Пятница, 02.12.2016, 22:57
Высшее образование
Приветствую Вас Гость | RSS
Поиск по сайту


Главная » Статьи » Законодательство. Государство и право

24.7. Разоружение и ограничение вооружений

24.7. Разоружение и ограничение вооружений

 

Понятие. Разоружением принято считать комплекс мер, направленных на прекращение наращивания средств ведения войны, их ограничение, сокращение и ликвидацию. Общая международно-правовая основа разоружения содержится в Уставе ООН. Пункт 1 ст. 11 относит "принципы, определяющие разоружение и регулирование вооружений" к числу "общих принципов сотрудничества в деле поддержания мира и безопасности". Рассмотрение указанных принципов входит в компетенцию Генеральной Ассамблеи, которая выносит по этим вопросам рекомендации Совету Безопасности и государствам - членам ООН. Совет Безопасности несет ответственность за формулирование "планов создания системы регулирования вооружений" (ст. 26); в решении этой задачи ему содействует Военно-штабной комитет, который дает советы и оказывает помощь по вопросам, относящимся к "регулированию вооружений и возможному разоружению" (п. 1 ст. 47).

В отечественной доктрине преобладает мнение о существовании международно-правового принципа разоружения, из которого вытекают двоякого рода обязательства: строго и неуклонно соблюдать действующие договоры о разоружении, участвовать в мероприятиях, предусмотренных договорами, направленными на ограничение гонки вооружений и разоружение, добиваться создания новых норм, заключения договоров, направленных на разоружение, вплоть до договора о всеобщем и полном разоружении под строгим международным контролем.

Однако общепризнанного и универсального обязательства разоружаться в современном международном праве не существует. Международный суд ООН в своем решении по делу "Никарагуа против США", принятом в 1986 г., записал: "В международном праве нет норм, за исключением таких, которые признаны заинтересованными государствами договорным или иным путем, в соответствии с которыми уровень вооружений суверенного государства может быть ограничен, и этот принцип применим ко всем государствам без исключения". Суть основного обязательства в данной области заключается в том, чтобы "в духе доброй воли вести переговоры... о договоре о всеобщем и полном разоружении под строгим и эффективным международным контролем" (ст. VI Договора о нераспространении ядерного оружия 1968 г.). Ссылка на такое обязательство или на ст. VI упомянутого Договора содержится во многих современных договорах об ограничении вооружений, как правило, в их преамбулах.

Основным источником норм в рассматриваемой области являются международные договоры: универсальные (например, Договор о нераспространении ядерного оружия 1968 г.), региональные (например, Договор об обычных вооруженных силах в Европе 1990 г.), двусторонние (например, Договор между РФ и США о мерах по дальнейшему сокращению и ограничению стратегических наступательных вооружений 2010 г.). Договоры в этой области можно классифицировать и по их целям и объекту (договоры об ограничении вооружений или об ограничении деятельности, с ними связанной; договоры, касающиеся оружия массового уничтожения или относящиеся к обычным вооружениям).

Повышение роли международных организаций обусловливает возрастание значения их резолюций в качестве вспомогательного источника права в области разоружения. Отдельные Резолюции Генеральной Ассамблеи ООН по вопросам разоружения допустимо рассматривать как содержащие нормы права, находящиеся в процессе формирования. В некоторых случаях Резолюции Генеральной Ассамблеи ООН являются дополнительным средством имплементации договорных норм. К их числу можно отнести, в частности, резолюции, направленные на обеспечение полного введения в действие Договора о безъядерной зоне в южной части Тихого океана 1985 г. или Договора о зоне, свободной от ядерного оружия в южной части Тихого океана, 1996 г. Весьма примечательным стало создание Генеральной Ассамблеей в 1989 г. ранее отсутствовавшего механизма проверки соблюдения договорной нормы (Женевского протокола о запрещении применения на войне удушливых, ядовитых или других подобных газов и бактериологических средств 1925 г.), который состоял из специальных процедур расследования сообщений о случаях применения химического оружия, проводимых экспертами, уполномоченными Генеральным секретарем ООН.

Международные организации нередко играют роль форумов, где вырабатываются нормы в области разоружения и ограничения вооружений. В рамках ООН этими вопросами занимается Генеральная Ассамблея и один из ее главных комитетов - Первый (по вопросам разоружения и безопасности). Генеральной Ассамблеей образован вспомогательный совещательный орган - Комиссия по разоружению. Самостоятельным органом, хотя и образованным Генеральной Ассамблеей и пользующимся услугами Секретариата ООН, является Конференция по разоружению. Возрастает внимание, которое уделяет вопросам разоружения Совет Безопасности ООН.

Из существующих региональных механизмов можно упомянуть Форум по сотрудничеству в области безопасности - переговорный и совещательный орган, образованный в рамках Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе.

Определенные нормотворческие функции выполняют органы, учрежденные договорами о разоружении и ограничении вооружений, например Организация по запрещению химического оружия, созданная Конвенцией о запрещении разработки, производства, накопления и применения химического оружия и о его уничтожении 1993 г. или - на региональном уровне - Агентство по запрещению ядерного оружия в Латинской Америке и Карибском бассейне (ОПАНАЛ), образованное Договором о запрещении ядерного оружия в Латинской Америке и Карибском бассейне 1967 г.

Образование совещательных органов, наделенных полномочиями по выработке проектов изменений и дополнений в договоры, предусматривается рядом двусторонних договоров, в частности об ограничении и сокращении стратегических наступательных вооружений. Одним из наиболее эффективных из них была Постоянная консультативная комиссия, созданная в соответствии с Договором между СССР и США об ограничении систем противоракетной обороны 1972 г., выработавшая ряд существенных документов, толкующих Договор, и проекты поправок к нему.

К настоящему времени сложился и действует свод норм, определяющих частичные меры по разоружению. Суть частичных мер заключается в запрещении и ликвидации отдельных видов оружия, запрещении их производства, накопления, развертывания и применения, ограничении некоторых видов вооружений в количественном и качественном отношении, сужении возможности качественного совершенствования оружия, сокращении сферы или районов размещения различных видов вооружений. К ним примыкают меры по укреплению доверия и безопасности, прямо не предусматривающие ограничения вооружений, но создающие благоприятные условия для его осуществления.

Оружие массового уничтожения. Наиболее развит комплекс норм, относящихся к оружию массового уничтожения. В соответствии с определением, выработанным ООН еще в 1948 г., такое оружие "должно быть определено таким образом, чтобы включать оружие, действующее атомным взрывом, оружие, действующее при помощи радиоактивных материалов, смертоносное химическое и биологическое оружие и любое разработанное в будущем оружие, обладающее характеристиками, сравнимыми по разрушительному действию с атомной бомбой и другим упомянутым выше оружием".

Действующее международное право запрещает испытывать ядерное оружие в атмосфере, в космическом пространстве и под водой (Договор о запрещении испытаний ядерного оружия в атмосфере, в космическом пространстве и под водой 1963 г.). Это запрещение может стать полным в случае вступления в силу Договора о всеобъемлющем запрещении ядерных испытаний 1996 г.

Любые ядерные взрывы, а также размещение ядерного оружия запрещены в Антарктике (Договор об Антарктике 1959 г.), в Латинской Америке (Договор о запрещении ядерного оружия в Латинской Америке и Карибском бассейне 1967 г., известный как Договор Тлателолко), в южной части Тихого океана (Договор о безъядерной зоне в южной части Тихого океана 1985 г., известный как Договор Раротонга), в Юго-Восточной Азии (Договор о зоне, свободной от ядерного оружия в Юго-Восточной Азии, 1995 г., известный как Бангкокский договор), в Африке (Договор о зоне, свободной от ядерного оружия в Африке, 1996 г., известный как Договор Пелиндаба), в Центральной Азии (Договор о зоне, свободной от ядерного оружия, в Центральной Азии 2006 г., известный также как Семипалатинский договор), на морском дне и в его недрах (Договор о запрещении размещения на дне морей и океанов и в его недрах ядерного оружия и других видов оружия массового уничтожения 1971 г.), на Луне и других небесных телах (Договор о принципах деятельности государств по исследованию и использованию космического пространства, включая Луну и другие небесные тела, 1967 г.).

Существующие нормы (Договор о нераспространении ядерного оружия 1968 г.) направлены на то, чтобы предотвратить распространение ядерного оружия и не допустить приобретения его каким-либо государством, помимо пяти, признанных обладающими им (США, Россия как государство - продолжатель СССР, Великобритания, Франция и Китай).

Актуальной проблемой является регулирование ядерных стратегических вооружений. Термин "стратегические вооружения" условен и охватывает межконтинентальные баллистические ракеты, тяжелые бомбардировщики как носители бомб, баллистических и крылатых ракет, баллистические ракеты, запускаемые с подводных лодок, а также средства стратегической противоракетной обороны. Сопоставимые задачи способны решать крылатые ракеты морского базирования большой дальности.

До 2002 г. в отношениях между Россией и США действовал запрет на развертывание систем противоракетной обороны территории страны либо создание основы для такой системы, а для разрешенных систем применялись определенные количественные и качественные ограничения (Договор между СССР и США об ограничении систем противоракетной обороны 1972 г. (Договор по ПРО)). США в одностороннем порядке вышли из этого Договора, что, в свою очередь, сделало невозможным для России быть связанной обязательством воздерживаться от действий, которые могли бы лишить объекта и цели российско-американский Договор о дальнейшем ограничении и сокращении стратегических наступательных вооружений 1993 г. Россия ратифицировала его в 2000 г., чего США так и не сделали.

Стратегические ядерные боеприпасы России и США ограничены определенными суммарными уровнями, в пределах которых каждая сторона определяет состав и структуру своих стратегических наступательных вооружений (Договор между РФ и США о мерах по дальнейшему сокращению и ограничению стратегических наступательных вооружений 2010 г.).

Регулирование стратегических вооружений до прекращения существования СССР осуществлялось только в советско-американских отношениях (Временное соглашение о некоторых мерах в области ограничения стратегических наступательных вооружений 1972 г., Договор об ограничении стратегических наступательных вооружений 1979 г., который так и не вступил в силу, хотя применялся на протяжении нескольких лет, Договор о сокращении и ограничении стратегических наступательных вооружений 1991 г.). После распада СССР определенные обязательства в этой области были возложены на бывшие союзные республики - Белоруссию, Казахстан, Россию и Украину, что нашло отражение в факте подписания ими и США в 1992 г. Протокола к Договору о сокращении и ограничении стратегических наступательных вооружений 1991 г. При этом полноправным участником переговоров осталась только Россия. Участие остальных государств было обусловлено необходимостью завершения процесса ликвидации или удаления оставшихся на их территориях регулируемых средств.

Еще до прекращения существования СССР на основании его договора с США были ликвидированы их баллистические и крылатые ракеты средней и меньшей дальности, т.е. имеющие дальность полета в диапазоне от 500 до 5500 км (Договор о ликвидации ракет средней дальности и меньшей дальности 1987 г.).

Уже упоминавшаяся ст. VI Договора о нераспространении ядерного оружия 1968 г. обязывает стороны договариваться "об эффективных мерах по прекращению гонки ядерных вооружений в ближайшем будущем и ядерному разоружению". В 1996 г. в консультативном заключении о законности угрозы или применения ядерного оружия Международный суд ООН заявил о существовании "обязательства вести в духе доброй воли и завершить переговоры, ведущие к ядерному разоружению во всех его аспектах под строгим и эффективным международным контролем". Данная Судом трактовка ст. VI может быть истолкована как констатация достижения цели прекращения гонки ядерных вооружений. Более того, отделив обязательство по ст. VI от самого Договора о нераспространении ядерного оружия, Суд, по существу, заявил, что это обязательство уже не связано с участием в Договоре и приобрело качество opinio juris.

Помимо ядерного, к оружию массового уничтожения принято относить химическое и биологическое оружие. Биологическое оружие находится под всеобъемлющим запретом: его нельзя не только применять на войне, но и разрабатывать, производить и накапливать, а запасы подлежат уничтожению или переключению на мирные цели (Конвенция о запрещении разработки, производства и накопления запасов бактериологического (биологического) и токсинного оружия и об их уничтожении 1972 г.).

Начиная с 1925 г. химическое оружие противозаконно как средство ведения войны (Протокол о запрещении применения на войне удушливых, ядовитых или иных подобных газов и бактериологических средств 1925 г.). Конвенцией о запрещении разработки, производства, накопления и применения химического оружия и о его уничтожении 1993 г. предусмотрен уже не частичный, а всеобъемлющий запрет химического оружия, подобный тому, под которым находится бактериологическое оружие.

Универсальная норма запрещает военное или любое иное враждебное использование средств воздействия на природную среду, обладающих разрушительным потенциалом, сопоставимым с оружием массового уничтожения (Конвенция о запрещении военного или любого иного враждебного использования средств воздействия на природную среду 1977 г.).

Режимы нераспространения оружия массового уничтожения. Договор о нераспространении ядерного оружия 1968 г. не стал непреодолимым препятствием на пути государств, стремящихся к обладанию ядерным оружием. Например, в 1998 г. испытания боевых ядерных зарядов произвели Индия и Пакистан. Есть серьезные основания полагать, что ядерным оружием обладает ряд других государств. Еще шире круг государств, чей промышленный и технологический потенциал может позволить им в сжатые сроки разработать и начать производство собственного ядерного оружия.

И все же авторитет Договора и созданного им режима велик, благодаря чему удалось урегулировать проблемы нераспространения ядерного оружия, возникшие в связи с прекращением существования СССР, когда его ядерное оружие оказалось на территории нескольких бывших союзных республик. Южно-Африканская Республика, в свое время разработавшая собственное ядерное оружие, отказалась от него, ликвидировала созданные запасы и присоединилась к режиму нераспространения. Впрочем, это не означает, что ЮАР одновременно избавилась от технического опыта строительства ядерных боеприпасов и персонала, этим опытом обладающим.

Усиление режима нераспространения ядерного оружия, как и других видов оружия массового уничтожения, достижимо путем универсализации участия в установивших их договорах, а также дополнения их средствами более надежного предотвращения распространения и принуждения по отношению к нарушителям.

Однако сами по себе Договор о нераспространении ядерного оружия и Конвенции о запрещении бактериологического и химического оружия ставят вне закона передачу и приобретение только соответственно ядерных боеприпасов, боевых возбудителей болезней и токсичных химикатов и некоторых видов технологий и сопутствующего оборудования, но не средства их доставки, прежде всего ракеты. Отдельные меры по нераспространению ракет и ракетных технологий были предусмотрены Договором по ПРО 1972 г., договорами об ограничении и сокращении стратегических наступательных вооружений, в том числе Договором о мерах по дальнейшему сокращению и ограничению стратегических наступательных вооружений 2010 г.

Специально на решение проблемы ракетного нераспространения направлен так называемый режим контроля за ракетной технологией (РКРТ), возникший в 1987 г., в основе которого лежат неюридические договоренности об ограничении поставок соответствующих изделий и технологий. Слабость РКРТ заключается в том, что он далеко не универсален с точки зрения участия (на начало 2012 г. - 34 государства), в нем представлены не все государства-экспортеры, а импортеры практически отсутствуют. Более широк круг участников (в 2012 г. - 134 государства) разработанного в рамках РКРТ Международного кодекса поведения по предотвращению распространения баллистических ракет 2002 г. - политического документа, который мог бы способствовать выработке международно-правового акта о глобальном режиме ракетного нераспространения.

На противодействие незаконному распространению оружия массового уничтожения, его компонентов, технологий, средств доставки путем перехвата и задержания морских и воздушных судов, подозреваемых в перевозке указанных грузов, направлена неформальная договоренность, именуемая Инициативой по безопасности в области распространения 2003 г.

Механизмом по согласованию мер экспортного контроля, направленных на недопущение передачи материалов, технологий и оборудования двойного назначения, которые могут использоваться для производства химического и бактериологического оружия, является Австралийская группа, образованная в 1984 г.

Обычные вооружения. Договор об обычных вооруженных силах в Европе 1990 г. (ДОВСЕ) обязывает европейские государства-участники сократить свои обычные вооружения и технику в пределах Европы до определенных согласованных уровней, не позволяющих осуществить внезапное нападение и начать крупномасштабные наступательные действия. Одновременно с Договором вступил в силу Итоговый акт переговоров о численности личного состава обычных вооруженных сил в Европе 1992 г. - политический документ, устанавливающий пределы на численность военнослужащих, размещенных каждым государством-участником в пределах района применения Договора.

Для того чтобы Договор отвечал изменившимся с момента его заключения условиям (роспуск Организации Варшавского договора, прекращение существования СССР, возникновение новых государств в районе применения Договора), в 1999 г. было подписано Соглашение об адаптации Договора об обычных вооруженных силах в Европе, предполагавшее внесение в Договор значительных изменений, поправок и дополнений. Однако затягивание вступления Соглашения в силу в условиях продолжения расширения НАТО, в том числе за счет государств, чьи вооружения и военная деятельность не регулировались Договором, активные мероприятия США по подготовке к развертыванию ПРО в Европе вынудили Россию приостановить начиная с 12 декабря 2007 г. действие для себя ДОВСЕ, не выходя из него и оставляя возможность для возобновления действия договорного режима в случае, если партнеры примут во внимание ее обеспокоенность.

Всеобъемлющий запрет в отношении одного из видов обычного оружия предусмотрен Конвенцией о запрещении применения, накопления запасов, производства и передачи противопехотных мин и об их уничтожении 1997 г.

Притом что Конвенция о запрещении или ограничении применения конкретных видов оружия, которые могут считаться наносящими чрезмерные повреждения или имеющими неизбирательное действие, 1980 г. и Протоколы к ней в основном относятся к кругу норм, устанавливающих правила ведения вооруженных конфликтов, некоторые из предусмотренных ею мер примыкают к мерам ограничения вооружений.

Растущую актуальность приобретает усиление контроля за распространением легкого и стрелкового оружия. В этой области действует ряд рекомендаций и правил, не имеющих свойства юридических обязательств, выработанных в рамках ООН и других организаций. В связи с опасностью террористических актов против воздушного транспорта в отдельную проблему выделяется ограничение распространения портативных зенитно-ракетных комплексов (ПЗРК). На противодействие этой угрозе направлена наряду с некоторыми многосторонними решениями договоренность РФ и США о сотрудничестве в области усиления контроля за ПЗРК 2005 г.

Демилитаризация и нейтрализация. Наряду с ограничением и сокращением вооруженных сил и вооружений цель разоружения может достигаться путем демилитаризации и (или) нейтрализации территории.

Демилитаризация - это договорно установленный международно-правовой режим определенной территории или пространственной сферы, запрещающий их использование в военных целях в мирное время. Эта мера предполагает ликвидацию в данном районе военных укреплений и сооружений и запрет содержать там вооруженные силы.

Под нейтрализацией понимается договорно установленное запрещение ведения военных действий на определенной территории или в пространственной сфере и использования их в качестве базы для военных операций. Цель нейтрализации - предотвращение развязывания войны в данном районе или из него либо, если военные действия где-то поблизости не удалось предотвратить, изъятие такого района из театра военных действий.

Одним из наиболее значительных примеров демилитаризации и нейтрализации обширного района Земли является Антарктика. Частичная демилитаризация в отношении всех видов оружия массового уничтожения достигнута применительно к морскому дну, где запрещено устанавливать и размещать такое оружие. Конкретные договорно-правовые меры направлены на полную или частичную ядерную демилитаризацию и нейтрализацию Латинской Америки и Карибского бассейна, южной части Тихого океана, Юго-Восточной Азии, Африки и Центральной Азии, иначе говоря, на создание там безъядерных зон. Эффективное осуществление установленных ими режимов означало бы создание безъядерной зоны в южном полушарии Земли.

Меры доверия. К ограничению вооружений и разоружению примыкают меры по укреплению доверия и безопасности, которые в общем плане можно определить как специальные, договорным или иным образом обусловленные меры, принимаемые для обеспечения уверенности в том, что действия одной стороны не имеют целью нанесение ущерба безопасности другой стороны, в особенности если эти действия могут быть поняты и оценены как подготовка к внезапному нападению или его начало, и действительно не наносят такого ущерба. Такие меры не являются мерами реального разоружения и не подменяют их, но, принимаемые сами по себе или в качестве сопутствующих мер, они создают благоприятные условия для открытия переговоров или способствуют прогрессу в уже ведущихся переговорах.

Меры доверия и безопасности, первоначально сводившиеся к улучшению связи между сторонами (группа соглашений об установлении линий прямой связи), обеспечению морской навигационной безопасности (группа соглашений о предотвращении инцидентов в открытом море), со временем стали включать уведомления и иную информацию о военной деятельности (при этом сокращался срок заблаговременной подачи уведомлений и возрастал объем предоставляемой информации), обмен наблюдателями и инспекции на местах проведения военной деятельности (Документ по мерам укрепления доверия и некоторым аспектам безопасности и разоружения Заключительного акта СБСЕ 1975 г., Итоговый документ Стокгольмской конференции по мерам укрепления доверия и безопасности и разоружению в Европе 1986 г.), включая наблюдение с воздуха (Договор об открытом небе 1992 г.). Функциями по укреплению доверия стали наделяться органы, создаваемые в соответствии с договорами о мерах по ограничению и сокращению вооружений.

Меры, согласованные в 1960 - 1970 гг., в основном были нацелены на уменьшение опасности вооруженного конфликта с применением ядерного оружия (см., например, советско-американское Соглашение о мерах по уменьшению опасности возникновения ядерной войны 1971 г.), последующие же меры предназначались также и для снижения риска столкновения обычных сил (Соглашение между СССР и США о предотвращении опасной военной деятельности 1989 г.). В последнее время меры доверия и безопасности трансформируются из военно-технических мер, ограниченных предоставлением информации об отсутствии подготовки к внезапному нападению, в комплексные меры, характеризуемые наличием такой степени доверия, которая позволяет партнерам разрабатывать и применять не только уведомительные, но и сдерживающие, а в перспективе и ограничивающие меры (так называемый режим Венского документа, установленный актами СБСЕ/ОБСЕ 1990, 1992, 1994 и 1999 гг., дополняющими, развивающими и расширяющими меры, предусмотренные Стокгольмским документом 1986 г.). Этому, в частности, способствует режим наблюдения с воздуха за обширными участками территорий 34 государств - участников Договора по открытому небу 1992 г.

Полезный опыт осуществления мер по укреплению доверия и безопасности, приобретенный в Европе, используется и в других регионах. Так, образованию в 2001 г. Шанхайской организации сотрудничества предшествовало заключение Соглашения между СССР и КНР о руководящих принципах взаимного сокращения вооруженных сил и укрепления доверия в военной области в районе советско-китайской границы 1990 г., за которым последовали Соглашение между Россией, Казахстаном, Киргизией, Китаем и Таджикистаном об укреплении доверия в военной области в районе границы 1996 г. и Соглашение между теми же государствами о взаимном сокращении вооруженных сил в районе границы 1997 г.

Цель формирования общеазиатского форума, подобного ОБСЕ, преследует Совещание по взаимодействию и мерам доверия в Азии, в основе которого лежат Декларация принципов 1999 г. и Алма-Атинский акт 2002 г.

Проверка соблюдения обязательств. В самом общем виде проверку можно определить как совокупность методов наблюдения за осуществлением договорных обязательств и анализ полученных данных. Проверка осуществляется путем предоставления каждому участнику договора сведений о выполнении обязательств другими участниками, содействуя достижению целей договора, предупреждению и выявлению нарушений его положений и обеспечивая уверенность в соблюдении его положений.

В период после Второй мировой войны на протяжении длительного времени разногласия между государствами по вопросам проверки были препятствием на пути реального разоружения, а также использовались как предлог против принятия значимых мер в этой области.

Частичное разрешение противоречия между необходимостью ограничения вооружений и трудностью согласования мер проверки стало реальным с развитием национальных технических средств сбора данных об объектах, находящихся в пределах государственных территорий. Под этими средствами прежде всего понимались искусственные спутники Земли, хотя к ним относились также сейсмические станции и иное оборудование, позволяющее вести наблюдение за деятельностью государств извне (за данной территорией, вне ее пределов). Эти средства получили название "национальные технические средства контроля" (НТСК). Долгое время они являлись основным методом проверки соблюдения соглашений об ограничении вооружений. В дальнейшем нашли применение и другие средства, в частности инспекции на месте, осуществляемые как национальными, так и международными по составу группами инспекторов.

К настоящему времени накоплен опыт выработки, согласования, воплощения в договорную норму и функционирования различных механизмов проверки выполнения обязательств по соглашениям об ограничении и сокращении вооружений. По мере технического совершенствования повышается и надежность НТСК. Действующие соглашения запрещают создание помех этим средствам, применение преднамеренных мер маскировки, затрудняющих наблюдение за выполнением договорных обязательств.

Хотя термин "национальные технические средства контроля" не получил договорного определения, положения, запрещающие активное и пассивное противодействие им, а также требование о соответствии их использования общепризнанным принципам международного права в значительной мере восполняют этот пробел.

Одинаковые по содержанию статьи на этот счет содержались в заключенных СССР и США Договоре об ограничении средств противоракетной обороны 1972 г., Временном соглашении о некоторых мерах в области ограничения стратегических наступательных вооружений 1972 г., Договоре об ограничении стратегических наступательных вооружений 1979 г.

В ряд договоров включены дополнительные меры, например оснащение регулируемых систем вооружений особыми опознавательными знаками (Договор между Россией и США о дальнейшем сокращении и ограничении стратегических наступательных вооружений 1993 г.), демонстрация отличительных признаков новых и переоборудованных стратегических наступательных вооружений (Договор между РФ и США о мерах по дальнейшему сокращению и ограничению стратегических наступательных вооружений 2010 г.). Предусматривается также содействие проверяемой стороной НТСК другой стороны в определенных Договором ситуациях (Договор между СССР и США о ликвидации их ракет средней дальности и меньшей дальности 1987 г.).

Успешному функционированию НТСК способствуют и другие дополнительные меры, например согласованные правила подсчета систем вооружений, охваченных соглашением, обмен количественными данными о вооружениях, местах их расположения и характерных признаках, уведомления о предстоящих действиях, например об испытательных пусках ракет или об их ликвидации, и т.д. Примеры Договора об Антарктике 1959 г., Итогового документа Стокгольмской конференции СБСЕ по мерам укрепления доверия и безопасности и разоружению в Европе 1986 г. и последующих Венских документов, Договора об обычных вооруженных силах в Европе 1990 г. и ряда других договоренностей демонстрируют возможность разработки и применения таких мер проверки, как инспекции на месте, т.е. посещение группами инспекторов одной стороны территории другой стороны или принадлежащих ей объектов на иной территории для проверки соблюдения согласованных обязательств. По мере развития процесса разоружения, охвата им новых систем, детализации обязательств при одновременном росте доверия между партнерами, их уверенности в целесообразности и реальности сокращения вооружений государства проявляют растущую готовность к принятию все более проникающих инспекций. Так, Конвенция о запрещении разработки, производства, накопления и применения химического оружия 1993 г. предусматривает среди прочих видов инспекций инспекции любого объекта по запросу без права отказа.

В ряде договоров предусмотрено сочетание национальных и международных средств проверки. Положения на этот счет содержатся, например, в Договоре о запрещении размещения на дне морей и океанов и в его недрах ядерного оружия и других видов оружия массового уничтожения 1971 г., в соответствии с которым система проверки состоит из нескольких ступеней и может осуществляться в одностороннем порядке, коллективно несколькими участниками или посредством международных процедур в рамках ООН и в соответствии с ее Уставом. Этим же Договором, так же как и Конвенцией о запрещении военного или любого иного враждебного использования средств воздействия на природную среду 1977 г., предусмотрено обращение для целей проверки к консультативным механизмам, в которых эксперты выступают в личном качестве.

Имеется опыт применения многосторонних форм проверки выполнения договорных обязательств. Так, в соответствии с Договором о нераспространении ядерного оружия 1968 г. проверка его соблюдения государствами-участниками, не обладающими ядерным оружием, возложена на МАГАТЭ, предоставляющее гарантии и осуществляющее международные по составу инспекции. В других случаях участники Договора создают специальный орган, который они наделяют функциями по проверке. Например, в дополнение к проверке соблюдения обязательств по Договору Тлателолко, осуществляемой МАГАТЭ, соответствующие функции, включая инспекции на месте, выполняет созданное на основании Договора Агентство ОПАНАЛ. Конвенцией о запрещении химического оружия 1993 г. создана Организация по запрещению химического оружия, в функции которой входит осуществление положений о международной проверке соблюдения Конвенции. Аналогичный институт должен быть создан на основании Договора о всеобъемлющем запрещении ядерных испытаний 1996 г.

 

Вопросы для обсуждения

 

1. Каково определение понятия "безопасность"?

2. Какова политико-правовая формула обеспечения безопасности социального объекта: личности (индивида), общества, государства, мирового сообщества?

3. Каковы правовые основы национальных и международных институциональных систем обеспечения безопасности государства и мирового сообщества?

4. Каковы преступления, равно угрожающие всем социальным объектам безопасности?

5. В чем особенности универсальной и региональных систем коллективной безопасности и каковы правовые основы их взаимодействия?

6. Каковы основные правовые проблемы подготовки, организации и проведения операций по поддержанию мира?

7. Какими юридическими аргументами можно доказать или опровергнуть существование в международном праве принципа разоружения?

 

Литература

 

Кортунов С. Становление политики безопасности. Формирование политики национальной безопасности России в контексте проблем глобализации. М., 2003.

Котляр В.С. Международное право и современные стратегические концепции США и НАТО. Казань, 2008.

Международное право и международная безопасность: военная и политическая области. Диалог советских и американских экспертов. М., 1991.

Никитина Ю.А. ОДКБ и ШОС: модели регионализма в сфере безопасности. М., 2009.

Скакунов Э.И. Международно-правовые гарантии безопасности государств. М., 1983.

Собакин В.К. Равная безопасность. М., 1984.

Тузмухамедов Б.Р. Некоторые правовые проблемы операций по поддержанию мира (взгляд исследователя с практическим опытом) // Московский журнал международного права. 1999. N 1. С. 69 - 84.

Ушаков Н.А. Правовое регулирование использования силы в международных отношениях. М., 1997.

Федоров В.Н. Организация Объединенных Наций, другие международные организации и их роль в XXI веке. М., 2005.

Содержание

Категория: Законодательство. Государство и право | Добавил: x5443x (08.12.2014)
Просмотров: 1439 | Теги: право, междунарожный, вооружение | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
...




Copyright MyCorp © 2016