Вторник, 28.02.2017, 01:56
Высшее образование
Приветствую Вас Гость | RSS
Поиск по сайту


Главная » Статьи » Законодательство. Государство и право

§ 7. Современные тенденции развития территориального устройства публичной власти

§ 7. Современные тенденции развития территориального устройства публичной власти

 

Как явствует из вышеизложенного, в современных условиях вопросы территориального устройства публичной власти приобретают огромную значимость. Территориальная организация государства весьма обстоятельно регламентируется во многих государствах на конституционном уровне, соответствующая проблематика постоянно находится в поле зрения исследователей: конституционалистов, политологов, экономистов. Все это объясняется весьма существенными изменениями в территориальной организации публичной власти, происходящими в последние десятилетия. Такие изменения - частный случай и выражение того, что характер пространственной организации жизни общества и отдельного человека в настоящее время кардинально меняется. В самом общем виде изменение заключается в том, что привязанность человека к конкретной территории заметно снижается. В поисках лучшей доли все большее количество людей перемещается по свету, причем нередко с пересечением множества государственных границ; роль жилища в этих условиях все чаще выполняет съемное жилое помещение - иногда на протяжении всей или значительной части жизни человека; при нынешнем развитии информационных технологий для осуществления все большего числа видов трудовой деятельности совсем не обязательно находиться в конкретном, определенном работодателем месте; а для того чтобы пообщаться, людям не нужно пересекаться в пространстве; почтовый адрес все больше вытесняется электронным; удельный вес стоимости земли в общей стоимости факторов производства в условиях "новой экономики" неуклонно снижается, а страну - производителя того или иного товара определить становится все проблематичнее <1>.

--------------------------------

<1> См.: Тоффлер Э. Третья волна. М., 1999. С. 325 - 334.

 

Все эти обстоятельства заметно меняют нашу жизнь, вызывают коренные изменения устройства публичной власти. Нередко высказываемые в научной и публицистической литературе заявления о том, что XX в. - это век федерализма <1>, что современный этап развития человечества - это эпоха некоммерческих организаций <2>, что нынешняя Европа - это Европа регионов <3>, что наиболее перспективным принципом развития территориального устройства является принцип субсидиарности <4>, на наш взгляд, отражают крупное явление - расщепление властных полномочий, традиционно принадлежащих государству. Причем их растекание происходит в нескольких направлениях.

--------------------------------

<1> См.: Умнова И.А. Конституционные основы современного российского федерализма. М., 2000. С. 12.

 

Примечание.

Статья В.В. Лысенко "Опыт регламентирования правового положения и функционирования неправительственных организаций в зарубежных странах" включена в информационный банк согласно публикации - "Конституционное и муниципальное право", 2009, N 13.

 

<2> См.: Васильева С.В. "Нижние этажи" демократии: правовые формы участия некоммерческих неправительственных организаций в управлении делами государства // Конституционное и муниципальное право. 2009. N 1. С. 8; Лысенко В.В. Регламентирование правового положения и функционирования неправительственных организаций в зарубежных странах // Государство и право. 2009. N 1. С. 72.

<3> См.: Коданева С.И. Британский регионализм (конституционная реформа). М., 2004; Зонова Т.В. От Европы государств к Европе регионов // Полис. 1999. N 5.

<4> См.: Элазар Д.Дж. Европейское сообщество: между государственным суверенитетом и субсидиарностью, или Иерархия против коллегиальности в управлении Европейским сообществом // Казанский федералист. 2002. N 4; Большаков С.Н. Концепт субсидиарности в политической практике Европейского союза // Матер. конф. "Вызовы российскому федерализму: регионы в новом столетии". Пермь, 2006.

 

С одной стороны, отчетливо просматривается тенденция передачи некоторой части традиционных функций государства "на сторону", негосударственным структурам - коммерческим и некоммерческим. Это выражается, например, в появлении частных охранных организаций, даже частных тюрем (во Франции, правда, их существование признано конституционным советом противоречащим принципу государственного суверенитета, провозглашенному конституцией), в наличии так называемых социальных пакетов, которыми работодатели обеспечивают своих работников, что свидетельствует о выполнении ими части таких традиционных функций государства, как обеспечение безопасности, охрана правопорядка, социальная функция.

С другой стороны, расщепление властных полномочий государства осуществляется и "по вертикали": ряд из них государство во все большей мере передает на иные уровни публичной власти - как более высокие (надгосударственный), так и нижестоящие (региональный и даже муниципальный). Примеров расщепления публичной власти "по вертикали" множество. Передача властных полномочий "наверх" особенно наглядно проявляется в деятельности Евросоюза и Совета Европы, акты которых все активнее регулируют все стороны жизни на европейском пространстве. Данная тенденция объясняется прежде всего усилением взаимосвязи экономик европейских, да и иных государств, а также стремлением решать совместными усилиями глобальные проблемы современности.

Передача же властных полномочий государства "вниз", т.е. децентрализация государств, вступивших в постиндустриальный период своего развития, проявляется в регионализации, охватившей сегодня, как отмечалось выше, ряд унитарных государств (Италия, Испания, Португалия, Соединенное Королевство <1>); утверждении во многих современных федерациях конкурентной модели федерализма (пришедшей на смену ранее существовавшим и противопоставлявшимся друг другу моделям федерализма кооперативного и дуалистического) <2>; появлении (в меньшей степени) новых федераций (Бельгия <3>); укреплении местного самоуправления. Все это в принципе отражает тенденцию повышения в соответствующих государствах статуса территориальных единиц регионального и муниципального уровней, усиливаемую провозглашением ст. 4 Европейской хартии местного самоуправления 1985 г. принципа субсидиарности. Передача властных полномочий государства своим территориальным единицам опять-таки обусловлена комплексом причин, наиболее важными среди которых являются активизация националистических настроений (порожденных, в свою очередь, множеством факторов), необходимость бороться с сепаратистскими тенденциями, а также снижение собираемости налогов ввиду переноса филиалов многих производств из развитых стран в иные страны - с дешевой рабочей силой, перспективным рынком или поближе к природным ресурсам, что затрудняет выполнение государством всех его традиционных функций.

--------------------------------

<1> См.: Elazar D. Federalism and the Way to Peace. Ontario, 1994. P. 23.

<2> См.: Новоселова-Чурсина Е.С. Проблемы конкурирующего федерализма // Сравнительное конституционное обозрение. 2010. N 2. С. 130 - 145.

<3> См.: Намазова А.С. Современная Бельгия на пути от унитаризма к федерализму // Опыт европейского федерализма. История и современность. М., 2001. С. 201 - 209.

 

Представляется, что рассредоточение функций и полномочий публичной власти "по вертикали", их передачу государством как "вверх", так и "вниз", уместно характеризовать как тенденцию федерализации <1>, поскольку такое рассредоточение выражает, с нашей точки зрения, сущность, главную идею федерализма - разделение властей "по вертикали", децентрализацию, недопустимость концентрации более значительного, чем это необходимо, объема власти на одном ее уровне. Сегодня данная тенденция прослеживается как в федеративных, так и в унитарных государствах: применительно к первым она означает углубление и обогащение их федеративной природы, а именно укрепление статуса субъектов федерации, применительно же к унитарным - появление в них федеративного элемента - прежде всего в форме регионализации. Вследствие этой тенденции, с одной стороны, и существования ряда централизованных федеративных государств - с другой (которых указанные тенденции не затронули или почти не затронули), федеративные и унитарные государства отличить друг от друга становится все труднее <2>. В юридической литературе на этом основании выдвигались даже предложения о том, чтобы отказаться от традиции деления государств на федеративные и унитарные <3>.

--------------------------------

<1> См.: Опыт европейского федерализма. История и современность. С. 5.

<2> См.: Полякова Е.Ю. Федерализм в Великобритании: идеи и реальность // Опыт европейского федерализма: история и современность. С. 56, 57.

<3> См.: Федерализм: энциклопедический словарь. М., 1977. С. 249.

 

Сама же тенденция федерализации, вызванная рядом причин, о которых уже было сказано, имеет еще одну причину и одновременно результат. Это демократизация публичной власти в новых условиях постиндустриального общества <1>. Рискнем утверждать, что точно так же, как на индустриальном этапе общественного развития, безусловную победу одержала идея республиканской (коллективной) формы правления (причем во всех демократических государствах независимо от того, как они позиционируют себя официально: монархиями или республиками), в современном постиндустриальном обществе столь же безусловную победу на наших глазах одерживает федеративное территориальное устройство - опять же независимо от того, как государство именует себя официально. В развитии данных тенденций наблюдается вполне сопоставимый парадокс. В зависимости от политического режима республиканское начало больше развито в ряде официальных монархий, скрываясь, по сути, в силу тех или иных причин под их маской, чем в некоторых республиках, лишь маскирующих монархические устремления правителей (контролирующих все уровни власти и определяющих своих преемников). Точно так же и федеративное начало (начало децентрализации власти) подчас просматривается более отчетливо в формально унитарных государствах по сравнению с некоторыми государствами, официально считающимися федеративными.

--------------------------------

<1> См.: Зарубежный опыт федерализма // Национальные и федеративные отношения. М., 1995. С. 102.

 

Отмеченный парадокс в развитии тенденции федерализации является далеко не единственным. Например, инициатором и гарантом принципа субсидиарности на европейском пространстве официально выступила наднациональная организация - Совет Европы <1>. Однако другой такой же структурой - Евросоюзом - он во многом и подрывается: акты ЕС вторгаются сегодня во все сферы жизни европейского общества. По оценкам российских и зарубежных правоведов, более половины правовых актов, действующих в настоящее время в странах ЕС, имеют европейское происхождение <2>.

--------------------------------

<1> См.: Хьюеглин Т. Федерализм, субсидиарность и европейская традиция // Казанский федералист. 2002. N 4. С. 22.

<2> См.: Дорошенко М., Кононенко М. Значение хартии ЕС об основных правах 2000 года для формирования механизма защиты прав и свобод человека в Европейском Союзе // Effektywnosc europejskiego system ochrony praw czlowieka. Torun, 2012. P. 538, 539.

 

Тенденция федерализации порождает и ряд проблем. В государственно-правовой плоскости это прежде всего проблема государственного суверенитета. Устоит ли он в новых условиях приобретения публичной властью сетевого и многоуровневого характера, когда государствам все труднее идеологически и теоретически обосновывать данную концепцию и практически ее реализовывать? Трудно сказать. Ведь государственный суверенитет - это порождение эпохи становления и утверждения национальных государств <1>. Сегодня же национальное государство, пришедшее на смену государству-поместью, заменившему в свое время государство-полис (впрочем, все они сосуществовали с государствами-империями), все в большей степени превращается в государство-регион, т.е. часть единого мирового сообщества, очень тесно взаимодействующее с иными частями этого сообщества, утрачивающее в процессе такого взаимодействия, а также по другим причинам, которые были отмечены выше, ряд своих полномочий и своеобразных черт культурной идентификации.

--------------------------------

<1> См.: Зорькин В. Апология Вестфальской системы // Российская газета. 2004. 13 июля; Пастухова Н.Б. Проблемы государственного суверенитета. М., 2006. С. 23 - 34.

 

Впрочем, в литературе высказывались идеи о бесперспективности и даже вредоносности концепции всякого, в том числе государственного, суверенитета для демократии. Так, известный французский мыслитель XX в. Ж. Маритен писал, что суверенен лишь Господь Бог, идеи же о суверенности какого бы то ни было субъекта земного происхождения грешны и вредны, так как они подобны сотворению кумира. Кроме того, концепция суверенитета государства нередко служит оправданием тех безобразий, которые оно подчас учиняет над человеком <1>.

--------------------------------

<1> См.: Маритен Ж. Человек и государство. М., 2000. С. 52, 53.

Содержание

Категория: Законодательство. Государство и право | Добавил: x5443x (11.11.2014)
Просмотров: 530 | Теги: субсидиарность, федерализация | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
...




Copyright MyCorp © 2017