Вторник, 30.05.2017, 16:00
Высшее образование
Приветствую Вас Гость | RSS
Поиск по сайту



Главная » Статьи » Правоохранительная деятельность

АНАЛИЗ ПОДХОДОВ К ИССЛЕДОВАНИЮ ФЕНОМЕНА КОРРУПЦИИ И СОВРЕМЕННЫЕ ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИЕ ПРАКТИКИ КОРРУПЦИИ

ШУМАНОВ И.В.,
независимый антикоррупционный эксперт, аккредитованный
Министерством юстиции РФ на проведении независимой
антикоррупционной экспертизы НПА и их проектов


АНАЛИЗ ПОДХОДОВ К ИССЛЕДОВАНИЮ ФЕНОМЕНА КОРРУПЦИИ
И СОВРЕМЕННЫЕ ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИЕ ПРАКТИКИ КОРРУПЦИИ


На текущий момент опубликовано до-
статочно  большое  количество  докладов  и
написано еще большее количество научной
и публицистической литературы, посвящен-
ной  исследованию  коррупции.  Существует
обширная научная литература, посвященная
этой  тематике.  Данная  статья  посвящена
описанию подходов к проблеме коррупции и
подходов к исследованию уровня коррупции,
в том числе на примере конкретного иссле-
дования в Калининградской области.
Если  сегрегировать  исследования  по
научно-отраслевому принципу, то возможно
разделить их на несколько разных групп. По
мнению А.С. Быстровой, М.В. Сильвестроса
[1], изложенного в научной статье «Феномен
коррупции:  некоторые  исследовательские
подходы», существует четыре подхода к ис-
следованию коррупции.
Первый  подход  характеризу ется
ис  сле дователями  как  традиционный,
«идеалистически-философский», известный
также как «морализаторский» или «конвен-
циональный».  По  их  мнению,  наиболее  из-
вестным  представителем  данного  направ-
ления  был  К.  Фридрих  [2],  вклад  которого
в  исследование  данного  вопроса  иногда
ускользает от внимания ученых, изучающих
проблему коррупции. Карл Фридрих рассма-
тривал  коррупцию  как  девиантное  поведе-
ние,  отклоняющееся  от  преобладающих  в
политической сфере норм и обусловленное
мотивацией  получения  личной  выгоды  за
общественный  счет.  В  свою  очередь,  лич-
ная  выгода  необязательно  имеет  денежно-
финансовый характер. Личная выгода могла
быть  связана  с  карьерным  ростом  корруп-
ционера, его окружения или иными бенефи-
тами  для  его  родственников  и  близких.  К.
Фридрих настаивал на том, что степень кор-
румпированности  власти  связана  с  факто-
рами осуществления властных функций его
акторами,  наличия  внутреннего  договора,
достигнутого  в  социуме,  а  обстоятельства-
ми, сдерживающими коррупцию, считал по-
литических  соперников  власти  и  независи-
мые средства массовой информации.
Второй  подход  в  работе  исследова-
телей  обозначен  как  «ревизионистский»
подход  к  анализу  коррупционных  прояв-
лений.  Этот  подход  основан  на  трудах  уче-
ных,  изучающих  коррупционные  практики
в странах третьего мира, поскольку многие
ученые, исследующие проблему коррупции,
воспринимают коррупцию как естественную
деформацию  развивающихся  государств  и
оценивают  коррупцию  как  результат  либо
естественное  проявление  незаконченной
модернизации и бедности. Этой теории при-
держиваются Хосе Абуэва [3], Дэвид Бэйли
[4],  Натаниэль  Лефф  [5],  Колин  Лейес  [6].
Значимым  моментом  является  то,  что  они
все  характеризовали  коррупцию  не  только
как общественную патологию, но формиро-
вали позитивные характеристики коррупции
в части интеграционных процессов - важно-
го  элемента  развития  и  динамичного  пере-
устройства обществ развивающегося типа.
Третий  подход  Быстрова  и  Силь-
вестрос  называют  экономико-рыночным.
Характеристикой  этого  подхода  является
восприятие  коррупции  как  некой  формы
общественного  обмена  услугами,  в  кото-
ром  коррупционная  плата  является  частью
трансакционных издержек. Ключевым про-
явлением данного подхода чаще всего вос-
принимается чрезмерное вмешательство го-
сударственной машины в бизнес-процессы.
Одним из идеологов данного подхода явля-
ется  Сьюзан  Роуз-Аккерман  [7].  Исходя  из
этого  подхода,  коррупционные  проявления
могут  быть  весьма  функциональны,  по-
скольку фактически носят функцию проти-
вовеса  сверхрегулированию  государтсвен-
ных  институтов.  Коррупция  в  этом  случае
является  скорее  катализатором  процессов
принятия  административных  решений  и
всячески  благоприятствует  эффективному
функционированию  хозяйственных  связей.
Надо помнить: данные сентенции изначаль-
но предполагали оценку исключительно для
стран  с  государственным  планированием
экономики  и  наличием  административно-
командной  системой  управления  государ-
ства, в том числе и для стран соцлагеря и
развивающихся стран.
И последний подход, который был обо-
значен  исследователями  как  ортодоксаль-
ный марксистский подход. Представление о
коррупции  в  этом  подходе  формировались
исключительно  как  об  основной  краеуголь-
ной проблеме капитализма. Данный подход
утратил право на существование с падением
коммунистических режимов и мировым при-
знанием фактов широкого распространения
коррупции в странах социалистического ла-
геря.  Исходя  из  этого,  ученые  считают,  что
этот подход ближе по своей логической свя-
зи с третьим подходом, хотя в исторической
ретроспективе является, конечно, самостоя-
тельным полем для исследования.
Безусловно,  приведенные  разновид-
ности  в  исследовательских  направлениях
достаточно условны, однако всё-таки могут
обозначить ключевые вектора научной мыс-
ли в обозначенном секторе.
Исследования,  посвященные  опреде-
лению  уровня  коррупции,  на  постоянной
основе стали проводиться в конце прошлого
века.  Основным  катализатором  и  одновре-
менно мотивом этих исследований послужил
слом социалистического лагеря и смена ори-
ентиров  в  мировом  хозяйстве  и,  как  след-
ствие,  интеграция  стран  Восточной  Европы
в глобальные экономические процессы.
Коррупция  первоначально  рассматри-
валась  исследователями  как  один  из  неиз-
бежных  барьеров  модернизации  и  одно-
временно  как  неотвратимое  последствие
процессов  обновления  государственного
управления,  т.е.  фактически  совпадало  с
третьим  подходом,  описанным  нами  выше.
Для  правильной  оценки  глубины  проблемы
коррупции  требовались  серьезные  диагно-
стические  исследования  с  описанием  мак-
симального  количества  сфер,  затронутых
коррупцией  и  потенциально  возможных
коррупционных  ниш.  Традиционно  многие
исследователи  для  проведения  серьезного
анализа социальной проблемы прибегали к
помощи социологии. Ключевым механизмом
проведения социологических изысканий тог-
да  и  сейчас  остается  социологическое  ис-
следование.
Однако  ввиду  отсутствия  эффектив-
ных практик исследования коррупции на на-
циональном уровне и фактически отсутствие
финансирования со стороны государства ис-
следователи в рамках проведения социоло-
гических опросов включали в анкеты допол-
нительные вопросы, посвященные изучению
проблемы  коррупции.  Безусловно,  рассма-
тривать эти исследования как детальную ди-
агностику проблемы невозможно, поскольку
они  носили  не  всегда  системный  характер
и в первую очередь касались субъективной
оценки респондентов уровня коррупции, т.е.
респонденты  опрашивались  относительно
их  отношения  к  проблеме  коррупции.  Как
следствие указанной практики в итоге полу-
чалась достаточно смещенная оценка уров-
ня коррупции.
Со  временем  практика  исследований
коррупции сформировалась, и сейчас с до-
статочной  уверенностью  можно  сообщить,
что,  помимо  социологии,  у  исследователей
появились  более  изощренные  инструменты
для  диагностики  коррупции,  хотя  большин-
ство исследований по-прежнему сосредото-
чено в экономике и социологии.
Крайне  трудно  не  согласиться  с  при-
веденной  классификацией  подходов  в  ис-
следованиях коррупции в докладе ФОМ «Со-
стояние  бытовой  коррупции  в  Российской
Федерации» [8], опубликованного в 2011 году.
В экономике можно выделить следую-
щие направления:
1) построение математико-экономических
моделей коррупции (модели равновесия, ди-
намические модели и т.п.);
2)  эконометрические  исследования
(изучение эмпирических зависимостей меж-
ду уровнем коррупции и другими характери-
стиками);
3)  институциональные  исследования
(институциональные  причины  коррупции,
коррупция как дефект принципал-агентских
отношений и т.п.).
В  рамках  социологии  эксперты  ФОМ
предлагают выделить три основных направ-
ления.
Первое - классификация различных ви-
дов коррупции.
Второе - изучение коррупции как специ-
фической  разновидности  социальных  отно-
шений.  Третье:  измерение  уровня  и  струк-
туры  коррупции.  В  рамках  перечисленных
направлений  по  интенсивности  потока  пу-
бликаций можно выделить:
- эконометрические исследования;
- математические модели коррупции;
- измерения коррупции.
По мере развития исследований в сфе-
ре измерения коррупции формировались три
группы методов. Первая группа - социологи-
ческие опросы (здесь одним из лидеров был
Всемирный банк). Вторая - экспертные оцен-
ки (наиболее известный проект – «Nations in
Transit», осуществляемый американской об-
щественной  организацией  Freedom  House;
среди девяти характеристик, которыми опи-
сываются транзитные страны, одна связана
с коррупцией).
Третья группа - интегральные оценки,
выставляемые на основании агрегирования
результатов  рейтингов  коррупционности,
предлагаемых  различными  организация-
ми (самый известный пример - индекс вос-
приятия  коррупции,  предлагаемый  между-
народной  общественной  организацией
Transparency International).
В свою очередь, необходимо отметить,
что  ключевую  роль  во  внедрении  методик
специализированных  исследований  корруп-
ции  играли  международные  общественные
(финансовые)  и  неправительственные  ор-
ганизации,  такие  как  World  Bank  (Мировой
банк), International Monetary Fund) Междуна-
родный валютный фонд и другие.
Проведение  региональных  исследова-
ний  коррупции  имеет  сравнительно  неболь-
шую практику в РФ и в целом в мире. Одна-
ко именно такого рода исследования должны
стать  отправной  точкой  диагностики  корруп-
ции  в  местных  сообществах.  Подобные  ини-
циативы  крайне  интересны  в  локациях,  на
которых направлены транзитные потоки цело-
го ряда стран, либо на территориях с множе-
ственностью  разновекторных  экономических
интересов. В связи с этим проведение иссле-
дования уровня коррупции в Калининградской
области как в полуанклаве, области, которой
присвоен статус особой экономической зоны и
территории, находящейся на транзитных путях
из Европы в Азию, дает четкое понимание ак-
туальности такого исследования. Крайне важ-
ным  аспектом  явилось  то,  что  Калининград-
ский регион стал одним из лидеров по уровню
бытовой коррупции по оценке ФОМ [9].
Для  представляемого  исследова-
ния  эксперты  приняли  за  основу  методику
оценки  уровня  коррупции  в  российских  ре-
гионах,  разработанную  Фондом  «ИНДЕМ»
совместно  с  международной  организацией
«Транспаренси  Интернешнл-Р».  Указанное
исследование  проводилось  в  2001-2002  гг.
в российских регионах, но методика до сих
пор является достаточно актуальной.
Инициатором  и  заказчиком  данного
исследования  стала  группа  независимых
экспертов,  занимающихся  исследованием
коррупции в Калининградской области, под
эгидой  некоммерческого  партнерства  «Ка-
лининградское  региональное  антикоррруп-
ционное сообщество экспертов» .
Для  реализации  исследования  и  изу-
чения уровня коррупции в Калининградской
области  проведён  опрос  в  двух  целевых
группах, а именно:
А)  среди  населения  Калининград-
ской области.
В опросе приняли участие 600 жителей
Калининградской области старше 18 лет, по-
стоянно проживающих на территории регио-
на.  Выборка  репрезентативная,  сформиро-
вана путём трёхступенчатого отбора (отбор
точки опроса, отбор домохозяйства и отбор
респондента).  Средняя  продолжительность
интервью 10-15 минут.
Полевая  стадия,  опрос,  проведён  се-
тью  интервьюеров  Исследовательской  ком-
пании «КМГ» в период с 28 июня по 07 июля
2011 года. Кроме того, проведён внутренний
20% телефонный и 15% пеший контроль ра-
боты интервьюеров.
География  проведения  опроса:  40
маршрутов, 19 населённых пунктов, включая
административный  центр.  Опрос  проведён  в
следующих населённых пунктах: гг. Калинин-
град, Светлогорск, Балтийск, Советск, Черня-
ховск, Неман, Багратионовск, Мамоново; с.н.п.
Липово, Домново, Новостроево, Междуречье,
Славянское, Романово, Рыбачий, Пятидорож-
ное, Новоселово, Озерки, Бабушкино.
Б)  среди  представителей  малого  и
среднего бизнеса.
В опросе приняли участие 105 предпри-
нимателей, представляющих малый и средний
бизнес  в  Калининградской  области,  посто-
янно  осуществляющих  свою  коммерческую
деятельность  в  регионе.  К  опросу  были  при-
глашены  руководители,  заместители  руково-
дителей, юристы организаций и другие лица,
отвечающие за взаимодействие с представи-
телями  органов  власти,  государственными  и
муниципальными служащими. Опрос был про-
ведён в период с 3 по 20 июля 2011 года.
Выборочные совокупности сформиро-
ваны согласно данным Росстата.
Для граждан сформирован возрастно-
половой состав участников опроса с ограни-
чением по высшему образованию. Для пред-
принимателей  -  соотношение  по  сферам
деятельности и численности сотрудников.
Для  опросов  использованы  анкеты,
представленные  в  методике  измерения
коррупции  Центром  антикоррупционных  ис-
следований  и  инициатив  «Трансперенси
Интернешнл  -  Р»  (разработаны  совместно
с Фондом ИНДЕМ для изучения уровня кор-
рупции в регионах РФ).
По оценкам жителей области, в регионе
наиболее коррумпированными являются ав-
тоинспекция и коммунальные службы. Сум-
ма  ответов  «довольно»  и  «весьма  бесчест-
ные органы» по этим позициям равна 66% и
64% респондентов (соответственно) - именно
столько опрошенных считают эти структуры
(организации) «бесчестными». Далее с оди-
наковым  числом  «негативных»  упоминаний
(56%) идут Государственная Дума, политиче-
ские партии и правоохранительные органы.
Самые  низкие  по  сравнению  с  остальными
органами (организациями, институтами) по-
казатели «бесчестности» у государственных
банков и госпредприятий (сумма «довольно»
и «весьма» бесчестные организации - 23% и
25% соответственно).
Что касается повседневной жизни, то,
по  оценкам  опрошенных,  чаще  всего  жите-
лям  области  приходится  сталкиваться  со
взяточничеством  и  другими  проявлениями
коррупции в ситуациях, связанных со здоро-
вьем, - так ответили 74% участников опроса.
60% участников опроса считают, что при не-
обходимости  урегулировать  ситуацию  с  ав-
тоинспекцией - в ситуациях получения прав,
прохождения техосмотра, нарушения правил
участниками  дорожного  движения  -  также
приходится сталкиваться с коррупцией.
По  мере  убывания  оценочных  сужде-
ний  о  коррупции  в  сферах  жизни  калинин-
градцев - после медицины и автоинспекции -
идёт система образования Калининградской
области:  дошкольные  учреждения  (52%),
ВУЗы (50%) и средние / средние специаль-
ные учебные учреждения (48%).
Мужчины  и  женщины,  принимавшие
участие в опросе, сходятся в своих оценках
«взяточничества» в органах власти (учреж-
дениях, организациях) почти во всех предло-
женных им к оценке ситуациях:
- отличаются ответы (ощущения) в слу-
чаях необходимости урегулировать ситуации
с автоинспекцией: по оценкам 64% мужчин-
участников опроса, за получение прав, про-
хождение  техосмотра  и  нарушение  ПДД
калининградцам  приходится  давать  взятки.
Среди женщин этот показатель равен 54%;
- на 7% отличается и группа респондентов-
мужчин (47%) от группы респондентов-женщин
(54%),  которые  считают,  что  со  взяточниче-
ством приходится сталкиваться в дошкольных
учреждениях (например, чтобы устроить ребён-
ка садик);
-  есть  отличия  в  ответах  участников
опроса в различных возрастных группах.
Исходя  из  вышеизложенного,  необ-
ходимо сделать вывод о том, что чем ниже
опыт обращений в органы власти (организа-
ции, учреждения), тем и оценочный уровень
суждений о практике взяточничества в сфе-
ре деятельности этих органов ниже.
Ответы о личной практике сопостави-
мы с ощущениями респондентов об уровне
коррупции в сфере в целом. Так, первая пя-
тёрка  «антирейтинга»  ситуаций  (в  которых
респонденты  отметили  необходимость  дачи
взятки) совпадает с первой пятёркой «анти-
рейтинга»,  построенного,  согласно  ощуще-
ниям участников опроса о коррупционности,
в этих сферах в Калининградской области.
В  целом  38%  опрошенных  приходи-
лось  лично  попадать  в  ситуации,  когда  для
решения своих проблем (или проблем своей
семьи)  у  обращавшихся  создавалось  ощу-
щение  необходимости  давать  взятку  (по-
дарок), или они по факту были вынуждены
стимулировать служащего.
Из личного опыта, по словам респонден-
тов,  чаще  всего  в  медицинских  учреждениях
без взятки или подарка проблему было не ре-
шить. На вопрос о «последнем случае» необ-
ходимости стимулировать служащего 34% на-
звали ситуации, связанные со здоровьем. 25%
респондентов  в  ходе  опроса  упомянули  о  си-
туациях, когда для урегулирования ситуации с
автоинспекцией были вынуждены дать взятку.
Удовлетворённость  от  полученной
услуги  (посещения  медучреждения)  у  тех,
кто  «отблагодарил»  медработников,  не-
сколько выше, а вот среди тех, кто прости-
мулировал сотрудников ГАИ, удовлетворён-
ность от решения проблемы оказалась ниже,
чем в среднем по выборке.
При решении той или иной проблемы
представители органов власти были «отбла-
годарены» в 78% упомянутых случаев.
Более  трети  «практических»  случаев
(34%), которые были упомянуты в ходе опро-
са,  по  словам  респондентов,  произошли  с
ними более года назад.
Надо  отметить  то,  что  25%  тех  опро-
шенных,  которые  давали  взятку  (подно-
шение,  услугу  и  т.п.),  отказались  назвать,
сколько  приблизительно  они  «потратили».
Для тех, кто назвал сумму, средний размер
составил 4530 рублей. Диапазон довольно
широк:  минимальный  размер  взятки  -  100
рублей,  максимальный  -  80  тысяч  рублей.
Чаще всего участники опроса называли сум-
мы в 500 и 1000 рублей. 3% не смогли ука-
зать  стоимость  «подарка»:  назвали  только,
что это были конфеты, шоколад или коньяк.
В  представлении  предпринимателей
на  первом  месте  по  уровню  коррупции  в
регионе автоинспекция (86%), на втором - пра-
воохранительные  органы  (77%).  75%  опро-
шенных  предпринимателей  считают  «бес-
честными» коммунальные службы.
Госбанки, наоборот, получили высокие
оценки среди представителей калининград-
ского бизнеса: «честными» их считают 58%
опрошенных (2-е место в рейтинге). На пер-
вом  месте  -  частное  предпринимательство
в  регионе:  62%  респондентов-бизнесменов
считают  его  честным  (9%  -  «весьма  чест-
ным»,  53%  -  «довольно  честным»).  Право-
защитные  организации  (46%)  и  госпред-
приятия (43%) занимают третье и четвёртое
место соответственно.
По  мнению  опрошенных  предпринима-
телей, в Калининградской области представи-
телям малого и среднего бизнеса с помощью
неформальных методов воздействия приходит-
ся  постоянно  добиваться  получения  государ-
ственного или муниципального заказа - так от-
ветили 24% респондентов. На втором-третьем
месте по частоте упоминаний (по 16%) «необ-
ходимость  преодолевать  административные
препятствия, мешающие развитию бизнеса»,
и  «желание  получить  защиту  и  покровитель-
ство для своего бизнеса со стороны органов
власти (в т.ч. правоохранительных)».
В  Калининграде  наиболее  проблем-
ными,  с  точки  зрения  предпринимателей,
являются следующие задачи: «преодоление
административных  барьеров»  (21%),  полу-
чение  «защиты  со  стороны  власти»  (15%),
«выделение земли» (15%), «смягчение тре-
бований при проверках» (15%).
По  мнению  предпринимателей,  кото-
рые занимаются бизнесом в других городах
области,  основной  точкой  применения  не-
формальных методов воздействия является
«получение  государственных  или  муници-
пальных  заказов»  (42%),  на  втором  месте
(с отрывом в 24%) - «получение защиты со
стороны  власти»  (18%),  на  третьем  -  «обе-
спечение мест во власти» (15%).
Большинство  участников  опроса  не
смогли оценить, какой процент ежемесячного
оборота своего бизнеса вынуждены тратить
на  взятки  и  иное  стимулирование  деятель-
ности  должностных  лиц  калининградские
фирмы. Однако, если предположить, что от-
веты  тех,  кто  затруднился  оценить  размер
взяток, распределятся примерно так же, как
и ответы предпринимателей, ответивших на
вопрос, то средний размер стимулирования
должностных  лиц  в  нашем  регионе  равен
почти  5%  ежемесячного  оборота  калинин-
градских предпринимателей.
На вопрос о размере вознаграждения
ответили 41% тех, кто решал проблемы биз-
неса при помощи взяток (это 2,5% от числа
всех участников опроса). Остальные отказа-
лись отвечать на вопрос.
Отдельные (редко упомянутые) примеры
указывают на средний уровень взяток в разме-
ре 8.3% ежемесячного оборота организаций.
Всего  37%  опрошенных  предпри-
нимателей  при  своём  последнем  обра-
щении  в  органы  власти  (организации,  ин-
ституты)  были  вынуждены  прибегнуть  к
взятке.  Соответственно  63%  респондентов-
предпринимателей  никогда  за  время  веде-
ния  своей  хозяйственной  деятельности  не
сталкивались с ситуациями, когда для реше-
ния проблем, связанных с бизнесом, им не-
обходимо было бы прибегнуть к «стимулиро-
ванию» должностных лиц:
- среди представителей малого и сред-
него бизнеса, занимающихся торговлей, 45%
опрошенных  упомянули  о  том,  что  решали
проблемы своей фирмы при помощи взятки;
- среди руководителей фирм, которые
занимаются  оказанием  разного  рода  услуг,
таких оказалось 43%;
-  наименьший  процент  фирм,  указав-
ших  на  случаи  взяточничества  со  стороны
должностных  лиц,  среди  малых  фирм,  за-
нимающихся  строительством  -  21%  (это  в
основном  микропредприятия  с  численно-
стью до 10 человек).
Среди тех респондентов, которые упо-
мянули  о  факте  «стимулирования»  долж-
ностных лиц, 28% указали на ситуации, при
которых необходимо было смягчить требова-
ния при проверках контролирующих органов,
в 23% случаев - к взятке необходимо было
прибегнуть для ускорения решения вопроса.
По  10%  респондентов  решали  вопро-
сы, связанные с «открытием нового дела» и
«преодолением  различных  административ-
ных  препятствий,  мешающих  бизнесу»;  5%
таким образом обеспечили принятие нужно-
го административного решения.
Коррупционная  практика  (которая  яв-
ляется  предметом  данного  исследования)
относится  к  так  называемым  сенситивным
темам  для  участников  опроса.  Существует
высокая  вероятность  того,  что  респонденты
в  ходе  опроса  уклоняются  от  правдивых  от-
ветов.  Поэтому,  согласно  социологической
практике измерения коррупции, в ходе изуче-
ния  уровня  коррупции  в  Калининградской  об-
ласти  респондентам  был  предложен  ряд  так
называемых оценочных вопросов. Среди них -
вопрос о степени доверия или недоверия жи-
телей региона к властным институтам.
По  данным  исследования,  ответы  ре-
спондентов  на  подобные  вопросы  коррели-
руют с ответами на вопросы о степени кор-
румпированности  властных  институтов,  в
силу  того,  что  оценки  коррумпированности
свидетельствуют не столько о реальной кор-
румпированности институтов, сколько об от-
ношении людей к ним.
Надо отметить, что исследования, про-
водимые  в  рамках  любого  регионального
цикла, будут иметь эффект в случае соблю-
дения  принципов  регулярности  и  строгого
соблюдения методики исследования.
Крайне важным, на наш взгляд, является
роль высших учебных заведений в разработке
и  внедрении  антикоррупционных  образова-
тельных программ и подготовке специалистов
с требуемыми навыками в сфере изучения и
противодействия коррупционным практикам.

Библиографический список:
1. Быстрова А. С., Сильвестрос М. В. Феномен коррупции: некоторые исследовательские подходы // Журнал социологии и социальной антропологии. 2000. Т. III. № 1.
2. Киселев И.Ю. Политическая элита: Ее сущность и психология (по материалам исследований американских ученых). Ярославль: Яросл. гос. ун-т, 1995.
3. Abueva J.V. The Contribution of Nepotism, Spoils and Graft to Political Development // EastWest Center Review. 1966. № 3.
4. Bayley D.H. The Effects of Corruption in a Developing Nation // Western Political Quarterly. 1966. Vol. 19. № 4.
5.  Leff  N.H.  Economic  Development  through  Bureaucratic  Corruption  //  American  Behavioral Scientist. 1964. Vol. 8. № 3
6. Leyes C. What is the Problem About Corruption? // Journal of Modern African Studies. 1965. Vol. 3. № 26.
7. Роуз-Аккерман, С. Коррупция и государство. Причины, следствия, реформы / Сьюзан Роуз-Аккерман; пер. с англ. О. А. Алякринского. М.: Логос, 2003. 356 с.
8. http://fom.ru/uploads/files/doklad.pdf.
9. http://fom.ru/posts/138.









 

Категория: Правоохранительная деятельность | Добавил: x5443x (19.12.2012)
Просмотров: 649 | Теги: коррупция, Антикоррупционные исследования, Калининградская область, демократия, государственный институт, социологические исследования | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
...




Copyright MyCorp © 2017 Обратная связь