Понедельник, 18.11.2019, 22:07
Высшее образование
Приветствую Вас Гость | RSS
Поиск по сайту



Главная » Статьи » Рынок. Предпринимательство. Бизнес

АНАЛИТИЧЕСКИЕ МОДЕЛИ И МЕТОДЫ МЕНЕДЖМЕНТА КАЧЕСТВА УСТОЙЧИВОСТИ ЖИЗНЕННОГО ЦИКЛА ПРОДУКТА

А.А.Воронов, Санкт-Петербургский государственный экономический университет

АНАЛИТИЧЕСКИЕ МОДЕЛИ И МЕТОДЫ МЕНЕДЖМЕНТА КАЧЕСТВА УСТОЙЧИВОСТИ ЖИЗНЕННОГО ЦИКЛА ПРОДУКТА

Аннотация. Рассмотрены условия существования, единственности и непрерывности в задачах исследования новых качественных и количественных закономерностей при решении актуальных проблемно-ориентированных задач менеджмента ресурсной трансформации в устойчивости жизненного цикла продукта, которые характеризуются значительной неопределенностью, комплексностью и противоречивостью.

Ключевые слова: корректность аналитического моделирования, показатели качества, менеджмент устойчивости.

 

Введение

Разработка аналитического инструментария в целях установления и исследования показателей качества функционирования субъектов рынка вызывает нарастающий практический интерес [1]. Существующая экономическая практика направлена преимущественно на анализ поведения рынков, а задачи рыночного дизайна и менеджмента, ввиду их чрезвычайной комплексности, остаются еще мало исследованными [2]. Такие задачи предполагают аналитическое рассмотрение особенностей конкретного рынка, адекватных целям исследования. Применимость таких разработок для задач менеджмента рынка в значительной мере определяется практической реализацией условий существования, единственности и непрерывной зависимости рыночных процессов от параметров, доступных для управления. Формирование соответствующих условий и их практическая интерпретация остаются предметом исследований и в настоящее время [3]. Эта тематика особенно актуальна для исследования комплексных задач, примером которых сегодня являются процессы ресурсной трансформации в жизненном цикле продукта («товар», «услуга», «технология») [4]. В этой связи далее рассматриваются аналитические модели и методы, которые в определенной степени уступают общности известных классических подходов, но позволяют предложить эффективный инструментарий, удобный для задач менеджмента качества устойчивости жизненного цикла продукта.

Моделирование

Ресурсная трансформация в жизненном цикле продукта складывается из этапов формирования ресурсов, их переработки в продукт, потребления продукта и его утилизации, после потери потребительского качества («отход»). При этом задействованы рынки ресурсов, продукта и отходов, стороны предложения и спроса которых решают задачи максимизации прибыли и минимизации экологических и социальных ущербов. Основываясь на концепции ресурсной трансформации, здесь рассматривается единообразный принцип моделирования продуктовых стадий на основе показателя качества ресурса, E(R) - степень его соответствия установленным и предполагаемым потребностям на определенном этапе трансформации. Здесь ресурс формализуется в виде вектора R = (R1, R2, ... Rn), а зависимость E(R) удовлетворяет следующим условиям: ∂RE > 0, и матрица вторых производных отрицательно определена ( ∂2Е < 0), что достаточно адекватно отражает наблюдаемый на практике насыщающийся рост качества ресурсов с увеличением объема их потребления [3]. Далее, рассматривая задачу коммерческого обмена ресурсами в объеме ΔR, вводятся показатели качества для различных сторон рынка, которые определяются разностью «приобретения» и «потерь» в результате обмена. Для «предложения»: QS = W-C, для «спроса»: QD = U - W, где W - стоимость сделки, «функция затрат»: C( ΔR) = ES(RS) - ES(RS - ΔR), «функция потребления»: U(ΔR) = ED(RD + ΔR) - ED(RD), RS,D- начальные объемы ресурсов, которыми располагают стороны предложения (S) и спроса (D). В силу этих определений, функции затрат и функции потребления обладают следующими свойствами: C(0) = U(0) = 0, ∂C > 0, ∂U > 0, ∂2C > 0, ∂2U < 0. Функционирование рынка описывается следующей моделью (1): (QSi  → max} & (QDj → max}, i = 1 ÷ I - число субъектов предложения, j = 1 ÷ J - число субъектов спроса; эта задача многокритериальной оптимизации решается в условиях: ∑ ΔCRi = ∑ΔURj и ∑SWi = ∑DWj- согласование объемов ресурсного обмена и объемов платежей в соответствующих сделках. Оптимальные объемы предложения {ΔSRi( π )} и спроса {ΔDRj(π)} определяются условиями (2): {(ΔcRi(π): ∂C(ΔR)= π} & (ΔuRj(π): ∂Ui(ΔR) = π} & {∑CURi(π) = ∑ΔURj(π)}. Векторная оптимизация (1) в силу (2) оказывается эквивалентной задаче скалярной оптимизации (3): F(ΔCR1,.. .ΔCRI,... ΔUR1,... ΔURJ) → max. Здесь: F(ΔcR1, ...ΔCRI, ΔUR1, ...ΔURJ) = ∑UjURj) - ∑CjcRi) и эта задача решается в условиях ресурсного баланса: ∑ΔCRi = ∑ΔURj.

Теперь существование и единственность конкурентного равновесия на рынке ресурсного обмена определяется с использованием условий (A), (B).

Здесь и далее (G, H) - скалярное произведение векторов G и H (dimG = dimH = n). Условие (A1) требует превышения предельного качества ресурса на стороне спроса над аналогичной величиной на стороне предложения, определенных на уровне начальных объемов ресурсов (RS,D), которыми располагают стороны предложения и стороны спроса и совместно с условием (A2) при этом устанавливается существование допустимого множества ресурсного обмена. Условие (B1) требует выполнения противоположного соотношения на границе (B2) изменения знака функции F(V1, ... VI, Z1 ... ZJ), что при достаточном удалении от начала координат совместно с условием (B3) устанавливает ограниченность допустимого множества ресурсного обмена. Таким образом, допустимое множество оказывается ограниченным и замкнутым, а функция F(ΔCR1, ... ΔCRI:, ΔUR1, ... ΔURJ) в силу непрерывности и выпуклости имеет глобальный максимум.

Вопрос о непрерывной зависимости состояния равновесия от параметров задачи можно рассмотреть в динамической постановке. В условиях (2), существование решения которых теперь установлено при выполнении (A) и (B), чувствительность к возмущениям, приведенным к начальным условиям, будет ограниченной, если соответствующее равновесие окажется глобально стабильным. Соответствующий динамический процесс описывается следующей системой обыкновенных дифференциальных уравнений (4):dπ/dt = f(π). Здесь: f(n) = ∑ΔURj(π) - ∑ΔCRi(π). Выяснение глобальной стабильности равновесия no,f(πo) = 0, решается на основе исследования специальной функции Ляпунова для этой задачи, которая представляет количественную меру чувствительности равновесия к возмущениям: Λ (π) = (f, f). Вычисляя ее производную вдоль траектории уравнения (4), получаем в силу свойств показателя качества ресурсов соотношение d Λ / dt< 0, что и гарантирует требуемую стабильность. В силу этого при любом разбросе начальных условий система за конечное время окажется в произвольно малой окрестности положения равновесия.

Анализ

Рассмотрим применение полученных результатов в ряде задач менеджмента качества устойчивости жизненного цикла продукта. Так, стадии ресурсной трансформации в соответствии с предложенными моделями получают следующее описание: критерий поведения субъектов ресурсного этапа QMi = ( μ ,ri) - CMi(ri), i = 1 ÷ I, r - вектор ресурсного предложения, μ - цены ресурсов, CM - функция затрат, ∂2CM > 0; критерий поведения субъектов этапа переработки QPj = (v, pj) - CPj(pj) - (μ, Mjpj), j = 1÷J, p - вектор произведенных продуктов, v - цены продуктов, CP - функция затрат, ∂2CP> 0, M - «материалоемкость» продуктов; критерий поведения субъектов потребления QCk = UCk(ck) - (v,ck) - ( η, Wk ck ), k = 1 ÷K, c - вектор приобретенных продуктов, η - цены утилизации отходов, UC - функция потребления, ∂2UC < 0, W - «отходоемкость» продуктов; критерий поведения субъектов этапа утилизации QT1 = (η,w1) - CT1(w1), 1 = 1 ÷L, w - вектор перерабатываемых отходов, η - цена переработки отходов, CT - функция затрат, ∂2CT> 0; балансовые соотношения ∑r1= ∑Mjpj, ∑Pj = ∑ck, ∑Wkck = ∑w1. Каждый субъект рынка в зависимости от объемов своей деятельности в соответствии с концепцией устойчивого развития характеризуется еще показателями негативного воздействия на окружающую среду - социальная и экологическая компоненты, представляющие собой растущие зависимости от своих аргументов: для субъектов ресурсного этапа, RMEi(ri) - экологические риски и RMSi(ri) -социальные риски; для субъектов этапа переработки, RPEj(pj)
- экологические риски и RPSj(p) - социальные риски; для субъектов этапа потребления, RCEk(ck) - экологические риски и RCSk(ck) - социальные риски; для субъектов этапа утилизации, RTE1(w1) - экологические риски и RTS1(w1) - социальные риски. Тогда задача устойчивости ресурсной трансформации жизненного цикла продукта получает вид (5):{QMi, QPj, QCk, QT1 → max}&{RMEi, RMSi, RPEj, RPSj, RCEk, RCSk, RTE1, RTS1 → min}. Решение этой многокритериальной задачи сводится, наряду с условиями баланса, к системе уравнений (6):

Здесь: {qi,j,k,i,1} - положительные константы, определяемые весовыми коэффициентами задачи многокритериальной оптимизации.

Анализ этих уравнений указывает на следующие принципиальные результаты:

(I) . В силу (6) существует «экономический» эквивалент задачи многокритериальной оптимизации по критериям экономической эффективности, экологической безопасности и социального благополучия на основе введения «суммарных» функций затрат (Cσ) и функций потребления (Uσ) согласно условиям (7):

Это обстоятельство обусловливает применимость «стандартного» экономического инструментария (затраты и потребление) в целях планирования и анализа результатов деятельности субъектов ресурсной трансформации для решения новых задач менеджмента устойчивости жизненного цикла продукта.

(II) . Учет экологических и социальных рисков существенно влияет на условия существования конкурентного равновесия в ресурсной трансформации жизненного цикла продукта. Так, согласно (7) теперь выполняются соотношения ∂rCσMi > ∂rCMi, ∂pCσMj > ∂pCPj, ∂wCT1 > ∂wCT1 и ∂cUσCk < ∂cUCk, и в силу условий (A) и (B) допустимое множество ресурсной трансформации становится более «узким» и более «коротким». При этом показатель качества устойчивости как степень (в другой интерпретации - вероятность) соответствия ресурсного цикла продукта установленным и предполагаемым потребностям будет снижаться с повышением предельных рисков.

Рассматривая прикладные следствия полученных результатов, отметим проблему «большого вызова» в контексте устойчивого развития ввиду вероятного «драматического» влияния ожидаемого технологического прогресса в части цифровой экономики на рынок трудовых ресурсов. В этой связи согласно выводам (I) достижима конструктивная обоснованность и корректность исследования нового класса таких комплексных задач, которые могут быть описаны на основе «взаимодействия» нескольких цепочек ресурсной трансформации, как в рассматриваемом случае - на пересечении материального цикла и трансформации человеческого капитала. Подобное рассмотрение в [5] предпринималось на эвристическом уровне. Моделирование этой ситуации на основе нового инструментария позволит получить результаты, в частности, полезные для интегрирования университетской науки и бизнес сообщества в целях разработки системы мер для адаптации ожидаемого технологического прогресса и глобальных вызовов рынка трудовых ресурсов.

Согласно результатам (II), дальнейшее развитие вероятностной интерпретации степени соответствия ресурсного цикла продукта установленным и предполагаемым потребностям, позволит ввести конструктивные основания для исследования критических явлений в сложных социально-экономических системах. Подход к классу таких явлений, применительно к проблематике обеспечения компетентности менеджмента качества устойчивости жизненного цикла продукта, был предпринят в [6]. Корректной формализацией такой задачи будет 4-х мерная решетка, узлами которой являются элементарные цепочки ресурсной трансформации. Критическая вероятность достижения устойчивости жизненного цикла продукта может быть сопоставлена с «объемом» допустимого множества. Такой подход позволяет ввести количественное рассмотрение в весьма трудно формализуемой сфере подготовки и организации менеджмента устойчивости продуктовых рынков.

Заключение

Рассмотренные модели ресурсной трансформации в силу установленного соответствия принципам корректного моделирования (существование, единственность, непрерывность - A, B), наряду с выявленным экономическим эквивалентом (I) и механизмом влияния на устойчивость (II), предоставляют состоятельный практический инструментарий исследования новых качественных и количественных закономерностей при решении комплексных социально- экономических задач. При этом научное мышление в контексте жизненного цикла продукта превращается в концептуальный базис рационального анализа, на основе которого появились и совершенствуются инструменты, имеющие значимую перспективу и для развития аналитических моделей и методов в менеджменте качества устойчивости жизненного цикла продукта.

Список литературы

1. Glazev S.Y. (2010) Strategy for Russian growth in the context of the global economic crisis, p 245; https://glazev.ru / 01.2018.
2. Roth A.E. (2002) "The economist as engineer: game theory, experimentation, and computation as tools for design economics", Econometrica, 70/4, pp 1341-1378.
3. Maskin E.S., Roberts K.W.S. (2008) "On the fundamental theorems of general equilibrium", Economic Theory, 35/2, pp 233-240.
4. Voronov A.A. (2011) "Resource management stability: issues and analysis", in International Conference "Towards life cycle sustainability management" www.LCM2011.org / 01.2018.
5. Kankkunen M., Makitalo-Siegl K., Voronov A. (2013) "Towards generation for sustainability: Illusion or reality?", in Issa, T. et al. (Eds.), Proceedings of the International Conference on Sustainability, Technology and Education, IADIS Press, pp45-52.
6. Voronov A., Kankkunen M., Makitalo-Siegl K. (2015) "Life cycle modelling for threshold rate of sustainability skills and its applications", in International Conference "Life cycle management", www.LCM2015.org/ 01.2018.

Источник: Научный журнал «Вестник факультета управления СПбГЭУ». 2018. Выпуск 3 (ч.1)


Категория: Рынок. Предпринимательство. Бизнес | Добавил: x5443 (22.10.2019)
Просмотров: 33 | Теги: менеджмент, Жизненный цикл | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
...




Copyright MyCorp © 2019 Обратная связь