Вторник, 30.05.2017, 16:03
Высшее образование
Приветствую Вас Гость | RSS
Поиск по сайту



Главная » Статьи » Законодательство. Государство и право

§ 2. Номос и закон

§ 2. Номос и закон

 

Если этос был свойствен нации, то номос - территории. Имперская государственность стала рассматривать номос только как относительное состояние, и территория перестала быть "почвой", органичной субстанцией народа. В империи все смешалось в пестром культурном, этническом и религиозном культовом водовороте. Объединителем оставался только "федеральный" закон, и это понял Рим, завоевывающий мир силой своего права: номос теряет натуральный характер, взамен приобретая властную императивность.

Построение норм римского права осуществлялось по принципу "стоять над нациями", при этом претендуя на значимость для всего единого пространства империи, а традиционная локализация законов все менее связывалась с действительностью. Способность римского jus действовать всегда и повсюду, в силу не только демонстрируемой мощи, но и собственной внутренней оптимально разделенной структуры, повсеместно обеспечивала ему успех. В посюстороннем существовании номос неизбежно утрачивал свои корни: Августин показал, что именно "беспочвенность" представляла ту неуловимую силу, которая позволила христианству включать в свою орбиту любой народ, любое место и любое время.

В средневековой картине мира небесный Град блуждает по земле, собирая народы и государства в единое Царство. Для него не существует каких-либо границ и наций. Универсализм христианства в отличие от земных империй не знал пределов и проникал повсюду, ведь он был не от мира сего. Земные империи, укорененные в "почве" и территории, явно уступали ему в универсальности, а следовательно, - в действенности: укорененность теперь предполагала порядок, т.е. ограничение и самоограничение.

Номос же означал разметку некоторой территории, но трансформация отношений порядка и места соотносилась с процессом "удаления корней", поскольку номос нельзя было мыслить вне пространства и границ, в качестве безграничного и бесформенного. Теперь множественные номосы оказались укорененными в некоем едином (Божественном, "базовой норме", революционном) акте: "От номоса здравого смысла Средневековья... к международному современному праву, искусственному комплексу норм, пактов, регулирующих отношения между отдельными государствами" - таков был путь познания государствами своего жизненного пространства <1>.

--------------------------------

<1> См.: Каччари М. Геофилософия Европы. СПб., 2000. С. 106 - 110, 120, 121.

 

Но уже греческая трагедия показывала, что основная борьба ведется не между разными законами городов, а между богами и титанами: номос непременно оказывается связанным с первыми. Поэтому искоренение номоса было чревато утратой его корня именно в божественном законе. За этим следовала неизбежная утрата "корня земного", метафизического представления о "земле, почве и пространстве".

Характерно, что с самого начала в номосе присутствовала идея некоей доправовой справедливости, поэтому он и ощущал воздействие неземного порядка, его же земная эффективность держалась на законе (dike) - справедливости. Но невозможно, чтобы единственным его истоком был закон, хотя бы в силу своей конвенциальности и общего прагматического к нему отношения и законодателя, и подвластных. Власть же, которая позволяла принимать такой закон и делать возможным его соблюдение, нельзя было понять иначе, чем на основе некоторого политического действия, не сводимого к уже данным нормам: "Это действие имеет вес идеологии, ценности, мифа... Мифоидеологический момент всегда присутствует в политическом" и "государство, как континент, никогда не отделится от моря (или пустыни) неверифицированных идей и непросчитанных ценностей" <1>: иррациональное, как выясняется, повсюду следовало за проявлениями любой власти.

--------------------------------

<1> Шмитт К. Номос Земли. С. 59 - 61.

 

Но в первоначальном смысле номос - все же "абсолютная" непосредственность, неопосредованная законами сила права, конституирующее историческое событие, акт легитимации, придающий смысл легальности "голого закона" <1>. Действие пространственных источников правовых представлений само основано на том, что пространство воспринимается как нечто конкретно-сущее.

--------------------------------

<1> Там же.

 

Революционные катаклизмы XVIII - XIX вв. привели к драматическому изменению этого представления: в соответствии с новым видением пространство стало восприниматься как нечто вполне абстрактное и пустое, стоящее в оппозиции к конкретной длительности (еще софисты закрепили нормативистское и позитивистское понятия номоса, превратившие его в подобную простую норму и установление). Это свидетельствовало об окончательном разложении номоса и о нарастании жестких институциональных форм, закреплявших персональное обожествление властителя: пространственный смысл номоса утрачивался вовсе.

Предостережение Савиньи не было услышано, когда юристы XIX в. вновь повторили ошибку древних, не осознав, что новомодные нормативизм и позитивизм уже ставят под вопрос вообще все исторические, идейные и профессиональные предпосылки, из которых прежде они сами же и исходили. Закон превратился в некое ориентированное на действия исполнительных органов государственной власти установление, "способное эффективно принуждать к повиновению". Различие между законом и мероприятием практически исчезает: "Всякий публичный или тайный приказ отныне мог называться законом, ибо... его способность принуждать к повиновению была нисколько не ниже... чем у официальных юридических норм". Слова Гераклита и Пиндара о том, что все последующие писаные и неписаные правила черпают свою силу из внутренней меры некоего изначального акта, конституирующего пространственный порядок, сохранили свое значение. Но ведь таким изначальным актом и был номос.

Содержание

Категория: Законодательство. Государство и право | Добавил: x5443x (08.11.2014)
Просмотров: 413 | Теги: закон, номос | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
...




Copyright MyCorp © 2017 Обратная связь