Пятница, 24.02.2017, 20:32
Высшее образование
Приветствую Вас Гость | RSS
Поиск по сайту


Главная » Статьи » Законодательство. Государство и право

§ 6. Гарантии целостности территории государства и самостоятельности его территориальных единиц

§ 6. Гарантии целостности территории государства и самостоятельности его территориальных единиц

 

Предоставляя субъектам федерации определенный набор полномочий, конституции зарубежных стран содержат комплекс гарантий их прав и самостоятельности. Такими гарантиями, как правило, являются недопустимость отмены их правовых актов федеральными органами без судебного решения, а также иных форм вмешательства центральной власти в их деятельность, если иное не установлено конституцией страны; судебный порядок разрешения споров между органами федерации и ее субъектов, в том числе споров о компетенции; запрещение изменять границы между субъектами федерации без их согласия. Так, одной из сфер компетенции Конституционного суда Австрии является разрешение споров между землями, а также между землей и федерацией (ст. 138 Конституционного закона 1920 г.). Основной закон ФРГ 1949 г. устанавливает, что "мероприятия по новому делению федеральной территории осуществляются посредством федерального закона, утверждаемого на референдуме... Референдум проводится в землях, из территорий или частей территорий которых должна быть образована новая земля или земля с новыми границами" (п. п. 2, 3 ст. 29).

В то же время, закрепляя за субъектами федерации самостоятельность в пределах их компетенции, а также гарантии такой самостоятельности, конституции зарубежных федераций вместе с тем стремятся обеспечить государственное единство и территориальную целостность страны <1>. Гарантией этого в первую очередь выступает наличие федеральной конституции и федеральных законов, обладающих верховенством на всей территории страны, а также федеральных органов государственной власти, принимающих общеобязательные в масштабах государства правовые акты и обеспечивающих их исполнение. Гарантией целостности федерации служит также то, что вопросы, обеспечивающие государственное единство, отнесены к ведению федерации: это прежде всего вооруженные силы, денежная эмиссия. Большая часть налогов поступает именно в федеральный бюджет, в результате чего субъекты федерации нередко бывают не в состоянии самостоятельно покрыть свои расходы, оказываясь в финансовой зависимости от федеральной власти.

--------------------------------

<1> См.: Федерация в зарубежных странах. М., 1993. С. 101 - 108.

 

Недопустимо также установление собственных денег, внутренних границ, таможенных и иных препятствий на пути перемещения товаров, услуг и финансовых средств. Особенно внимательно к регламентации гарантий против установления таких препятствий отнеслись авторы Конституции Аргентинской Республики 1994 г., посвятив такой регламентации четыре статьи (ст. ст. 9 - 12). В соответствии с их положениями на территории Аргентины не может быть иных таможен, помимо национальных, и не может быть пошлин, помимо установленных Конгрессом. Внутри республики обращение продукции национального производства, так же как и различного вида товаров, прошедших таможенное оформление на внешних таможнях, свободно. Изделия национального и иностранного производства, перемещаемые из одной провинции в другую, должны быть освобождены от расходов, связанных с транзитом.

За субъектами федерации не признается право сецессии, т.е. одностороннего выхода из состава федерации. Следует, впрочем, отметить, что на практике такая сецессия в исторической и современной мировой практике имела место не раз. Из последних по времени примеров можно назвать отделение Бангладеш от Пакистана в 1971 г., Эритреи - от Эфиопии в 1993 г., Южного Судана - от Судана в 2011 г.

Перечисленные конституционно-правовые гарантии целостности федерации представляют собой меры косвенного контроля федерации за деятельностью ее субъектов и косвенного федерального принуждения. Вместе с тем конституции ряда федеративных государств не ограничиваются такими средствами и в целях обеспечения государственного единства, порядка, безопасности, прав и свобод граждан предусматривают возможность применения в исключительных случаях мер прямого федерального принуждения (федерального вмешательства) к органам субъектов федерации <1>. Институт федерального вмешательства предусмотрен конституциями Австрии, Германии, Швейцарии, Индии, Аргентины, Бразилии, Венесуэлы, Мексики, Эфиопии, Папуа - Новой Гвинеи.

--------------------------------

<1> См.: Глигич-Золотарева М.В. Институт федерального вмешательства в системе конституционно-правовой ответственности // Конституционно-правовая ответственность: проблемы России, опыт зарубежных стран. М., 2001. С. 227 - 234.

 

Зарубежный опыт выработал несколько моделей такого принуждения. Например, ст. 37 Основного закона ФРГ 1949 г. устанавливает, что "если земля не выполняет федеральных обязательств, возложенных на нее Основным законом или другим федеральным законом, федеральное правительство может с согласия бундесрата принять необходимые меры, чтобы побудить землю к выполнению этих обязательств в порядке принуждения со стороны федерации. Для проведения таких мер принуждения федеральное правительство или его уполномоченный имеет право давать указания всем землям и их учреждениям". Как видно, данная норма имеет весьма неопределенный характер, не указывая точно ни оснований применения федерального принуждения, ни его форм.

Более конкретный характер имеют положения Конституции Индии 1949 г., предусматривающие такую форму федерального вмешательства, которая в литературе характеризуется как президентское правление в штатах <1> (ст. ст. 356, 357). Согласно Конституции в случаях, когда управление штатом не может осуществляться в соответствии с нормами Конституции, президент Союза издает особую прокламацию, в которой принимает на себя все или некоторые полномочия правительства и губернатора соответствующего штата. Полномочия же законодательного собрания штата передаются федеральному парламенту. И президент, и парламент могут делегировать взятые на себя полномочия. Нередко они передаются в конечном счете губернатору штата, который и инициировал введение президентского правления. Прокламация президента о введении президентского правления действует в течение двух месяцев, для продления ее действия необходимо согласие парламента на срок до шести месяцев, который при определенных обстоятельствах может быть продлен еще на шесть месяцев.

--------------------------------

<1> См.: Бабурин С.Н. Территория государства. Правовые и геополитические проблемы. С. 100 - 102.

 

В Конституции Бразилии 1988 г. имеется гл. VI "Вмешательство", в которой предусматривается возможность принуждения не только со стороны федерации по отношению к штатам, но и со стороны штатов по отношению к муниципиям. Конституция устанавливает весьма обширный перечень оснований вмешательства, круг субъектов, которые могут его инициировать, порядок принятия соответствующего декрета. Так, основанием федерального вмешательства в дела штатов является необходимость:

1) поддержать национальную целостность;

2) отразить иностранное вторжение или вторжение одного субъекта федерации в другой;

3) прекратить общественные беспорядки;

4) обеспечить нормальное осуществление власти в субъектах федерации;

5) реорганизовать финансы субъекта федерации, который не выплачивал государственный долг в течение более чем двух лет подряд или не передал муниципиям установленную часть доходов от налогов в установленные сроки;

6) обеспечить исполнение федерального закона, приказа или судебного решения;

7) обеспечить такие конституционные принципы, как республиканская форма правления, представительное правление, демократический режим, права человека, муниципальная автономия, гласность деятельности государственной администрации.

Декрет о федеральном вмешательстве принимается законодательным или исполнительным органом, в пользу которого осуществляется вмешательство или которому оказывается препятствие в осуществлении власти, либо верховным федеральным судом. В течение 24 часов декрет представляется на одобрение федерального парламента (Национального конгресса). Декрет может лишить полномочий все или некоторые органы власти субъектов федерации и назначить лицо, которое будет осуществлять управление штатом (интервентора). В установленные декретом о вмешательстве сроки интервентор должен назначить в штате парламентские выборы, после проведения которых новый состав парламента штата сформирует его новое правительство. Временные пределы вмешательства Конституцией не определены, срок интервенции устанавливает декрет.

Предусматривает меры федерального воздействия на органы земель и Федеральный конституционный закон Австрии 1920 г. В соответствии с его ст. 98 все законы, принимаемые ландтагами земель (представительными органами субъектов федерации), до их опубликования должны быть доведены губернатором земли до сведения федерального канцлера (главы правительства страны). Если принятый закон может нанести вред интересам федерации, федеральное правительство вправе заявить обоснованное возражение против закона в течение восьми недель со дня его вручения федеральному канцлеру. Возражение может быть преодолено ландтагом, если закон будет повторно принят им в прежней редакции в присутствии не менее половины членов. Как видно, данная форма вмешательства имеет мягкий, предупредительный характер. Однако предусмотрена и более радикальная форма федерального вмешательства: "Ландтаг может быть распущен федеральным президентом по представлению федерального правительства и с согласия федерального совета. Согласие федерального совета должно быть дано в присутствии половины членов и большинства в 2/3 поданных голосов. В голосовании не могут участвовать представители той земли, ландтаг которой должен быть распущен. В случае роспуска ландтага в течение трех недель должны быть назначены в соответствии с положениями конституционного закона земли новые выборы; вновь избранный ландтаг должен быть созван в течение четырех недель после выборов" (ст. 100). Как видим, австрийская Конституция не устанавливает оснований роспуска ландтагов, что в принципе дает федеральной власти весьма мощные рычаги воздействия на субъекты федерации.

Следует отметить, что хотя от муниципальных образований исходят меньшие угрозы для единства территории государства, тем не менее в целях обеспечения законности, правопорядка и прав граждан центральная власть (или власть вышестоящих территориальных единиц государства) осуществляет контроль и за их деятельностью. Это не только уже упомянутое вмешательство, но и ряд иных, менее радикальных форм контроля и ответственности. Существуют две основные формы контроля центра за местным самоуправлением: административная опека и административный надзор.

Административная опека предполагает, что решения органов местного самоуправления не могут вступить в силу без одобрения центральной власти, как правило, в лице чиновника, назначенного "сверху"; действующие правовые акты местного самоуправления могут быть отменены центральной властью по мотивам незаконности, а возможно, и нецелесообразности.

Административный надзор означает, что акты местного самоуправления могут быть оспорены центральной властью или властью более крупной территориальной единицы только в судебном порядке и только по мотивам их незаконности.

Исторически первой формой контроля центра за местным самоуправлением была административная опека. В современных демократических государствах доминирует административный надзор. Сфера применения опеки ограничивается в основном полномочиями, делегированными местному самоуправлению органами государственной власти, и вопросами использования субсидий, выделенных центром.

Содержание

Категория: Законодательство. Государство и право | Добавил: x5443x (11.11.2014)
Просмотров: 659 | Теги: целостность, Федерация, административный | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
...




Copyright MyCorp © 2017