижали эффек­тивность уголовно-правового регулирования рассматриваемой группы преступлений.

В заключение отмечу, что советское уголовное законодательство об ответственности за причинение вреда здоровью человека создало основу современных положений. С учетом специфики существовавшего государственного устройства оно было способно противостоять преступным посягательствам, связанным с причинением вреда здоровью.

Анализируя исторический опыт развития уголовного законо­дательства о преступлениях, причиняющих вред здоровью человека, отметим, что эволюция законодательства позволила выработать для действующего УК РФ оптимальные варианты формулировок конкретных составов насильст­венных преступлений, привести определенную совокупность преступных деяний в систему, а также установить соответствующее наказание.

Действующий УК РФ 1996 года имеет не только определенную историческую преемственность взглядов законодателя, но и значительный прогресс техники законотворчества. В частности, обоснованно изменилось месторас­положение рассматриваемой группы преступлений в Особенной части УК РФ – они поставлены на первое место, что обусловлено важностью объекта уголовно-правовой охраны – прав личности, относительно иных объектов.  Далее – законодатель применил новую классификацию оценки тяжести вреда, причиненного потерпевшему (вместо термина «те­лесные повреждения» в законе появился новый – «вред здоровью»); разумной корректи­ровке подвергся практически каждый состав, входящий в группу рассматри­ваемых преступлений (в одном случае, полностью менялась редакция статьи, в другом – производились необходимые дополнения в отдельные ее части, кроме того, закономерно расширялся круг квалифицирующих и иных при­знаков).

____________________

[1] Тихомиров М.Н. Пособие по изучению Русской Правды М.: Изд. Московского университета, 1953. С. 76

[2] Там же. С. 77

[3] См.: Двинская уставная грамота 1379 года.//Российская юстиция. -2006. - № 10. - С. 58 – 59

[4] Беляев И.Д. История русского законодательства.Псковская Судная Грамота - СПб.: Изд-во "Лань", 1999. - По изданию 1879 г. С. 92

[5] См.: Отечественное законодательство XI-XIX веков: Пособие для семинаров. Часть I./Под ред. О.И. Чистякова. – М.: Юристъ. 1999. С. 57

[6] Судебники XV-XVI веков. М-Л., Госюриздат, 1952. С. 141-176.

[7] Соборное уложение 1649 года. М.: Изд-во Моск. ун-та, 1961. С. 290

[8] Там же. С. 292

[9] Отечественное законодательство XI-XX веков: Пособие для семинаров. Часть I./Под ред. О.И. Чистякова – М.: Юристъ, 1999. С. 270

[10] Там же. С. 274

[11] Там же. Артикул 163. С. 296.

[12] Там же. С. 294

[13] Уголовный кодекс РСФСР. М.: Госюриздат. 1923 г.

[14] Уголовный кодекс РСФСР.// СЗ, 1926, № 15, ст. 106

[15] Уголовный кодекс РСФСР от 27 октября 1960 г. (УК РСФСР) (с изм. и доп. от 5 апреля 1985 г.) (утратил силу) // Ведомости Верховного Совета РСФСР, 1960, N 40, ст. 591.

Категория: Правоохранительная деятельность | Добавил: x5443x (12.01.2016)
Просмотров: 470 | Теги: причинение вреда здоровью | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
...




Copyright MyCorp © 2016