Понедельник, 25.09.2017, 02:01
Высшее образование
Приветствую Вас Гость | RSS
Поиск по сайту



Главная » Статьи » Правоохранительная деятельность

§ 2. Преступления, посягающие на состояние защищенности личности, общества и государства от угроз общеопасного характера. Часть 3.

§ 2. Преступления, посягающие на состояние защищенности личности, общества и государства от угроз общеопасного характера

Предыдущая страница

Под нападением понимаются действия, направленные на достижение преступного результата путем применения насилия над потерпевшим либо создание реальной угрозы его немедленного применения. Причем нападение налицо и тогда, когда имевшееся у членов банды оружие не применялось (п. 6 Постановления).

Статья 209 УК РФ состоит из трех частей. Если ч. ч. 1 и 2 предусматривают основные составы бандитизма, то ч. 3 - один его квалифицированный вид: совершение преступления с использованием своего служебного положения, который относится к обеим частям ст. 209 УК РФ. Для квалификации содеянного не обязательно, чтобы виновный был должностным лицом. Как отмечается в п. 11 Постановления, под совершением бандитизма с использованием своего служебного положения следует понимать использование лицом своих властных или иных служебных полномочий, форменной одежды или атрибутики, служебных удостоверений или оружия, а равно сведений, которыми оно располагает в связи со своим служебным положением, при подготовке или совершении бандой нападения либо при финансировании ее преступной деятельности, вооружении, материальном оснащении, подборе новых членов банды и т.п.

Субъектом бандитизма, предусмотренного ст. 209, является физическое вменяемое лицо, достигшее 16-летнего возраста. Лицо в возрасте от 14 до 16 лет, принимавшее участие в нападениях банды, может нести ответственность только за те преступления, за которые она установлена с 14-летнего возраста (убийство, грабеж, разбой и др.). В ч. 3 ст. 209 предусмотрен специальный субъект - лицо, использующее свое служебное положение.

С субъективной стороны бандитизм характеризуется умышленной виной в виде прямого умысла. Он обычно совершается из корыстных побуждений, однако мотивы не влияют на квалификацию преступления. Обязательным субъективным признаком бандитизма является специальная цель: банда создается в целях нападения на граждан и организации.

Статья 209 не предусматривает ответственность за совершаемые бандой преступления, в связи с чем в этих случаях следует руководствоваться положениями ст. 17 УК РФ, т.е. квалифицировать действия виновных по совокупности преступлений (ст. 209 и соответствующим статьям Особенной части УК РФ). В определении Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ по делу Н. указано, что состав бандитизма образует уже сама организация вооруженной банды с целью нападения на граждан и организации <1>.

--------------------------------

<1> Бюллетень Верховного Суда РСФСР. 1962. N 4. С. 7 - 8.

 

Бандитизм следует отграничивать от других сходных преступлений, в частности от разбоя, совершенного организованной группой с применением оружия. Бандитизм характеризуется признаком устойчивости вооруженной группы и наличием специальной цели нападения на граждан или организации. При этом банда ставит цель совершить неопределенное число таких нападений. А разбой совершается обычно однократно, после чего группа распадается. От создания незаконного вооруженного формирования бандитизм отличается по цели создания. По цели, а также признакам вооруженности и степени соорганизованности бандитизм отличается от организации преступного сообщества (преступной организации). Иные цели, нежели при бандитизме, преследуют виновные при посягательстве на жизнь государственного или общественного деятеля, диверсии и вооруженном мятеже.

Организация преступного сообщества (преступной организации) (ст. 210 УК РФ). Ответственность за создание, руководство и участие в преступном сообществе (преступной организации) впервые предусмотрена в УК РФ (ст. 210), поскольку организованная преступность в виде криминальной активности преступных группировок, организаций и сообществ стала в России реальностью в 80 - 90-е годы прошлого столетия. В настоящее время организованные преступные структуры проникли в наиболее доходные сферы экономики, финансов, услуг, "коридоры" власти и правительственные кабинеты. Организованная преступность фактически открыла невидимый фронт противостояния обществу и государству. Повышенная общественная опасность организованной преступности заключается в сращивании криминальных группировок с коррумпированными элементами из органов государственной власти, органов местного самоуправления и хозяйственными функционерами, а также в огромных масштабах преступной деятельности, угрожающей национальной безопасности России, подрывающей экономику и социальную политику государства <1>.

--------------------------------

<1> См.: Галимов И.Г., Сундуров Ф.Р. Организованная преступность: тенденции, проблемы, решения. Казань, 1998. С. 5 и след.

 

Непосредственным объектом данного преступления выступает состояние защищенности жизненно важных интересов личности, общества и государства от угроз общеопасного свойства, т.е. связанных с наличием и функционированием преступных сообществ (преступных организаций).

Объективная сторона преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 210 УК РФ, выражается в: 1) создании преступного сообщества (преступной организации) для совершения одного или нескольких тяжких и особо тяжких преступлений; 2) руководстве этим сообществом (организацией); 3) руководстве отдельными его структурными подразделениями; 4) координации преступных действий, создании устойчивых связей между различными самостоятельно действующими организованными группами и создании условий для совершения преступлений такими группами или разделе сфер преступного влияния и преступных доходов между ними, совершенных лицом с использованием своего влияния на участников организованных групп; 5) участии в собрании организаторов, руководителей (лидеров) или иных представителей организованных групп в целях совершения одного или более тяжких либо особо тяжких преступлений. А объективная сторона преступления, предусмотренного в ч. 2 ст. 210 УК РФ, состоит из: 1) участия в преступном сообществе (преступной организации) и 2) участия в объединении организаторов, руководителей или иных представителей организованных групп.

Федеральным законом от 3 ноября 2009 г. N 245-ФЗ, наряду с изменением редакции ст. 210 УК РФ, дано новое определение преступного сообщества (преступной организации). В новой редакции ч. 4 ст. 35 УК РФ предусмотрено: "Преступление признается совершенным преступным сообществом (преступной организацией), если оно совершено структурированной организованной группой или объединением организованных групп, действующих под единым руководством, члены которых объединены в целях совершения одного или нескольких тяжких или особо тяжких преступлений для получения прямо или косвенно финансовой или иной материальной выгоды".

Преступное сообщество может иметь две разновидности: оно выступает либо в виде самостоятельной структурированной организованной группы, либо в качестве объединения организованных групп, действующих под единым руководством. Под структурным подразделением исходя из территориальной или функциональной его обособленности следует понимать входящую в преступное сообщество (преступную организацию) группу из двух или более лиц (включая руководителя этой группы), которая в рамках и в соответствии с целями преступного сообщества осуществляет определенные виды ее преступной деятельности. Такие структурные подразделения, объединенные для решения общих задач преступного сообщества (преступной организации), могут совершать как отдельные преступные деяния (убийство, взяточничество, подделка документов и т.п.), так и выполнять иные задачи, направленные на обеспечение функционирования преступного сообщества, как указано в п. 8 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 10 июня 2008 г. N 8 "О судебной практике рассмотрения уголовных дел об организации преступного сообщества (преступной организации)" <1>.

--------------------------------

<1> Бюллетень Верховного Суда РФ. 2008. N 7.

 

В п. 9 указанного Постановления разъясняется, что под объединением организаторов, руководителей или иных представителей организованных групп (ч. 1 ст. 210 УК РФ) следует понимать группу, созданную в целях координации преступных действий различных самостоятельно действующих организованных групп, разработки совместных планов для совершения тяжких и (или) особо тяжких преступлений, распределения сфер преступной деятельности между группировками, создания устойчивых связей с руководителями или иными представителями других организованных преступных групп и т.п. В состав такого объединения могут входить организаторы, руководители и иные представители организованных групп, в том числе лица, отвечающие за хранение и распределение финансовых средств, добытых преступным путем, а также другие лица, уполномоченные на это руководителями организованных групп.

Признаками преступного сообщества (преступной организации) являются его структурированность и цель совершения одного или нескольких тяжких или особо тяжких преступлений для получения финансовой или иной материальной выгоды.

В Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 10 июня 2008 г. N 8 указывается, что для данной формы организованной преступности характерно сочетание в различной совокупности таких признаков, как наличие организационно-управленческих структур, общей материально-финансовой базы, образованной в том числе из взносов от преступной и иной деятельности, иерархии, дисциплины, установленных ими правил взаимоотношения и повиновения участников преступного сообщества. Она может также характеризоваться особой структурой сообщества (например, руководитель, совет руководителей, исполнители отдельных заданий), наличием руководящего состава, распределением функций между его участниками (п. 3).

Как нам представляется, структурированность организованной группы свидетельствует и о ее сплоченности, которая указывалась в прежней редакции ч. 4 ст. 35 УК РФ.

Создание преступного сообщества (преступной организации) означает деятельность организатора (организаторов) по подбору или вербовке участников, определению его численного состава и организационных структур, правил поддержания связи и внутренней дисциплины, приобретению и распространению между участниками сообщества орудий и средств совершения преступлений, разделу сфер и территорий преступной деятельности.

В соответствии с п. 4 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 10 июня 2008 г. N 8 ответственность за создание преступного сообщества (преступной организации) для совершения одного или нескольких тяжких или особо тяжких преступлений (ч. 1 ст. 210 УК РФ) наступает с момента фактического образования этого сообщества, т.е. создания условий, свидетельствующих о его готовности реализовать свои преступные намерения независимо от того, совершили его участники планировавшиеся преступления или нет. О такой готовности могут свидетельствовать, например, приобретение и распространение между участниками сообщества орудий и средств совершения преступлений, договоренность о разделе сфер и территорий преступной деятельности и др.

В тех же случаях, когда действия по созданию преступного сообщества не привели к его образованию по обстоятельствам, не зависящим от виновных, они подлежат квалификации как покушение на создание преступного сообщества (преступной организации) либо объединения организаторов, руководителей или иных представителей организованных групп.

Под руководством преступным сообществом (преступной организацией) следует понимать осуществление организационных и управленческих функций в отношении преступного сообщества и его структурных подразделений как при совершении конкретных преступлений, так и в целом при обеспечении функционирования преступного сообщества. Такое руководство может выражаться, например, в формировании целей, разработке общих планов деятельности преступного сообщества, в подготовке к совершению конкретных тяжких и (или) особо тяжких преступлений, а также в иных организационно-распорядительных действиях, направленных на достижение целей, поставленных перед преступным сообществом и входящими в его структуру подразделениями при их создании (например, распределение ролей между членами сообщества, организация материально-технического обеспечения, принятие мер безопасности, конспирации, распределение средств, полученных от преступной деятельности).

Лицо, создавшее организованную группу или преступное сообщество (преступную организацию) либо руководившее ими, подлежит уголовной ответственности за их организацию и руководство ими в случаях, предусмотренных ст. ст. 208, 209, 210 и 282.1 УК РФ, а также за все совершенные такими формированиями преступления, если они охватывались его умыслом.

Если участником преступного сообщества тяжкое или особо тяжкое преступление не было доведено до конца по независящим от руководителя сообщества обстоятельствам, его действия в зависимости от конкретных обстоятельств дела подлежат квалификации как приготовление к совершению конкретного тяжкого или особо тяжкого преступления или как покушение на его совершение (по ч. ч. 1 или 3 ст. 30 УК РФ и соответствующей статье Особенной части УК РФ), а также с учетом положений ст. 17 УК РФ по совокупности преступлений: по ч. 1 ст. 210 УК РФ - действия руководителя преступного сообщества и входящего в него структурного подразделения и по ч. 2 ст. 210 УК РФ - действия иных его участников (п. 7 Постановления).

Согласно п. 10 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 10 июня 2008 г. N 8 под участием в преступном сообществе (преступной организации) либо в объединении организаторов, руководителей или иных представителей организованных групп (ч. 2 ст. 210 УК РФ) следует понимать принятие на себя обязательств по выполнению поставленных перед преступным сообществом задач по совершению тяжких или особо тяжких преступлений, а также непосредственное участие в решении указанных задач либо выполнение функциональных обязанностей по обеспечению деятельности такого сообщества (финансирование, поддержание организационного единства преступной организации, снабжение информацией, ведение документации и т.п.).

Ответственность за участие в преступном сообществе (преступной организации) либо в объединении организаторов, руководителей или иных представителей организованных групп наступает с момента вступления лица в члены сообщества либо объединения, принятия на себя определенных обязательств и функциональных обязанностей (подыскание жертв преступлений, установление контактов с должностными лицами государственных органов, разработка планов и создание условий совершения преступлений и т.п.) либо с момента фактического участия в собрании организаторов, руководителей или иных представителей организованных групп в тех же целях.

При совершении участниками указанного сообщества или объединения тяжкого или особо тяжкого преступления их действия подлежат квалификации по совокупности преступлений, предусмотренных ч. 2 ст. 210 УК РФ и соответствующей статье Особенной части УК РФ с учетом квалифицирующего признака "организованная группа" (например, по п. "а" ч. 4 ст. 162 УК РФ как разбой, совершенный организованной группой). Если состав преступления не предусматривает его совершение организованной группой, действия лица подлежат квалификации как совершенные группой лиц по предварительному сговору, а при отсутствии данного квалифицирующего признака - как группой лиц, а также по ч. 2 ст. 210 УК РФ.

Кроме того, действия участника преступного сообщества, не являющегося исполнителем конкретного преступления, но в соответствии с распределением ролей в составе этого сообщества выполняющего функции организатора, подстрекателя либо пособника, подлежат квалификации по соответствующей статье Особенной части УК РФ независимо от его фактической роли в совершенном преступлении без ссылки на ч. ч. 3, 4 и 5 ст. 33 УК РФ, а также по ч. 2 ст. 210 УК РФ (п. 10 Постановления).

Образует состав преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 210 УК РФ, также координация преступных действий, т.е. согласование деятельности, создание устойчивых связей организованных групп, создание условий для совершения преступлений, а также раздел сфер влияния и преступных доходов между ними, совершенных лицом с использованием своего влияния на участников организованных групп. Речь в данном случае идет об "авторитетах" в криминальном мире, формально не состоящих в преступном сообществе (преступной организации).

Другим альтернативным действием, образующим объективную сторону рассматриваемого преступления, является участие в собрании организаторов, руководителей (лидеров) или иных представителей организованных групп в целях совершения хотя бы одного из тяжких или особо тяжких преступлений в расчете на получение финансовой или иной материальной выгоды. Сам факт такого участия уже образует состав оконченного преступления (ч. 1 ст. 210 УК РФ).

Данная новелла в законодательстве обусловлена необходимостью более решительного противодействия так называемым "ворам в законе", которые чуть ли не открыто проводят свои сборища (сходки) для обсуждения своей криминальной деятельности.

В соответствии с примечанием к ст. 210 УК РФ лицо, добровольно прекратившее участие в преступном сообществе (преступной организации) или входящем в него (нее) структурном подразделении либо собрании организаторов, руководителей (лидеров) или иных представителей организованных групп и активно способствовавшее раскрытию или пресечению этих преступлений, освобождается от уголовной ответственности, если в его действиях не содержится иного состава преступления.

Рассматриваемое преступление признается оконченным для организатора преступного сообщества (преступной организации) с момента его образования, т.е. возникновения готовности реализовать его преступные намерения; для руководителя - с момента выполнения им хотя бы одной организационной или управленческой функции или с момента участия в координации преступных действий, или же участия в собрании организаторов, руководителей и др. организованных групп, для участника - с момента вступления лица в члены этого преступного сообщества или объединения, т.е. принятия на себя определенных обязательств или функциональных обязанностей.

Субъектом преступления, предусмотренного ч. ч. 1 и 2 ст. 210 УК РФ, может быть любое вменяемое физическое лицо, достигшее 16-летнего возраста.

Субъективная сторона данного состава характеризуется умышленной формой вины в виде прямого умысла. Целью создания, руководства и участия в преступном сообществе (преступной организации) является совершение одного или нескольких тяжких или особо тяжких преступлений в расчете на материальную выгоду. Мотивы виновных в данном преступлении имеют корыстный характер. Они должны учитываться при индивидуализации наказания при его назначении.

Квалифицирующим признаком деяний, предусмотренных ч. ч. 1 и 2 ст. 210 УК РФ, является совершение их лицом с использованием своего служебного положения (ч. 3 ст. 210 УК РФ). Он означает, что виновный при создании, руководстве преступным сообществом или участии в нем использует имеющиеся у него властные или иные служебные полномочия, которыми он располагает в связи с занимаемым служебным положением в органах государственной власти или местного самоуправления, а также в государственных предприятиях, организациях или учреждениях.

А квалифицирующим признаком деяния, предусмотренного ч. 1 ст. 210 УК РФ, признается его совершение лицом, занимающим высшее положение в преступной иерархии, например авторитетным "вором в законе" или признанным в криминальном мире города, области или России лидером.

Действия, предусмотренные ч. ч. 1, 3 и 4 ст. 210 УК РФ, относятся к категории особо тяжких преступлений, а предусмотренные ч. 2 этой же статьи - к категории тяжких преступлений.

Угон судна воздушного или водного транспорта либо железнодорожного подвижного состава (ст. 211 УК РФ). Общественная опасность угона, предусмотренного в ст. 211, определяется нарушением установленного порядка пользования воздушным и водным транспортом, наземной транспортной инфраструктурой, что создает реальную угрозу причинения вреда жизни и здоровью людей, окружающей среде, значительного имущественного ущерба и др. Нередко угон и захват, например, самолета и других транспортных средств используются преступниками в качестве средства достижения других целей - для захвата заложников, хищения имеющегося на судне оружия, незаконного перехода (перелета) государственной границы, решения тех или иных политических, этнических проблем и др.

Непосредственным объектом рассматриваемого преступления является состояние защищенности жизненно важных интересов личности, общества и государства от угроз, связанных с угоном судна воздушного или водного транспорта либо железнодорожного подвижного состава. Дополнительным объектом могут быть жизнь и здоровье людей, имущественные интересы граждан, государственных и иных организаций.

Предметом этого преступления являются: судно воздушного транспорта, судно водного транспорта и железнодорожный подвижной состав.

К воздушному транспорту относятся летательные аппараты, поддерживаемые в атмосфере за счет взаимодействия с воздухом, отличного от взаимодействия с воздухом, отраженным от поверхности земли или воды (самолеты, вертолеты, планеры, дирижабли и т.п.).

Судно водного транспорта - это самоходное или несамоходное плавучее средство, используемое для перевозок по воде или под водой грузов, пассажиров, багажа, либо специального назначения - для буксировки судов, разведки и добычи полезных ископаемых, лоцманской и ледокольной проводки, спасательных операций и т.д. (ст. 3 КВВТ РФ). К судам водного транспорта также относятся маломерные суда, под которыми понимаются самоходные судна валовой вместимостью менее 80 регистровых тонн с главным двигателем мощностью менее 55 киловатт (75 л.с.) или с подвесными моторами независимо от мощности, парусное несамоходное судно валовой вместимостью менее 80 регистровых тонн, а также иное несамоходное судно (гребная лодка грузоподъемностью 100 кг и более, байдарка грузоподъемностью 150 кг и более и надувное судно грузоподъемностью 225 кг и более).

К железнодорожному подвижному составу относятся: локомотивы, грузовые вагоны, пассажирские вагоны локомотивной тяги и мотор-вагонный подвижной состав, а также иной предназначенный для осуществления перевозок и функционирования инфраструктуры железнодорожный подвижной состав <1>. К железнодорожному подвижному составу относятся железнодорожные краны, дрезины и т.п. Сюда же относятся составы метрополитена. В то же время трамваи не охватываются понятием железнодорожного подвижного состава.

--------------------------------

<1> См.: ст. 2 Федерального закона от 10 января 2003 г. "О железнодорожном транспорте в Российской Федерации" (Собрание законодательства РФ. 2003. N 2. Ст. 169).

 

Для квалификации действий не имеют значения правовой статус и предназначение транспортного средства (государственное или частное, пассажирское или грузовое и др.).

Объективная сторона преступления выражается в насильственном завладении, захвате и последующем перемещении судна воздушного или водного транспорта либо железнодорожного подвижного состава. Захват и угон возможны как на месте стоянки транспортного средства (аэродром, пристань, железнодорожная станция и др.), так и при его движении. Захват признается оконченным с момента установления контроля над транспортным средством со стороны виновного либо его экипажем, а угон - с момента его приведения в движение либо - если судно было захвачено в процессе его движения - с момента, когда угонщик получает возможность контролировать транспортное средство или управлять им. Захват транспортного средства без цели угона не образует преступления, предусмотренного ст. 211 УК РФ, например, для использования экипажа, пассажиров в качестве заложников.

Субъект преступления - физическое вменяемое лицо, достигшее 16-летнего возраста. Участником угона может быть как член экипажа, так и любое другое лицо.

Субъективная сторона выражается в умышленной форме вины в виде прямого умысла и специальной цели угона. Если угон или захват судна водного транспорта совершены с целью завладения находящимся на нем имуществом, то содеянное надлежит квалифицировать по совокупности преступлений (ст. ст. 211 и 227 УК РФ). Также по совокупности следует квалифицировать и угон транспортного средства, совершенный в целях государственной измены (ст. ст. 211 и 275 УК РФ).

Квалифицирующими признаками, предусмотренными ч. 2 ст. 211, являются: 1) совершение угона транспортного средства группой лиц по предварительному сговору; 2) с применением насилия, опасного для жизни или здоровья либо с угрозой применения такого насилия; 3) с применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия. Содержание этих признаков было раскрыто применительно к составам преступлений, предусмотренным ст. ст. 126, 162 УК РФ.

Насилие может рассматриваться в качестве признака данного преступления, если оно было средством угона транспортного средства. А угроза может адресоваться не только экипажу, но и пассажирам, а также иным лицам. В качестве угрозы должны рассматриваться и заявления угонщиков о наличии на транспортном средстве взрывного устройства независимо от того, имелось ли реально такое устройство. Встречающиеся случаи заявления того или иного пассажира о якобы имеющемся на борту судна взрывном устройстве, не сопряженные с намерением его угона, не могут квалифицироваться по рассматриваемой статье.

Часть 3 ст. 211 предусматривает особо квалифицирующие признаки угона транспортного средства в этих же целях: а) если они совершены организованной группой; б) повлекли по неосторожности смерть человека или иные тяжкие последствия.

Признаки организованной группы предусмотрены в ч. 3 ст. 35 УК РФ.

К тяжким последствиям относятся смерть человека, причинение вреда здоровью людей, крушение, столкновение транспортного средства, причинение значительного имущественного ущерба и др. В этом случае состав преступления является материальным.

Предыдущая страница

К содержанию


Категория: Правоохранительная деятельность | Добавил: x5443x (14.01.2013)
Просмотров: 1102 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
...




Copyright MyCorp © 2017 Обратная связь