Понедельник, 25.09.2017, 19:46
Высшее образование
Приветствую Вас Гость | RSS
Поиск по сайту



Главная » Статьи » Правоохранительная деятельность

§ 2. Преступления, посягающие на состояние защищенности личности, общества и государства от угроз общеопасного характера. Часть 2.

§ 2. Преступления, посягающие на состояние защищенности личности, общества и государства от угроз общеопасного характера

Предыдущая страница

Внимание международного сообщества к противодействию такого рода преступным деяниям - явление не случайное. В международной практике, по свидетельству В.С. Комиссарова, случаи захвата заложников встречались уже в древние времена, а во второй половине XX в. они получили достаточно широкое распространение в Западной Европе, когда террористические группы захватывали граждан других государств и удерживали их по различным мотивам в качестве заложников <1>. Всплеск этих преступных деяний в России произошел в 1990-е годы, особенно в регионах Северного Кавказа. В настоящее время захват заложников сопровождается не только политическими требованиями, но и нередко совершается из корыстных побуждений, является своеобразным средством неправомерного передела собственности.

--------------------------------

<1> См.: Курс уголовного права / Под ред. Н.Ф. Кузнецовой и И.Н. Тяжковой. М., 2002. Т. 4: Особенная часть. С. 220.

 

В УК РСФСР 1960 г. ст. 126.1 имела наименование "Захват заложников", что порождало сомнение относительно того, можно ли привлекать к ответственности лицо, осуществившее захват только одного заложника. В настоящее время ст. 206 УК РФ предусматривает ответственность за захват хотя бы одного заложника.

Непосредственный объект преступления - состояние защищенности жизненно важных интересов личности, общества и государства от угроз общеопасного характера. Прежде всего по этому элементу состава преступления захват заложника следует отграничивать от таких сходных преступлений, как похищение человека (ст. 126 УК РФ) и незаконное лишение свободы (ст. 127 УК РФ). Дополнительными объектами являются личная свобода, здоровье человека, честь и достоинство личности. Потерпевшим от данного преступления является заложник, которым может быть любое физическое лицо независимо от возраста, социального положения и других особенностей личности.

Содержание объективной стороны составляют: а) захват заложника (заложников); б) удержание заложника (заложников). Под заложником следует понимать захваченное виновным физическое лицо с последующим его насильственным удержанием. Заложником может выступать любое лицо независимо от возраста, гражданства, социального статуса и др. (малолетний и взрослый, гражданин РФ и гражданин иностранного государства и т.д.).

Захват заложника может осуществляться либо открыто, либо тайно, с применением насилия или угрозы его применения либо без такового. Его сущность заключается в завладении человеком с последующим ограничением свободы его передвижения, которое затем сопровождается открытым сообщением об этом и выдвижением условий его освобождения (выдвижением ультиматума).

Удержание заложника - это насильственное осуществление контроля над его действиями и воспрепятствование выходу удерживаемого на свободу. Оно может совершаться как лицом, захватившим заложника, так и другими лицами.

Преступление, предусмотренное ст. 206 УК РФ, признается оконченным при совершении хотя бы одного из альтернативных действий: захвате либо удержании заложника. Причем угроза убийством, причинением тяжкого вреда здоровью в процессе захвата или удержания заложника охватывается объективной стороной этого преступления, и поэтому дополнительной квалификации по другим статьям не требуется.

Захват или удержание заложника для виновного является промежуточным этапом в достижении поставленной им цели. Другим этапом является предъявление государству, организации, группе лиц или отдельному лицу требования совершить какие-либо действия (например, передать деньги, предоставить самолет и покинуть страну, освободить из заключения определенных лиц, прекратить контртеррористическую операцию и др.) или же, наоборот, воздержаться от совершения каких-либо действий (например, не исполнять решение суда, прекратить уголовное преследование определенного лица и др.) как условия освобождения заложника.

В соответствии с ч. 1 ст. 206 предъявляемое при захвате заложника требование носит незаконный характер. Если же оно является правомерным, то содеянное следует квалифицировать как самоуправство (ст. 330 УК РФ).

Оконченным преступление признается с момента фактического захвата, т.е. насильственного лишения свободы человека, или начала его удержания в качестве заложника. В последнем варианте деяние приобретает форму длящегося преступления. Для признания данного преступления оконченным не требуется установления факта выдвижения требований, достаточно доказать лишь цель понуждения государства, организации или отдельного лица к совершению тех или иных действий или воздержаться от совершения каких-либо действий.

Субъект преступления - физическое вменяемое лицо, достигшее 14-летнего возраста, которое приняло участие в а) захвате заложника либо б) удержании его, будучи осведомленным о характере этих действий.

С субъективной стороны преступление характеризуется умышленной формой вины в виде прямого умысла и специальной целью - понудить государство, организацию или гражданина совершить определенное действие или воздержаться от совершения какого-либо действия как условия освобождения заложника. Характер требований, а также их адресатов (государство, организация и т.д.) на квалификацию не влияют.

От похищения человека (ст. 126 УК РФ) и незаконного лишения свободы (ст. 127 УК РФ) захват заложника отличается не только по объекту посягательства, но и по цели, преследуемой виновным. Она заключается в том, чтобы понудить государство, организацию или отдельного гражданина к совершению каких-либо действий или воздержанию от совершения каких-либо действий. Эта цель придает и специфику способу захвата или удержания заложника - открытое, демонстративное, агрессивное и ультимативное выдвижение требований с угрозой расправы над заложником. При захвате заложника цель состоит не в реализации самого захвата, удержания, т.е. лишении свободы, а в выполнении государством, организацией или отдельным лицом предъявленных им требований. Поэтому и основным объектом захвата заложника выступает не свобода человека, а состояние защищенности общества и государства от угроз общеопасного характера.

Определенные требования, например выкуп за предоставление свободы, характерны и для похищения человека, совершенного из корыстных побуждений (п. "з" ч. 2 ст. 126 УК РФ), однако в этом случае само похищение, а также выдвижение требований имущественного характера осуществляются тайно (по крайней мере, к этому стремятся виновные).

Если заложнику умышленно причиняется вред здоровью, то содеянное должно квалифицироваться по п. "в" ч. 2 ст. 206, а в случае совершения убийства - по совокупности п. "в" ч. 2 ст. 105 и ст. 206 УК РФ.

Квалифицирующие и особо квалифицирующие признаки захвата заложника, указанные в ч. ч. 2 и 3 ст. 206, в основном совпадают с такими же признаками похищения человека (ст. 126 УК РФ), за исключением признака захвата по найму. В данном случае имеется в виду захват заложника, совершенный ради получения материальной выгоды либо избавления от материальных затрат, выполнения имущественных обязательств. Захват заложника по найму означает, что эти действия совершаются лицом, специально нанятым для этого. Лицо, обещавшее вознаграждение или выплатившее его за захват заложника, должно рассматриваться в качестве подстрекателя или организатора в зависимости от характера совершенных им действий.

Федеральным законом от 30 декабря 2008 г. N 321-ФЗ ст. 206 УК РФ дополнена ч. 4, в которой в качестве особо квалифицирующего признака предусмотрен захват заложника, повлекший умышленное причинение смерти человеку.

Умышленное уничтожение или повреждение имущества при захвате заложника, а также захват заложника с целью совершить побег из мест лишения свободы образуют совокупность преступлений (соответственно, ст. ст. 206 и 167, ст. ст. 206 и 313 УК РФ).

В соответствии с примечанием к ст. 206 лицо, совершившее деяния, предусмотренные ч. ч. 1 и 2 этой статьи, может быть освобождено от уголовной ответственности. Основанием освобождения является добровольное или по требованию властей освобождение заложника.

Мотивы, которыми руководствовалось виновное лицо при принятии решения об освобождении заложника, на квалификацию не влияют. В то же время освобождение не должно признаваться добровольным тогда, когда требования захватчиков до этого хотя бы частично удовлетворяются. В случае совершения иных преступных деяний виновный привлекается к ответственности и по другим статьям УК РФ.

Заведомо ложное сообщение об акте терроризма (ст. 207 УК РФ). Общественная опасность данного преступления выражается в том, что заведомо ложное сообщение об акте терроризма дезорганизует нормальный ритм жизнедеятельности общества и государства, нарушает деятельность предприятий, учреждений, работу транспортных коммуникаций, порождает страх, панику и ложные слухи среди людей. Оно создает экстремальную ситуацию с привлечением соответствующих служб, сил и средств по предотвращению ложной угрозы акта терроризма, влечет массовую эвакуацию людей из торговых предприятий, рынков, школ, вузов и других общественных учреждений.

Основным объектом данного преступления является защищенность личности, общества и государства от угроз, связанных с ложными сообщениями о готовящихся актах терроризма. Дополнительным объектом могут быть порядок управления, интересы правосудия и др.

Объективная сторона преступления, предусмотренного ст. 207, заключается в ложном, т.е. не соответствующем действительности, сообщении о готовящемся взрыве, поджоге или ином действии, создающем опасность гибели людей, причинения значительного имущественного ущерба либо иных общественно опасных последствий, например массовых отравлений, распространения эпидемий, т.е. тех последствий, которые влечет террористический акт.

Ложное сообщение касается не совершенного, а только готовящегося акта терроризма. В нем не выражается и непременное намерение его осуществить. Для того чтобы квалифицировать подобное деяние по ст. 207 УК РФ, вполне достаточно указания на ложное сообщение о готовящемся взрыве, поджоге или об ином действии, которые по месту, времени, обстановке и другим обстоятельствам воспринимаются людьми и властями как реально готовящийся акт терроризма.

В качестве адресатов ложных сообщений могут быть органы власти, а также организации, учреждения, в том числе редакции СМИ, дирекция школы и т.д., должностные лица и граждане, чьи интересы могли бы пострадать в результате осуществления реального акта терроризма. В последнем случае ложное сообщение должно носить публичный характер, т.е. делаться в расчете не на утаивание, а, наоборот, на его распространение. Хотя в литературе высказывается и мнение о том, что адресатами такого сообщения не могут быть граждане, на которых не лежит правовая обязанность предпринимать меры к предотвращению актов терроризма <1>. Нам же представляется, что публичное ложное сообщение о готовящемся акте терроризма есть не что иное, как его распространение, рассчитанное на то, что оно будет доведено до сведения органов власти, должностных лиц и т.п.

--------------------------------

<1> См.: Уголовное право России. Часть Особенная / Под ред. Л.Л. Кругликова. М., 2004. С. 418 - 419.

 

Ложные сообщения об акте терроризма могут быть устными или письменными, выраженными непосредственно или с использованием телефонной либо иной связи и т.д. Однако формы и способы сообщений не влияют на квалификацию этого преступления. Заведомо ложное сообщение об акте терроризма признается оконченным преступлением в момент сообщения виновным заведомо ложной информации о готовящемся акте терроризма.

В рассматриваемом сообщении обычно не указываются причастные к этому лица или организации, но если в нем содержатся сведения о заведомо ложной причастности к подготовке к акту терроризма и иных конкретных лиц, то содеянное должно квалифицироваться по совокупности с клеветой (ст. 129 УК РФ) либо с заведомо ложным доносом (ст. 306 УК РФ) в зависимости от адресата, к которому было обращено заведомо ложное сообщение об акте терроризма.

Рассматриваемое преступление признается оконченным с момента получения заведомо ложной информации адресатом, которому она была предназначена.

Субъектом преступления, предусмотренного ст. 207, является физическое вменяемое лицо, достигшее 14-летнего возраста.

Субъективная сторона преступления выражается в виде прямого умысла. Лицо осознает, что сообщает именно ложные сведения о готовящемся акте терроризма и это сообщение непременно вызовет соответствующие действия властей, нарушит общественное спокойствие, породит у людей страх, а то и панику, и желает довести эту ложную информацию до выбранного им адресата. Из наименования и содержания ст. 207 УК РФ следует, что признаком рассматриваемого состава является заведомая ложность сообщения. Если лицо заблуждается в отношении достоверности информации относительно подготовки акта терроризма, оно, естественно, не может привлекаться к ответственности по данной норме.

Организация незаконного вооруженного формирования или участие в нем (ст. 208 УК РФ). Криминализация организации незаконного вооруженного формирования или участия в нем была осуществлена в 1995 г. Трагические события в Чеченской Республике выявили повышенную общественную опасность функционирования в государстве не контролируемых органами власти вооруженных формирований, деятельность которых нарушает отношения между уровнями власти, создает угрозу основам конституционного строя, порождает социальную напряженность в обществе, несет человеческие жертвы и причиняет существенный имущественный ущерб. Наличие незаконных (независимых) вооруженных формирований нетерпимо в любом государстве, обеспечивающем суверенитет над своей территорией. Особенно они были опасны для России, которая фактически заново создавала свою государственность. Функционирование независимых от федеральных органов государственной власти вооруженных формирований заключает в себе реальную опасность использования их в сепаратистских, религиозных и других экстремистских целях, осуществления вооруженного насилия в отношении отдельных этнических групп или социальных слоев населения, причинения крупного имущественного ущерба государственным или коммерческим организациям, предприятиям и отдельным лицам. Создание вооруженных формирований, не предусмотренных федеральным законодательством, фактически является потенциальным источником экстремизма, терроризма, массовых убийств и др. Этим и обусловливается весьма высокая общественная опасность организации незаконного вооруженного формирования и участия в нем.

Запрет на создание вооруженных формирований вопреки федеральным законам сформулирован не только в ст. 208 УК РФ, но и в Федеральном законе от 31 мая 1996 г. N 61-ФЗ "Об обороне" <1>, в п. 9 ст. 1 которого, в частности, предусмотрено: "Создание и существование формирований, имеющих военную организацию или вооружение и военную технику либо в которых предусматривается прохождение военной службы, не предусмотренных федеральными законами, запрещаются и преследуются по закону".

--------------------------------

<1> Собрание законодательства РФ. 1996. N 23. Ст. 2750.

 

Основным объектом организации незаконного вооруженного формирования или участия в нем является защищенность наиболее важных интересов личности, общества и государства от угроз общеопасного характера. Дополнительный объект - установленный федеральным законодательством порядок формирования Вооруженных Сил страны.

Объективная сторона данного преступления выражается в: 1) создании незаконного вооруженного формирования (ч. 1 ст. 208); 2) руководстве таким формированием (ч. 1 ст. 208) и участии в нем (ч. 2 ст. 208).

Незаконным вооруженным формированием признается отряд, дружина или иное устойчивое вооруженное объединение, которые имеют свою структуру, распределение обязанностей, в том числе управление и подчиненность, места базирования, опознавательные знаки и определенную форму, и предназначены для решения задач, свойственных для законных вооруженных формирований, например обеспечения обороны, охраны, реализации мер принуждения и т.д.

УК РФ не определяет минимальный количественный состав незаконного вооруженного объединения. Понятие вооруженного формирования предполагает в количественном отношении хотя бы наличие взвода, т.е. первоначальной единицы или структуры вооруженных сил. В то же время они могут насчитывать до десятка тысяч человек. Сам процесс создания незаконного вооруженного формирования может осуществляться как открыто, так и скрытно, однако их деятельность носит всегда открытый характер. Незаконность рассматриваемого формирования проявляется в том, что оно создается и функционирует в нарушение федерального законодательства.

Вооруженным признается формирование, участники которого (не обязательно все) имеют любые виды оружия, обозначенные в Федеральном законе от 13 декабря 1996 г. N 150-ФЗ "Об оружии" <1> и любые виды боевого вооружения войск <2>. Статья 208 УК РФ предусматривает ответственность как за создание, так и за руководство незаконным вооруженным формированием, а также за участие в нем. Создание предполагает определение структуры, системы управления, порядка комплектования, материально-технического обеспечения, в том числе и снабжения оружием, боевой техникой и т.п., основных направлений деятельности и др. Под руководством незаконным вооруженным формированием понимается деятельность по управлению им, т.е. постановка перед его участниками конкретных задач, перераспределение обязанностей, планирование вооруженных акций и контроль за их исполнением, применение неформально выработанных мер ответственности и др. Участие в незаконном вооруженном формировании означает вступление лица в его состав в соответствии с установленной процедурой (присяга, клятва, решение собрания или командира и др.), прохождение службы, выполнение возложенных функций и иных конкретных поручений, участие в вооруженных акциях и др.

--------------------------------

<1> Собрание законодательства РФ. 1998. N 31. Ст. 3808.

<2> Постановление Госдумы РФ от 8 февраля 1995 г. N 515-1 ГД // Собрание законодательства РФ. 1995. N 8. Ст. 640.

 

Преступление признается оконченным: для организатора - с момента создания незаконного вооруженного формирования, для руководителя - с момента выполнения действий по руководству таким формированием, для участника - с момента фактического вступления в него. Если действия по созданию незаконного вооруженного формирования не завершались его организацией по обстоятельствам, не зависящим от виновного, они должны квалифицироваться как покушение на его создание.

Субъектом является физическое вменяемое лицо, достигшее 16-летнего возраста. Им может быть как гражданин РФ, так и гражданин (подданный) иностранного государства либо лицо, не имеющее гражданства. Если же в незаконное вооруженное формирование вовлекаются лица в возрасте от 14 до 16 лет, то они могут привлекаться к ответственности только за фактически совершенные деяния, ответственность за которые предусмотрена с 14-летнего возраста.

Субъективная сторона выражается в умышленной вине в виде прямого умысла. Поэтому, если лицо добросовестно заблуждалось относительно незаконности вооруженного формирования, оно не может привлекаться к ответственности по рассматриваемой статье УК РФ; в этом случае оно может привлекаться к ответственности лишь за те деяния, которые содержат признаки иного состава преступления.

Мотивы и цели создания, руководства незаконным вооруженным формированием, участия в нем, равно как и цели этого формирования, не являются признаками данного состава преступления. В то же время их установление имеет существенное практическое значение, в том числе для индивидуализации наказания при его назначении, а также для отграничения данного преступления от других преступных деяний. Иные цели, например, имеют бандитизм (ст. 209 УК РФ), организация преступного сообщества (преступной организации) (ст. 210 УК РФ), создание преступной организации для насильственного захвата власти или насильственного удержания власти (ст. 278 УК РФ), вооруженный мятеж (ст. 279 УК РФ) и др.

Деяние, предусмотренное ч. 1 ст. 208 УК РФ, является тяжким преступлением, а действия, регламентированные ч. 2 этой статьи, отнесены законодателем к преступлениям средней тяжести.

Поскольку создание незаконного вооруженного формирования, руководство или участие в таком формировании сами по себе образуют оконченное преступление, совершение в составе этого формирования иных преступлений (убийства, умышленного уничтожения чужого имущества, грабежа, разбойного нападения и др.) должно квалифицироваться (помимо ст. 208 УК РФ) по соответствующим статьям УК РФ.

В соответствии с примечанием к ст. 208 УК РФ лицо, добровольно прекратившее участие в незаконном вооруженном формировании и сдавшее оружие, освобождается от уголовной ответственности, если в его действиях не содержится иного состава преступления. Из этого следует, что если участник такого формирования не имел оружия, то основанием освобождения от уголовной ответственности является прекращение участия в нем. В данном случае не требуется писать какое-то заявление на имя руководства, а достаточно лишь прекратить выполнение соответствующих функций, а если он был вооружен, то прекращение участия в незаконном вооруженном формировании предполагает и сдачу всего имеющегося у него оружия в соответствующие органы государства (орган внутренних дел, военную комендатуру и др.).

Бандитизм (ст. 209 УК РФ). Бандитизм - это наиболее опасное проявление организованной преступности. Он выражается в создании вооруженной группы (банды), ее руководстве и участии в ней. Банды обычно создаются для совершения, как правило, тяжких и особо тяжких преступлений. Криминальная активность бандитов порождает личную незащищенность граждан, чувство их неуверенности в своей безопасности, страха, дезорганизует соответствующую работу государственных органов и институтов гражданского общества. Повышенная общественная опасность бандитизма заключается прежде всего в наглых, агрессивных формах его проявления. Поэтому в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 17 января 1997 г. N 1 "О практике применения судами законодательства об ответственности за бандитизм" внимание судов обращено на особую опасность бандитизма, представляющего реальную угрозу как для личной безопасности граждан, их имущества, так и для нормального функционирования государственных, коммерческих и иных организаций <1>.

--------------------------------

<1> Бюллетень Верховного Суда РФ. 1997. N 3.

 

Непосредственным объектом бандитизма является общественная безопасность, понимаемая как состояние защищенности личности, общества и государства от угроз общеопасного характера.

Объективная сторона бандитизма выражается в: а) создании банды; б) руководстве бандой (ч. 1 ст. 209 УК РФ); в) участии в банде; г) участии в совершаемых ею нападениях (ч. 2 ст. 209 УК РФ). В некоторых источниках дополнительными объектами бандитизма признаются здоровье или имущественные интересы граждан, государственных коммерческих организаций, порядок управления и др. <1>. Однако причинение вреда указанным объектам уголовно-правовой охраны не охватывается составом бандитизма, а подобные деяния должны квалифицироваться по ст. 209 УК РФ и соответствующим статьям Особенной части УК РФ.

--------------------------------

<1> Уголовное право России. Часть Особенная / Под ред. Л.Л. Кругликова. С. 423.

 

Под бандой понимается устойчивая (поэтому и организованная) вооруженная группа, созданная для нападения на граждан или организации. Она может создаваться как для одного нападения, требующего тщательной подготовки, так и для длительной совместной деятельности (что бывает значительно чаще). Ее отличие от иных организованных групп состоит в: а) вооруженности; б) наличии цели - нападение на граждан и организации.

В соответствии с п. 4 Постановления Пленума Верховного Суда РФ "О практике применения судами законодательства об ответственности за бандитизм" об устойчивости банды могут свидетельствовать такие признаки, как стабильность ее состава, тесная взаимосвязь между ее членами, согласованность их действий, постоянство форм и методов преступной деятельности, длительность ее существования и количество совершенных преступлений.

Обязательным признаком банды является ее вооруженность, предполагающая наличие у участников банды (не обязательно у всех) огнестрельного или холодного, в том числе метательного, оружия как заводского изготовления, так и самодельного, различных взрывных устройств, а также газового и пневматического оружия. Наличие и даже использование непригодного к целевому применению оружия, тем более его макетов, не могут свидетельствовать о вооруженности преступной группы (п. 5 Постановления). В Постановлении Президиума Верховного Суда РФ по делу З. и других также подчеркнуто, что использование участниками нападения непригодных к целевому применению оружия или его макетов не может рассматриваться в качестве признака вооруженности банды <1>. При решении вопроса о признании оружием предметов, используемых членами банды при нападении, следует руководствоваться Федеральным законом "Об оружии", а в необходимых случаях и заключением экспертов. Несмотря на декриминализацию приобретения и ношения холодного оружия, произведенную в 2003 г., наличие этого оружия хотя бы у одного члена банды свидетельствует о ее вооруженности. Создание банды предполагает совершение любых действий, результатом которых стало образование организованной, т.е. устойчивой, группы в целях нападения на граждан и организации (создание определенных ее структур, приискание соучастников, распределение функций между ее участниками, их вооружение, финансирование и т.д.). Создание банды признается оконченным преступлением независимо от того, были ли совершены планировавшиеся ею нападения. Если же соответствующие действия не привели к ее созданию, содеянное следует квалифицировать как покушение на бандитизм (ч. 1 ст. 209 и ч. 3 ст. 30 УК РФ). Руководство бандой предполагает принятие решений, направленных на планирование, осуществление управления преступной деятельностью, в том числе и совершение конкретных преступлений, принятие ее новых членов, перераспределение между участниками функций (п. 8 Постановления). Участие в банде представляет собой не только непосредственное участие в совершаемых ею нападениях, но и выполнение членами банды иных действий, направленных на финансирование, обеспечение оружием, транспортом, подыскание объектов преступных посягательств, определение времени нападения и т.п. (п. 9 Постановления). Как бандитизм участие может выражаться и в самом факте вхождения в банду в качестве ее участника, независимо от того, принимал ли он участие в совершенных нападениях. Конкретно участие может состоять в привлечении в банду новых членов, ее финансировании, обеспечении оружием, транспортом, средствами связи, информацией, в укрывательстве членов банды, орудий преступления, имущества, добытого преступным путем, и др. Следует квалифицировать как участие в совершаемых нападениях и тех лиц, которые, не являясь членами банды, осознанно принимают участие в преступлениях, совершаемых бандой. Если же лицо не являлось членом банды и не принимало участия в совершенных ею нападениях, но оказывало содействие банде в ее преступной деятельности, оно должно привлекаться к ответственности по ст. 33 и ст. 209 УК РФ.

--------------------------------

<1> См.: Бюллетень Верховного Суда РФ. 1999. N 10. С. 8.

Предыдущая страница     Следующая страница

К содержанию

Категория: Правоохранительная деятельность | Добавил: x5443x (14.01.2013)
Просмотров: 1708 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
...




Copyright MyCorp © 2017 Обратная связь