Четверг, 23.02.2017, 08:22
Высшее образование
Приветствую Вас Гость | RSS
Поиск по сайту


Главная » Статьи » Законодательство. Государство и право

§ 6. Ощущение границы и "пустое пространство"

§ 6. Ощущение границы и "пустое пространство"

 

Конкретное пространство не терпит пустоты. Оно уже не пустая форма, предназначенная для заполнения, - само содержание пространства порождает форму.

Ненаселенные и "пассивные" пространства могут быть включены в пределы государственной территории только в качестве потенциально возможной сферы действия государственного правопорядка. Господство государства над территорией поэтому имеет публично-правовой характер: не dominium (когда из вещного права на территорию выводилось и частное право "государя-вотчинника" на население этой территории, а сама государственная территория представлялась частной собственностью), а imperium, т.е. власть повелевать: право на территорию прямо проистекало из этой власти повелевать.

У Ф. Ратцеля был известный афоризм: "Государство есть кусок человечества и кусок организованной земли". В условиях XIX в. формально-юридические границы суверенных государств с точки зрения "империалистических" держав уже не исчерпывали полностью реальной картины и качеств международных отношений и внутреннего государственного бытия: "Под псевдонимом "суверенных государств ныне нередко живут национальные организмы, по существу представляющие собой обыкновенные "сферы влияния" той или другой великой империалистической державы, ориентирующейся либо на океан-море, либо на континент-океан" <1>: сильное напряжение возникало между наполненной жизнью землей и землей незаселенной, эйкуменой и анэйкуменой.

--------------------------------

<1> Устрялов Н. Указ. соч. С. 617.

 

Незаселенные территории имели важное геополитическое значение для примыкающих к ним государств: "Кто утрачивает обеспеченную защиту в незаселенных местах, тот для удержания необходимого жизненного пространства должен прибегать к неизмеримо большему и длительному напряжению сил", - считал К. Хаусхофер. Наличие "серых зон" как промежуточных пространств весьма благоприятно для их соседей, это - "санитарный кордон", препятствующий проникновению на государственную территорию всяческих неблагоприятных влияний, защищающий от непосредственного вторжения и дающий время и возможность для подготовки к их отражению. Кто не может "хотя бы единожды создать и поддерживать собственное государство по образу водонепроницаемой системы", будет ли он способен участвовать в играх и системах союзов и структур, охватывающих крупные пространства или в присоединении сопредельных пространств (К. Хаусхофер)?

Граница как переход между государствами - это не просто геометрическая линия, а сложная "организация, охватывающая политическую, хозяйственную и культурную жизненную возможность". Любая "полезная и стабильная граница", по выражению К. Хаусхофера, не только политическая граница, но и граница других многих жизненных явлений: она сама по себе становится еще одной наряду с другими жизненной формой, располагающей своим ландшафтом и условиями существования. Линейность границы, представляемая преимущественно юридическим мышлением, на практике всегда корректируется самой природой и жизнью в их вечно меняющихся и непрерывно перемещающихся в пространстве формах. Правовой идеал и буква закона стремятся превратить границу в математическую и бестелесную черту, которую можно раз и навсегда определить и описать. Однако этого никогда не происходит в действительности. (Слабость Лиги наций с точки зрения пространственного политического мышления заключалась в ее явно выраженном ограниченно юридическом восприятии действительности.)

Реальная дискретность граничной зоны проявляется в рассыпанной системе экстерриториальных объектов и анклавов, вкрапленных в чужую территорию: этим как бы подтверждается представление о границе как об умозрительной и условной линии, проходящей через земное, морское и воздушное пространства. Но сама идея о привязанности этих участков к некоей "базовой земле" и "почве" все же остается незыблемой и в XVIII, и в XIX вв.

В истории возникновения и реорганизации границ прослеживаются заметное уклонение от принципов "чистого произвола", а также склонность к возврату, к восстановлению "естественных" пограничных форм, которым покровительствует сама природа. В римском пантеоне боги границы и межевых знаков занимали почетное место (Янус, Термин, Лиментин, Кардея), и в этом проявлялись характерные римская публичность и дисциплина. Взаимодействие "почвы" (территории) и осознанных человеком обычаев и нравов формировало правовые установки с представлением о готовности к самоопределению <1>. (Граница между родиной и чужбиной в апологической культуре пролегала между двумя городами, в магической - всякий раз между двумя вероисповеданными общинами, - подчеркивал О. Шпенглер.)

--------------------------------

<1> См.: Хаусхофер К. Границы в их географическом и политическом значении // О геополитике. М., 2001. С. 17, 38.

 

Граница одновременно должна быть, по К. Хаусхоферу, "разделяющей и проходимой". Ф. Ратцель отмечал, что сущность государственных образований у древних народов составляла именно неопределенность границ, которые намеренно не проводились в виде линии, а поддерживались открытыми в виде некоего свободного пространства изменчивой ширины. Неточность границ оставалась их свойством довольно долго: "Не все государство связано с площадью земли, какую оно покрывает, и в особенности с ее периферическими частями: вполне определенно только политическое средоточие, самое существенное во всем образовании. Именно из него власть, сдерживающая государство, и направляет свою силу в большей или меньшей степени в периферические зоны".

Содержание

Категория: Законодательство. Государство и право | Добавил: x5443x (08.11.2014)
Просмотров: 330 | Теги: пространство, власть, Граница | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
...




Copyright MyCorp © 2017