Среда, 07.12.2016, 15:26
Высшее образование
Приветствую Вас Гость | RSS
Поиск по сайту


Главная » Статьи » Гражданское право

2. Недействительность сделок

2. Недействительность сделок

Статья 166 ГК РФ. Оспоримые и ничтожные сделки

Комментарий к статье 166

1. В п. 1 комментируемой статьи воспроизведено утвердившееся в законодательстве и доктрине правило о делении всех сделок на ничтожные и оспоримые. Указанное дихотомическое деление исчерпывает все недействительные сделки. В ГК сохранился концептуальный подход, в соответствии с которым в нем содержится исчерпывающий перечень оснований недействительности сделок.

В ГК указано семь оснований ничтожных сделок:

1) сделка, нарушающая требования закона или иного правового акта и при этом посягающая на публичные интересы либо права и охраняемые законом интересы третьих лиц, ничтожна, если из закона не следует, что такая сделка оспорима или должны применяться другие последствия нарушения, не связанные с недействительностью сделки (п. 2 ст. 168);

2) сделка, совершенная с целью, заведомо противной основам правопорядка или нравственности (ст. 169);

3) мнимая сделка, т.е. сделка, совершенная лишь для вида, без намерения создать соответствующие ей правовые последствия (п. 1 ст. 170);

4) притворная сделка, т.е. сделка, которая совершена с целью прикрыть другую сделку, в том числе сделку на иных условиях (п. 2 ст. 170);

5) сделка, совершенная гражданином, признанным недееспособным вследствие психического расстройства (ст. 171);

6) сделка, совершенная несовершеннолетним, не достигшим возраста 14 лет (ст. 172);

7) сделка, совершенная с нарушением запрета или ограничения распоряжения имуществом, вытекающих из закона (ст. 174.1).

Оспоримыми названы сделки:

1) сделка, нарушающая требования закона или иного правового акта (п. 1 ст. 168);

2) сделка, совершенная юридическим лицом в противоречии с целями деятельности (ст. 173);

3) сделка, совершенная без согласия третьего лица, органа юридического лица или государственного органа либо органа местного самоуправления, необходимость получения которого предусмотрена законом (ст. 173.1);

4) сделка, совершенная за пределами полномочий, которые ограничены договором или положением о филиале или представительстве юридического лица либо учредительными документами юридического лица или иными регулирующими его деятельность документами по сравнению с тем, как они определены в доверенности, в законе либо как они могут считаться очевидными из обстановки, в которой совершается сделка (ст. 174);

5) сделка, совершенная несовершеннолетним в возрасте от 14 до 18 лет без согласия его родителей, усыновителей или попечителя, в случаях, когда такое согласие требуется в соответствии со ст. 26 ГК (ст. 175);

6) сделка по распоряжению имуществом, совершенная без согласия попечителя гражданином, ограниченным судом в дееспособности (ст. 176);

7) сделка, совершенная гражданином, не способным понимать значение своих действий или руководить ими (ст. 177);

8) сделка, совершенная под влиянием заблуждения (ст. 178);

9) сделка, совершенная под влиянием обмана, насилия, угрозы или неблагоприятных обстоятельств (ст. 179).

2. Изменился подход к кругу лиц, которые могут предъявить иск о признании сделки недействительной. Если в прежней редакции это были "лица, указанные в законе", то теперь это "сторона сделки или иное лицо, указанное в законе". Такой подход представляется верным, поскольку унифицирует подход к формированию общего круга лиц, имеющих право обратиться в данном случае с оспариванием сделки в суд.

3. Введено новое правило, создающее еще один общий подход ко всем оспоримым сделкам. В соответствии с этим подходом все оспоримые сделки помимо наличия специального основания недействительности, указанного в ГК, должны удовлетворять еще одному общему требованию: такая сделка будет признана недействительной, если она нарушает права или охраняемые законом интересы лица, оспаривающего сделку, в том числе повлекла неблагоприятные для него последствия. Кроме того, для случаев, когда оспаривается сделка в интересах третьих лиц, введено специальное правило, тоже носящее общий характер для указанного круга сделок: сделка может быть признана недействительной, если нарушает права или охраняемые законом интересы таких третьих лиц. Введено еще одно общее правило в отношении сторон оспоримой сделки, повышающее значение добросовестности их поведения. Сторона, из поведения которой явствует ее воля сохранить силу сделки, не вправе оспаривать сделку по основанию, о котором эта сторона знала или должна была знать при проявлении ее воли. Соответственно, для этой стороны такая юридически упречная сделка более не является оспоримой по тому основанию, о котором этой стороне известно или должно быть известно.

4. Существенно изменилось правило о лицах, имеющих право предъявлять требования о признании сделки ничтожной. Ранее это могли быть любые заинтересованные лица. Хотя процессуальное законодательство давно установило, что с иском в суд может обратиться только заинтересованная сторона (см. п. 1 ст. 3 ГПК, п. 1 ст. 4 АПК), однако для исполнения этого правила должна была действовать материально- правовая норма. Таким образом, в комментируемой статье впервые вводится правило о новом круге таких лиц: с иском о применении последствий недействительности ничтожной сделки может обратиться сторона сделки, а в предусмотренных законом случаях также иное лицо.

Кроме того, в отношении сторон и третьих лиц иск о признании недействительной ничтожной сделки, независимо от применения последствий ее недействительности, может быть удовлетворен, только если лицо, предъявляющее такое требование, имеет охраняемый законом интерес в признании этой сделки недействительной. Данное положение было заложено еще в п. 5.1.2 Концепции развития гражданского законодательства: предъявление иска о признании недействительной исполненной сделки без предъявления требования о применении последствий недействительности такой сделки, как правило, свидетельствует об отсутствии у лица, предъявившего иск, законного интереса в оспаривании сделки и может служить основанием для отказа в иске.

Таким образом, в ГК сужен круг лиц, имеющих право обращаться с иском о признании последствий недействительности ничтожной сделки. Следует также отметить, что, допуская самостоятельность существования требования о признании сделки недействительной как ничтожной, законодатель поставил его удовлетворение в зависимость от наличия у такого лица охраняемого законом интереса в сохранении сделки.

5. В прежней редакции п. 2 ст. 166 ГК последствия недействительности ничтожной сделки суд вправе был применить по собственной инициативе. Такое право суд мог реализовать как в процессе рассмотрения дела о признании сделки недействительной, так и в процессе рассмотрения любого другого дела, когда ответчик или иной участник процесса в качестве возражения заявляют о ничтожности сделки, на которой основаны требования истца.

В настоящее время столь широкие полномочия суда признаны избыточными. Применение последствий недействительности сделки является субъективным правом, принадлежащим лицам, права и законные интересы которых защищаются путем реализации этого права. Участники гражданских правоотношений свободны в осуществлении своих прав. Поэтому по общему правилу суд не должен иметь право применять последствия ничтожной сделки по собственной инициативе (при отсутствии соответствующего иска заинтересованного лица). Соответственно, в п. 4 комментируемой статьи сужено право суда на самостоятельное применение последствий недействительности ничтожной сделки по своей инициативе. Такое право суд теперь имеет не всегда, как было ранее, а только если это необходимо для защиты публичных интересов и в иных предусмотренных законом случаях.

В законе не содержится понятие публичного интереса. Однако анализ дел, возбуждаемых судом по инициативе названных органов, свидетельствует, что публичный интерес связан с интересами государства как публично-правового образования. Признавая недействительной сделку купли-продажи здания, заключенную между предприятием и обществом, суд установил, что предприятие не зарегистрировало в установленном законом порядке право хозяйственного ведения на переданное ему спорное имущество, следовательно, у него не возникло указанного права на него и права распоряжения им, что свидетельствует о недействительности оспариваемой сделки, при совершении которой нарушены порядок распоряжения государственной собственностью и публичные интересы посредством ее исполнения, поэтому отсутствие спора между администрацией, предприятием и обществом не исключает их обязанности по соблюдению норм действующего законодательства, в том числе касающегося порядка и условий распоряжения муниципальной собственностью (см. Постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 23 июля 2012 г. по делу N А63-7653/2011).

 

Статья 167. Общие положения о последствиях недействительности сделки

 

Комментарий к статье 167

 

1. В п. 1 комментируемой статьи воспроизведено ранее существовавшее правило о том, что недействительная сделка не влечет юридических последствий, за исключением тех, которые связаны с ее недействительностью, и недействительна с момента ее совершения.

Однако в этой части введено новое правило, касающееся последствий оспоримой сделки. А именно лицо, которое знало или должно было знать об основаниях недействительности оспоримой сделки, после признания этой сделки недействительной не считается действовавшим добросовестно.

Другим правовым последствием недействительности сделки является односторонняя реституция, заключающаяся в том, что исполненное обратно получает только добросовестная сторона сделки. Надо признать, что таким образом законодатель продолжает вводить общие правила для оспоримых сделок, в данном случае определяющие последствия их недействительности. Это означает, что все оспоримые сделки должны подчиняться данному правилу, если в отношении их не установлено специальное правило, как это сделано, например, в отношении сделок, совершенных под влиянием заблуждения (п. 6 ст. 178 ГК).

2. В п. 2 комментируемой статьи сохранено общее основное имущественное последствие недействительности сделок, исполненных полностью или частично, - реституция. Определением Конституционного Суда РФ от 20 февраля 2002 г. N 48-О по жалобе гражданина Щепачева В.А. на нарушение его конституционных прав п. 1 и 2 ст. 167 ГК РФ оценена их конституционность: "Возмещение в ходе двусторонней реституции на основании пунктов 1 и 2 статьи 167 ГК Российской Федерации означает, что данные нормы направлены на обеспечение равноценности и эквивалентности возмещения каждой стороне стоимости переданного имущества при невозможности его возврата в натуре в целях реализации закрепленных в статье 35 (части 1 и 3) Конституции Российской Федерации гарантий права частной собственности".

Сохранены и две разновидности реституции: реституция владения, когда каждая из сторон должна возвратить все полученное в натуре, и компенсационная реституция, когда каждая из сторон при невозможности возвратить все полученное в натуре должна возвратить стоимость полученного в деньгах.

3. В п. 5.1.4 Концепции развития гражданского законодательства отмечалось: "Действующее законодательство не предусматривает общих положений о возможности последующего подтверждения (одобрения) оспоримых сделок. Данный пробел должен быть восполнен. При решении вопроса о допустимости и возможных способах исцеления ничтожных сделок следует исходить из установления оптимального баланса между необходимостью признания действительными некоторых ничтожных сделок в интересах добросовестных участников гражданского оборота и недопустимостью оставлять в силе наиболее социально опасные ничтожные сделки, грубо нарушающие закон". Однако в тексте новелл о недействительности сделок реализации этого положения не обнаруживается.

4. В п. 3 комментируемой статьи обнаруживается смысловое уточнение текста. Если в прежней редакции было указано: "...если из содержания сделки вытекает, что она может быть прекращена на будущее время...", то в действующей редакции законодатель заменил слово "содержание" на слово "сущность" и установил следующее правило: "если из существа оспоримой сделки вытекает, что она может быть лишь прекращена на будущее время, суд, признавая сделку недействительной, прекращает ее действие на будущее время". Представляется, что это верное уточнение, несущее новую оценку, более соответствующую природе самого значения последствий недействительности сделки.

5. В п. 4 комментируемой статьи введено новое правило, в соответствии с которым суду впервые предоставлено право не применять последствия недействительности сделки, указанное в п. 2 комментируемой статьи, если их применение будет противоречить основам правопорядка или нравственности. Следует отметить, что частные случаи предоставления суду права не применять общие последствия недействительности сделок уже имеют место в ГК. Например, в ст. 663 ГК устанавливается, что правила Кодекса о последствиях недействительности сделок, об изменении и о расторжении договора, предусматривающие возврат или взыскание в натуре полученного по договору с одной стороны или с обеих сторон, применяются к договору аренды предприятия, если такие последствия не нарушают существенно права и охраняемые законом интересы кредиторов арендодателя и арендатора, других лиц и не противоречат общественным интересам.

 

Статья 168. Недействительность сделки, нарушающей требования закона или иного правового акта

 

Комментарий к статье 168

 

1. Направление изменения базовых подходов к сделкам, нарушающим требования закона или иного правового акта, было заложено в п. 5.2.1 Концепции развития гражданского законодательства, где указывалось, что "судебная практика признания сделок ничтожными на основании статьи 168 ГК получила в настоящее время весьма широкое распространение. Тем самым стабильность и предсказуемость гражданского оборота поставлены под серьезную угрозу. Чтобы не допустить дальнейшего разрушения стабильности гражданского оборота, изменение законодательства должно быть направлено на сокращение легальных возможностей признавать сделки недействительными во всех случаях, когда недействительность сделки как гражданско-правовая санкция является неоправданной и явно несоразмерной характеру и последствиям допущенных при совершении сделки нарушений".

Соответственно, изменилось исходное соотношение понимания сделок, нарушающих требования закона или иных правовых актов. В прежней редакции комментируемой нормы все сделки, нарушающие требования закона или иного правового акта, признавались ничтожными, если в законе они не квалифицировались как оспоримые, а всякая незаконная сделка презюмировалась ничтожной. В новой редакции установлено другое, прямо противоположное правило. Всякая незаконная сделка оспорима, если из закона не следует, что должны применяться другие последствия нарушения, не связанные с недействительностью сделки.

Таким образом, можно утверждать, что впервые законодатель ослабляет регулирование незаконных сделок. При этом допускается и возможность применения иных правовых последствий при совершении сделки, не соответствующей требованиям закона или иных правовых актов, не связанных с ее недействительностью. Например, в подп. "е" п. 12 Постановления Пленумов ВС РФ и ВАС РФ N 90/14 обращается внимание на то, что при разрешении споров, связанных с переходом доли участника в уставном капитале общества к другим лицам, необходимо иметь в виду, что продажа участником доли с нарушением преимущественного права покупки не влечет за собой недействительности такой сделки. В этом случае любой участник общества или общество узнали либо должны были узнать о таком нарушении, потребовать в судебном порядке перевода на них прав и обязанностей покупателя по договору купли-продажи доли.

В связи с этим возникает вопрос: как теперь быть со сделками, которые в силу прямого указания закона являются ничтожными (например, соглашение об отказе доверителя отменить поручение или поверенного отказаться от поручения (п. 2 ст. 977 ГК), соглашение об изменении сроков исковой давности (ст. 198 ГК))? Представляется, что действие п. 1 ст. 168 не распространяется на эти случаи.

2. В комментируемой статье указывается, что требования к сделке могут устанавливаться законом или иным правовым актом. В п. 2 ст. 3 ГК под законодательством буквально понимаются сам ГК и принятые в соответствии с ним федеральные законы. Иными правовыми актами, содержащими нормы гражданского права, признаются указы Президента РФ и постановления Правительства РФ (п. 6 ст. 3 ГК). Таким образом, в качестве источников гражданского права, которым должна соответствовать сделка, ГК не рассматривает акты федеральных органов исполнительной власти, нормативные акты субъектов Российской Федерации и органов местного самоуправления. При этом в п. 1 ст. 168 ГК указывается, что иные последствия недействительности устанавливаются только в федеральном законе, а не в каком-либо другом правовом акте, относящемся к федеральному уровню.

3. В п. 2 комментируемой статьи названа единственная категория незаконных сделок, в отношении которых сохраняется презумпция ничтожности. Законодатель указывает, что сделка, нарушающая требования закона или иного правового акта и при этом посягающая на публичные интересы либо права и охраняемые законом интересы третьих лиц, ничтожна, если из закона не следует, что такая сделка оспорима или должны применяться другие последствия нарушения, не связанные с недействительностью сделки.

Таким образом, как отмечается в юридической литературе, "решение вопроса о действительности сделки зависит от содержания публичных интересов, которые в рамках ст. 168 ГК можно понимать в узком и широком смысле. В широком смысле публичные интересы - это обеспечение соблюдения всех законов, действующих в Российской Федерации, а значит, нарушение сделкой любого закона есть нарушение публичных интересов, в связи с чем сделка ничтожна. В узком смысле публичные интересы - установленные в нормах права гарантии и положения, направленные на решение задач, поставленных перед государством Конституцией и законом. Нарушение прав и охраняемых законом интересов третьих лиц тоже можно рассматривать в широком и узком смысле. В широком смысле - это любое ограничение юридической возможности, которая могла бы быть реализована третьим лицом на основании нормы закона. В узком смысле нарушение прав и интересов третьих лиц предполагает совершение сделки, нарушающей конкретную норму права, а также интересы лица, которые непосредственно затронуты сделкой" (Скрыпник Д.О. О недействительности сделки, нарушающей требования закона или иного правового акта // СПС "КонсультантПлюс").

Представляется правильным в целях применения ст. 168 ГК руководствоваться узкой трактовкой публичных интересов, прав и законных интересов третьих лиц.

Указанный подход с учетом поставленных целей реформирования раздела о недействительности незаконных сделок является наиболее отвечающим задаче обеспечения стабильности гражданского оборота. В связи с этим следует признать, что, например, в связи с изменением регулирования сделок юридического лица, выходящих за пределы его правоспособности (ст. 173 ГК, получившая новое название "Недействительность сделки юридического лица, совершенной в противоречии с целями его деятельности"), из круга оснований, охватываемых указанной статьей, выпали сделки, совершаемые при отсутствии лицензии на занятие отдельными видами предпринимательской деятельности. При системной оценке всех оснований недействительности можно сделать вывод, что данная сделка возвращается в категорию незаконных сделок, нарушающих требования Закона о лицензировании и соответственно публичные интересы. В законодательстве о лицензировании гражданско-правовых последствий совершения таких сделок не установлено, указаны лишь административно-правовые последствия. В п. 11 ст. 19 "Порядок организации и осуществления лицензионного контроля" данного Закона указывается, что исчерпывающий перечень грубых нарушений лицензионных требований в отношении каждого лицензируемого вида деятельности устанавливается положением о лицензировании конкретного вида деятельности. Таким образом, например, нарушение при перевозке пассажиров лицензионных требований и условий является основанием для привлечения лица, осуществляющего перевозку, к административной ответственности.

 

Статья 169. Недействительность сделки, совершенной с целью, противной основам правопорядка или нравственности

 

Комментарий к статье 169

 

1. В Концепции развития гражданского законодательства в качестве базового подхода к изменению содержания комментируемой статьи предлагалось несколько по-иному взглянуть на соотношение частных и публичных элементов в гражданском праве. Новое видение этого баланса основано на достижениях европейской доктрины частного права и отечественных реалиях, которые отражаются в судебной практике. Планировалось предусмотреть возможность применения общих последствий при недействительности указанных сделок (двусторонней реституции), а изъятие в доход государства всего полученного по сделке предусматривалось в качестве альтернативного последствия недействительности сделки лишь в ограниченном числе случаев, прежде всего когда то или иное общественно неприемлемое имущественное деяние не получает адекватной санкции в уголовном или административном праве.

Таким образом, предполагалось отказаться от публичных элементов регулирования в пользу частноправовых подходов. Это потребовало уточнения положений закона относительно последствий сделок, совершенных с целью, противной основам правопорядка и нравственности (антисоциальные сделки). В новой редакции комментируемой статьи исключена обязанность суда применять общую конфискационную санкцию. В качестве последствий данной сделки указаны общие последствия недействительности, предусмотренные в ст. 167 ГК.

Суд может применить конфискационные последствия в отношении указанных сделок, если конфискационные меры предусмотрены законом, только при наличии одного из условий:

- цель сделки направлена против основ правопорядка и нравственности;

- хотя бы одна из сторон действовала умышленно.

Следовательно, конфискационные последствия не могут быть применены в случаях, когда стороны (или одна из сторон) действовали умышленно и целью этих действий являлось посягательство на основы правопорядка и нравственности, но для данных сделок в законе установлены иные последствия.

2. Квалифицирующим признаком антисоциальной сделки является ее цель, т.е. достижение такого результата, который не просто не отвечает закону или нормам морали, а противоречит - заведомо и очевидно для участников гражданского оборота - основам правопорядка и нравственности (ст. 169 ГК).

Как было указано в Определении Конституционного Суда РФ от 8 июня 2004 г. N 226-О "Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы открытого акционерного общества "Уфимский нефтеперерабатывающий завод" на нарушение конституционных прав и свобод статьей 169 Гражданского кодекса Российской Федерации и абзацем третьим пункта 11 статьи 7 Закона Российской Федерации "О налоговых органах Российской Федерации", "антисоциальность сделки, дающая суду право применять данную норму Гражданского кодекса РФ, выявляется в ходе судопроизводства с учетом всех фактических обстоятельств, характера допущенных сторонами нарушений и их последствий. Понятия "основы правопорядка" и "нравственность", как и всякие оценочные понятия, наполняются содержанием в зависимости от того, как их трактуют участники гражданского оборота и правоприменительная практика. То есть они являются определенными и могут обеспечить единообразное понимание и применение данных законоположений".

3. При определении сферы применения комментируемой статьи необходимо исходить из того, что в качестве сделок, совершенных с указанной целью, могут быть квалифицированы сделки, которые не просто не соответствуют требованиям закона или иных правовых актов (ст. 168 ГК), а нарушают основополагающие начала российского правопорядка, принципы общественной, политической и экономической организации общества, его нравственные устои. В частности, к указанным сделкам могут быть отнесены сделки, направленные на изготовление, распространение литературы и иной продукции, пропагандирующей войну, национальную, расовую или религиозную вражду; сделки, направленные на изготовление или сбыт поддельных документов и ценных бумаг.

Кроме того, речь идет о нарушении не просто нравственности, а ее основ. Тем самым законодатель отказался от применения понятия "добрые нравы" в качестве оценочного понятия, квалифицирующего сделки по ст. 169 ГК. В юридической доктрине сложилось довольно непротиворечивое понятие об основах нравственности как общепринятом представлении о правильном и моральном поведении.

Можно также утверждать, что именно ст. 169 будут охватываться сделки, основанные на коммерческом подкупе представителя другой стороны, ранее квалифицируемые как недействительные по правилам ст. 179 ГК. Новое понимание придает данным сделкам характер ничтожных сделок, ранее по ст. 179 ГК они квалифицировались как оспоримые.

4. Цель сделки может быть признана заведомо противной основам правопорядка и нравственности только в том случае, если в ходе судебного разбирательства будет установлено наличие умысла на это хотя бы у одной из сторон. При этом следует учитывать правила п. 3 ст. 166 ГК.

Следовательно, можно утверждать, что сохраняет свою силу правовая позиция, изложенная в п. 6 Постановления Пленума ВАС РФ N 22: требование о применении последствий недействительности сделки в виде взыскания в доход Российской Федерации полученного (причитавшегося) по сделке исполнения в соответствии со ст. 169 ГК РФ может быть предъявлено налоговым органом в рамках выполнения им задачи по контролю за производством и оборотом этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции при оспаривании сделок, направленных на производство и сбыт продукции, обладающей свойствами, опасными для жизни и здоровья граждан.

Кроме того, в отношении антисоциальных сделок начинает действовать новое общее правило, установленное в п. 4 ст. 166 ГК, о том, что суд вправе применить последствия недействительности ничтожной сделки по своей инициативе, если это необходимо для защиты публичных интересов и в иных предусмотренных законом случаях (см. Постановление Двенадцатого арбитражного апелляционного суда от 2 февраля 2012 г. по делу N А12-14948/2011).

 

Статья 170. Недействительность мнимой и притворной сделок

 

Комментарий к статье 170

 

1. Мнимые и притворные (симулирующие) сделки представляют собой умышленные обманные действия, выраженные в форме юридического акта - сделки. В современной юридической литературе при анализе мнимых и притворных сделок говорится прежде всего о таких ее признаках, вызывающих ее недействительность, как порок воли либо порок содержания.

В соответствии с действующим законодательством мнимые и притворные сделки являются ничтожными сделками. Ничтожность данных сделок предполагает их абсолютную недействительность, т.е. недействительность вне зависимости от признания их таковыми судом (п. 1 ст. 166 ГК). В данных сделках имеет место подмена цели. Вовне заявляется одна цель, тогда как стороны имеют в виду совершенно другую цель.

Несмотря на то что законодательно симулирующие сделки отнесены к безусловно ничтожным сделкам, они тем не менее не обладают "очевидной недействительностью". Поэтому во всех случаях при квалификации мнимой или притворной сделки необходимо выяснить действительные цели сторон, которые не могут быть достигнуты без заключения мнимой или притворной сделки.

2. Мнимые сделки - это фиктивные сделки, которые совершаются лишь для вида. У сторон такой сделки нет цели достижения заявленных результатов. При совершении мнимой сделки волеизъявление сторон не совпадает с их внутренней волей. Стороны не стремятся к достижению того результата, который должен возникнуть из данной сделки.

Как показывает современная судебная практика, юридическими лицами мнимые сделки совершаются зачастую в целях ухода от налогов - например, в целях исключения расходов по налогу на прибыль и уменьшения вычетов по налогу на добавленную стоимость (Постановление ФАС Московского округа от 26 ноября 2012 г. по делу N А40-133155/11-13-1141), получения денежных средств из федерального бюджета в виде вычета по НДС (Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 31 октября 2008 г. по делу N А43-14332/2006-42-392) и т.д. Анализ правоприменительной практики показывает, что для этой категории ничтожных сделок в соответствии с п. 1 ст. 170 ГК определения точной цели не требуется. Достаточно установления факта, что стороны на самом деле не имели намерения, воли на возникновение, изменение, прекращение гражданских прав и обязанностей, однако реально исполненный договор не может являться мнимой или притворной сделкой. Если хотя бы у одной из сторон имелась воля на создание правовых последствий от оспариваемой сделки, то мнимый характер сделки исключается (Постановление Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 7 марта 2013 г. N 18АП-559/2013 по делу N А07-17358/2011).

3. Притворная сделка - это сделка, которая совершена с целью прикрыть другую сделку. Она совершается лишь для вида, с целью создать у окружающих искаженное представление о действительных целях, последствиях и взаимоотношениях сторон по сделке. Как показывает судебная практика, сделки признаются притворными при наличии ряда условий: присутствие и в прикрываемой, и в притворной сделке одних и тех же сторон; направленность воли сторон на достижение в прикрываемой сделке иных гражданско-правовых отношений по сравнению с указанными в притворной сделке; умышленная форма вины участников сделки, т.е. осознание сторонами последствий своих действий (Постановление Восьмого арбитражного апелляционного суда от 26 декабря 2012 г. по делу N А46-26978/2012). При этом во внимание принимается не только содержание договора, но и иные обстоятельства, включая соответствующее поведение сторон (совокупность обстоятельств, связанных с заключением и исполнением договора). Цель прикрыть истинную сделку может достигаться как оформлением одного договора, так и составлением нескольких сделок. Признаком притворности сделки является несовпадение волеизъявления сторон с их внутренней волей при совершении сделки.

4. Симулирующие сделки надо отличать от сделок, совершенных в обход закона. При симуляции стороны не желают достижения заявленной цели и соответственно наступления тех юридических последствий, которые влечет заключенная сделка. Стороны, совершая сделку в обход закона, связывают себя именно теми правовыми последствиями, которые заявлены в сделке и установлены в соответствующем законе. Но в обоих случаях происходит переквалификация сделки: в отношении притворных сделок - на ту, которую стороны действительно имели в виду; в отношении сделок, совершенных в обход закона, - на сделку, обычно применяемую для поставленных целей.

5. В п. 2 ст. 170 ГК произошло значительное изменение правового регулирования. В новой редакции правовые последствия притворной сделки распространяются не только на случаи, когда в целом одна сделка прикрывает другую сделку, но и на случаи, когда стороны фактически совершают сделку на иных условиях, чем те, которые указаны в содержании сделки.

Самой актуальной проблемой является заключение договора по иной цене, которая, как правило, значительно выше той, которая указана в тексте сделки. Такого рода нарушения характерны при продаже недвижимости как жилой, так и нежилой, а также при продаже бизнеса (долей в обществах с ограниченной ответственностью) и при продаже акций в акционерных обществах. В первом случае вместо реальной цены указывается стоимость БТИ, а во втором - номинальная стоимость. Длительное время ни законодательство, ни судебная практика не могли найти решение этого вопроса, поскольку природа договорных отношений требовала применения гражданско-правового механизма. Созданный новый прием регулирования представляется удачным способом решения данной проблемы. В этом случае законодатель повышает риск сторон при совершении притворной сделки на иных условиях, чем указано в содержании сделки.

Однако здесь видится некая неравновесность таких последствий. В данном случае рискует только покупатель. Так как сделка признается недействительной с самого начала, он остается и без имущества, поскольку такая сделка не порождает перехода права собственности, и без денег, поскольку они уже уплачены продавцу и вернуть их можно с помощью судебной процедуры применения последствий признания сделки недействительной и последующего исполнительного производства. Впрочем, следует признать, что это положение покупателя является следствием его недобросовестного поведения, заключающегося, например, в умышленном сокрытии реальной цены в целях ухода от налогов.

Последствием недействительности притворной сделки является применение к отношениям сторон не правил о реституции, а правил той сделки, которую они имели в виду. Реституция в соответствии с п. 2 ст. 167 ГК может быть применена в этом случае только тогда, когда сделка, которую прикрывает притворная, также недействительна (см., например, Постановление Двенадцатого арбитражного апелляционного суда от 17 декабря 2012 г. по делу N А12-21016/2009).

 

Статья 171. Недействительность сделки, совершенной гражданином, признанным недееспособным

 

Комментарий к статье 171

 

1. Комментируемая статья охватывает частный случай совершения сделок лицами с пороками воли. Порок воли заключается в отсутствии у лица способности понимать значение своих действий и (или) руководить ими. Ничтожны все сделки, совершаемые таким лицом.

Гражданин считается недееспособным с момента вступления в законную силу решения суда о признании его недееспособным. При этом ему назначается опекун (п. 1 ст. 32 ГК), который выступает в качестве представителя недееспособного лица в гражданском обороте. Представитель совершает сделки в интересах такого лица. Причем в данном случае идет речь именно о выражении его интереса, а не воли представляемого, поскольку она у него отсутствует.

2. Сделка, совершенная недееспособным лицом, является недействительной с самого начала. К ней применяются общие и специальные последствия.

Во-первых, каждая из сторон обязана возвратить все полученное по сделке другой стороне в натуре, а при невозможности - возместить его стоимость (п. 2 ст. 167 ГК). Кстати, в этой части из текста прежней редакции исключили слова "в деньгах". Данное исключение следует оценить как правильное решение, наиболее отвечающее принципу диспозитивности регулирования гражданских отношений, позволяющему сторонам выбрать наиболее отвечающие их интересам варианты возмещения, и не только в деньгах. Важно отметить, что оценка стоимости выражается в денежных единицах, однако при этом не исключается использование других способов возмещения стоимости.

Во-вторых, специальным последствием такой сделки является обязанность дееспособной стороны, если она знала о недееспособности другой стороны, т.е. действовала недобросовестно, возместить причиненный ею реальный ущерб.

3. Данная сделка, в отличие от других ничтожных сделок, может подвергнуться исцелению (конвалидации) путем последующего одобрения в форме, установленной законом. Суд может по требованию опекуна недееспособного признать совершенную сделку действительной, если она совершена к выгоде недееспособного.

 

Статья 172. Недействительность сделки, совершенной несовершеннолетним, не достигшим четырнадцати лет

 

Комментарий к статье 172

 

1. Малолетними признаются несовершеннолетние в возрасте до 14 лет. Малолетние в возрасте от 6 до 14 лет обладают элементами дееспособности и вправе самостоятельно совершать ряд сделок, перечисленных в законе (п. 2 ст. 28 ГК), на которые правила настоящей статьи не распространяются. Остальные сделки совершаются от имени малолетних их родителями, усыновителями или опекунами (п. 1 ст. 28 ГК).

2. При признании недействительности сделки, заключенной с малолетним гражданином, действует отсылочная норма, установленная в абз. 2 и 3 п. 1 ст. 171 настоящего Кодекса, в соответствии с которыми дееспособная сторона помимо возврата полученного по сделке должна также возместить своему контрагенту понесенный им реальный ущерб, если она знала или должна была знать о его недееспособности.

 

Статья 173. Недействительность сделки юридического лица, совершенной в противоречии с целями его деятельности

 

Комментарий к статье 173

 

1. Комментируемая статья подверглась значительным изменениям. Во-первых, существенным образом изменен круг сделок, охватываемых данной статьей. Если ранее она охватывала все сделки юридического лица, выходящие за пределы его правоспособности, то теперь посвящена только регулированию сделок юридических лиц, совершенных в противоречии с целями их деятельности. В теории права под правоспособностью понимается предусмотренная нормами права возможность лица иметь субъективные права и нести обязанности.

В современной российской доктрине возобладала оценка правоспособности юридического лица как целевой. Данная позиция нашла отражение и в п. 1 ст. 49 ГК, но была значительно смягчена в отношении коммерческих юридических лиц, которым предоставлено право осуществлять любые виды деятельности, не запрещенные законом (п. 2 ст. 49 ГК). В силу этого терминологически верным, основанным на исходном правиле ст. 49 ГК является новое название комментируемой статьи, которым охватываются сделки, совершенные в противоречии с целями деятельности юридического лица.

Такой подход потребовал и изменения содержания комментируемой статьи. Поскольку понятие правоспособности юридического лица шире, чем цели деятельности, потребовалось отказаться от включения в обновленную статью сделок, совершенных при отсутствии лицензии на занятие определенными видами деятельности. Такие сделки должны получить другую квалификацию и другие правовые последствия.

2. Основания недействительности, охватываемые комментируемой статьей, применяются к сделкам, совершенным юридическими лицами, обладающими специальной правоспособностью. К таковым относятся:

- унитарные предприятия;

- некоммерческие организации;

- коммерческие организации, обладающие специальной правоспособностью (банки и иные кредитные организации, страховые организации, инвестиционные организации и др.). Сделки, совершенные иными коммерческими организациями, могут быть признаны судом недействительными только в случае, если они совершены в противоречии с целями деятельности, определенно ограниченными в их учредительных документах (см. Постановление Пленумов ВС РФ и ВАС РФ N 6/8).

3. Другая новелла заключается в том, что вместо предусмотренной ранее возможности признания этой сделки недействительной по требованию государственного органа, осуществляющего контроль или надзор за деятельностью юридического лица, в комментируемой статье установлена возможность признания ее недействительной только по требованию лица, в интересах которого установлено такое ограничение целей деятельности юридического лица, при условии, что другая сторона сделки знала или должна была знать о таком ограничении. Соответственно, круг лиц, которые имеют право предъявлять требования о признании сделки недействительной по ст. 173 ГК, значительно сужен. Лицами, которые могут быть истцами по делу о признании указанных сделок недействительными, являются только лица, в интересах которых установлены ограничения на совершение сделки, - само юридическое лицо, его учредитель (участник), иное лицо, в интересах которого установлено ограничение.

 

Статья 173.1. Недействительность сделки, совершенной без необходимого в силу закона согласия третьего лица, органа юридического лица или государственного органа либо органа местного самоуправления

 

Комментарий к статье 173.1

 

1. Комментируемая статья является новеллой. Фабула комментируемой статьи охватывает сделки, совершение которых связано с особенностями волеизъявления. Как отмечается в юридической литературе, при совершении таких сделок происходит сочетание воли основного субъекта - стороны сделки и воли содействующего либо контролирующего лица (см.: Тарасова А.Е. Сделки с особенностями волеизъявления // Журнал российского права. 2008. N 4. С. 77 - 88).

Комментируемая статья предусматривает в качестве общего правила, что сделка, совершенная без согласия третьего лица, органа юридического лица или государственного органа либо органа местного самоуправления, необходимость получения которого предусмотрена законом, является оспоримой. Только в случаях, установленных в законе, она может быть признана ничтожной или не влечет правовых последствий для лица, управомоченного давать согласие, при отсутствии такого согласия.

Диспозитивные возможности договорного регулирования гражданских отношений отражаются еще в одном новом правиле о специальном правовом регулировании правовых последствий сделок, охватываемых комментируемой статьей. Оно заключается в том, что допускается соглашение с лицом, согласие которого необходимо на совершение сделки, в котором могут быть установлены иные последствия отсутствия необходимого согласия на совершение сделки, чем ее недействительность. Однако это возможно только в случаях, предусмотренных законом или соглашением. Такими случаями можно назвать следующие: согласие залогодержателя на распоряжение предметом залога (п. 2 ст. 346 ГК); согласие энергоснабжающей организации на передачу абонентом принятой энергии субабоненту (ст. 545 ГК); согласие арендодателя на сдачу арендованного имущества в субаренду (п. 2 ст. 615 ГК); согласие публичного собственника имущества на отчуждение имущества казенного предприятия (п. 1 ст. 297 ГК) и т.д.

2. Особое значение имеет правильная квалификация сделки при отсутствии согласия на сделку органа юридического лица. Например, в законодательстве установлено требование об одобрении советом директоров (наблюдательным советом, общим собранием акционеров) крупных сделок АО, а также сделок, в которых имеется заинтересованность (гл. X, XI Закона об акционерных обществах). Аналогичные требования установлены в ст. 45, 46 Закона об обществах с ограниченной ответственностью.

Согласие государственного органа также требуется в ряде случаев, установленных законом. Например, лица, приобретающие акции (доли), имущество, активы хозяйствующих субъектов, права в отношении хозяйствующих субъектов, обязаны обратиться в антимонопольный орган в качестве заявителей для получения предварительного согласия или для уведомления о совершении сделки. Такое правило предусмотрено п. 3 ч. 1 ст. 32 Закона о защите конкуренции. Случаи, в которых требуется получение предварительного согласия, указаны в ст. 27 - 29 Закона о защите конкуренции. Случаи, в которых необходимо уведомление антимонопольного органа, закреплены в ст. 30 и 31 указанного Закона. Перечень соответствующих сделок приведен в ст. 28 и 29 данного Закона.

Все указанные сделки в соответствии с комментируемой статьей презюмируются оспоримыми, если в законе не будет установлено, что данные сделки являются ничтожными. Вряд ли в этих случаях возможно соглашение с государственным органом.

3. Применение такого способа защиты, как признание сделки оспоримой, связывается с еще одним фактом. Необходимо доказать, что другая сторона сделки знала или должна была знать об отсутствии на момент совершения сделки необходимого согласия такого лица или такого органа.

Указан в комментируемой статье и круг лиц, которые могут обратиться в суд с иском о признании данной сделки недействительной. Она может быть признана недействительной по иску лица, чье согласие должно быть испрошено, или иных лиц, указанных в законе. Это положение представляется верным. Этой же позиции придерживались судебные органы ранее, руководствуясь правилами специального законодательства, устанавливавшего требование о даче согласия третьего лица на совершение сделки. Например, по одному из дел, по которому оспаривался отказ реестродержателя покупателю акций во внесении новых сведений о новом собственнике в реестр акций, где реестродержатель посчитал данную сделку недействительной ввиду отсутствия согласия супруги продавца на отчуждение принадлежащих ему акций, суды обоснованно указали на то, что в силу п. 2 ст. 35 СК при совершении одним из супругов сделки по распоряжению общим имуществом супругов предполагается, что он действует с согласия другого супруга, а сделка, совершенная одним из супругов по распоряжению общим имуществом супругов, может быть признана судом недействительной по мотивам отсутствия согласия другого супруга только по его требованию (см. Постановление ФАС Центрального округа от 24 августа 2011 г. по делу N А36-3335/2010).

4. В целях обеспечения стабильности гражданского оборота законодателем предусмотрен механизм, позволяющий не допустить недобросовестное поведение лица, давшего согласие на оспоримую сделку (ст. 157.1 ГК). Установлено правило, что такое лицо не вправе оспаривать эту сделку по основанию, о котором оно знало или должно было знать в момент выражения согласия. Это положение ставит в прямую зависимость стабильность указанных гражданско-правовых сделок от законодательных условий, при которых использование института недействительных сделок недобросовестными субъектами является затруднительным.

Содержание

Категория: Гражданское право | Добавил: x5443 (11.02.2015)
Просмотров: 1533 | Теги: сделка, оспорить, недействительный | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
...




Copyright MyCorp © 2016