Воскресенье, 28.05.2017, 00:19
Высшее образование
Приветствую Вас Гость | RSS
Поиск по сайту



Главная » Статьи » Законодательство. Государство и право

Глава XIII. ИСТОРИЯ РУССКОГО ГРАЖДАНСКОГО ПРАВА (часть 2)

Глава XIII. ИСТОРИЯ РУССКОГО ГРАЖДАНСКОГО ПРАВА

Предыдущая страница

§ 2. Лица в русском гражданском праве

Дохристианская эпоха определяла право- и дееспособность лица в зависимости от нескольких факторов. Первое - ценность лица для коллектива: это хороший воин, охотник и т.п.; второе - состояние, в котором оно было рождено. Эти факторы не позволяли еще в полной мере появиться в указанную эпоху самому понятию "лицо". Личность (personae) пока еще находилась в тени той общественной группы, к которой она принадлежала по рождению. Рудименты этого отношения мы встречаем, например, в "Русской Правде", где слово "лице" и производные от него означают некую совокупность объектов гражданско-правовых отношений, но отнюдь не субъекта права.

Другая особенность правового положения (статуса) лица в России вплоть до 1861 г. была его особая сословная принадлежность. Сословность лица в принципе до 1917 г. до известного постановления Временного правительства довольно существенно влияла на объем его правоспособности (Вест. ВП. 1917. N 15/61). И хотя собственно сословия появляются довольно поздно, как известно, процесс их юридического формирования занял более полутора веков, даже в эпоху досословную мы видим деление населения на особые разряды, основанием которых являлся род службы, напрямую влиявший на право- и дееспособность. Не стоит при этом забывать, что рабство (холопство) в России de iure отменяется только по первой ревизии - в 1718 г. К этому необходимо также добавить существенное ограничение право- и дееспособности в зависимости от национальной принадлежности и - самое главное - вероисповедания лица. Правда, следует признать, что гражданская право- и дееспособность все же не в столь большой степени, в сравнении с политической правоспособностью, страдала от указанных факторов.

Эти все перечисленные выше особенности были уже рассмотрены нами в соответствующих разделах, посвященных положению различных групп населения России в отдельные периоды истории ее права. Поэтому здесь нет необходимости повторять сказанное. Следует, на наш взгляд, сосредоточиться на наиболее абстрактных вопросах статуса лиц за весь период существования России.

Физические лица.

В наиболее древнейший период, в языческую эпоху, пол не служил основанием для различения правоспособности и дееспособности лица. Однако по мере укрепления государственности положение меняется. Уже "Русская Правда" знает понятие "полувирья", которая платится за убийство женщины в противоположность "виры" за убийство мужчины (ст. 105 РП Кар. сп.). В то же время Псковская судная грамота не различает особо юридическое положение мужчины и женщины в сфере имущественных отношений (ст. ст. 88 и 89 ПСГ). Процессуальные права женщине гарантированы особо (ст. 119 ПСГ). Более поздние акты, например Первый московский судебник, знают понятие "вдова", которая живет "своим домом". Особый объем дееспособности гарантирован женщине при выходе замуж (ст. 11 гл. XVI Соб. ул.). Но в целом правоспособность женщин в Московскую эпоху подвергается ограничению, женщина утрачивает право владения недвижимостью - вотчинами и поместьями. В отношении вотчин признается, что она не наследница даже по завещанию (Ук. 1562 г.). Это общее ограничение владельческих прав женщин сохраняется вплоть до издания Свода законов гражданских, ст. 1127 которого наделяет преимущественным правом наследования по закону недвижимости только лиц мужского пола.

Полное гражданское равноправие мужчин и женщин в России de iure устанавливается только ГК РСФСР 1922 г. (ч. 2 ст. 4), хотя фактически равенство прав супругов провозглашал еще Кодекс о браке 1918 г. (СУ РСФСР. 1918. N 76 - 77. Ст. 818). На конституционном уровне равноправие полов закрепляется только Конституцией 1936 г. (ст. 122).

Наступление правоспособности в большинстве случаев определялось с момента рождения, в вопросах наследования - с момента зачатия. В этом вопросе российское право всегда находилось под влиянием римской правовой догмы. Но что касается вопроса наступления дееспособности, здесь мы видим довольно сложную картину. В древности наступление дееспособности связывали с моментом физического возмужания лица, с момента способности этого лица совершать определенные физические действия. Тем не менее обычно-правовой нормой русского гражданского права считается момент наступления дееспособности в 15 лет. Именно с этого возраста дети боярские обязаны были поступать на военную службу, а крестьянские дети, согласно свидетельствам иностранцев (например, капитан Маржарет), начинали самостоятельно работать на земле: обрабатывать выть. Впрочем, вряд ли можно говорить о наступлении полной дееспособности в этом возрасте. Соборное уложение знает уже другую норму - 18 лет, именно с этого возраста начинается военная служба (ст. 17 гл. VII). Свидетельствовать на суде "Московского государства всяких чинов русские люди" могли только с 20 лет (ст. 1 гл. XIV).

Имперский период также не вносит первоначально однообразия в этот вопрос. Указом 1714 г. "О наследии имений" наступление дееспособности определено в 18 лет для мужчин и 17 лет для женщин. С этого возраста, "когда выдут те лета, то им каждой персоне дать его жребий", т.е. совершить выдел, эмансипацию. Указ этот, как известно, предполагалось распространить на все население страны, исключая холопов, но, как показало будущее, он действовал в основном применительно к дворянству.

Большую определенность в этом вопросе вносил Указ Екатерины Великой от 22 декабря 1785 г. (ПСЗРИ. 1-е изд. Т. XXII. N 16300), устанавливавший полное совершеннолетие с 21 года как для мужчин, так и для женщин. С изданием Свода законов Российской империи эта норма только подтверждается. Том X Свода устанавливал следующую градацию дееспособности: "В несовершеннолетии полагаются три возраста: первый - от рождения до 14 лет, второй - от 14 до 17 лет, третий - от 17 до двадцати лет с годом" (ст. 213 ч. 1 т. X Св. зак. прод. 1908 г.). Лица до 14 лет именовались "малолетними" и были совершенно недееспособными. С 14 лет "малолетний" мог самостоятельно выбирать себе опекуна, с 17 лет "несовершеннолетний" мог вступать в управление своим недвижимым имением, но распоряжаться им не имел права, равно как не имел права обязываться по векселям. Право совершения мелких бытовых сделок за ним тем не менее признавалось. Наконец, "право на полное распоряжение имуществом и свобода вступать в обязательства приобретаются не прежде, как по достижении совершеннолетия, т.е. двадцати лет с годом от рождения" (ст. 221 ч. 1 т. X Св. зак. прод. 1908 г.).

Советский период внес серьезные исправления в сроки определения дееспособности. Общая дееспособность или совершеннолетие наступало с 18 лет (ст. 7 ГК 1922 г. и ст. 11 ГК 1964 г.). Впрочем, ГК 1964 г. знал более ранний срок наступления совершеннолетия: по вступлении в брак в разрешенных законом случаях. С 14 лет закон разрешал несовершеннолетнему совершать мелкие бытовые сделки, более крупные требовали согласия опекунов или законных представителей. По ГК 1964 г. несовершеннолетний имел право самостоятельно распоряжаться собственным заработком с 15 лет и вносить вклады в кредитные учреждения. Впрочем, последнее правомочие для несовершеннолетних было установлено еще в 1925 г. (СЗ СССР. 1925. N 81. Ст. 612). Основы 1991 г. только повторили общую норму о наступлении совершеннолетия физических лиц в 18-летнем возрасте.

Юридические лица.

Простая форма юридического лица - полное товарищество, судя по всему, была известна со времен "Русской Правды". Во всяком случае, знаменитая братчина Псковской судной грамоты весьма подходит под понятие этого товарищества. Правда, насколько это было объединение, созданное для облегчения гражданского оборота, приходится гадать. Братчина скорее подходит под понятие корпорации публичного права, на некое подобие universitatis средневековой Европы.

Первое четкое упоминание в законодательстве объединения физических лиц в виде особого субъекта права становится известно с царствования Петра Великого. В одном из своих ранних указов он призывает образовывать "кумпанства" (ПСЗРИ. 1-е изд. Т. III. N 1706). Но в кумпанства в России объединялись заграничные купцы, тем не менее можно говорить об образовании юридических лиц (учреждений) начиная с издания Жалованных грамот дворянству и городам 1785 г. Именно в этих актах дворянским собраниям и городам придан статус юридического лица. Но сам термин "юридическое лицо" в российском законодательстве не упоминался до 1922 г. Вместо этого употреблялось выражение "сословие лиц" (ст. 698 ч. 1 т. X Св. зак. прод. 1908 г.). Впрочем, проект Уложения 1906 г. полностью восстанавливал в правах этот термин: "Юридическими лицами называются те товарищества, общества и установления, которые в порядке и пределах, законом установленных, могут от своего имени приобретать права по имуществу, в том числе право собственности и другие права на недвижимые имения, принимать на себя обязательства, искать и отвечать на суде" (ст. 13 Проекта).

В гражданском и торговом обороте до 1917 г. выступал такой вид юридического лица, как "товарищества". Русскому праву были известны следующие формы товариществ: полное товарищество, товарищество на вере (коммандита), товарищество по участкам или компания на акциях (акционерное общество), товарищество трудовое (артель) (ст. 2128 ч. 1 т. X Св. зак. прод. 1908 г.). Акционерные общества появляются в России относительно поздно. Первая российская акционерная компания - Русско-американская компания - образована только в 1799 г. Среди ее акционеров мы встречаем членов Императорской фамилии. Первый акт, регулирующий создание и деятельность АО, также появляется относительно поздно - в 1807 г. (ПСЗРИ. 1-е изд. Т. XXIX. N 22418). Создание акционерных обществ в России до 1917 г. было сопряжено с очень жесткими ограничениями, эти ограничения отменяются одним из первых актов Временного правительства (Вест. ВП. 1917. N 15/61).

Также в гражданском обороте, но без цели извлечения прибыли до 1917 г. у нас участвовали особые виды юридических лиц - учреждения. К таковым закон относил: дворянские общества, города, казну, земства, сельские общества (общины), церкви и монастыри, учебные заведения и т.д. (ст. 698 ч. 1 т. X Св. зак. прод. 1908 г.).

Только в советский период в русское гражданское законодательство официально вводится термин "юридическое лицо". Под последним понимались "объединение лиц, учреждения или организации, которые могут как таковые приобретать права по имуществу, вступать в обязательства, искать и отвечать на суде" (ст. 13 ГК 1922). Следует отметить, что к учреждениям Кодекс отнес исполнительные органы Советской власти - исполкомы различных Советов. Знал этот Кодекс и довольно развитый договор товарищества, на основании которого образовывались следующие виды юридических лиц: полное товарищество, простое товарищество, товарищество на вере, товарищество с ограниченной ответственностью, акционерное общество (паевое товарищество), разновидностью которого являлась артель или "товарищество ответственного труда" (СУ РСФСР. 1921. N 77. Ст. 641).

Кодекс 1964 г. содержал более развернутое определение юридического лица: "организации, которые обладают обособленным имуществом, могут от своего имени приобретать имущественные и личные неимущественные права и нести обязанности, быть истцами и ответчиками в суде, арбитраже или третейском суде" (ст. 23). Конечно, данное определение вряд ли можно признать удачным по сравнению, скажем, с предыдущим, но оно явно отражало степень обобществления собственности в СССР. Ничего частного в юридическом лице теперь уже не могло быть. Кодекс содержал исчерпывающий перечень видов юридических лиц (ст. 24). Создание товариществ Кодекс не предусматривал вовсе!

Положение изменяется в 1991 г. Основы признают юридическим лицом организацию, которая "имеет в собственности, полном хозяйственном ведении или оперативном управлении обособленное имущество, отвечает по своим обязательствам этим имуществом и выступает в суде, арбитражном суде и третейском суде от своего имени" (п. 1 ст. 11). Закон признавал теперь коммерческие и некоммерческие виды юридических лиц (ст. 18). Восстанавливал он и институт товарищества, дополнив его понятием хозяйственного общества (ст. 19). Первое Положение об акционерных обществах в России появляется в самом конце 1990 г.

Право- и дееспособность юридического лица в России всегда определялась его учредительным актом при условии соответствия последнего общему законодательству. Таким образом, можно сказать, что российское гражданское законодательство исходило из так называемой целевой теории юридического лица, получившей распространение в цивилистике в конце XIX в.

Исковая давность.

Древнейший период, по-видимому, не знал исковых сроков, поскольку мы не встречаем никаких упоминаний о них. Исходя из общего смысла такого памятника русского права, как Lex Rossiae, истец мог в любой момент, не ограничиваясь сроком, предъявить требование: "а своя ему лице взяти". Первое упоминание о сроках исковой давности мы находим только в законодательстве Московской эпохи. Так, считается, что первым, кто ввел понятие исковой давности, был великий князь Василий I. Сообщение об установлении им общего пятнадцатилетнего погасительного срока по спорам о земле дошло до нас в одной из грамот великого князя Ивана III от 1492 г. Тем не менее пять лет спустя в своем Судебнике Иван III устанавливает общий земский срок в три года. Интересно отметить, что в спорах, где истцом являлось государство, этот срок составлял уже шесть лет (ст. 63 Первого судебника; ср. ст. 82 Второго судебника). Второй судебник ввел новеллу, установил срок в 40 лет по спорам о выкупе родовых вотчин (ст. 85). Однако общий срок земской давности, как считают, установился по Указу 1588 г.: "Лета 7096 февраля в 8 день все бояре в верху приговорили: по старым кабалам, которые люди повинятся, и на тех людех деньги правити до росту на пятнадцать лет, а далее того росту не присужати". В 1622 г. эта норма еще раз получает санкцию закона: "В поклажеех, которые люди клали поклажеи со Московского разоренья, и в боех и грабежех, что делалось до разоренья, и по кабалам в долгех, болши пятнадцати лет которые кабалы не подписаны и челобитья по которым кабалам не бывало, суда не давати".

Именно эта норма послужила основанием для формирования общего срока исковой давности, которая в Имперский период сокращается до 10 лет. "Иски, так же как и тяжбы, ограничиваются общей земской десятилетнею давностью. Кто в течение оной иска не предъявил или, предъявив, хождения по оному в присутственных местах не имел, тот теряет свое право" (ст. 694 ч. 1 т. X Св. зак. прод. 1908 г.).

В то же время закон знал некоторые виды сокращенных исковых сроков. Так, древняя норма по искам о выкупе родовых имений сохранялась до 1917 г., но с 40 лет она сократилась до трех (ст. 1363 ч. 1 т. X Св. зак. прод. 1908 г.). Для оспаривания завещания (духовного) закон предоставлял срок в два года (ст. 1066.12); оспаривание купчей - два года (ст. 1524); такой же срок предусматривался по искам о невыплате наемной платы (ст. 694); для вчинения иска о физическом принуждении - четыре дня (ст. 703). Пятилетний срок предусматривался по искам о невыплате процентов (ст. 2170).

Советское законодательство до 1922 г. вообще никак не регулировало вопрос о сроках исковой давности. Только ГК 1922 г. установил общий срок исковой давности в три года (ст. 44). Но по отдельным видам требований этот срок был сокращен. Например, для перевозки по железным дорогам - месяц, для морской перевозки - год. Два года исковой давности предусматривалось для предъявления претензий, вытекавших из договора страхования (ст. 396 ГК).

Гражданский кодекс 1964 г. установил своеобразный дуализм в этом вопросе: три года по спорам лиц, из которых хотя бы одно является гражданином (физическим лицом), и один год по спорам организаций и государственных учреждений (ст. 78). В продолжение традиции Кодекс устанавливал сокращенные виды сроков: шесть месяцев для требования неустойки, предъявления претензий на недостатки вещи и т.п. (ст. 79).

Основы 1991 г. отошли от предыдущего дуализма, установив общий срок исковой давности в три года, предусмотрев возможность установления сокращенных сроков по отдельным видам требований.

Представительство.

В наиболее развитом виде институт представительства, приходится это признать, существовал только в Имперский период. В предшествующие две эпохи законодатель обходил этот вопрос стороной, из чего следует, что главным источником права, регулировавшим этот институт, был обычай (usus). В это время в роли представителей (доверенных людей) часто выступали разного рода слуги, чей статус, если вспомнить древнюю норму, "аще ключ к собе привяжет", мало чем отличался от холопьего. Таким образом, договор поручительства практически не отличался от locatio conductio operarum, поверенный был более похож на наймита.

Ситуация изменяется в Имперский период, можно предположить, благодаря усложнению системы бюрократического управления страной, убыстрению делового оборота. В связи с чем появляется институт "верющих писем" - доверенностей. Один из первых актов на этот счет относится к 1765 г. (ПСЗРИ. 1-е изд. Т. XVII. N 12467). Пиком развития законодательства является гл. 2 разд. 4 кн. III Свода законов гражданских "О доверенности и верющих письмах". Согласно постановлениям этой главы доверенности могли быть срочными или бессрочными (ст. 2306). Срок определялся законом либо "произволом доверителя". Законодательство разрешало передоверие, но с согласия доверителя (ст. 2329). Родители и опекуны могли быть представителями "малолетних" в случае нанесения последним обиды со стороны третьих лиц (ст. ст. 175 и 265 ч. 1 т. X Св. зак. прод. 1908 г.). Понятие "законный представитель" законодательству до 1917 г. таким образом, не было известно. Впрочем, если быть точным, проект Гражданского уложения знал это понятие (ст. 68 проекта).

Но это понятие появляется в советском законодательстве. Под ним понимались "родители и опекуны" (ст. 9 ГК 1922 г.). Кодекс знал представителей юридического лица (ст. 16). Договор поручения согласно Кодексу представлял собой отдельный институт (ст. 251 и сл.). ГК 1964 г. содержал уже целую главу - четвертую "Представительство и доверенность". Согласно ч. 1 ст. 62 представительством считалась сделка, "совершенная одним лицом от имени другого в силу полномочия, основанного на доверенности, законе либо административном акте". Так же как и в предыдущем Кодексе, договор поручения представлял собой отдельный вид обязательственных отношений (гл. 35 ГК 1964). Основы 1991 г. обошли молчанием институт представительства, сохранив, по сути, действие норм ГК РСФСР 1964 г. до вступления в силу соответствующих положений ныне действующего Гражданского кодекса РФ.

Следующая страница

К содержанию


Категория: Законодательство. Государство и право | Добавил: x5443x (09.06.2013)
Просмотров: 813 | Теги: гражданском, физические, ГРАЖДАНСКОГО, представительство, Исковая давность, История, права, юридические, Русского, лица | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
...




Copyright MyCorp © 2017 Обратная связь