Воскресенье, 04.12.2016, 00:49
Высшее образование
Приветствую Вас Гость | RSS
Поиск по сайту


Главная » Статьи » Экология

§ 4. Механизм предотвращения и разрешения коллизий в экологическом праве (Часть 2)

§ 4. Механизм предотвращения и разрешения коллизий в экологическом праве (Часть 2)

В механизме предотвращения и разрешения коллизий в экологическом праве оправданным видится выделение такого самостоятельного элемента, как коллизионные процедуры (общие согласительные процедуры в процессе обсуждения и принятия актов правотворчества и специальные коллизионные процедуры - управленческие процедуры, судебные процедуры и др.).

Общие коллизионные процедуры определяются, в частности, в Регламенте Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации, закрепляющем возможность образования согласительных комиссий для устранения разногласий по законопроектам (ст. 128 - 132) <1>. Очевидно, что и в процессе принятия законодательных нормативных правовых актов, направленных на регулирование экологических отношений, обозначенная коллизионная процедура предоставит возможность согласования правовых позиций по тем или иным вопросам, входящим в предмет правового регулирования будущего нормативного правового акта.

--------------------------------

<1> О Регламенте Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации: Постановление ГД ФС РФ от 22 января 1998 г. N 2134-II ГД (в ред. от 13 сентября 2013 г.) // СЗ РФ. 1998. N 7. Ст. 801.

 

Возможность образования согласительных комиссий закреплена и в Регламенте Правительства Российской Федерации. Так, в соответствии с п. 59 названного Регламента при наличии разногласий по проекту акта Правительства вносящий проект член Правительства или другие руководители иных федеральных органов исполнительной власти, руководство деятельностью которых осуществляет Президент Российской Федерации или Правительство, или лица, исполняющие их обязанности, должны обеспечить обсуждение его с руководителями согласующих органов и организаций с целью поиска взаимоприемлемого решения <1>. Такой же порядок устанавливается для устранения разногласий по законопроектам, инициируемым Правительством Российской Федерации.

--------------------------------

<1> О Регламенте Правительства Российской Федерации и Положении об Аппарате Правительства Российской Федерации: Постановление Правительства РФ от 1 июня 2004 г. N 260 (в ред., от 18 сентября 2013 г.) [Электронный ресурс]. Доступ из справ.-правовой системы "КонсультантПлюс".

 

Особую роль в разрешении коллизий в экологическом праве играет конституционное правосудие. Например, почти полтора десятилетия шли дискуссии, переходящие в жесткие споры, о российской конституционной формуле использования и охраны природных ресурсов как основы жизни и деятельности народов, проживающих на соответствующей территории, и только с принятием Постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 7 июня 2000 г. N 10-П "По делу о проверке конституционности отдельных положений Конституции Республики Алтай и Федерального закона "Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации" все дискуссии получили свое официальное разрешение <1>.

--------------------------------

<1> По делу о проверке конституционности отдельных положений Конституции Республики Алтай и Федерального закона "Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации: Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 7 июня 2000 г. N 10-П // СЗ РФ. 2000. N 25. Ст. 2728.

 

Конституционный Суд РФ признал, что субъект Федерации не вправе объявить своим достоянием (собственностью) природные ресурсы на своей территории и осуществлять такое регулирование отношений собственности на природные ресурсы на своей территории, которое ограничивает их использование в интересах всех народов Российской Федерации, поскольку этим нарушается суверенитет Российской Федерации.

Показательным является и Постановление Конституционного Суда РФ от 5 марта 2013 г. N 5-П "По делу о проверке конституционности статьи 16 Федерального закона "Об охране окружающей среды" и Постановления Правительства Российской Федерации "Об утверждении Порядка определения платы и ее предельных размеров за загрязнение окружающей природной среды, размещение отходов, другие виды вредного воздействия" в связи с жалобой общества с ограниченной ответственностью "Тополь" <1>, благодаря которому была решена проблема, сложившаяся в связи с неоднозначным определением в законодательстве Российской Федерации элементов обложения публично-правовым платежом в виде платы за негативное воздействие на окружающую среду применительно к деятельности по размещению отходов производства и потребления, осуществляемой специализированными организациями. Суть спорного вопроса заключалась в следующем.

--------------------------------

<1> По делу о проверке конституционности статьи 16 Федерального закона "Об охране окружающей среды" и Постановления Правительства Российской Федерации "Об утверждении Порядка определения платы и ее предельных размеров за загрязнение окружающей природной среды, размещение отходов, другие виды вредного воздействия" в связи с жалобой общества с ограниченной ответственностью "Тополь": Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 5 марта 2013 г. N 5-П // СЗ РФ. 2013. N 11. Ст. 1164.

 

ООО "Тополь" обратилось в Конституционный Суд РФ с запросом на предмет соответствия Конституции РФ положения ст. 16 Федерального закона "Об охране окружающей среды" и Постановления Правительства Российской Федерации от 28 августа 1992 г. N 632 "Об утверждении Порядка определения платы и ее предельных размеров за загрязнение окружающей природной среды, размещение отходов, другие виды вредного воздействия" <1>, полагая, что предусмотренный ими публично-правовой платеж в виде платы за размещение отходов производства и потребления не является законно установленным в смысле ст. 57 и 75 (часть 3) Конституции РФ. В обоснование своей позиции заявитель указал, что ст. 16 Федерального закона "Об охране окружающей среды" закрепляет обязанность по внесению в бюджет платы за негативное воздействие на окружающую среду, но адресатов этой обязанности не определяет. Постановление же Правительства Российской Федерации не является надлежащим нормативным правовым актом для установления основных элементов публично-правового платежа, в том числе его плательщиков, тем самым в правоприменительной практике, включая практику арбитражных судов, в нарушение принципов правового государства и равенства граждан перед законом (ч. 1 ст. 1 и ч. 1 ст. 19 Конституции РФ) допускается возможность усмотрения при определении субъекта, на которого возлагается данная обязанность.

--------------------------------

<1> Об утверждении Порядка определения платы и ее предельных размеров за загрязнение окружающей природной среды, размещение отходов, другие виды вредного воздействия: Постановление Правительства Российской Федерации от 28 августа 1992 г. N 632 (в ред. от 6 марта 2012 г.) [Электронный ресурс]. Доступ из справ.-правовой системы "КонсультантПлюс".

 

Кроме того, по мнению заявителя, поскольку твердые бытовые отходы, захоронение которых он осуществляет, появляются в результате деятельности других лиц, на него не может быть возложена обязанность вносить плату за оказываемое этими лицами негативное воздействие на окружающую среду (тем более, что некоторые его контрагенты сами вносили в бюджет соответствующие платежи); между тем действующее правовое регулирование, не позволяя при расчете тарифов за услуги предприятий, осуществляющих сбор, транспортировку и размещение отходов производства и потребления, учитывать суммы относимых на их счет платежей за негативное воздействие на окружающую среду, фактически ставит такие предприятия на грань банкротства; ликвидация же временных полигонов по захоронению отходов приведет, вопреки требованию ст. 58 Конституции РФ, к появлению многочисленных несанкционированных свалок, что, в свою очередь, повлечет ухудшение экологической ситуации в регионе и тем самым - нарушение права граждан на благоприятную окружающую среду.

Конституционный Суд РФ, рассмотрев обращение ООО "Тополь", признал положения ст. 16 Федерального закона "Об охране окружающей среды" и Постановления Правительства Российской Федерации "Об утверждении Порядка определения платы и ее предельных размеров за загрязнение окружающей природной среды, размещение отходов, другие виды вредного воздействия" не соответствующими Конституции РФ, ее ст. 34 (ч. 1) и 35 (ч. 1), в той мере, в какой они допускают взимание данного публично-правового платежа со специализированных организаций за размещение в 2009 г. отходов, образованных в результате хозяйственной и иной деятельности других организаций, на основании гражданско-правовых договоров, заключая которые стороны исходили из того, что внесение платы за негативное воздействие на окружающую среду является обязанностью той организации, в результате хозяйственной и иной деятельности которой образовались отходы, и не соответствующими Конституции РФ, ее ст. 19 (ч. 1), 34 (ч. 1), 35 (ч. 1), 42 и 58, в той мере, в какой они позволяют применять пятикратный повышающий коэффициент за сверхлимитное размещение отходов производства и потребления в отношении специализированной организации в случаях, когда размещаемые отходы образовались в результате хозяйственной и иной деятельности других организаций.

Потенциально высока роль правосудия и в сфере защиты экологических прав граждан, нарушение которых часто является следствием серьезных экологических конфликтов в обществе. На сегодняшний день судебная практика (особенно в регионах Российской Федерации) по делам, возникающим из-за совершения экологических преступлений и проступков, незначительна. Такая ситуация сложилась не из-за того, что экологические права человека и гражданина в России не нарушаются, а скорее потому, что это те права, которые их обладатели так и не научились отстаивать. Отчасти это обусловлено объективными факторами, поскольку экологические права человека - относительно молодое поколение прав человека, которое получило закрепление в международных и национальных документах лишь во второй половине прошлого столетия. Кроме того, слабая защищенность третьего поколения прав человека, к которому относится и право на благоприятную окружающую среду, обусловлена общими отрицательными тенденциями в сфере реализации прав человека во всем мире. Глобальные изменения в международной обстановке, а также кризисные явления в финансово-экономической системе мировой экономики, по мнению многих экспертов, являются факторами, усугубляющими ситуацию с защитой прав человека. Немаловажным фактором, влияющим на механизм реализации прав человека, является правовая культура общества, человека. В России "практика реализации и защиты экологических прав населением, общественными объединениями, отдельными гражданами формируется с большим трудом. Усвоение правовых ценностей происходит на уровне правовой психологии, однако в осознании гражданами своих экологических прав преобладают искаженные правовые стереотипы, которые и мотивируют юридически значимое поведение - преобладающе пассивное по отношению к своим правам, а часто и неправомерное" <1>.

--------------------------------

<1> Васильева М.И. Право на благоприятную окружающую среду как элемент правового статуса личности // Экологическое право. 2005. N 1. С. 26.

 

Защиту своих нарушенных прав граждане России могут осуществить в порядке конституционного, гражданского, административного и уголовного судопроизводства, и справедливо заметить, что иногда удается взыскать в судебном порядке компенсацию для граждан, чьи экологические интересы были нарушены. Так, несколько лет тому назад один из районных судов Челябинской области взыскал с комбината "Маяк", загрязняющего реку Теча, 10 тыс. долл. в пользу проживающей в том районе семьи, в которой ребенок получил врожденные заболевания.

Некоторыми учеными для повышения качества правосудия по такой специфической категории дел, как дела о посягательствах на природу, предлагается создание специализированных экологических судов либо специализированных палат в судах общей юрисдикции или в арбитражных судах, деятельность которых была бы направлена на защиту экологических прав граждан России <1>. А по мнению О.Л. Дубовик, с учетом специфического содержания экологических конфликтов, чрезвычайной значимости их решения в интересах общества, отдельных групп и индивидов, т.е. такого решения, при котором ведется поиск и находится оптимальный баланс интересов, следовало бы рассмотреть вопрос о создании специальной системы органов внесудебного решения конфликтов в сфере экологии, а в этих рамках - о развитии нормативной правовой базы примирительных процедур, деятельности третейских экологических судов, проведении локальных референдумов <2>.

--------------------------------

<1> Бринчук М.М. Конституция Российской Федерации - основа прогрессивного развития экологического права // Конституция Российской Федерации и развитие экологического права; Отв. ред. М.М. Бринчук, О.Л. Дубовик. М.: Щербинская типография, 2005. С. 14.

<2> Дубовик О.Л. Конституция Российской Федерации и экологические конфликты // Конституция Российской Федерации и развитие экологического права; Отв. ред. М.М. Бринчук, О.Л. Дубовик. М.: Щербинская типография, 2005. С. 42.

 

Решение проблемы противоречивости, а значит, и совершенствования экологического права во многом зависит и от того, какие будут созданы условия, способствующие предотвращению появления в нем коллизий. В этой связи важную роль в коллизионном механизме экологического права играют специальные правовые средства предотвращения коллизий, одним из которых является экологизация права.

Экологизация права представляет собой процесс проникновения основных эколого-правовых идей, принципов в правовые нормы другой отраслевой принадлежности (гражданской, уголовной, трудовой и т.д.). Если к исследованию понятия экологизации подходить с точки зрения методологии экологического права, то под ней, по мнению С.А. Боголюбова, следует подразумевать отдельно взятый метод правового воздействия, направленный на гармонизацию отношений общества и окружающей среды. Его можно рассматривать как проявление общеэкологического подхода ко всем без исключения явлениям общественного бытия, как проникновение глобальной задачи охраны окружающей среды во все сферы общественных отношений, регулируемые правом <1>.

--------------------------------

<1> Боголюбов С.А. Экологическое право: Учебник для вузов. М.: НОРМА; ИНФРА-М, 2004. С. 13.

 

С точки зрения М.М. Бринчука, посредством экологизации для достижения целей охраны окружающей среды, обеспечения рационального природопользования, реализации, соблюдения, охраны и защиты экологических прав человека используется потенциал всего российского права, всей правовой системы <1>. Существование экологизированных норм способствует сглаживанию противоречий, возникающих в процессе правового регулирования смежных с экологическими гражданских, административных, уголовных и других правоотношений. Представляется очевидным, что чем выше уровень экологизации права, тем меньше степень противоречивости его норм, прежде всего за счет сглаживания межотраслевых эколого-правовых коллизий, а значит, экологизация - это важное условие повышения эффективности экологического права. Именно поэтому потребность в экологизации отраслей российского законодательства является на сегодняшний день весьма высокой, и начинать следует, по мнению некоторых ученых, с Основного Закона нашего государства.

--------------------------------

<1> Бринчук М.М. Комплексность в экологическом праве // Экологическое право. 2004. N 6. С. 25.

 

Так, В.В. Киреев считает возможным осуществить "экологизацию конституционализма", поскольку конституционные положения, в частности посвященные выполнению государством экологической функции, требуют тщательной ревизии и обновления - необходимо придать программный характер, т.е. конституционно закрепить цели, задачи и направления деятельности государства в области охраны окружающей среды. Значимость совершенствования этих конституционных положений определяется необходимостью усиления экологической функции государства <1>. Есть и более радикальные предложения, согласно которым видится возможным дополнить содержание ныне действующей Конституции РФ положением о том, что Россия не только демократическое, правовое, социальное государство, но еще и экологическое. По мнению С.А. Боголюбова, подобное механическое добавление слов в Основной Закон Российской Федерации не повернет существенно экологическую ситуацию, а лишь усилит декларативность, несбыточность ее положений, хотя и повысит статус решения экологических проблем <2>.

--------------------------------

<1> Киреев В.В. Указ. соч. С. 13.

<2> Боголюбов С.А. Проблемы экологизации современного российского законодательства: Доклад на ученом совете ИЗиСП // Научная школа профессора С.А. Боголюбова. М.: Юридический институт МИИТа, 2006. С. 231.

 

В Конституции Российской Федерации содержится целый ряд статей, которые в той или иной степени могут быть признаны экологизированными и которых, на наш взгляд, вполне достаточно для закрепления ключевых природоохранных приоритетов нашего государства, определения основных направлений государственной экологической политики на столь высоком законодательном уровне, - это ст. 9, 36, 41, 42, 58, 71, 72 и 114.

Что касается насыщения природоохранными требованиями других отраслей системы российского права и законодательства, то следует отметить, что осуществляется оно замедленными темпами, что не позволяет решать проблемы регулирования охраны окружающей среды более эффективно. Высока степень экологизированности правовых предписаний только в системе природоресурсного законодательства - земельного, горного, водного, лесного и др. Есть природоохранные нормы в КоАП РФ, в котором предусматривается гл. 8 "Административные правонарушения в области охраны окружающей среды и природопользования", в Уголовном кодексе РФ - гл. 26 "Экологические преступления"; есть они и в Гражданском кодексе РФ, и в Налоговом кодексе РФ, однако количество их явно недостаточно, а содержание некоторых псевдоэкологизированных норм вообще лишено какой бы то ни было экологической нагрузки. Установленная полтора десятка лет назад плата за негативное воздействие на окружающую среду, носившая строго компенсационный характер, является теперь фискальным сбором, денежные средства от взимания которого, согласно положениям Налогового кодекса РФ, включаются в общее бюджетное расходование безотносительно к экологическим целям. По мнению С.А. Боголюбова, "происходит экологизация наоборот! Придание плате за негативное воздействие на окружающую среду фискального характера и использование денежных средств от ее взимания для пополнения бюджета уравнивают ее с другими налогами и сборами, дискредитируют саму идею, лишают стимулирования законопослушных природопользователей, восстанавливающих нарушенную среду в натуре" <1>.

--------------------------------

<1> Боголюбов С.А. Проблемы экологизации современного российского законодательства: Доклад на ученом совете ИЗиСП // Научная школа профессора С.А. Боголюбова. М.: Юридический институт МИИТа, 2006. С. 229 - 230.

 

Экологизация отраслей российского права и законодательства осуществляется в рамках обычного правотворческого процесса.

Необходимым условием правотворчества, обеспечивающего внедрение экологических требований в соответствующие отрасли права и законодательства, является единообразное содержание и толкование экологических терминов, обеспечение их логической взаимосвязи.

К сожалению, Федеральный закон "Об охране окружающей среды" далеко не полностью выполнил свою функцию по установлению единой экологической терминологии. Основные экологические понятия, закрепленные в ст. 1 этого Закона, должны использоваться не только в собственно экологическом законодательстве, но и в любой иной отрасли законодательства. Пока же трактовка многих экологических понятий имеет скорее просветительский, познавательный характер.

В.В. Киреев отмечает, что определенность терминов "законодательство в области охраны окружающей среды", "отношения, возникающие в области охраны окружающей среды и рационального использования природных ресурсов" вызывает сегодня серьезные сомнения, хотя современный уровень эколого-правовой науки позволяет закрепить их дефиниции в Федеральном законе "Об охране окружающей среды".

Так, согласно п. 1 ст. 2 Федерального закона "Об охране окружающей среды" законодательство в области охраны окружающей среды основывается на Конституции РФ и состоит из упомянутого Федерального закона, других федеральных законов, а также принимаемых в соответствии с ними иных нормативных правовых актов Российской Федерации, законов и иных нормативных правовых актов субъектов Российской Федерации. При этом охрана окружающей среды понимается в указанном Законе как деятельность органов государственной власти Российской Федерации, органов государственной власти субъектов Российской Федерации, органов местного самоуправления, общественных и иных некоммерческих объединений, юридических и физических лиц, направленная на сохранение и восстановление природной среды, рациональное использование и воспроизводство природных ресурсов, предотвращение негативного воздействия хозяйственной и иной деятельности на окружающую среду и ликвидацию его последствий.

Сопоставляя вышеприведенные положения Федерального закона "Об охране окружающей среды", В.В. Киреев приходит к справедливому выводу о том, что в этом Законе речь идет не об определении понятия законодательства в области охраны окружающей среды, а о его элементах, расположенных в зависимости от их юридической силы. Кроме того, он отмечает, что аналогичные проблемы возникают при анализе термина "отношения, возникающие в области охраны окружающей среды и рационального использования природных ресурсов", поскольку в рассматриваемом Законе никак не определены критерии отнесения каких-либо отношений к указанной совокупности <1>.

--------------------------------

<1> Киреев В.В. Указ. соч. С. 14.

 

На сегодняшний день для всех довольно очевидны погрешности в формулировке такого основополагающего термина в природоохранительном законодательстве, как "благоприятная окружающая среда", поскольку ни в одном нормативном правовом акте не определены юридические критерии такой категории, как "благоприятность" <1>. Понятия "экологическая экспертиза", "оценка воздействия на окружающую среду" также неоднозначно определяются в действующем экологическом законодательстве.

--------------------------------

<1> Бринчук М.М. Благоприятная окружающая среда - важнейшая категория права // Журнал российского права. 2008. N 9. С. 47.

 

Способствует распространению экологизации права и создание модельных законов, принимаемых как с целью сближения региональных правовых систем России, так и с целью унификации экологического законодательства Российской Федерации с экологическим законодательством стран международного сообщества.

Модельный закон - это рекомендательный законодательный акт, принимаемый межгосударственными организациями в целях нормативной ориентации парламентов в сфере законодательства <1>. Основное свойство модельного закона - быть своеобразным "мостом" между нормами международного и внутреннего права, вплетаться в ткань названных нормативных систем <2>. Очень важно, чтобы в таких правовых моделях предусматривались коллизионные нормы, закрепляющие правила разрешения как противоречий национальной системы права, так и противоречий между юридическими системами разных государств.

--------------------------------

<1> Тихомиров Ю.А. Модельные законы: новое в теории и практике // Проблемы законотворчества Российской Федерации: Труды 53 / Ред. коллегия: Ю.П. Орловский, А.Е. Постников, М.Я. Булошников [и др.]. М.: ИЗиСП, 1993. С. 42.

<2> Тихомиров Ю.А. Модельные законы: новое в теории и практике // Проблемы законотворчества Российской Федерации: Труды 53 / Ред. коллегия: Ю.П. Орловский, А.Е. Постников, М.Я. Булошников [и др.]. М.: ИЗиСП, 1993. С. 42.

 

Модельные законы, разрабатываемые в сфере охраны окружающей среды как на федеральном, так и региональном уровне внутри страны, и подобные правовые модели, принятые в интересах государств отдельного региона или международного сообщества в целом, играют положительную роль в повышении эффективности экологического права, поскольку способствуют предотвращению и разрешению коллизий, предлагая варианты адаптации эколого-правовых норм законодательств различного уровня. Необходимость принятия актов такого рода обусловлена трансграничностью многих экологических явлений и процессов, которые могут носить как региональный, так и общенациональный и даже международный характер. Кроме того, многие природоохранительные мероприятия могут осуществляться с помощью усилий нескольких государств, а зачастую с участием всего мирового сообщества. Таковы, к примеру, мероприятия по борьбе с парниковым эффектом, наводнениями, другими экологическими катастрофами.

Практическим примером, подтверждающим активное использование такой формы реагирования, в том числе и на противоречия в экологическом праве, является существование целого ряда модельных законов, разработанных для стран Содружества Независимых Государств (стран СНГ) по вопросам охраны окружающей среды. В их числе модельные законы о стратегической экологической оценке <1>, об оценке воздействия на окружающую среду <2> об экологической ответственности в отношении предупреждения и ликвидации вреда окружающей среде <3>, о зонах экологического бедствия (о статусе зон экологического бедствия и регулировании хозяйственной и иной деятельности на их территории) <4>, о природных лечебных ресурсах, лечебно-оздоровительных местностях и курортах <5>, о предотвращении и комплексном контроле загрязнений окружающей среды <6>, об экологическом страховании (об организации страхового дела в сфере защиты населения, территорий и хозяйственных объектов от воздействия загрязненной окружающей природной среды) <7>, об особо охраняемых природных территориях <8>, Модельный экологический кодекс <9>.

--------------------------------

<1> Модельный закон о стратегической экологической оценке: принят в г. Санкт-Петербурге 16 мая 2011 г. Постановлением 36-7 на 36-м пленарном заседании Межпарламентской Ассамблеи государств - участников СНГ // Информационный бюллетень. Межпарламентская Ассамблея государств - участников Содружества Независимых Государств. 2011. N 51. С. 152 - 160.

<2> Модельный закон об оценке воздействия на окружающую среду (вместе с "Категориями объектов планируемой хозяйственной и иной деятельности в зависимости от экологической значимости и полноты оценки", "Критериями установления (скрининга)..."): принят в г. Санкт-Петербурге 28 октября 2010 г. Постановлением 35-12 на 35-м пленарном заседании Межпарламентской Ассамблеи государств - участников СНГ // Информационный бюллетень. Межпарламентская Ассамблея государств - участников Содружества Независимых Государств. 2011. N 49. С. 167 - 201.

<3> Модельный закон об экологической ответственности в отношении предупреждения и ликвидации вреда окружающей среде (вместе с "Видами деятельности, потенциально способными нанести вред объектам охраны", "Порядком проведения мероприятий...", "Принципами и основаниями экономической оценки...", "Перечнем данных, подлежащих включению в отчет, указанный в статье 13..."): принят в г. Санкт-Петербурге 3 декабря 2009 г. Постановлением 33-10 на 33-м пленарном заседании Межпарламентской Ассамблеи государств - участников СНГ // Информационный бюллетень. Межпарламентская Ассамблея государств - участников Содружества Независимых Государств. 2010. N 46. С. 108 - 140.

<4> Модельный закон о зонах экологического бедствия (о статусе зон экологического бедствия и регулировании хозяйственной и иной деятельности на их территории): принят в г. Санкт-Петербурге 3 декабря 2009 г. Постановлением 33-9 на 33-м пленарном заседании Межпарламентской Ассамблеи государств - участников СНГ // Информационный бюллетень. Межпарламентская Ассамблея государств - участников Содружества Независимых Государств. 2010. N 46. С. 83 - 107.

<5> Модельный закон о природных лечебных ресурсах, лечебно-оздоровительных местностях и курортах: принят в г. Санкт-Петербурге 25 ноября 2008 г. Постановлением 31-18 на 31-м пленарном заседании Межпарламентской Ассамблеи государств - участников СНГ // Информационный бюллетень. Межпарламентская Ассамблея государств - участников Содружества Независимых Государств. 2009. N 43. С. 388 - 401.

<6> Модельный закон о предотвращении и комплексном контроле загрязнений окружающей среды (вместе с "Объектами хозяйственной деятельности всех форм собственности...", "Списком основных загрязняющих веществ, для которых устанавливаются нормативы допустимых воздействий...", "Процедурой получения разрешения в уполномоченном государственном органе", "Условиями проведения локального производственного мониторинга - контроля..."): принят в г. Санкт-Петербурге 25 ноября 2008 г. Постановлением 31-8 на 31-м пленарном заседании Межпарламентской Ассамблеи государств - участников СНГ // Информационный бюллетень. Межпарламентская Ассамблея государств - участников Содружества Независимых Государств. 2009. N 43. С. 179 - 236.

<7> Модельный закон об экологическом страховании (об организации страхового дела в сфере защиты населения, территорий и хозяйственных объектов от воздействия загрязненной окружающей природной среды): принят в г. Санкт-Петербурге 13 июня 2000 г. Постановлением 15-6 на 15-м пленарном заседании Межпарламентской Ассамблеи государств - участников СНГ // Информационный бюллетень. Межпарламентская Ассамблея государств - участников Содружества Независимых Государств. 2000. N 25. С. 126 - 143.

<8> Модельный закон об особо охраняемых природных территориях: принят в г. Санкт-Петербурге 16 октября 1999 г. Постановлением 14-6 на 14-м пленарном заседании Межпарламентской Ассамблеи государств - участников СНГ // Информационный бюллетень. Межпарламентская Ассамблея государств - участников Содружества Независимых Государств. 2000. N 23. С. 96 - 123.

<9> Модельный экологический кодекс для государств - участников Содружества Независимых Государств (общая часть): принят в г. Санкт-Петербурге 16 ноября 2006 г. Постановлением 27-8 на 27-м пленарном заседании Межпарламентской Ассамблеи государств - участников СНГ // Информационный бюллетень. Межпарламентская Ассамблея государств - участников Содружества Независимых Государств. 2007. N 39 (ч. 1). С. 377 - 434; Модельный экологический кодекс для государств - участников Содружества Независимых Государств (особенная часть): принят в г. Санкт-Петербурге 31 октября 2007 г. Постановлением 29-14 на 29-м пленарном заседании Межпарламентской Ассамблеи государств - участников СНГ // Информационный бюллетень. Межпарламентская Ассамблея государств - участников Содружества Независимых Государств. 2007. N 41. С. 273 - 335.

 

Несмотря на то что модельные законы носят лишь рекомендательный характер, положения некоторых из перечисленных выше модельных законов были восприняты правовыми системами ряда стран СНГ, включая и Россию, - отдельные их нормы вошли в национальные законодательства, стали обязательными для исполнения.

Важно отметить, что успех процессов унификации эколого-правовой терминологии и экологизации отраслей российского права во многом зависит от уровня экологического правосознания граждан, от готовности людей к другому отношению к природе. Поэтому очень важно сегодня говорить о необходимости экологизации общественного сознания вообще и правосознания в частности. Необходимо решать проблему ликвидации экологической безграмотности и непросвещенности представителей всех слоев нашего общества. Для этого необходимо создание комплексной системы экологического образования, воспитания и просвещения, поддержки и пропаганды экологической культуры.

Необходимость экологизации системы образования обусловлена чрезвычайными экологическими трудностями, с которыми столкнулось все человечество. Надвигающийся глобальный экологический кризис заставляет людей участвовать в исправлении трагической экологической ситуации. И здесь опять приходится говорить о важности экологического образования, а потому без изучения основ правовой экологии не обойтись - "правовая экология нужна всем независимо от возраста, социального положения, места проживания и рода занятий: она всеобща, является актуальной для всех, требует не столько эмоций и гнева, сколько компетентности и конкретных знаний, приложения их на практике, социального действия и оптимизма" <1>.

--------------------------------

<1> Боголюбов С.А. Природа: что мы можем. М.: Московский рабочий, 1987. С. 107.

 

По мнению М.И. Васильевой, главная причина относительности успехов процесса экологизации в том, что любые усовершенствования правовых норм происходили и будут происходить только в условиях факультативности влияния эколого-правовых идей на право. В своих исследованиях она отмечает, что необходимо говорить о возможности перехода к новому, "другому" праву, неотъемлемым свойством которого является экологичность <1>.

--------------------------------

<1> Васильева М.И. Публичные интересы в экологическом праве. М.: Изд-во МГУ, 2003. С. 151.

 

Суммируя все вышеизложенное, можно сделать вывод, что эффективное решение задачи экологизации отраслей российского права и законодательства предполагает наряду с другими мерами:

а) необходимость разработки концепции экологизации отраслей российского права и законодательства и ее планомерной реализации;

б) унификацию и совершенствование эколого-правовой терминологии в национальной системе права и международном праве;

в) повышение уровня экологического правосознания граждан Российской Федерации.

Следующим немаловажным фактором, который также позволит предотвратить разрастание коллизионного поля в экологическом праве, является систематизация экологического законодательства, предполагающая "упорядочение нормативных правовых актов, приведение их в единую целостную систему" <1>.

--------------------------------

<1> Теоретические вопросы систематизации советского законодательства / Под ред. С.Н. Братуся, И.С. Самощенко. М.: Государственное издательство юридической литературы, 1962. С. 9.

Часть 1   Часть 2   Часть 3

Содержание

Категория: Экология | Добавил: x5443x (16.01.2015)
Просмотров: 394 | Теги: охрана, окружающая, Среда | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
...




Copyright MyCorp © 2016