Пятница, 09.12.2016, 02:53
Высшее образование
Приветствую Вас Гость | RSS
Поиск по сайту


Главная » Статьи » Экология

Глава 1. ИСТОРИЯ РАЗВИТИЯ ВЕЩНЫХ ПРАВ НА ЗЕМЛЮ И ДРУГИЕ ПРИРОДНЫЕ РЕСУРСЫ (часть 2-2)

Глава 1. ИСТОРИЯ РАЗВИТИЯ ВЕЩНЫХ ПРАВ НА ЗЕМЛЮ И ДРУГИЕ ПРИРОДНЫЕ РЕСУРСЫ

1.2. Вещные права на землю и другие природные ресурсы в российском праве

Предыдущая страница

К числу сервитутов, называемых нашим законом угодьями, относится право въезда в лес. Сущность этого права состоит в пользовании строевым и дровяным лесом из чужих дач. Право это бессрочно; оно ограничивается только домашними нуждами владельца имения в строевом и дровяном лесе. Поэтому лица, пользующиеся правом въезда, не могут торговать лесными материалами, в таковых лесах вырубленными, а также употреблять их для какого-либо промысла или производства.

Праву въезда подлежат как частные, так и казенные леса, где оно было прежде установлено и законно укреплено и впоследствии выделами или другими сделками не уничтожено. Возникает вопрос: возможно ли установить вновь право въезда по сделкам между частными лицами? Хотя закон и покровительствует прекращению этого сервитута и не дает указаний на способ их учреждения, вместе с тем нигде не пресекает прямо возможности его установления и не считает подобную сделку недействительностью. В законе содержится лишь запрещение учреждать право въезда в дачах, которые находятся уже под действием этого сервитута, и нет никакого основания давать этому постановлению распространительное толкование. Сенат толкует этот вопрос в обратном смысле: доказательством права въезда служат по закону писцовые книги и другие укрепления. Лицо заинтересованное, субъект сервитутного права, не могло быть лишено права просить об утверждении существующего ограничения права собственности крепостным порядком посредством отметки. Как право, присвоенное собственнику известного имения, оно только с последним переходит к другим лицам. Поэтому уступать право въезда постороннему лицу собственник имения, пользующийся этим правом, не мог.

Право въезда прекращается: a) вырубкой леса на том пространстве, на котором въезд был назначен. За отсутствием объекта прекращается и право, которое не распространяется на землю под лесом. Такое же действие, как вырубка, производит лесной пожар, если весь лес выгорел. Если вырубка леса прекращает право въезда, то она не освобождает собственника от ответственности перед субъектом сервитутного права за причиненный ему ущерб, так как закон запрещает вырубку въезжего леса; b) сервитут на частный лес прекращается также выделом лесного участка в собственность лицу, имеющему право въезда, следовательно, по сделке, так как указанная в лесном уставе мера имеет применение только к казенным лесам.

В интересах пчеловодства существует право на бортные ухожья, т.е. право ставить улья в чужом лесу или устраивать их в дуплах деревьев и добывать из них мед. С этим сервитутом соединено и право входа и въезда для ухода за пчелами и уборки меда. Сервитут этот устанавливается в пользу собственника определенного имения, лишенного лесных участков.

Право на бобровые гоны дает возможность бобрового промысла без полного истребления животных на данном пространстве. Конечно, этот сервитут в настоящее время не что иное, как воспоминание о прежних богатствах русской фауны.

Сервитут звериной, птичьей охоты или рыбной ловли устанавливается обыкновенно не в пользу известного лица или собственника известного земельного участка, а в пользу обывателей известного селения.

Примыкание плотины состоит в праве собственника одного берега примкнуть плотину своей мельницы к противоположному берегу, который принадлежит другому лицу. Такое право могло быть установлено только с согласия последнего, независимо от того, будет ли оно выражено в форме договора или завещания. Сервитут этот требует укрепления, в противном случае наследники или преемники по иному основанию не обязаны признавать плотины. Сам факт ее существования еще не свидетельствует о праве. Поддержание плотины в надлежащем виде на всем ее пространстве входит в обязанность субъекта сервитутного права, который ввиду этого должен пользоваться и правом входа на чужую землю.

Оконный сервитут предоставляет лицу, строящему дом на самой меже своего двора, выводить окна во владение своего соседа с согласия последнего, так как в противном случае сосед в силу своего права участия мог потребовать закрытия таких окон наглухо. Означенное согласие должно быть изъявлено в записи, совершенной крепостным порядком; отменено оно могло быть только таким же порядком. После совершения дозволительной записи ни сам владелец, допустивший вывод окон к себе во двор, ни его преемники не могут уже заслонить эти окна ни новым зданием, ни брандмауэром.

Особенно важным в бытовом отношении является личный сервитут (узуфрукт). Своеобразный общественный уклад средневековой Западной Европы, построенный на феодальных началах, привел к господству наследственного пользования чужой землей. Для высших классов наследственное пользовладение вылилось в форму бенефиций, обусловленных службой и нормированных ленным правом, для крестьян оно выразилось в виде вечнопотомственного пользования при условии оброка деньгами или натурой. Чем меньше казалось обеспечение твердости правового порядка, тем больше было оснований к укреплению такого права, потому что только надежда на сохранение в потомстве результатов труда, вложенного в землю, способна была преодолеть страх арендатора. Такие поземельные отношения с течением времени приобрели большую крепость, но вместе с тем крайне осложнили и запутали отношения между собственниками и пользовладельцами.

Французская революция, враждебная средневековым традициям и воодушевленная идеей свободной частной собственности, отнеслась отрицательно к старым поземельным отношениям. Наследственное пользование законом 1790 г. должно было превратиться путем выкупа в личную собственность. На будущее время запрещено было устанавливать вновь такие зависимые формы землевладения. В середине XIX столетия отрицательное отношение к наследственному пользовладению охватило и германские государства, несмотря на преклонение немцев перед римским правом, которое оставило такие развитые институты, как emphytheusis и superficies.

Однако в некоторых странах эта форма землевладения сохранилась, поскольку имеет крупное социальное значение, но подверглась заново законодательному нормированию. Таковы Голландия, Португалия, Испания.

В России независимо от поместной системы, при которой пользование государственной землей при условии службы приобретало постепенно наследственный характер, мы встречаем тягловые имущества, земли в уездах, дворы и лавки в городах, которые сдавались податному сословию в вечное потомственное пользование под условием платежа оброка. Псковская судная грамота знала этот институт под названием "кормли": а у которой жены муж помрет, без рукописания и останется отчина или живот, ино жене его кормится до своего живота. В московском праве следы права пользовладения теряются, по крайней мере Уложение 1649 г. ничего о нем не говорит.

При Петре I появляется посессионное владение фабриками и заводами. В XIX столетии значительное распространение приобретает сдача казенных земель в оброчное содержание. Расширение границ русской территории привело к столкновению русского права с такими формами землевладения, которые успели развиться в отторгнутых частях других государств, особенно с чиншевым владением. Ввиду такого исторического накопления материала существующие в российском законодательстве постановления о наследственном пользовании не отличаются ни систематичностью в изложении, ни выдержанностью положенных в их основу начал.

В Своде законов существовали лишь отрывочные указания на возможность предоставить благоприобретенное имущество в пожизненное владение. И только Закон от 27 февраля 1862 г. о пожизненном владении родовым имением, предоставленным одним супругом другому по духовному завещанию, несколько полнее обрисовал сущность пользовладения и возникающие из него отношения. Ввиду частного характера этих правил, естественно, возник вопрос о допустимости распространять их по аналогии на другие случаи пользовладения, например когда сервитут устанавливается не супругом в пользу другого супруга, не на родовое имение. Сначала Сенат отнесся отрицательно к применению аналогии, а потом совершенно правильно признал за этим законом более общее значение.

Пользовладение есть обусловленное сроком или продолжительностью жизни вещное право определенного лица пользоваться чужой вещью и извлекать плоды без изменения ее существа. Предметом пользовладения могут быть недвижимые и движимые вещи, торговые предприятия, денежный капитал, но не денежная сумма, авторские права. Пользовладение могло быть установлено в силу договора, завещания, закона. Каково бы ни было основание его права, пользовладелец не мог просить о вводе его во владение, который удостоверяет право собственности. Закон указывает на особый порядок вступления в пользование, когда объектом его является недвижимость. Имение, предоставленное кому-либо в пользование, утверждается за пользовладельцем лишь по составлении описи. Эта опись, которая должна содержать как передаваемое недвижимое имение, так и всю находящуюся в нем недвижимость, составляющую его принадлежность, совершается судебным приставом в присутствии наследников, к которым переходит право собственности на это имение, хотя отсутствие их, если только они были приглашены, не могло иметь решающего значения. От обязанности составления описи имения пользовладелец не мог быть освобожден тем актом, которым имение передается ему. Значение описи обнаруживается при окончании пользования и при передаче имения собственнику: описью определяется ответственность пользовладельца за сохранение недвижимости в том виде, в каком она к нему поступила. Как право, стесняющее право собственности и имеющее вещный характер, пользовладение должно быть отмечено в реестре крепостных дел, и с этой целью акт учреждения его должен быть представлен старшему нотариусу. Если пользовладение устанавливается в отношении капитала, внесенного в кредитное установление, то капитал этот на руки пользовладельцу не выдается, а он получает от кредитного установления только проценты по выданному от суда свидетельству.

Закон не указывает, возможно ли предоставление пользовладения юридическому лицу, например церкви, университету, однако не подлежит сомнению утвердительный ответ. Но предоставление пользовладения такому лицу способно возбудить сомнение в продолжительности такого права и в положении собственника. В нашем законодательстве не содержится ограничение сроком подобного пользования, как это принято в некоторых западных странах. Остается предположить ввиду этого обстоятельства, что предоставление подобных прав без указания срока встретит затруднение со стороны тех административных органов, на обязанности которых лежит утверждение таких распоряжений в пользу юридических лиц.

Не менее трудным, с точки зрения нашего законодательства, является вопрос о возможности предоставления пользовладения преемственно (по наследству) в пользу нескольких лиц, например в пользу определенного лица, а за его смертью - детям, а за их смертью - внукам. Принимая в соображение мотивы, которыми руководствовался законодатель, преграждавший возможность субституции, и учитывая, что законодательство не благоприятствует обременениям права собственности, следует, кажется, разрешить настоящий вопрос в том смысле, что пользовладение могло быть предоставлено только лицам, существующим уже в момент совершения сделки. Но нет препятствий к тому, чтобы назначить пожизненными владельцами несколько лиц из живущих уже в момент совершения учредительного акта, совместно или преемственно. Наша практика приходит к тому же выводу, основываясь на том, что законодатель противополагает срочному владению пожизненное как наибольшее по своей продолжительности.

Отношение управомоченного субъекта к вещи заключается в пользовании ею и в извлечении всех тех доходов, которые она могла давать без изменения своего существа. Отсюда следует, что объектом пользовладения могут быть только вещи непотребляемые, иначе пользовладельцу нельзя было бы осуществить своего права, не изменив существа вещи и не нарушив прав собственника на эту вещь. Поэтому деньги могут стать объектом пользовладения только при условии индивидуализирования обращением в процентные бумаги, помещением в кредитное установление. Объем права пользовладения определяется прежде всего актом, которым оно установлено. Но в случае умолчания акта по этому вопросу или существенных пробелов, или, наконец, пользовладения в силу закона необходимо признать, что пользовладелец не должен эксплуатировать имение с изменением его прежнего вида, пользоваться плодами в ущерб производительным силам вещи. Так, например, пользовладелец не вправе вырубить лес и превратить его в пашню. Леса, находящиеся в имении, пользовладелец обязан разделить по правилам лесного хозяйства на годовые лесосеки для вырубки, соразмерной с произрастанием деревьев вновь. Если же лес по своей незначительности и малоценности не допускает ведения правильного лесного хозяйства, то пользовладелец должен ограничиться употреблением лесных материалов единственно для отопления и поддержания жилых и других хозяйственных строений в имении. Пользовладелец обязан находящееся в его пользовании имение поддерживать и охранять от расстройства и упадка всеми зависящими от него мерами. Следовательно, он не вправе запускать эксплуатацию существующих в имении фабрик, заводов, лесопилок и т.п., если только прекращение их действия не вызывается экономическими условиями рынка.

Пользовладелец не вправе запускать хозяйство, а потому в его обязанности входит текущий ремонт, т.е. исправления, периодически вызываемые действием времени, которые приняты в каждом благоустроенном хозяйстве. Но на него нельзя возлагать обязанности производить капитальный ремонт, если только необходимость его не вызвана упущениями со стороны пользовладельца в своевременном производстве текущего ремонта. Поскольку в его пользование перешло определенное в хозяйственном отношении имение, то его право распространяется на все позднейшие приращения к имению, но без их присвоения. При правильном хозяйстве повинности и налоги относятся к издержкам производства и покрываются из доходов, а потому необходимо признать, что обязанность платить их лежит не на собственнике, а на пользовладельце.

Пользовладение предоставлялось определенному лицу. Поэтому право это не могло быть передано другому лицу путем возмездной или дарственной сделки с освобождением от ответственности самого пользовладельца. Странным поэтому представляется норма нашего законодательства, которая предоставляет пользовладельцу в завещании право заложить благоприобретенное имение, что легко могло привести к отчуждению имения и во всяком случае открывает возможность для пользовладельца лишить собственника его права на имение, хотя для залога и требуется разрешение Сената. Но если в акте пользовладельцу право залога не предоставлено, то оно и не могло быть за ним признано. Если он сам не имеет права передачи пользования, то и взыскание могло быть обращено не на само право пользования, а только на доходы с имения. Указанному началу не противоречит возможность для пользовладельца извлекать плоды не своей непосредственной деятельностью, а путем отдачи имения внаем, по частям или в целости. К общим правилам о договоре имущественного найма закон присоединяет постановление о том, чтобы арендная плата была уплачиваема ежегодно и лишь по истечении года. Это положение имеет в виду предупреждение обесценения имения посредством взимания единовременно арендной суммы за много лет вперед, тем более что закон признает обязательность таких арендных договоров для собственника, к которому имение перейдет по смерти пользовладельца. Поскольку всякий арендатор мог опасаться неожиданного прекращения договора со смертью пользовладельца, и могли бы возникнуть затруднения к заключению арендных договоров, то закон дает некоторые обеспечения подобным сделкам. Если арендный договор был заключен пользовладельцем с согласия собственника, то он сохраняет свою силу, несмотря на смерть пользовладельца, до истечения условленного срока. Если арендный договор был заключен пользовладельцем без согласия собственника, то он сохраняет свою силу по смерти пользовладельца в продолжение трех лет, считая с того дня, в который окончился последний истекший при существовании пользовладения арендный год, если только условленный срок не истечет сам собою ранее окончания этого трехлетия.

Пользовладение, установленное на известное имение, не исключает возможности обратить взыскание на него, если основанием к тому являются долги прежнего собственника, т.е. лица, учредившего пользовладение. Если долги были обеспечены этой недвижимостью, то они удовлетворяются исключительно из этого имения. Все прочие долги распределяются между пользовладельцем и наследниками прежнего собственника. Распределение ответственности по закону должно быть соразмерное. Однако неясно, по соразмерности с чем? Распределение могло быть произведено пропорционально ценности всех прав, доставшихся по наследованию собственнику имения и пользовладельцу, но также и пропорционально ценности права пользовладельца и права собственника на само имение. В случае обращения взыскания на имение, состоящее в пользовладении, при жизни пользовладельца оценивать право дохода с имения за последние 10 лет, а в случае взыскания, обращаемого на имение после смерти пользовладельца, - по общей сумме всего дохода, полученного за время пользования. Конечно, это довольно произвольный выход, но найти другой действительно трудно. Если долг не погашался доходами, то имение могло быть продано. Если вырученная от продажи имения сумма будет меньше суммы долга или равна ей, то право пользовладельца прекращается за отсутствием объекта. Если же эта сумма превысит сумму долга, то за пользовладельцем сохраняется право на получение процентов с этого капитала, вносимого в кредитное установление и составляющего собственность наследников. Для пользовладельца обязательны также все арендные договоры, заключенные прежним собственником. Если участок, на который установлено пользовладение, подвергается экспроприации, то вознаграждение вносится в местное казначейство процентными бумагами, доход с которых поступает пользовладельцу, а по смерти его или по истечении срока, на который установлено было пользовладение, капитал переходит к собственнику.

На капиталы, переходящие в пользовладение родителей после беспотомственной смерти их детей, обращается предварительное взыскание со стороны кредиторов наследодателя.

Право настоящего собственника имения, которое состоит в пользовладении, заключается только в возможности передачи права собственности другому лицу путем продажи, дарения. Но это обстоятельство не имеет никакого влияния на права пользовладельца. Кредиторам собственника принадлежит также право отчуждения его имения, но продажа с торгов не могла нарушить вещных прав пользовладельца, а на доходы с имения не имеет права сам собственник, следовательно, и его кредиторы не могут обратить на них свое взыскание. Наше законодательство не дает собственнику права требовать ни прекращения пользовладения, ни обеспечения ввиду эксплуатации имения в ущерб его существу или вопреки учредительному акту, хотя по справедливости такое право и следовало бы признать за ним. Пользовладелец мог разорить имение, и если он умрет без наследников и без имущества, то собственнику неоткуда будет искать удовлетворения, поэтому западное законодательство предоставляет собственнику право потребовать обеспечение от пользовладельца, если действия последнего грозят существенным ущербом для собственника. Но с точки зрения русского права собственник не мог просить суд о прекращении пользования до срока или до смерти пользовладельца. По окончании пользовладения имение переходит к собственнику, а вместе с тем ему принадлежит право взыскать с пользовладельца или его наследников вознаграждение за вред, причиненный имению. С наступлением факта, прекращающего пользовладение, плоды переходят к собственнику. Поэтому пользовладелец не мог продать плоды, еще не снятые в момент окончания его права. Сделка о запродаже урожая не могла иметь силы для собственника, вступившего в свои права, но она сохраняет свое значение для наследников пользовладельца.

Пользовладение могло прекратиться по следующим причинам: a) если оно было пожизненным, то смерть субъекта прекращает и право. Лишение всех прав состояния также прекращает пользовладение и не переносит это право на наследников пользовладельца, которые могли бы осуществить его до естественной смерти прежнего субъекта. Едва ли можно отстаивать переход пользовладения, даже пожизненного, к наследникам лишенного всех прав состояния на время его жизни; если допускается временное осуществление этого права посторонними лицами, которым пользовладелец уступил по договору, то не следует упускать из виду, что это составляет лишь форму осуществления пользования со стороны самого пользовладельца, а настоящий случай составил бы осуществление помимо или даже против его воли; b) при установлении пользовладения на срок, истечение срока прекращает право; c) пользовладение должно считать прекратившимся вместе с совершенною гибелью вещи, пользование которою составляло предмет права, например в случае пожара, уничтожившего дом, бури, потопившей пароход. Однако если вещь была застрахована, то страховая сумма должна составить капитал, проценты с которого идут пользовладельцу. Сенат полагает даже, что страховое вознаграждение должно быть выдано лично пользовладельцу для восстановления сгоревшей вещи, но это едва ли правильно, так как нет гарантии, что он действительно употребит полученные деньги по этому назначению; d) пользовладение прекращается вследствие отречения пользовладельца, для которого его осуществление является правом, а не обязанностью. Сенат придерживается того взгляда, что отречение не требует крепостной формы и могло быть выражено в акте, совершенном домашним порядком; e) такое же прекращающее действие имеет слияние в одном лице прав собственника и пользовладельца, например когда пользовладелец является единственным наследником после умершего собственника или когда пользовладелец по договору уступил свое право собственнику; f) вызывает сомнения вопрос о том, прекращается ли пользовладение вследствие того, что его субъект не осуществляет своего права более 10 лет. Нет основания делать для пользовладения исключение из общего правила о действии исковой давности.

Казенными оброчными статьями называются казенные недвижимости, отдаваемые в оброчное содержание с публичных торгов или без торгов. Если казенная оброчная статья отдана в содержание под условием платежа в казну неизменного оброка без определения времени, когда торги на нее должны быть назначены вновь, то такое содержание называется бессрочным или переоброчным и оно могло быть установлено "навсегда", но не иначе как с Высочайшего каждый раз утверждения. Содержатель, не уплативший своевременно оброка, подвергался платежу пени, а затем мог быть лишен и самого права; тогда оброчная статья у него отбирается, предоставленное при заключении контракта обеспечение обращается в казну, и сверх того взыскивается в виде неустойки сумма, равная годовому оброку. Следовательно, наследственное пользовладение продолжается до тех пор, пока содержатель оброчной статьи не нарушает своих обязательств по платежу оброка, а также по хозяйственному отношению к земле и воздвигнутым на ней строениям.

В потомственное пользование под условием платежа оброка могут быть отдаваемы земли и леса частным лицам под разные хозяйственные заведения, например: под фруктовые и виноградные сады, тутовые рощи, рассадники разных лесных деревьев, огороды для мануфактурных и торговых растений, мельницы, фабрики, заводы и т.п.

Посессионное право. Под таковым понимается право наследственного пользовладения казенной землей в целях эксплуатации горного завода частным лицом. Горный промысел или горный завод мог быть передан казной частному лицу или быть устроен самим частным лицом. Горнозаводчик пользуется не только землей, на которой или в которой находится завод, но также недрами земли для добывания материала заводского и лесным топливом. В прежнее время пользование распространялось и на личный труд крепостных людей.

Наследственность и отчуждаемость права, а также влияние посессионеров "смутили" нашу судебную и административную практику в определении юридической природы посессионного права. Одно время Сенат держался того взгляда, что "посессионное право есть право частной собственности, но неполное, ограниченное условиями, вытекающими из назначения их (заводов) горнозаводской деятельности". Но позднее Сенат изменил свой взгляд: "Право собственности на землю и леса, приписанные к посессионному заводу, принадлежит казне, владелец же посессионного завода имеет лишь право пользования и владения оными, отдельного от права собственности, но не сходного с арендным пользованием; посессионное право представляет собою совершенно самостоятельный и отличный от арендного права род владения, заключающийся в том, что казна, сохраняя за собой право собственности на землю и леса, предоставляет их в пользование и распоряжение частных лиц под условием лишь употребления оных для определенных целей, а именно для действия горных заводов".

В самом деле, закон указывает, что частные горные промыслы и заводы состоят в частном владении или на праве посессионном, или на праве владельческой собственности, и этим ясно подчеркивает отличие права посессионного от права собственности. Закон прямо называет земли посессионных заводов казенными землями, состоящими в бессрочном пользовании. По закону всякий имеет право в землях, отведенных от казны посессионному заводу, искать руды другого металла, кроме того, который выплавляется или выделывается на заводе, а это противоречит основному положению нашего законодательства, которое до последнего времени признавало право на недра исключительно за собственником.

Пользовладение посессионера связывается с повышенным обложением его промыслов по сравнению с собственниками частновладельческих заводов и срочными арендаторами казенных горных земель: с золотых и платиновых приисков, находящихся на землях посессионных заводов, установлен особый сбор, общая сумма которого назначается ежегодно в законодательном порядке; горная подать с меди и чугуна установлена исключительно на выплавляемое на посессионных заводах. Посессионное пользовладение обусловливается действием горного завода, а потому с прекращением промысла земля и леса, отведенные под завод, должны возвратиться к казне как к собственнику.

На всем пространстве Западной России, а также в Новороссийском крае весьма распространено отношение, издавна установившееся в этих местах и известное под именем чиншевого права <1>. Под таковым понимается вещное право наследственного пользования чужой землей под условием взноса платы в определенном раз и навсегда размере. Объектом чиншевого права является как сельская, так и городская недвижимость. Оно существенно отличается от арендного пользования тем, что, во-первых, бессрочно и, во-вторых, имеет вещный характер.

--------------------------------

<1> Шершеневич Г.Ф. Указ. соч.


Чиншевое пользование землей в губерниях, принадлежавших к составу Царства Польского до присоединения их к России, сложилось исторически. Само название института представляет собой исковерканное латинское слово census (census, Zins, чинш). Крупная поземельная собственность сосредоточилась в руках немногих фамилий, принадлежавших к высшему классу. Это обстоятельство вызвало, как и всегда, потребность в рабочей силе. Привлечение рабочих возможно было только на условии представления им в наследственное пользование участков земли, потому что такой способ эксплуатации земли представлял обоюдные выгоды. Чиншевику обеспечивалась постоянная оседлость, возбуждался интерес к лучшей обработке земли, к созданию сельскохозяйственных строений, так как он знал, что все его достояние перейдет не к чужому человеку, а к собственным детям. Для собственника выгода состояла в том, что земля не истощалась, как это бывает при временном арендном пользовании, а, напротив, удобрялась, лес сберегался, строения не разрушались, а поддерживались. Чиншевые отношения складывались в Западном крае с XIV столетия, когда Польша и Литва были еще разделены. Продолжаясь в течение нескольких веков, чиншевое пользование особенно окрепло в конце XVIII столетия, когда установилась защита от хищнических набегов крымских татар и открылись новые места для заселения. С движением поселенцев в Новороссийский край для землевладельцев возникла опасность остаться без рабочих рук. Поэтому они готовы были согласиться на какие угодно условия, лишь бы сохранить на своей земле чиншевиков. Низкий чинш и прочность права послужили задержанию населения.

Присоединяя к России часть Царства Польского в конце XVIII столетия, российское правительство обеспечило жителям этих мест неприкосновенность их имущественных прав, сложившихся под силою местных законов и обычаев. Хотя Указом 25 июля 1840 г. действие общих законов Империи было распространено и на западные губернии, но по общему правилу, подтвержденному в указе, права, приобретенные на прежних законах, должны были сохранить свою силу и на будущее время. Следовательно, чиншевые отношения, сложившиеся до 1840 г., не возбуждали никаких сомнений. Вопрос был поставлен относительно возможности установления вновь подобных отношений, не встречают ли они препятствия в общем российском законодательстве. Положение 9 июня 1886 г. о поземельном устройстве сельских вечных чиншевиков в губерниях западных и белорусских признало, что до 1876 г. чиншевое пользование могло возникать. Цель этого закона состояла в прекращении чиншевых отношений как сопутствующих и обесценивающих поземельную собственность. Но вместе с тем он содержит в себе крупную юридическую ошибку: признав силу за чиншевыми отношениями, установившимися до 1876 г., закон отвергает возможность их установления с 1876 г. без всяких причин, при совершенном равенстве условий.

 

Категория: Экология | Добавил: x5443x (12.06.2013)
Просмотров: 980 | Теги: ВЕЩНЫХ, землю, Российском, История, прав, природные, Сервитут, развития, праве, ресурсы | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
...




Copyright MyCorp © 2016