Вторник, 06.12.2016, 03:48
Высшее образование
Приветствую Вас Гость | RSS
Поиск по сайту


Главная » Статьи » Правоохранительная деятельность

§ 2. Особенности доказывания по налоговым спорам

§ 2. Особенности доказывания по налоговым спорам

2.3. Доказывание при оспаривании налоговых претензий, возникших в связи с недобросовестностью контрагентов

 

За последние годы вопрос о получении налоговой выгоды менее злободневным не становится, и суды все также продолжают рассматривать дела о законности получения такой налоговой выгоды.

На практике в огромном количестве случаев налогоплательщику, претендующему на получение налоговых преимуществ в виде применения вычетов и льгот, а также на признание расходов в целях налогообложения прибыли, налоговые органы отказывали ввиду его "недобросовестности".

Использование "недобросовестных контрагентов" - наиболее известный способ укрывательства налоговых платежей. Характерной общей чертой сомнительных контрагентов является то, что эти фирмы не предназначены для ведения и развития собственного бизнеса, а используются, как правило, только для более или менее законной оптимизации налогообложения третьих лиц.

По причине выявления в деятельности организации связей с недобросовестными контрагентами, самыми уязвимыми налогами оказались налог на добавленную стоимость и налог на прибыль. При неясных формулировках закона отсутствие законодательно установленных критериев термина "недобросовестного поведения" и наличие "примерных" обстоятельств, порождающих сомнения в добросовестности налогоплательщика, переводило этот термин в разряд оценочных.

Наиболее часто встречающимися характерными чертами, отличающими "недобросовестную организацию", можно назвать следующие:

- свидетельские показания учредителя и директора говорят о том, что они к деятельности фирмы никакого отношения не имеют. Отказ учредителя и генерального директора подтвердить факт учреждения и управления компанией имеет, помимо прямого доказательства фиктивного характера деятельности организации, самостоятельное правовое значение. В частности, такой факт означает наличие критических дефектов во всех исходящих документах организации: собственник не назначал генерального директора, генеральный директор не заключал трудовой договор с главными бухгалтером и иными должностными лицами организации. Все документы организации подписаны неустановленными лицами или лицами, не имеющими полномочий на их подписание, вследствие чего не имеют юридической силы (т.е. с точки зрения права их не существует);

- контрагентом не представляется отчетность в налоговый орган, налоги в бюджет не уплачиваются, либо уплачиваются не в полном объеме. Данный факт не требует комментариев, он раскрывает истинную цель создания организации - уклонение от уплаты налогов;

- контрагент не имеет в штате сотрудников, а также материально-технической базы для осуществления хозяйственной деятельности. Отсутствие трудовых ресурсов и помещений является одним из основных признаков фиктивности осуществления деятельности, и данный "признак недобросовестности налогоплательщика" указан в качестве одного из основных во всех инструктивных документах налоговых органов.

Вышеуказанных обстоятельств более чем достаточно для вывода о том, что у налогового органа сформировалось уже не подозрение, а убеждение в наличии в действиях налогоплательщика признаков получения необоснованной налоговой выгоды.

Долгое время самым популярным для налогоплательщиков методом профилактики таких налоговых претензий было истребование от поставщика максимально возможного количества документов о его деятельности (глубокая проверка контрагента), помимо первично учетных документов. Сегодня помимо устава и свидетельства о государственной регистрации налогоплательщики запрашивают у поставщиков налоговые декларации, книги продаж, платежные поручения на уплату налогов и т.п.

Однако подобная сверхосмотрительность может оказать противоположный эффект: если у налогоплательщика на руках практически все документы о деятельности его поставщика, суд лишь утверждается во мнении, что между налогоплательщиком и поставщиком сложились более тесные отношения, нежели сугубо деловые. Иными словами, присутствуют признаки сговора.

В настоящее время, как показывает анализ арбитражной практики, сформированы три основных условия, при наличии которых налогоплательщик может считаться непричастным к неуплате налогов его поставщиком:

- идеальный документооборот (считается, что ошибки и опечатки в документах являются первейшим признаком их фиктивности, хотя, как правило, это результат банальной небрежности);

- фактическое существование поставленного товара, выполненных работ, оказанных услуг;

- отсутствие "неформальных" связей между налогоплательщиком и его поставщиком (отсутствие признаков сговора - проявление "разумной осторожности и осмотрительности").

Задача по подготовке и восстановлению идеального документооборота представляется достаточно простой. В то же время формальное соблюдение законодательства еще не является гарантом того, что налоговый орган, осуществив мероприятия налогового контроля, не предъявит претензии и не доначислит соответствующие налоги. Необходимо осознавать, что в современных условиях при защите организации от налоговых претензий основная задача - не процессуальное доказывание необоснованности налоговых претензий, на чем строят линию защиты большинство юристов, а убеждение суда (формирование правосознания судей) в отсутствии в действиях налогоплательщика малейших признаков схем уклонения от налогообложения.

Соответственно, основные усилия следует направить на доказывание факта осуществления той или иной хозяйственной операции, однако порой доказывание наличия товара, а в особенности, если это работы или услуги, представляется весьма затруднительным мероприятием. В то же время наличие доказательств факта поставки товара (работ, услуг) порой является чуть ли не единственной возможностью доказать право на получение налоговой выгоды.

Например, в Постановлении от 20 апреля 2010 г. N 18162/09 Президиумом ВАС было отмечено, что если инспекция не опровергла представленных компанией доказательств, свидетельствующих о реальности совершенных ею хозяйственных операций, и не доказала, что хозяйственные операции в действительности не совершались, оснований для отказа в получении налоговой выгоды не имеется.

Помимо этого, стоит упомянуть также Постановление от 25 мая 2010 г. N 15658/09, где Президиумом ВАС было указано, что в применении вычета по НДС, а также в признании расходов может быть отказано, только если инспекцией будет доказано, что налогоплательщик действовал без должной осмотрительности, исходя из обстоятельств совершения и исполнения соответствующей сделки, знал (должен был знать) об указании контрагентом недостоверных сведений или о подложности представленных документов ввиду их подписания лицом, не являющимся руководителем контрагента, или о том, что контрагентом по договору является лицо, не осуществляющее реальной предпринимательской деятельности и не декларирующее свои налоговые обязанности по сделкам, оформляемым от его имени.

В этой связи необходимо отметить, что, помимо доказывания самого факта осуществления хозяйственной операции, не стоит пренебрегать проверкой своего делового партнера, и такая проверка имеет целью не доказать факт "проявления определенных усилий" для подтверждения должной осмотрительности и осторожности, а действительно "отсечь" недобросовестных поставщиков.

 

Например, в деле N А60-14843/2011 ФАС Уральского округа, отказывая в удовлетворении требований налогоплательщика, указал, что, поскольку заявитель был свободен в выборе контрагента и должен был проявить такую степень заботливости и осмотрительности, которая позволит ему рассчитывать на надлежащее поведение контрагента в сфере налоговых правоотношений, негативные последствия выбора недобросовестного партнера не могут быть переложены на бюджет <244>. Аналогичные выводы сделаны в Постановлении ФАС Поволжского округа от 2 мая 2012 г. по делу N А06-3120/2011, Постановлении ФАС Северо-Кавказского округа от 17 ноября 2011 г. по делу N А32-21605/2010.

--------------------------------

<244> Постановление ФАС Уральского округа от 22 марта 2012 г. по делу N А60-14843/2011.

 

Наиболее важным с учетом вышеуказанного является вопрос, насколько легитимно контрагенты общества осуществляют свою хозяйственную деятельность, поскольку организация может пострадать именно из-за неправомерных действий контрагентов. В таком случае особое внимание следует уделять выбору и проверке тех организаций, с которыми обществу предстоит в дальнейшем работать.

Первое, на что необходимо обратить внимание при выборе контрагента, - его юридический статус. Для этого необходимо запросить у компании документы, подтверждающие ее регистрацию в качестве юридического лица. Такими документами являются свидетельство о внесении записи в Единый государственный реестр юридических лиц (ЕГРЮЛ) и выписка из ЕГРЮЛ, заверенная налоговым органом.

 

Например, в деле N А52-1759/2011 ФАС Северо-Западного округа, признавая несостоятельным довод налогового органа о том, что налогоплательщик при выборе контрагента действовал без должной осмотрительности, указал, что налогоплательщик при выборе проявил должную осмотрительность при выборе контрагента, поскольку располагал выпиской из ЕГРЮЛ, а также свидетельством о государственной регистрации <245>. Похожие выводы сформулированы в Постановлении ФАС Уральского округа от 31 мая 2012 г. N А47-6638/2010, Постановлении ФАС Западно-Сибирского округа от 7 июня 2011 г. N А67-5948/2010.

--------------------------------

<245> Постановление ФАС Северо-Западного округа от 29 марта 2012 г. N А52-1759/2011.

 

Следует обратить внимание на то, что сведения из ЕГРЮЛ вправе получить любое обратившееся лицо. Поэтому в случае отказа контрагента представить такой документ организация может самостоятельно проверить сведения о регистрации данного юридического лица путем направления письменного запроса в налоговый орган (эта услуга является платной), при этом последний не вправе отказать в предоставлении такой информации. Кроме того, предварительные сведения о регистрации юридического лица можно получить на официальном интернет-портале Федеральной налоговой службы (http://www.nalog.ru/gosreg/reg_ul/) путем внесения в строку поиска необходимых известных реквизитов (например, наименование контрагента, его ИНН, ОГРН).

 

Например, в деле N А65-13097/2011 ФАС Поволжского округа, признавая претензии налогового органа незаконными, указал, что при заключении договоров предприниматель, проявляя должную осмотрительность, удостоверился в правоспособности поставщиков и их надлежащей государственной регистрации в качестве юридических лиц в Едином государственном реестре юридических лиц на основании сведений, опубликованных в общедоступных электронных средствах информации <246>. Аналогичные выводы содержатся в Постановлении ФАС Московского округа от 25 октября 2011 г. N А41-29365/10, Постановлении ФАС Уральского округа от 5 апреля 2012 г. N А47-1491/2011.

--------------------------------

<246> Постановление ФАС Поволжского округа от 26 апреля 2012 г. по делу N А65-13097/2011.

 

Второй не менее важный документ, который рекомендуется запросить у потенциального контрагента, - копия свидетельства о постановке на учет в налоговом органе юридического лица (т.е. документ, подтверждающий постановку организации на учет в налоговом органе).

Перед заключением договора необходимо затребовать у контрагента документы, подтверждающие полномочия лица, подписывающего договор (документы о назначении руководителя организации: устав, решение общего собрания участников/акционеров, решение совета директоров о назначении лица на должность руководителя, приказ о его назначении; в случае подписания лицом по доверенности - копию доверенности, а также документы, подтверждающие назначение руководителя организации).

 

Так, в деле N А40-124588/10-116-532 ФАС Московского округа отметил, что при выборе контрагента налогоплательщик проявил должную осмотрительность, поскольку затребовал в том числе приказ о вступлении в должность генерального директора данного контрагента <247>. Аналогичный вывод содержится в Постановлении ФАС Центрального округа от 24 мая 2011 г. N А68-3288/09.

--------------------------------

<247> Постановление ФАС Московского округа от 16 августа 2011 г. А40-124588/10-116-532.

 

В целях дополнительной проверки можно сверить данные о руководителе из полученных документов с данными о руководителе из выписки ЕГРЮЛ. Если фамилии руководителя не совпадают, это должно насторожить организацию: согласно действующему законодательству при смене руководителя организация обязана сообщить о соответствующих изменениях в налоговый орган, который вносит соответствующие изменения в ЕГРЮЛ.

Указанный выше пакет документов является минимальным. На его основании можно сделать предположение о налоговой добросовестности контрагента. При этом запрашиваемые сведения в силу Федерального закона "О коммерческой тайне" не содержат каких-либо сведений, подпадающих под действие данного Закона. Отказ потенциального поставщика в представлении информации о компании и/или вышеперечисленных документов должен, по крайней мере, насторожить организацию и заставить ее задуматься о целесообразности дальнейшего сотрудничества.

Помимо запроса вышеперечисленных документов для подтверждения реального осуществления деятельности контрагента организация может самостоятельно осуществить следующие действия:

- проверить наличие офиса у контрагента, в том числе запросить договор аренды на помещение по фактическому местонахождению. Очень часто бывает, что организации с признаками фирмы-однодневки (недобросовестности) регистрируются по адресу, по которому де-факто деятельность не осуществляют. Если контрагент не находится по адресу, указанному в учредительных документах, и не уведомил о смене адреса налоговый орган, существует риск признания налоговой выгоды, полученной организацией в результате совершения каких-либо операций с данным контрагентом, необоснованной;

- проверить наличие материально-технической базы в зависимости от вида деятельности контрагента (в том числе производственных помещений, складов и т.д.). Как было указано выше, отсутствие таковой тоже может быть расценено налоговыми органами и судами как основание для признания налоговой выгоды необоснованной. Налоговые органы часто признают налоговую выгоду организации необоснованной лишь на том основании, что у ее контрагента отсутствуют складские помещения, на которых он мог бы хранить поставляемый товар (т.е. ставится под сомнение сам факт совершения хозяйственной операции).

В целях более эффективного взаимодействия с контрагентами, позволяющего организации минимизировать претензии налоговых органов, целесообразно ввести на предприятии внутренний регламент о проверке контрагента, включающего подробную инструкцию, описывающую действия по проверке контрагента, а также рекомендуется завести досье на каждого контрагента.

В итоге собранные документы позволят не только самостоятельно выявить "недобросовестного налогоплательщика" и, как результат, отказаться от дальнейшего взаимодействия с ним, но и в случае доведения дела до суда, позволят в полной мере подготовить доказательственную базу, в частности, послужат доказательством факта существования поставленного товара, отсутствия любых неделовых связей, а равно опровергнуть выводы налогового органа о получении необоснованной налоговой выгоды.

 

2.4. Нестандартные методы доказывания. Обеспечение доказательств в налоговом споре

 

Участники арбитражного разбирательства достаточно часто сталкиваются с тем, что суды фактически не используют некоторые виды доказательств, предусмотренные Арбитражным процессуальным кодексом РФ. Так, суд достаточно сложно убедить назначить некоторые нестандартные виды экспертиз и тем более провести осмотр вещественных доказательств по месту их нахождения. Между тем такие доказательства могут сыграть ключевую роль для исхода дела, а особенно в налоговом споре, когда необходимо доказать факт осуществления той или иной хозяйственной операции.

Согласно Основам законодательства РФ о нотариате (ст. ст. 102 - 103) нотариус имеет право обеспечивать доказательства. В рамках деятельности по обеспечению доказательств нотариус: допрашивает свидетелей (1); производит осмотр письменных и вещественных доказательств (2); назначает экспертизу (3).

Свидетельские показания имеют огромное значение для доказывания самых различных обстоятельств в налоговом споре. К сожалению, в современном арбитраже случаи привлечения свидетеля в процесс не носят массового характера. Альтернативой вызову свидетеля является аффидевит (письменные показания или заявления, даваемые под присягой и удостоверенные нотариусом или другим уполномоченным на это лицом), при невозможности или затруднительности личной явки свидетеля. В случае сомнения в достоверности показаний суд по своей инициативе вправе вызвать свидетеля, показания которого обеспечены нотариусом, но в любом случае такие письменные доказательства приобщаются к материалам арбитражного дела (ст. 89 АПК РФ).

Требования к процедуре получения аффидевита являются общими для всех нотариально обеспеченных доказательств, и ее особенности вытекают только из специфики такого процессуального инструмента, как допрос свидетеля. Сторона, нуждающаяся в показаниях свидетеля, составляет заявление об обеспечении доказательств с перечнем вопросов, которые должен задать нотариус при допросе. Свидетель предупреждается нотариусом об уголовной ответственности за отказ от дачи показаний или за дачу заведомо ложных показаний.

В данном положении кроется определенное преимущество аффидевита перед допросом, проводимым таким распространенным в арбитражном процессе оппонентом, как налоговый орган (подп. 12 п. 1 ст. 31, ст. 90 НК РФ). Налоговая ответственность свидетеля устанавливается в виде штрафа в размере 3000 руб. (ст. 128 НК РФ). Очевидно, что показания свидетеля, предупрежденного об уголовной ответственности, которая значительно выше налоговой (ст. 307 УК РФ), имеют большее эмоциональное воздействие.

 

В качестве примера, где в качестве доказательства был принят протокол допроса свидетеля, осуществленный нотариусом, может служить дело N КА-А40/1345, рассмотренное ФАС Московского округа <248>.

--------------------------------

<248> Постановление ФАС Московского округа от 11 марта 2009 г. N КА-А40/1345-09.

 

Суть спора такова: налоговый орган в ходе выездной налоговой проверки выявил, что между налогоплательщиком и его контрагентом заключен договор займа на сумму 136450000 руб. В ходе контрольных мероприятий налоговый орган установил, что со стороны контрагента договор займа подписан гражданином М. Помимо этого, налоговым органом был осуществлен допрос учредителя контрагента - гражданина А. В своих свидетельских показаниях гражданин А. указал, что никакие организации он не учреждал и к сделке по предоставлению займа никакого отношения не имеет. На основании таких свидетельских показаний учредителя налоговый орган пришел к выводу, что сделка по предоставлению займа является мнимой ввиду того, что договор подписан неустановленным лицом (учредитель А. не уполномочивал гражданина М. на подписание каких-либо документов), и признал денежные средства как безвозмездно полученное имущество, с которого были доначислены соответствующие налоги.

Арбитражные суды, признавая доначисление налогов незаконным, сослались на следующие обстоятельства: договор займа подписан не А., а М., который инспекцией не опрашивался, но в порядке обеспечения доказательств в соответствии со ст. 103 Основ законодательства о нотариате дал пояснения в присутствии нотариуса о том, что договор подписан им. У суда не было оснований сомневаться в правдивости его пояснений. Налоговый орган со своей стороны не представил доказательств того, что договор подписан ненадлежащим лицом и фактически основывается на предположении, что если А. не учреждал организацию-заимодавца, не назначал руководителя, то и не уполномочивал кого-либо на подписание договора.

 

В рамках рассмотрения дела N А56-5843/2011 Тринадцатым арбитражным апелляционным судом <249> и в деле N А07-6522/2010 Восемнадцатым арбитражным апелляционным судом <250> в качестве доказательств подтверждения исполнения сделки, а равно право на получение налоговой выгоды также во внимание были приняты полученные нотариусом в рамках проводимого допроса свидетельские показания, в которых должностные лица подтвердили факт подписания спорных финансово-хозяйственных документов.

--------------------------------

<249> Постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 27 апреля 2011 г. N А56-5843/2011.

<250> Постановление Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 7 октября 2010 г. N А07-6522/2010.

 

Помимо осуществления допроса свидетеля, нотариус вправе также осуществлять осмотр доказательств по месту их нахождения. Традиционно осмотр доказательств по месту их нахождения производится при невозможности предъявления доказательств непосредственно в судебное заседание. Однако осмотры доказательств на месте проводятся арбитражными судами еще реже, чем допросы свидетеля.

В качестве альтернативы сторонами процесса активно применяются фото- и видеосъемка. Однако информативность простых фотографий и видеоматериалов явно недостаточна для убедительного доказывания. Причина заключается в том, что сложно зафиксировать, где, когда, кем и для каких целей производилась эта съемка.

Всех этих недостатков лишен составленный нотариусом протокол осмотра доказательства по месту его нахождения. Требования к его оформлению не отличаются от общих. Можно лишь отметить, что к описательной части, которая обычно отражается в протоколе осмотра, допустимо приложить материалы фото- или видеосъемки.

Говоря о достоинствах фото- и видеодоказательств, необходимо упомянуть удобство фотосъемки в обращении (снимки легко подшить к материалам дела, они легко просматриваются в судебном заседании без специальной аппаратуры и т.д.); к достоинствам видеосъемки можно отнести наглядность. Поэтому осмотр доказательств на месте целесообразно сопровождать и фото- и видеосъемкой.

Для целей профессионального осуществления мероприятий при проведении фото- и видеосъемки целесообразно обратиться с услугам криминалиста, который может осуществить фото- и видеосъемку по правилам, принятым в криминалистической экспертизе.

 

Наглядным примером, где в качестве доказательства был принят протокол осмотра, осуществленный нотариусом, может служить дело N А53-21690/2010, рассмотренное ФАС Северо-Кавказского округа <251>.

--------------------------------

<251> Постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 17 мая 2012 г. N А53-21690/2010.

 

Суть спора такова: налоговой инспекцией в рамках камеральной налоговой проверки было установлено, что при исчислении налога на прибыль общество включило в состав материальных расходов затраты по приобретению строительных материалов и оборудования у ООО "ТД ОРТЕМ" на сумму 8644068 руб. При этом, по мнению налогового органа, общество не понесло реальных затрат, поскольку анализ показателей налоговой и бухгалтерской отчетности ООО "ТД ОРТЕМ" (поставщика) свидетельствует об отсутствии необходимых условий для достижения результатов соответствующей экономической деятельности в силу отсутствия управленческого или технического персонала, основных средств, производственных активов, складских помещений, транспортных средств. С.В. Белоусова, которая числится в регистрационных документах как руководитель ООО "ТД ОРТЕМ", в рамках проведенного налоговым органом допроса указала, что не являлась руководителем ООО "ТД ОРТЕМ", документы по сделкам с обществом не подписывала, в 2008 г. утеряла паспорт. В связи с тем что налогоплательщик действовал без должной осмотрительности при выборе контрагента, а также собранные доказательства свидетельствовали о фиктивности совершенных хозяйственных операций, налоговым органом было отказано в получении налоговой выгоды.

Удовлетворяя требования налогоплательщика, судом кассационной инстанции в качестве одного из доказательств был принят во внимание в том числе протокол осмотра письменных доказательств, составленный временно исполняющей обязанности нотариуса Т.С. Петровской 26 декабря 2011 г. которым было засвидетельствовано, что на официальном сайте Федеральной миграционной службы утраченный паспорт С.В. Белоусовой значится как действующий.

 

Также широкое распространение в арбитражной практике получило проведение досудебных экспертиз, которые по собственной инициативе заказывают участники спора. Однако документы, подготовленные экспертными организациями в результате этой процедуры, не являются экспертизами с точки зрения арбитражного процесса. Более того, массовое злоупотребление заключениями экспертов снизило убеждающую силу этого процессуального инструмента.

Проблему недостаточной легитимности досудебной экспертизы также можно решить с помощью экспертизы, назначенной нотариусом. Досудебное назначение экспертизы в таком случае является мерой обеспечения доказательств, а ее результат - заключение эксперта - является доказательством, соответствующим требованиям арбитражного процессуального законодательства.

Нотариальная досудебная экспертиза лишена основного недостатка классической судебной экспертизы - существенного влияния оппонента на выбор судом кандидатуры эксперта. Согласно ст. 103 Основ законодательства о нотариате оппонент имеет право присутствовать при производстве экспертизы, знакомиться с ее результатами и т.д., но фактически лишен возможности влиять на выбор кандидатуры эксперта нотариусом. Основным требованием к заключению эксперта является его соответствие нормам ст. 85 АПК РФ.

Проблему недоверия суда к результатам досудебной экспертизы необходимо решать, правильно выбирая ее предмет. Цель проведения экспертизы - разъяснение вопросов, требующих специальных познаний, которыми суд и стороны не обладают. Поэтому предмет экспертизы должен включать только узкоспециальные вопросы, прямо не связанные с правом.

 

Примером, где в качестве доказательства было принято экспертное заключение, полученное с участием нотариуса, может служить дело N КГ-А40/7729-05-П, рассмотренное ФАС Московского округа <252>.

--------------------------------

<252> Постановление ФАС Московского округа от 23 августа 2005 г. по делу N КГ-А40/7729-05-П.

 

Суть спора такова: налоговый орган в ходе выездной налоговой проверки выявил, что между налогоплательщиком и его контрагентом заключен договор купли-продажи сельхозпродукции. Налогоплательщик понесенные затраты учел в качестве расходов, уменьшающих налогооблагаемую прибыль, а также принял на основании счетов-фактур НДС к вычету. В ходе контрольных мероприятий налоговый орган установил, что счета-фактуры подписаны неуполномоченным лицом, в результате чего посчитал принятие НДС к вычету на основании таких счетов-фактур неправомерным.

Арбитражные суды, признавая незаконным отказ налогового органа в праве на принятие сумм НДС по спорным счетам-фактурам к вычету, сослались на положения ст. ст. 27, 28, 90 Налогового кодекса Российской Федерации, а также ст. 103 Основ законодательства Российской Федерации "О нотариате" от 11 февраля 1993 г. N 4462-1, а также приняли во внимание заключение от 6 марта 2004 г. N 7/738 по криминалистическому исследованию подписей, согласно которому экспертно-криминалистическим центром УВД ЮВАО г. Москвы определенно не установлено, что подписи от имени К. выполнены на договоре и счетах-фактурах не им, а другим лицом.

 

Примеров использования нотариально обеспеченных доказательств достаточно много, и все они имеют общий признак - они открывают (а не указывают) суду правовые доводы, которые помогут лучше понять суть спора и обоснованность аргументов сторон. Кроме того, что очень важно, они попросту могут вызвать интерес у суда. Достоинство же нотариальной формы досудебной экспертизы заключается в том, что они нивелируют риск неназначения такой нестандартной экспертизы уже в рамках судебного разбирательства - такая экспертиза уже будет проведена до принятия дела к производству арбитражным судом.

 

2.5. Заключение соглашения о фактических обстоятельствах при рассмотрении споров с налоговым органом

 

Отражение хозяйственных операций в налоговом учете неразрывно связано с фактами, имевшими место в деятельности любого хозяйствующего субъекта. Соответственно, фактические обстоятельства являются неотъемлемой частью в особенности спорных налоговых правоотношений. Определенный набор фактических обстоятельств, наравне с представленными в дело доказательствами позволяет суду сделать необходимые выводы в целях вынесения справедливого и законного решения в отношении заявленных требований.

Пунктом 2 ст. 70 АПК РФ предусмотрено, что признанные сторонами в результате достигнутого между ними соглашения обстоятельства принимаются арбитражным судом в качестве фактов, не требующих дальнейшего доказывания.

Спор о праве таким соглашением не исчерпывается, однако и задача соглашения по фактическим обстоятельствам в другом - избавить суд от исследования обстоятельств, сосредоточившись на споре о праве. В результате значительно облегчается задача суда, ускоряется процесс рассмотрения дела, исключается возможность оспаривания судебного акта по мотивам неисследования тех обстоятельств, по которым заключено соглашение.

Несмотря на привлекательность такого инструмента, как соглашение по фактическим обстоятельствам, его применение в налоговых спорах является достаточной редкостью. Вместе с тем заключение соглашения по фактическим обстоятельствам имеет большое значение при рассмотрении налоговых споров, поскольку дает возможность установления истины при отсутствии объемных доказательств, подтверждающих фактические обстоятельства.

Применительно к налоговым спорам к таким обстоятельствам могут относиться обстоятельства, связанные с уплатой налогов и сборов. Классический пример - банальный акт сверки взаиморасчетов с налоговым органом. Э.В. Нагорная в качестве иллюстрации приводит такой пример - "если налоговый орган признает факт уплаты налогоплательщиком определенного вида налога в соответствующем размере, это освобождает налогоплательщика от необходимости представлять суду такие документы, как платежные поручения и выписка банка по его расчетному счету, поскольку в соответствии с пунктом 3 статьи 45 НК РФ обязанность по уплате налога считается исполненной с момента предъявления в банк поручения на уплату налога при наличии достаточного денежного остатка на счете налогоплательщика" <253>.

--------------------------------

<253> Нагорная Э.Н. Налоговые споры: оценка доказательств в суде. М.: Юстицинформ, 2009.

 

Вместе с тем обстоятельства, признанные сторонами, не ограничиваются лишь подписанием акта сверки. Возможности, появившиеся в результате достигнутого соглашения о фактах, могут быть значительно шире.

 

В качестве примера применения соглашения о фактических обстоятельствах в налоговом споре может служить дело N А58-84/07-Ф02-4522/07, рассмотренное ФАС Восточно-Сибирского округа <254>.

--------------------------------

<254> Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 7 августа 2007 г. N А58-84/07-Ф02-4522/07.

 

Суть спора такова: налоговый орган в ходе камеральной налоговой проверки выявил, что налогоплательщик неправомерно заявил к вычету в доле суммы НДС, приходящиеся на реализацию серебра, облагаемого НДС по ставке 0%. При рассмотрении дела судом кассационной инстанции было принято во внимание, что сторонами в ходе рассмотрения дела было заключено соглашение от 21 февраля 2007 г. по фактическим обстоятельствам, зафиксированное в протоколе судебного заседания от 2 марта 2007 г. Согласно указанному соглашению стороны согласны с тем, что в части нереализованного серебра обществом налоговые вычеты не заявлены, а в подтверждение налоговых вычетов на сумму 632490 руб. обществом представлен полный пакет документов в соответствии с п. 8 ст. 165 НК РФ. По этим обстоятельствам суд признал несостоятельными доводы, приведенные налоговым органом в кассационной жалобе, о неправомерном применении вычета суммы налога на добавленную стоимость в части реализованного серебра, полученного в процессе аффинажа.

 

Другим примером служит дело N А33-1252/2011, рассмотренное ФАС Восточно-Сибирского округа <255>, суть спора в котором заключалась в правомерности отражения налоговым органом в карточке "Расчеты с бюджетом" суммы задолженности без указания сведений об утрате возможности ее взыскания. В ходе судебного разбирательства сторонами было достигнуто соглашение по фактическим обстоятельствам, в соответствии с которым сторонами признан факт наличия у общества задолженности недоимки, а также факт утраты инспекцией права на принудительное взыскание с общества данной недоимки. Ввиду того, что факт наличия недоимки, а также факт утраты налоговым органом права на принудительное взыскание недоимки был установлен, суд, без исследования уже установленных обстоятельств, сосредоточился на споре о праве налогового органа отразить сумму задолженности в карточке "Расчеты с бюджетом" суммы без указания сведений об утрате возможности ее взыскания.

--------------------------------

<255> Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 30 ноября 2011 г. N А33-1252/2011.

 

Наиболее показательным делом, где суд принял во внимание соглашение о признании обстоятельств, является дело N Ф04-1408/2008, рассмотренное в ФАС Западно-Сибирского округа <256>. В частности, налоговый орган, отказывая налогоплательщику в праве на налоговый вычет, указал, что лесопродукция приобреталась у недобросовестных поставщиков, учредители и руководители которых при допросе отказались от участия в деятельности данных организаций.

--------------------------------

<256> Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 5 марта 2008 г. N Ф04-1408/2008.

 

Вместе с тем в рамках рассмотрения дела непосредственно в суде между налоговым органом и налогоплательщиком было заключено соглашение, в рамках которого сторонами не оспаривался факт наличия товара (лесопродукции), его доставки железнодорожным транспортом, оплаты приобретенного товара путем безналичных расчетов.

Соответственно, поскольку фактические обстоятельства, связанные с приобретением товара, были установлены, суд сосредоточил свое внимание на правовом аспекте, а именно на праве налогоплательщика на налоговый вычет в ситуации, когда документы, на основании которых НДС принимался к вычету, подписаны неустановленными лицами.

 

Важно также отметить, что, несмотря на возможность заключить соглашение о фактических обстоятельствах, действующий АПК РФ не содержит в себе положений, позволяющих какой-либо из сторон после подписания соглашения о признании обстоятельств и принятия их арбитражным судом отказаться от признания этих обстоятельств. По данному вопросу следует учитывать разъяснение, содержащееся в п. 14 информационного письма Президиума ВАС Российской Федерации от 22 декабря 2005 г. N 99 "Об отдельных вопросах практики применения АПК РФ" <257>.

--------------------------------

<257> Информационное письмо Президиума ВАС РФ от 22 декабря 2005 г. N 99 "Об отдельных вопросах практики применения АПК РФ".

 

В указанном пункте Президиум разъяснил следующее: с учетом того, что из п. 2 ст. 70 АПК РФ не следует, что стороны или одна из сторон лишены возможности в судебном заседании, в котором исследуются доказательства по делу, сообщить суду (до объявления председательствующим в арбитражном суде первой инстанции рассмотрения дела по существу законченным) о том, что соглашение о признании обстоятельств является ошибочным, это сообщение, а также ранее подписанное сторонами соглашение о признании обстоятельств оцениваются судом наряду с другими доказательствами, исходя из положений ст. 71 АПК РФ, предписывающих арбитражный суд оценивать доказательства по делу по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств.

При этом, учитывая, что оценка фактических обстоятельств дела входит также и в полномочия суда апелляционной инстанции, существует теоретическая вероятность того, что отказ от ранее подписанного сторонами соглашения о признании обстоятельств может быть заявлен и в суде апелляционной инстанции.

Таким образом, соглашение по фактическим обстоятельствам является практически абсолютным доказательством (освобождает от доказывания). Однако данный инструмент не лишен недостатков: оппонент имеет право отказаться от такого соглашения после его заключения.

Содержание

Категория: Правоохранительная деятельность | Добавил: x5443x (24.06.2014)
Просмотров: 587 | Теги: Доказывание, АПК РФ | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
...




Copyright MyCorp © 2016