Воскресенье, 04.12.2016, 04:55
Высшее образование
Приветствую Вас Гость | RSS
Поиск по сайту


Главная » Статьи » Правоохранительная деятельность

§ 8. Иные документы и материалы

§ 8. Иные документы и материалы

 

В соответствии со ст. 89 АПК РФ иные документы и материалы допускаются в качестве доказательств, если содержат сведения об обстоятельствах, имеющих значение для правильного рассмотрения дела.

Иные документы и материалы могут содержать сведения, зафиксированные как в письменной, так и в иной форме. К ним могут относиться материалы фото- и киносъемки, аудио- и видеозаписи и иные носители информации, полученные, истребованные или представленные в порядке, установленном АПК РФ.

В качестве иных документов и материалов суды, как правило, принимают все те доказательства, отвечающие признакам относимости и допустимости, которые ни по одному из признаков не подпадают под квалификацию в качестве письменного доказательства, вещественного доказательства, объяснения, свидетельских показаний и экспертизы.

К указанной категории доказательств суды, как показывает анализ судебной практики, наиболее часто относят заключения экспертов и специалистов, проведенные сторонами по делу во внесудебном порядке и затем представленные в материалы дела.

То же самое отмечается и в юридической литературе: обычно такие документы (специальные познания, полученные в результате ведомственных, аудиторских проверок, или заключения экспертов, полученные вне рамок судебного процесса) выступают в судебном процессе в качестве письменных или иных доказательств согласно ст. 89 АПК РФ. Основное их отличие от результатов экспертизы состоит в том, что они получены не по правилам, установленным арбитражным процессуальным законодательством <199>.

--------------------------------

<199> Судебная экспертиза в арбитражном процессе / Е.Н. Антонова, А.А. Ануфриев, О.Л. Братчикова и др.; под ред. Д.В. Гончарова, И.В. Решетниковой. М.: Волтерс Клувер, 2007. С. 256.

 

Так, например, как следует из Постановления ФАС Московского округа от 25 апреля 2011 г. N КГ-А40/1978-11 по делу N А40-72971/10-48-627, суд первой инстанции, рассматривая дело по иску о признании договора недействительной сделкой, основывался на принятом в соответствии со ст. 89 АПК РФ в качественного документа представленном истцом заключении ЭКЦ МВД РФ от 13 августа 2010 г. N 7636э, согласно которому подпись от имени "Г" на представленной в материалы дела светокопии спорного договора выполнена не "Г", а иным лицом.

 

В то же время существует практика, свидетельствующая о том, что не всегда, что называется, с первого раза удается приобщить такое доказательство к материалам дела в соответствии со ст. 89 АПК РФ. Есть множество примеров, когда суды кассационной инстанции отправляют дела на новое рассмотрение именно в связи с нарушением указанной нормы.

 

По делу N А40-137001/09-39-966 ФАС Московского округа отменил судебные акты нижестоящих инстанций и направил дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции, указав в Постановлении от 6 декабря 2010 г. N КГ-А40/12915-10: "Суды не учли, что ч. 1 ст. 89 АПК РФ установлено, что иные документы и материалы допускаются в качестве доказательств, если содержат сведения об обстоятельствах, имеющих значение для правильного рассмотрения дела, в связи с чем экспертное заключение АНО "СОЮЗЭКСПЕРТИЗА" при ТПП РФ, составленное вне рамок судебного разбирательства и проведенное истцом самостоятельно, подлежало исследованию и оценке по правилам ст. 71 АПК РФ наряду с другими доказательствами по делу".

 

ФАС Уральского округа в Постановлении от 10 августа 2009 г. N Ф09-5639/09-С6 по делу N А07-16690/2008 также указал, что суд неправомерно не принял во внимание, что заключение эксперта было выдано во внесудебном порядке и что истец вправе ссылаться на данное заключение как на любое иное доказательство, что предусмотрено ст. 89 АПК РФ, и в таком качестве оно должно оцениваться судом.

 

Следует отметить, что в ряде иностранных юрисдикций этот вопрос урегулирован на законодательном уровне таким образом, что у судей и сторон не остается никаких сомнений в том, чтобы приобщать или нет такое "внесудебное" заключение к материалам дела и к тому, как оно должно оцениваться судом.

Так, например, право Нидерландов, регулирующее гражданский процесс, предусматривает два типа экспертов: (i) эксперт, назначенный судом; и (ii) эксперт, который не назначен судом, но который нанят или назначен одной из сторон по судопроизводству, чтобы давать экспертные консультации или заключения.

Заключения эксперта, назначенного стороной, представленные в суд, квалифицируются просто как письменные доказательства, оценка которых остается за судом. При этом суд полностью свободен в такой оценке.

Кроме того, эксперт, назначенный стороной:

- вправе принимать участие в заседании суда и консультировать представителей стороны, которой он привлечен, по вопросам своей компетенции, которые могут возникнуть в ходе слушаний;

- не может быть позже экспертом, назначенным судом;

- может быть допрошен как свидетель по делу;

- суд может приказать ему представить дополнительные устные или письменные объяснения.

Все это свидетельствует об ином (более серьезном) восприятии экспертизы иностранными судами в отличие от российских арбитражей. Безусловно, залог такого восприятия, как уже отмечено, заключается в детальном правовом регулировании процедуры привлечения эксперта сторонами и дачи им заключения. Тогда как российский АПК посвящен исключительно экспертизе, проводимой экспертом, назначенным судом.

Другими примерами доказательств, квалифицируемых в соответствии со ст. 89 АПК РФ, могут быть, например, различного рода протоколы допросов <200>, протоколы проверки <201>, составленные административными органами, презентации, чертежи, отчеты <202>, письма коммерческих организаций (сторон по делу) <203>, материалы фотосъемки <204>, социологические опросы, а также иные доказательства.

--------------------------------

<200> Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 25 октября 2010 г. по делу N А33-785/2010.

<201> Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 5 мая 2010 г. по делу N А10-5824/2009.

<202> Постановление ФАС Центрального округа 27 августа 2009 г. по делу N А48-2871/08-18; Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 3 июля 2009 г. N 09АП-10355/2009-ГК по делу N А40-14211/09-1-123; Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 7 мая 2010 г. N 09АП-7817/2010-АК по делу N А40-123363/09-118-1001.

<203> Постановление ФАС Дальневосточного округа от 7 июня 2010 г. N Ф03-3743/2010 по делу N А51-2225/2009.

<204> Постановление ФАС Поволжского округа от 1 марта 2010 г. по делу N А55-10823/2009.

 

М.К. Треушников полагает, что к перечню "иных" документов можно добавить и другие существующие виды документов:

- изобразительный документ - документ, содержащий информацию, выраженную посредством изображения какого-либо объекта;

- графический документ - изобразительный документ, в котором изображение объекта получено посредством линий, штрихов, светотени;

- иконографический документ - документ, содержащий преимущественно изображение произведений искусства, специальной или художественной фотографии <205>.

--------------------------------

<205> Треушников М.К. Арбитражный процесс: Учебник. 3-е изд. М.: Городец, 2007.

 

В данном случае законодатель, сделав перечень таких доказательств открытым, практически полностью отдал прерогативу квалификации доказательств в соответствии со ст. 89 АПК РФ в руки арбитражных судов.

Интересным в этой связи представляется мнение О.В. Исаенкова и С.Ф. Афанасьева, которые утверждают, что открытый перечень средств доказывания, зафиксированный в АПК РФ, дает возможность приглашать в судебные заседания специалистов для дачи консультации, хотя в АПК нет специальной статьи, посвященной данному субъекту правоотношений <206>.

--------------------------------

<206> Исаенкова О.В., Афанасьев С.Ф. О способах правового регулирования в области средств доказывания: вопросы теории и практики // Арбитражный и гражданский процесс. 2005. N 7.

 

В юридической науке высказывается достаточное количество положительных мнений о ст. 89 АПК РФ, которые отчасти воодушевляют на юридические подвиги по представлению суду определенных видов доказательств.

В 2003 г. И.В. Решетникова в одной из своих работ указала на то, что "когда-нибудь под действие ст. 89 АПК может подпасть видео- и компьютерная реконструкция событий, известная американскому процессу. В целом ст. 89 АПК сформулирована на будущее" <207>.

--------------------------------

<207> Решетникова И.В. Состязательная система доказывания: новеллы АПК РФ // Рос. юстиция. 2003. N 9.

 

Такое же мнение в 2006 г. высказала Э.Н. Нагорная, отметив, что "невозможно предвидеть, какие способы фиксации информации появятся в будущем. Поэтому законодатель преследовал цель сделать возможным представление в качестве судебных доказательств сведений, полученных с помощью новейших технических средств, без специального указания на них в процессуальном законе" <208>.

--------------------------------

<208> Нагорная Э.Н. Бремя доказывания в налоговых спорах: Монография. М.: Юстицинформ, 2006. С. 528.

 

Так, например, если говорить об американском процессе, таким доказательством по одному из дел стал рентгеновский снимок трубопровода под землей, который был проведен в штате Колорадо, в результате чего впоследствии было доказано повреждение магистрали трубопровода - появление трещин. На основании одного доказательства было получено другое: из-за появления снимка была проведена экспертиза почвы, в результате чего выяснилась ее подвижность, способность нарушить целостность трубопровода. Такая экспертиза в качестве заключения содержала подготовленную экспертом компьютерную программу. На основании приведенных доказательств суд Колорадо принял решение о запрещении эксплуатации трубопровода, его демонтаже и перенесении за черту населенных пунктов <209>.

--------------------------------

<209> Обзор судебной практики в мире бизнеса (приложение) // Коммерсантъ-Дейли. 2004. N 11.

 

Однако до сих пор ничего подобного в российских арбитражных судах не происходит: суды не склонны и не готовы принимать в качестве доказательств различного рода компьютерные реконструкции, компьютерные презентации и т.п. Российскому арбитражному процессу, к сожалению, еще не присущ такой сложный многоступенчатый процесс доказывания с использованием доказательств, добытых или составленных с использованием высоких технологий. Все, что хоть как-то не укладывается в общее представление судей о доказательствах, неминуемо вызывает у них отторжение. Как правило, такое общее представление о доказательствах выражается в том, что доказательство - это что-то ощутимое, что-то сделанное на бумаге (договор, протокол и т.п.) или на каком-то ином материальном носителе (это идеальный вариант для российского арбитражного судьи). Российские судьи в своем большинстве с неохотой, а иногда и некоторой опаской, воспринимают доказательства, связанные с современными компьютерными технологиями, которыми уже пользуются все западные суды, особенно ведущие международные арбитражи. Тогда как зачастую именно такого рода доказательства существенно помогают суду сформировать окончательное мнение и принять законный судебный акт по делу.

Один из таких примеров очень подробно описан судьей Верховного суда Республики Татарстан М. Беляевым и заместителем прокурора г. Набережные Челны А. Гибадуллиным <210>. В частности, они отмечают, что при рассмотрении уголовного дела с участием присяжных заседателей государственным обвинителем при помощи программы Microsoft PowerPoint были подготовлены и продемонстрированы презентации (визуальный ряд). В обвинительной речи были отмечены ключевые места, нуждающиеся в наглядных иллюстрациях и которые в целом определили содержание визуального ряда. Презентации проводились отдельно по каждому эпизоду преступной деятельности участников этой группировки. Причем в речи гособвинения в указанных местах были сделаны ссылки на листы дела и видеокассеты, изображения из которых помещались в слайды. Нумерация ссылок в тексте была произведена отдельно по каждому эпизоду.

--------------------------------

<210> Гибадуллин А., Беляев М. Применение компьютерной техники в суде с участием присяжных заседателей // Законность. 2006. N 11.

 

При этом сразу же после вынесения вердикта было проведено анонимное анкетирование 23 присяжных заседателя, в число которых вошло основное жюри: 22 респондента, т.е. абсолютное большинство, ответили, что представленный их вниманию визуальный ряд, сопровождавший речь гособвинителя, существенно помог им в воспоминании ранее исследованных доказательств и формировании их мнения по обвинению, предъявленному подсудимым.

Содержание

Категория: Правоохранительная деятельность | Добавил: x5443x (24.06.2014)
Просмотров: 479 | Теги: доказательства, АПК РФ | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
...




Copyright MyCorp © 2016