Воскресенье, 04.12.2016, 17:16
Высшее образование
Приветствую Вас Гость | RSS
Поиск по сайту


Главная » Статьи » Гражданское право

3. Бездокументарные ценные бумаги

3. Бездокументарные ценные бумаги

 

Статья 149. Общие положения о бездокументарных ценных бумагах

 

Комментарий к статье 149

 

1. Статья с указанным номером была и в прежней редакции ГК, однако и ее название ("Бездокументарные ценные бумаги"), и ее содержание были несколько иными.

Комментируемая статья называется "Общие положения о бездокументарных ценных бумагах". Следовательно, она должна содержать наиболее общие положения о правовом режиме таких бумаг, что, впрочем, не вполне верно, поскольку основы такого режима уже заложены более ранними комментируемыми статьями. В ст. 142 ГК дается определение бездокументарной бумаги. В ст. 143 ГК отмечено, что, если иное не установлено Кодексом, законом или не вытекает из особенностей фиксации прав на бездокументарные ценные бумаги, к таким ценным бумагам применяются правила об именных документарных ценных бумагах, правообладатель которых определяется в соответствии с учетными записями.

2. Пункт 1 комментируемой статьи определяет "лиц, ответственных за исполнение по такой бумаге, и лиц, уполномоченных требовать такое исполнение". Лицами, ответственными за исполнение по бездокументарной ценной бумаге, признаются "лицо, которое, как указано в статье, выпустило ценную бумагу, а также лица, которые предоставили обеспечение исполнения соответствующего обязательства". Лицо, "которое выпустило" бумагу в действующем законодательстве, именуется эмитентом, а сам процесс принятия обязательств - не выпуском, а эмиссией. Более того, согласно действующему законодательству (ст. 2 Закона о рынке ценных бумаг) именно эмитент (юридическое лицо, исполнительный орган государственной власти, орган местного самоуправления) несет от своего имени или от имени публично-правового образования обязательства перед владельцами эмиссионных ценных бумаг по осуществлению прав, закрепленных этими ценными бумагами.

Между тем в обновленной редакции Кодекса еще одними "ответственными лицами" объявлены "лица, которые предоставили обеспечение исполнения соответствующего обязательства". Таким образом, в силу императивного характера этого правила все лица, которые предоставили какое-либо обеспечение (поручительством, гарантией, залогом и пр.), автоматически объявляются несущими ответственность перед владельцами бумаг вне зависимости от специфики применяемого способа обеспечения.

Вызывает сомнения и сама конструкция "ответственные за исполнение". Получается, что надлежащее исполнение по бумаге по логике разработчиков статьи - это ответственность, санкция; т.е. получается, что надлежащее исполнение - это правонарушение!

В соответствии с правилами комментируемой статьи лица, ответственные за исполнение по бездокументарной ценной бумаге, должны быть указаны в решении о ее выпуске или в ином предусмотренном законом акте лица, выпустившего ценную бумагу. По существу это правило является продолжением правила ст. 142 ГК, в соответствии с которым права, закрепляемые бездокументарной бумагой, должны быть закреплены в решении о выпуске или ином акте лица, выпустившего ценные бумаги в соответствии с требованиями закона. Необходимо признать, что данное правило соответствует сложившемуся правовому регулированию эмиссионных ценных бумаг и практике его применения.

Правом требования от обязанного лица исполнения по бездокументарной ценной бумаге комментируемой статьей наделяется лицо, указанное в учетных записях в качестве правообладателя, или иное лицо, которое в соответствии с законом осуществляет права по ценной бумаге.

3. Норма п. 2 комментируемой статьи учитывает сложившееся правовое регулирование, которое предусматривает несколько организаций учетной системы, которые могут вести учет: регистратора и депозитария, действующих на основании договора с эмитентом ценной бумаги, и депозитария, действующего на основании договора с владельцем бумаги.

Как можно понять из текста, Кодекс исключает ведение учета самим эмитентом (обязанным лицом). К числу некоторых неясностей, которые вытекают из этого пункта в корреспонденции с предыдущим пунктом, следует отнести неопределенность того, кто будет заключать договор со стороны обязанного лица.

В частности, в комментируемом пункте указано на "лицо, действующее по поручению лица, обязанного по ценной бумаге". Но что это за лицо? Ведь в предыдущем пункте было указано, что "лицами, ответственными за исполнение по бездокументарной ценной бумаге, являются лицо, которое выпустило ценную бумагу, а также лица, которые предоставили обеспечение исполнения соответствующего обязательства". Являются ли оба этих лица теми самыми "лицами, обязанными по ценной бумаге" или таким лицом является только "лицо, которое выпустило ценную бумагу"? Очевидные технические ляпы такого рода могут привести к появлению неопределенности в отношениях. Такая неопределенность может быть компенсирована наличием уже хорошо отработанных законов, в частности Закона о рынке ценных бумаг, но в целом очевидно, что Кодекс в этой части требует доработки.

4. Пункт 3 комментируемой статьи устанавливает обязательность обращения к лицу, осуществляющему учет прав на бездокументарные ценные бумаги, для внесения соответствующих записей, для осуществления распоряжения, в том числе передачи, залога, обременения другими способами бездокументарных ценных бумаг, а также ограничения распоряжения.

Данное правило в целом не является новым, но оно является общепризнанным и в настоящее время: если в отношении бумаг осуществляется учет, то переход прав на бумагу и соответственно прав из нее возможен только при обращении к одной из организаций учетной системы, где учет осуществляется. По существу оно уже было ранее установлено статьей в прежней ее редакции.

5. Появление нормы п. 4 комментируемой статьи в качестве общей является отражением больших дискуссий, которые велись в последние годы в части солидарности ответственности эмитентов - акционерных обществ и их регистраторов. Как известно, в результате последних изменений сходную формулировку (которая, видимо, и послужила основой для конструирования соответствующего правила комментируемой статьи) содержит ст. 44 Закона об акционерных обществах: "Общество, поручившее ведение и хранение реестра акционеров общества регистратору, не освобождается от ответственности за его ведение и хранение. Общество и регистратор солидарно несут ответственность за убытки, причиненные акционеру в результате утраты акций или невозможности осуществить права, удостоверенные акциями, в связи с ненадлежащим соблюдением порядка ведения реестра акционеров общества, если не будет доказано, что надлежащее соблюдение оказалось невозможным вследствие непреодолимой силы или действий (бездействия) акционера, требующего возмещения убытков, в том числе вследствие того, что акционер не принял разумные меры к их уменьшению".

Однако имеются и существенные различия: а) установлено основание для ответственности, если нарушен порядок учета лицом, действующим на основании договора с правообладателем, т.е., говоря иначе, с депозитарием. Причем обратим внимание, что нет никакой причинно-следственной связи между тем, привело ли именно это нарушение этого депозитария к отрицательным последствиям; б) в общей норме не указано такое освобождение от ответственности, как "акционер не принял разумные меры к их уменьшению".

 

Статья 149.1. Исполнение по бездокументарной ценной бумаге

 

Комментарий к статье 149.1

 

1. Комментируемая статья является новой, а само ее появление вызвано новой структурой главы, где сходные вопросы отдельно регулируются для документарных и бездокументарных бумаг.

2. Пунктом 1 комментируемой статьи надлежащим исполнением по бездокументарной ценной бумаге признается исполнение, произведенное обязанным лицом лицу, указанному в учетных записях в качестве правообладателя, или иному лицу, которое в соответствии с законом осуществляет права по ценной бумаге. Законом могут быть установлены случаи, когда на определенную дату фиксируется перечень лиц, имеющих право требовать исполнения по бездокументарным ценным бумагам.

При этом в п. 2 комментируемой статьи указывается, что в случаях, предусмотренных законом, надлежащим признается исполнение лицам и иным лицам, кроме указанных.

Отметим, что Кодекс в его нынешней редакции не связывает получение прав, вытекающих из бумаг, с обязательным фактом нахождения в специальном реестре (списке) владельцев, составленном на определенную дату.

3. В соответствии с п. 3 комментируемой статьи установлено, что к отношениям, связанным с исполнением по бездокументарным ценным бумагам, если это не противоречит существу таких ценных бумаг, применяются правила, предусмотренные п. 2 ст. 144 ГК (о том, что если ответственное за исполнение по документарной ценной бумаге лицо знало, что владелец ценной бумаги, которому произведено исполнение, не является надлежащим обладателем права на ценную бумагу, оно обязано возместить убытки, причиненные обладателю права на ценную бумагу) и ст. 145 ГК, которая регулирует вопросы возражений против предъявленной для исполнения ценной бумаги. Это означает, что по существу в части возможных возражений между правовым режимом документарных и бездокументарных бумаг нет большой разницы, поскольку обязанные лица по вторым из указанных бумаг могут выдвигать все те же возражения, что и владельцы документарных бумаг.

 

Статья 149.2. Переход прав по бездокументарной ценной бумаге и возникновение обременения бездокументарной ценной бумаги

 

Комментарий к статье 149.2

 

1. Комментируемая статья является новой, а само ее появление, как и ряда других новых статей гл. 7, вызвано новой структурой главы, где сходные вопросы отдельно регулируются для документарных и бездокументарных бумаг.

2. Пункты 1 и 2 комментируемой статьи устанавливают общие правила о том, как переходят права, закрепленные бездокументарными бумагами. В целом указанные правила соответствуют сложившейся практике перехода прав на бездокументарные ценные бумаги, хотя и сформулированы более сложно. В частности, ст. 29 Закона о рынке ценных бумаг указывает, что:

- право на именную бездокументарную ценную бумагу переходит к приобретателю: а) в случае учета прав на ценные бумаги у лица, осуществляющего депозитарную деятельность, - с момента внесения приходной записи по счету депо приобретателя; б) в случае учета прав на ценные бумаги в реестре - с момента внесения приходной записи по лицевому счету приобретателя;

- права, закрепленные эмиссионной ценной бумагой, переходят к их приобретателю с момента перехода прав на эту ценную бумагу.

Следует отметить, никаких значительных изменений при применении комментируемых положений на практике ожидать не приходится.

3. Пункт 3 комментируемой статьи регулирует вопросы залога, обременения другими способами бездокументарных ценных бумаг, а также ограничения распоряжения ими. Такие залог, обременение другими способами бездокументарных ценных бумаг, а также ограничения распоряжения ими возникают после внесения лицом, осуществляющим учет прав, соответствующей записи о залоге, обременении или ограничении по счету правообладателя либо в установленных законом случаях по счету иного лица. И это положение также не является новым, а представляет собой закрепление сложившихся в нашем праве реалий. В определенной степени соответствующее регулирование содержала и ст. 149 ГК в прежней редакции: "Передача, предоставление и ограничение прав должны официально фиксироваться этим лицом, которое несет ответственность за сохранность официальных записей, обеспечение их конфиденциальности, представление правильных данных о таких записях, совершение официальных записей о проведенных операциях".

Новым является правило о том, что обременение бездокументарных ценных бумаг может также возникать с момента их зачисления на счет, на котором в соответствии с законом учитываются права на обремененные бездокументарные ценные бумаги. Здесь, очевидно, разработчики статьи оставили законодателю возможность для создания специальных счетов, на которых аккумулировались арестованные, к примеру, бумаги. Хотя по большому счету это уже позволяет сделать и предыдущий абзац.

4. Абзац 3 этого пункта регулирует техническую, если можно так выразиться, сторону внесения записей о залоге или об ином обременении бездокументарных ценных бумаг. Эти действия, согласно комментируемому правилу, производятся на основании распоряжения правообладателя (залоговое распоряжение и т.п.), если иное не предусмотрено законом.

Это правило представляет собой перенесение на уровень кодекса положений подзаконных актов, в частности Положения о ведении реестра владельцев именных ценных бумаг, утвержденного Постановлением ФКЦБ РФ от 2 октября 1997 г. N 27, и Порядка учета в реестре владельцев ценных бумаг залога именных эмиссионных ценных бумаг и внесения в реестр изменений, касающихся перехода прав на заложенные именные эмиссионные ценные бумаги, утвержденного Приказом ФСФР России от 28 июня 2012 г. N 12-52/пз-н. Именно этими документами закреплены правовой режим залогового распоряжения, его форма и иные требования к нему, а также вопросы порядка отражения залога в системе ведения реестра.

5. Комментируемой статьей установлено, что записи об изменении условий обременения и о его прекращении вносятся на основании распоряжения правообладателя при наличии согласия в письменной форме лица, в пользу которого установлено обременение, либо без такого распоряжения в случаях, предусмотренных законом или соглашением правообладателя с лицом, осуществляющим учет прав на бездокументарные ценные бумаги, и лицом, в пользу которого установлено обременение.

Соответствующее правило является довольно гибким и учитывает сложившееся регулирование. К примеру, приведем положения п. 17, 25 - 27 Порядка учета в реестре владельцев ценных бумаг залога именных эмиссионных ценных бумаг и внесения в реестр изменений, касающихся перехода прав на заложенные именные эмиссионные ценные бумаги, утвержденного Приказом ФСФР России от 28 июня 2012 г. N 12-52/пз-н:

- внесение изменений в данные счетов залогодателя и залогодержателя о заложенных ценных бумагах и условиях залога осуществляется реестродержателем на основании распоряжения о внесении изменений, подписанного залогодателем и залогодержателем (в том числе скрепленного печатью юридического лица) или их уполномоченными представителями. Если ценные бумаги заложены в обеспечение исполнения обязательств по облигациям, подпись залогодержателя не требуется;

- внесение записей о прекращении залога ценных бумаг и передаче ценных бумаг в связи с обращением на них взыскания по решению суда осуществляется реестродержателем на основании:

а) передаточного распоряжения, подписанного залогодержателем (в том числе скрепленного печатью юридического лица) или его уполномоченным представителем (лицом, указанным в решении о выпуске облигаций, обеспеченных залогом ценных бумаг, в качестве лица, которое будет осуществлять их реализацию), и оригиналов или надлежащим образом оформленных копий решения суда и договора купли-продажи заложенных ценных бумаг, заключенного по результатам торгов;

б) передаточного распоряжения, подписанного залогодержателем (в том числе скрепленного печатью юридического лица) или его уполномоченным представителем (лицом, указанным в решении о выпуске облигаций, обеспеченных залогом ценных бумаг, в качестве лица, которое будет осуществлять их реализацию), и оригиналов или надлежащим образом оформленных копий решения суда при обращении взыскания на ценные бумаги, обращающиеся на торгах организаторов торговли;

в) в случае оставления заложенных ценных бумаг залогодержателем за собой - решения суда и протокола несостоявшихся повторных торгов, после проведения которых прошло не более одного месяца;

г) в случае обращения в доход государства ценных бумаг, переданных в залог суду или органу, в производстве которого находится уголовное дело, - решения суда, вынесенного в соответствии с требованиями уголовно-процессуального законодательства;

- внесение записей о прекращении залога и передаче ценных бумаг в связи с обращением на них взыскания без решения суда осуществляется реестродержателем на основании передаточного распоряжения, подписанного залогодержателем (в том числе скрепленного печатью юридического лица) или его уполномоченным представителем (лицом, указанным в решении о выпуске облигаций, обеспеченных залогом ценных бумаг, в качестве лица, которое будет осуществлять их реализацию), к которому должны быть приложены документы, указанные в залоговом распоряжении;

- внесение записи о прекращении залога в случае, когда залогодержатель не воспользовался своим правом оставить заложенные ценные бумаги за собой, осуществляется регистратором на основании распоряжения о прекращении залога, подписанного залогодателем или его уполномоченным представителем, к которому должны быть приложены:

- протокол несостоявшихся повторных торгов, после проведения которых прошло не менее двух месяцев;

- письменное уведомление (датированное не более чем за пять дней до поступления к регистратору) залогодателя об отсутствии факта поступления к нему заявления залогодержателя об оставлении за собой предмета залога;

- письменное уведомление (датированное не более чем за пять дней до поступления к регистратору) организатора торгов (судебного пристава-исполнителя) об отсутствии факта поступления к нему заявления залогодержателя об оставлении за собой предмета залога.

6. Пункт 4 комментируемой статьи направлен на регулирование последствий уклонения лица, совершившего отчуждение, либо лица, предоставляющего ценные бумаги в обеспечение исполнения обязательства, от представления лицу, осуществляющему учет прав на бездокументарные ценные бумаги, распоряжения о проведении операции по счету. В этом случае приобретатель или лицо, в пользу которого устанавливается обременение бездокументарных ценных бумаг, вправе требовать в судебном порядке внесения записей о переходе прав на ценные бумаги или об их обременении на условиях, предусмотренных договором с лицом, совершающим отчуждение, или с лицом, предоставляющим ценные бумаги в обеспечение исполнения обязательства. Данное правило появляется в качестве общего впервые и направлено на защиту прав приобретателей ценных бумаг и других участников оборота. Оно предоставляет таким лицам право на судебную защиту в случае недобросовестных действий продавцов и владельцев ценных бумаг.

7. Следующее правило комментируемой статьи является абсолютно новым и ранее нигде не было сформулировано. Оно регулирует вопросы очередности между обладателями прав в отношении одних и тех же бумаг: при наличии нескольких лиц, в пользу которых установлено обязательство по передаче либо обременению прав на одни и те же бездокументарные ценные бумаги, в случае, если операция по их передаче или по обременению еще не осуществлена, преимущество имеет лицо, в пользу которого обязательство возникло ранее, а если это невозможно установить - лицо, первым предъявившее иск. Появление такого правила следует приветствовать, поскольку оно устраняет имевшуюся неопределенность в регулировании.

8. Абзац 1 п. 5 комментируемой статьи регулирует вопросы оформления перехода прав на бездокументарные ценные бумаги в порядке наследования. Такое оформление производится на основании представленного наследником свидетельства о праве на наследство (ст. 1162 ГК). Таким образом, в случае наследования не требуется предоставления специального распоряжения о передаче бумаг. Возникает, правда, вопрос о том, требуются ли какие-либо иные документы кроме указанного свидетельства. В настоящее время данный вопрос регулируется п. 7.3.2 Положения о ведении реестра владельцев именных ценных бумаг, утвержденного Постановлением ФКЦБ РФ от 2 октября 1997 г. N 27, в соответствии с которым регистратор вносит в реестр записи о переходе прав собственности на ценные бумаги в результате наследования по представлении следующих документов:

- подлинник или нотариально удостоверенная копия свидетельства о праве на наследство (передается регистратору);

- документ, удостоверяющий личность (предъявляется регистратору);

- подлинник или нотариально удостоверенная копия документа, подтверждающего права уполномоченного представителя (передается регистратору).

Если учитывать, что норма изложена императивно и не содержит какой-либо отсылки к иным законам и другим актам, то ответ будет отрицательным. Между тем логика Положения о ведении реестра владельцев именных ценных бумаг более безупречна: как можно внести запись в учетные регистры без подтверждения личности лица, которое представило свидетельство о праве на наследство? Видимо, разработчики статьи подобным вопросом не задавались, однако его точно будут задавать на практике и совершенно очевидно, что существующая практика сохранится, а редакцию новой статьи Кодекса будут считать недоразумением.

9. Абзац 2 п. 5 комментируемой статьи регулирует вопросы перехода прав на бездокументарные ценные бумаги при реализации таких ценных бумаг в случае обращения на них взыскания. Такой переход оформляется на основании распоряжения лица, уполномоченного на реализацию имущества правообладателя. Данную новеллу ГК (соответствующие положения уже содержатся в Законе об исполнительном производстве) следует приветствовать, поскольку она облегчает для судебных приставов-исполнителей реализацию имущества, на которое было обращено взыскание.

10. Абзац 3 п. 5 комментируемой статьи регулирует вопросы оформления передачи прав на бездокументарные ценные бумаги в соответствии с судебным решением. Такое оформление производится лицом, осуществляющим учет прав, на основании решения суда или на основании акта лица, осуществляющего исполнение судебного решения. Соответствующее регулирование не взывает возражений, поскольку представляет собой перенесение в Кодекс уже сложившихся положений подзаконных актов. В частности, п. 7.3.3 Положения о ведении реестра владельцев именных ценных бумаг, утвержденного Постановлением ФКЦБ РФ от 2 октября 1997 г. N 27, указывает, что регистратор вносит в реестр записи о переходе прав собственности на ценные бумаги по решению суда по представлении копии решения суда, вступившего в законную силу, заверенной судом, и исполнительного листа (передается регистратору).

11. Пункт 6 комментируемой статьи предоставляет владельцам ценных бумаг, их приобретателям и другим участникам гражданского оборота гарантии защиты их прав в судебном порядке от действий субъектов учетной системы. В частности, установлено, что уклонение или отказ лица, осуществляющего учет прав на бездокументарные ценные бумаги, от проведения операции по счету могут быть оспорены в суде.

Появление такой нормы в качестве общего правила можно только приветствовать. В настоящее время аналогичное правило присутствует в ст. 45 Закона об акционерных обществах, и сформулировано оно следующим образом: "Отказ от внесения записи в реестр акционеров общества может быть обжалован в суд. По решению суда держатель реестра акционеров общества обязан внести в указанный реестр соответствующую запись".

Данная норма несколько отличается от нормы обновленного ГК. При этом разработчики ГК забыли главное: написать то, по каким основаниям лицо, осуществляющее учет прав на бездокументарные ценные бумаги, вправе отказать во внесении соответствующих изменений в учетные регистры. Это довольно странно, поскольку Закон об акционерных обществах как раз содержит соответствующие положения: "Отказ от внесения записи в реестр акционеров общества не допускается, за исключением случаев, предусмотренных правовыми актами Российской Федерации. В случае отказа от внесения записи в реестр акционеров общества держатель указанного реестра не позднее трех дней с момента предъявления требования о внесении записи в реестр акционеров общества направляет лицу, требующему внесения записи, мотивированное уведомление об отказе от внесения записи".

Еще более подробные правила встречаем в Положении о ведении реестра владельцев именных ценных бумаг, утвержденном Постановлением ФКЦБ РФ от 2 октября 1997 г. N 27, где указано, что регистратор обязан отказать во внесении записей в реестр в следующих случаях:

- не представлены все документы, необходимые для внесения записей в реестр в соответствии с указанным Положением;

- представленные документы не содержат всей необходимой в соответствии с указанным Положением информации либо содержат информацию, не соответствующую имеющейся в документах, представленных регистратору в соответствии с п. 7.1 указанного Положения;

- операции по счету зарегистрированного лица, в отношении которого предоставлено распоряжение о списании ценных бумаг, блокированы;

- в реестре отсутствует анкета зарегистрированного лица с образцом его подписи, документы не представлены лично зарегистрированным лицом, подпись на распоряжении не заверена одним из предусмотренных в указанном Положении способов;

- у регистратора есть существенные и обоснованные сомнения в подлинности незаверенной подписи на документах, когда документы не представлены лично зарегистрированным лицом, передающим ценные бумаги, или его уполномоченным представителем;

- в реестре не содержится информация о лице, передающем ценные бумаги, и (или) о ценных бумагах, в отношении которых предоставлено распоряжение о внесении записей в реестр, и отсутствие этой информации не связано с ошибкой регистратора;

- количество ценных бумаг, указанных в распоряжении или ином документе, являющемся основанием для внесения записей в реестр, превышает количество ценных бумаг, учитываемых на лицевом счете зарегистрированного лица;

- стороны по сделке не оплатили или не предоставили гарантии по оплате услуг регистратора в размере, установленном прейскурантом регистратора.

Наличие такого регулирования абсолютно необходимо, поскольку если не установлено, в каких случаях и почему лицо, осуществляющее учет прав на бездокументарные ценные бумаги, может отказать во внесении записи, то возникает неопределенность в отношениях.

И вот здесь следует отметить концептуальную проблему комментируемой статьи. В ней, в отличие от прежнего регулирования, нет никаких отсылок к подзаконному регулированию, более того, нет и общей отсылки к законам. Такие отсылки встречаются по тексту статьи, но лишь применительно к конкретным случаям.

В прежней редакции ст. 149 ГК было правило о том, что права, удостоверяемые путем указанной фиксации, порядок официальной фиксации прав и правообладателей, порядок документального подтверждения записей и порядок совершения операций с бездокументарными ценными бумагами определяются законом или в установленном им порядке.

Устранение этой отсылочной нормы - ошибка, поскольку ГК не может регулировать все юридико-технические вопросы взаимодействия субъектов учетной системы с владельцами ценных бумаг и другими участниками гражданского оборота.

 

Статья 149.3. Защита нарушенных прав правообладателей

 

Комментарий к статье 149.3

 

1. Комментируемая статья является новой и регулирует вопросы защиты нарушенных прав владельцев бездокументарных ценных бумаг. Эта статья (как и следующая за ней) стала результатом большой работы по анализу судебной практики по делам о защите прав владельцев бездокументарных ценных бумаг, в особенности в части неправомерного списания таких ценных бумаг со счетов владельцев.

Концепция развития гражданского законодательства относительно рекомендаций в этой части отмечала следующее: "Ввиду особенностей юридической конструкции бездокументарной ценной бумаги использование виндикационного иска для защиты прав владельца, утратившего права на такую ценную бумагу, нежелательно, поскольку используемые в этом случае защитные механизмы основаны на традиционных представлениях о защите владения вещью. Восстановление прав предшествующих правообладателей бездокументарных ценных бумаг должно осуществляться посредством иска, предъявляемого лицом, утратившим формальную легитимацию в отношении прав, оформляемых бездокументарной ценной бумагой, к лицам, формально легитимированным посредством записей по счетам. При этом условия удовлетворения этого требования и распределение бремени доказывания должны определяться так же, как и в отношении классических ценных бумаг, с учетом особенностей прав, составляющих содержание бездокументарных ценных бумаг (обращаются ли бумаги на организованном рынке, предоставляют ли они права участия или же являются денежными требованиями и т.д.)".

2. В п. 1 комментируемой статьи предложен следующий механизм защиты:

- общее правило: правообладатель, со счета которого были неправомерно списаны бездокументарные ценные бумаги, вправе требовать от лица, на счет которого ценные бумаги были зачислены, возврата такого же количества соответствующих ценных бумаг;

- бездокументарные ценные бумаги, удостоверяющие только денежное право требования, а также бездокументарные ценные бумаги, приобретенные на организованных торгах, независимо от вида удостоверяемого права не могут быть истребованы от добросовестного приобретателя;

- если бездокументарные ценные бумаги были безвозмездно приобретены у лица, которое не имело права их отчуждать, правообладатель вправе истребовать такие ценные бумаги во всех случаях.

По существу подход, предложенный Концепцией развития гражданского законодательства, в данных положениях реализован. В целом само появление такого механизма можно приветствовать, однако отдельные вопросы все же остаются.

Формулировка комментируемой статьи о том, что "бездокументарные ценные бумаги, удостоверяющие только денежное право требования... не могут быть истребованы от добросовестного приобретателя", лишена какого-либо смысла.

Для того чтобы разрешать какие-либо проблемы, опираясь на характер права, удостоверяемого бумагой, надо выделять главное (основное) право, которое обосновывает самостоятельное существование ценной бумаги в системе российских ценных бумаг как отдельного вида, а не "придатка" в виде иной совокупности прав, которые могут быть присовокуплены к содержанию другой бумаги. Денежные ценные бумаги или, согласно формулировке разработчиков комментируемой статьи, "бумаги, удостоверяющие денежное право требования" являются наиболее простым видом ценных бумаг. Однако что значит фраза "бумаги, удостоверяющие только денежное право требования"? По существу ни одна ценная бумага сегодня не удостоверяет только одно право, перед нами всегда определенная их совокупность, и сказать, какое право основное, часто весьма сложно.

Не вполне доработанным кажется и правило о том, что, "если бездокументарные ценные бумаги были безвозмездно приобретены у лица, которое не имело права их отчуждать, правообладатель вправе истребовать такие ценные бумаги во всех случаях". А если бумаги были приобретены возмездно, есть какие-то особенности или их нет? Никаких условий для истребования таких бумаг обновленный Кодекс не содержит. В отличие от соответствующей статьи в части документарных бумаг ничего не говорится о добросовестном или недобросовестном владении.

3. Пункт 2 комментируемой статьи регулирует проблемные в настоящее время вопросы истребования бумаг, которые прекратили свое существование в результате конвертации. Установлено, что если бездокументарные ценные бумаги, которые правообладатель вправе истребовать, были конвертированы в другие ценные бумаги, правообладатель вправе истребовать те ценные бумаги, в которые были конвертированы ценные бумаги, списанные с его счета. Это правило, очевидно, будет работать и в случаях, когда имела место конвертация в бумаги того же эмитента, который обязался по конвертированным ценным бумагам, и в случаях, когда конвертация произошла в результате реорганизации. В обоих случаях, если имела место конвертация, правообладатель будет вправе претендовать на те бумаги, которые были получены в результате конвертации.

4. Пункт 3 комментируемой статьи расширяет возможности защиты прав владельца бездокументарных бумаг путем предоставления ему альтернатив в части требований.

 

Статья 149.4. Последствия истребования бездокументарных ценных бумаг

 

Комментарий к статье 149.4

 

1. Комментируемая статья регулирует последствия истребования бездокументарных ценных бумаг.

В соответствии с п. 1 в случае удовлетворения требования правообладателя о возврате бездокументарных ценных бумаг правообладатель наделяется в отношении лица, со счета которого ценные бумаги были ему возвращены, правами, указанными в п. 5 ст. 147.1 ГК, т.е. он вправе:

- потребовать от недобросовестного владельца возврата всего полученного по ценной бумаге, а также возмещения убытков;

- потребовать от добросовестного владельца возврата всего полученного по ценной бумаге со времени, когда он узнал или должен был узнать о неправомерности владения ею либо получил из суда уведомление о предъявлении к нему иска об истребовании ценной бумаги.

Если незаконный владелец воспользовался предоставленным ценной бумагой преимущественным правом приобретения какого-либо имущества, лицо, которому документарная ценная бумага была возвращена из чужого незаконного владения, вправе потребовать:

а) от незаконного владельца (вне зависимости от его добросовестности или недобросовестности) - передачи ему приобретенного имущества при условии возмещения его стоимости по цене приобретения указанного имущества незаконным владельцем;

б) от недобросовестного владельца - также возмещения убытков.

2. Пунктом 2 комментируемой статьи установлены последствия реализации неуправомоченными лицами удостоверенных бездокументарными ценными бумагами права на участие в управлении акционерным обществом или иного права на участие в принятии решения собрания. Предложенное регулирование представляется довольно интересным. Его необходимость была продемонстрирована большим числом рейдерских захватов, которые приводили к принятию решений, в связи с которыми впоследствии акционерное общество либо существенно изменялось (реорганизовывалось), либо вообще ликвидировалось. Владельцу бумаги предоставляется право в течение специально установленного срока исковой давности оспорить решения собрания. Однако такое право не абсолютно и обставлено довольно существенным условием: акционерное общество или лица, волеизъявление которых имело значение при принятии решения собрания, знали или должны были знать о наличии спора о правах на бездокументарные ценные бумаги, и голосование правообладателя могло повлиять на принятие решения.

Но при этом закономерно возникает вопрос: должны ли оба условия быть одновременными (поскольку использован союз "и") или достаточно одного условия?

Вопрос этот не теоретический. Очевидно, что для выполнения первой части правообладатель должен направить соответствующую информацию акционерному обществу и его крупнейшим владельцам. А вот второе условие не связано ни с какими действиями владельца.

Обратим внимание и на следующее обстоятельство. В соответствии с комментируемым правилом суду предоставляется право оставить решение собрания в силе, если признание решения недействительным повлечет причинение несоразмерного ущерба кредиторам акционерного общества или иным третьим лицам.

Такое регулирование существенно отличается от действующих общих правил ст. 49 Закона об акционерных обществах, в соответствии с которыми "суд с учетом всех обстоятельств дела вправе оставить в силе обжалуемое решение, если голосование данного акционера не могло повлиять на результаты голосования, допущенные нарушения не являются существенными и решение не повлекло за собой причинение убытков данному акционеру". Очевидно, что для случаев устранения последствий истребования бездокументарных ценных бумаг акционерное законодательство должно быть скорректировано.

 

Статья 149.5. Последствия утраты учетных записей, удостоверяющих права на бездокументарные ценные бумаги

 

Комментарий к статье 149.5

 

1. Комментируемая статья является абсолютно новой. Дело в том, что законодательство не содержало правил о восстановлении бездокументарных ценных бумаг (записей, удостоверяющих права на такие бумаги). До настоящего времени действовали лишь нормы разд. 5 Положения о ведении реестра владельцев именных ценных бумаг, утвержденного Постановлением ФКЦБ РФ от 2 октября 1997 г. N 27, регулировавшие действия регистратора в случае утраты регистрационного журнала и данных лицевых счетов, зафиксированных на бумажных носителях и (или) с использованием электронных баз данных.

Как уже отмечалось, в этом случае регистратор обязан: а) уведомить об этом регулирующий орган в письменной форме в срок не позднее следующего дня с даты утраты; б) опубликовать сообщение в средствах массовой информации о необходимости предоставления зарегистрированными лицами документов в целях восстановления утраченных данных реестра; в) принять меры к восстановлению утраченных данных в реестре в 10-дневный срок с момента утраты.

Однако наличие таких положений совершенно никак не гарантировало восстановление записей конкретного лица, не было понятно и как действовать, если заявлено больше требований, чем размер уставного капитала, чем подтверждать свои права и пр. Поэтому появление непосредственно в Кодексе соответствующей нормы можно только приветствовать.

2. В соответствии с абз. 1 п. 1 комментируемой статьи установлены обязанности лица, осуществляющего учет прав при утрате учетных записей, удостоверяющих права на бездокументарные ценные бумаги.

Каких-то специальных санкций за неисполнение этих обязанностей Кодекс не предусматривает.

Исходя из субсидиарного применения к таким бумагам положений о документарных бумагах следует полагать, что будут действовать правила п. 5 ст. 148 ГК, в соответствии с которыми лицо, обязанное по бумаге, и лицо, осуществляющее по его поручению учет прав на ценные бумаги, несут солидарную ответственность за убытки, причиненные владельцам таких ценных бумаг в результате утраты учетных записей или нарушения порядка и сроков восстановления таких записей, если не докажут, что утрата или нарушение имели место вследствие непреодолимой силы.

3. Абзац 2 п. 1 комментируемой статьи предоставляет право заявить требование о восстановлении данных учета прав на бездокументарные ценные бумаги любому заинтересованному лицу. Следовательно, вне зависимости от того, заявит ли такое требование лицо, ведущее учет, это может быть сделано пострадавшим владельцем. Обращает на себя внимание некоторая разница в терминологии. Так, если в соответствии с предыдущим абзацем лицо, осуществляющее учет прав при утрате учетных записей, удостоверяющих права на бездокументарные ценные бумаги, обязано "обратиться в суд с заявлением о восстановлении данных учета прав", то любое заинтересованное лицо вправе "заявить требование о восстановлении данных учета прав на бездокументарные ценные бумаги". Представляется, что в данном случае речь идет об одном и том же действии, осуществляемом разными лицами.

4. Комментируемая статья определяет, что восстановление данных учета прав осуществляется в порядке, установленном процессуальным законодательством. Такого порядка в настоящее время нет, соответственно до его появления норма будет "мертвой".

При восстановлении данных учета прав на бездокументарные ценные бумаги указывается, что записи о правообладателях вносятся на основании решения суда.

Статья требует, чтобы информация о восстановлении данных учета прав на бездокументарные ценные бумаги была опубликована для всеобщего сведения в средствах массовой информации, в которых подлежат опубликованию сведения о банкротстве, на основании решения суда за счет лица, осуществлявшего этот учет на момент утраты учетных записей, удостоверявших права на бездокументарные ценные бумаги.

Слова "средства массовой информации, в которых подлежат опубликованию сведения о банкротстве", видимо, надо толковать с учетом положений действующего законодательства о несостоятельности (банкротстве). В действующем Законе о банкротстве есть ст. 28 ("Порядок опубликования сведений, предусмотренных настоящим Федеральным законом"). Пункт 1 этой статьи указывает, что сведения, подлежащие опубликованию в соответствии с указанным Федеральным законом, "включаются в Единый федеральный реестр сведений о банкротстве и опубликовываются в официальном издании, определенном регулирующим органом". В настоящее время на основании распоряжения Правительства РФ от 21 июля 2008 г. N 1049-р "Об официальном издании, осуществляющем опубликование сведений, предусмотренных Федеральным законом "О несостоятельности (банкротстве)" в качестве официального издания, осуществляющего опубликование сведений, предусмотренных Законом о банкротстве, определена газета "Коммерсантъ".

Однако в будущем подобный порядок может претерпеть изменения в связи с изменениями законодательства о государственной регистрации юридических лиц. В частности, в ст. 7.1 Федерального закона от 8 августа 2001 г. N 129-ФЗ "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей" (введена Федеральным законом от 18 июля 2011 г. N 228-ФЗ "О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в части пересмотра способов защиты прав кредиторов при уменьшении уставного капитала, изменения требований к хозяйственным обществам в случае несоответствия уставного капитала стоимости чистых активов") говорится о формировании Единого федерального реестра сведений о фактах деятельности юридических лиц, к числу которых также относятся и сведения о банкротстве.

5. Пункт 2 комментируемой статьи устанавливает для препятствия к созданию двойных прав на ценные бумаги, что записи об учете прав на бездокументарные ценные бумаги не имеют силы с момента, когда лицо, осуществляющее учет прав, утратило учетные записи, и до дня вступления в законную силу решения суда о восстановлении данных учета прав.

Содержание

Категория: Гражданское право | Добавил: x5443 (07.02.2015)
Просмотров: 1084 | Теги: бездокументарная, право, бумаги, ценные | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
...




Copyright MyCorp © 2016