Понедельник, 20.02.2017, 18:32
Высшее образование
Приветствую Вас Гость | RSS
Поиск по сайту


Главная » Статьи » Законодательство. Государство и право

Глава XI. РОССИЯ В ЭПОХУ РЕВОЛЮЦИЙ (часть 3-2)

Глава XI. РОССИЯ В ЭПОХУ РЕВОЛЮЦИЙ

§ 3. Организация государственной власти после февраля 1917 г.

Предыдущая страница

Органы власти и управления по Конституции 1918 г.

К лету 1918 г. система Советов наконец-таки была приведена большевиками в относительный порядок. Юридическим закреплением этого порядка послужила Конституция 1918 г. Согласно ее положениям "конструкция Советской власти" - такова была терминология первого советского Основного Закона - выглядела следующим образом.

Центральные органы Советской власти. Верховной и высшей властью в РСФСР наделялся Всероссийский съезд Советов (ст. 24 Конст.). Съезд созывался не реже двух раз в год (ст. ст. 12 и 26). Последнему положению явно не повезло, большевики очень скоро стали тяготиться подобной нормой, ограничивающей их власть. Новая редакция этой нормы 1922 г. разрешала созывать съезд только один раз в год (СУ РСФСР. 1922. N 4. Ст. 44). Предусматривалась возможность созыва чрезвычайных Съездов, что в годы Гражданской войны не было редкостью. Важно также отметить, что продолжительность "сессий" съезда никак не регулировалась. Это тоже может быть расценено как формальное ограничение его власти, несмотря на ее "верховный и высший" характер.

Конституция определяла численность съезда не прямо, а опосредованно, для чего предусматривалась специальная квота: один депутат от 25 тыс. городских избирателей и один депутат от 125 тыс. сельских избирателей (ст. 25). Почему было такое неравенство, объяснять, думается, не надо. Большевики считали крестьянство мелкобуржуазным по природе, которому только предстоит стать пролетарским (см. выше).

Законодательным, распорядительным и контролирующим органом съезда на время его перерывов между сессиями являлся Всероссийский центральный исполнительный комитет (ВЦИК) (ст. 31). Численность его фиксировалась непосредственно в Конституции - 200 человек (ст. 28). Конституционная поправка 1922 г. увеличила ее до 386 человек. Но уже редакция Конституции 1925 г. отказалась от практики закрепления в тексте численности членов ВЦИК, указав: "Всероссийский Съезд советов избирает ВЦИК Советов в количестве членов, определяемом Съездом Советов" (ст. 21).

Редакция 1918 г. Основного Закона не знала такого важного подразделения ВЦИК, как его Президиум. Последний появляется благодаря конституционной новелле 1919 г. (СУ РСФСР. 1919. N 64. Ст. 578). Президиум являлся постоянно действующим органом ВЦИК, тогда как сам ВЦИК созывался не реже одного раза в два месяца (п. II Пост. VII съезда Советов "О советском строительстве"). Сама Конституция хранила молчание по поводу "легислатуры" ВЦИК или как, их называли, "пленумов". Новелла 1922 г. удлинила временные промежутки между пленумами ВЦИК. Теперь ВЦИК созывался не реже трех раз в год (СУ РСФСР. 1922. N 4. Ст. 44).

Нелишне будет указать, что все эти удлинения промежутков между "сессиями-пленумами" и уменьшение числа созывов высших представительных органов верховной Советской власти совершенно справедливо многими исследователями были расценены как отражение общей тенденции, выявившейся к концу Гражданской войны. Эта тенденция представляла собой процесс формирования диктатуры коммунистической партии, для которой организационные рамки диктатуры пролетариата являлись препятствием на пути собственного полновластия.

ВЦИК организовывал Совет народных комиссаров (СНК) в качестве собственного исполнительно-распорядительного органа (ст. 35 Конст.). "СНК, - гласила ст. 37, - принадлежит общее управление делами РСФСР". Из названия высшего правительственного органа России того периода явствует, кто в него входит: народные комиссары - руководители наркоматов. Редакция Основного Закона 1918 г. знала 18 наркоматов. К ним нужно добавить председателя и двух его заместителей. Редакция 1925 г. вводила в состав СНК представителей союзных наркоматов, что объяснялось образованием СССР (ст. 32).

Последующая практика привела к созданию двух структурных подразделений СНК. Одним из важнейших рабочих органов Совнаркома был его так называемый Малый Совнарком. Малый Совнарком был органом, через который в предварительном порядке проходили все важные вопросы, подлежащие ведению правительства. Только после предварительного их рассмотрения в Малом Совете СНК они выносились на его общее заседание. Количество членов Малого Совнаркома могло колебаться в зависимости от потребности.

В качестве самостоятельной комиссии Совнаркома с 1920 г. действовал Совет труда и обороны (СТО) (п. 1 Пол. о СТО, СУ РСФСР. 1921. N 1. Ст. 2). В его состав входили: председатель СНК, наркомы определенных наркоматов (самые важные), представитель ВЦИК и профсоюзов (ВЦСПС). Формально датой рождения этой комиссии СНК следует считать 30 ноября 1918 г., когда Декретом ВЦИК был образован Совет рабочей и крестьянской обороны (СУ РСФСР. 1918. N 91 - 92. Ст. 924). Именно последним декретом последовательно вводились начала милитаризации в общественную жизнь Республики на основе полнейшей централизации. Декрет гласил: "Совету обороны предоставляется вся полнота прав в деле мобилизации сил и средств страны в интересах обороны. Для всех ведомств и учреждений, центральных и местных, для всех граждан постановления Совета обороны безусловно обязательны". С окончанием Гражданской войны структура СТО усложняется, при нем образуется особая общеплановая комиссия (СУ РСФСР. 1921. N 38. Ст. 203). Органами СТО на местах становятся экономические совещания (ЭКОСО) при уездных, губернских и областных советах (СУ РСФСР. 1921. N 44. Ст. 223).

Обострение Гражданской войны вызвало к жизни такой орган "высшей военной власти", как Революционный военный совет (РВС). Организационно, как гласило постановление ВЦИК, утверждавшее Положение о нем, "РВС поглощает все права коллегии народного комиссариата по военным делам, все члены которой входят в состав Совета. Все военные учреждения подчинены РВС республики и работают по его заданию" (СУ РСФСР. 1918. N 97. Ст. 978). Декретом ВЦИК два месяца спустя в составе РВС образовано бюро "в целях большего сосредоточения деятельности этого учреждения" (СУ РСФСР. 1918. N 91 - 92. Ст. 924). В целом РВС представлял собой пример предельной централизации военной власти страны, которая, надо это признать, себя полностью оправдала. В дальнейшем до своего упразднения Совет являлся коллегией наркомата по военным и морским делам СССР (ст. 7 Пол. НКВМ СССР 1923).

Компетенция среди органов центральной государственной власти согласно Конституции 1918 г. была распределена следующим образом. Непосредственно вся полнота верховной государственной власти принадлежала Всероссийскому съезду Советов (ст. 12). Это означало, что все полномочия всех органов государственной власти являются частью его полномочий, выводимы из них. Наделение полномочиями органов государственной власти выглядело как делегация полномочий съезда непосредственно этим органам. Верховенство прав и соответственно полномочий съезда обусловливалось следующими нормами Конституции: ст. ст. 29, 46 и 51. Этими конституционными положениями устанавливалась полная подотчетность ВЦИК и СНК съезду Советов. Кроме того, ст. 51 знала такое понятие, как "исключительное ведение съезда": установление, дополнение и изменение основных начал советской Конституции. Последняя норма особенно важна, поскольку конституционная догма приравнивает подобное полномочие - изменение Конституции - к разряду абсолютной, неограниченной и независимой власти, т.е. к власти суверенной, власти, принимающей окончательное решение.

В остальном полномочия съезда Советов и ВЦИК совпадали. Статья 44 Конституции рассматривает их как вопросы, подлежащие совместному ведению. Но при учете положений ст. 52, согласно которым приоритет в решении вопросов войны и мира, внешних сношений, установления границ, отчуждения территории России предоставлен ВЦИК "лишь при невозможности созыва Всероссийского съезда Советов". При вступлении РСФСР в СССР компетенция высших представительных органов Федерации, разумеется, изменилась.

Полномочия СНК определялись как "общее управление делами" (ст. 37). Интересно отметить, но редакция 1925 г. говорит уже об "общем управлении РСФСР" (ст. 33).

При конструкции делегации полномочий от высшего органа к нижестоящему, при нерешенности вопроса о сроках созыва высшего представительного органа Советской власти, при отрицании большевистской доктриной принципа разделения властей, при превращении диктатуры пролетариата в диктатуру партии немудрено было, одним словом, стать свидетелем "узурпации" полномочий государственной власти постоянно действующими органами: Президиумом ВЦИК и Малым Совнаркомом. Да, по-иному вряд ли могло сложиться, если учесть, что везде, на всех высших государственных постах сидели не просто представители одной политической партии, а одни и те же люди. Эти люди сами для себя сочиняли правила, сами их исполняли и сами же себя контролировали. Фактически подобная ситуация помимо неконтролируемости власти влекла за собой неразбериху в деле управления страной. Дело доходило до того, что одна и та же законодательная норма могла быть принята разными органами законодательной власти! Противоречивость права советской системе была гарантирована. Именно этим - тезисом о необходимости упрощения государственного аппарата, устранения ненужного параллелизма в законодательстве и управлении - оправдывалась конституционная реформа 1935 - 1936 гг.

Местные органы Советской власти. Конституция РСФСР 1918 г. устанавливала весьма сложную систему Советов и их съездов. За последними, разумеется, закреплялась высшая власть на местах (ст. 56; ср. ст. 49 ред. 1925 г.). Созыв съездов предусматривался для таких административно-территориальных единиц, как область, губерния, округ, уезд, волость. Для удобства рассмотрения принципа формирования этих съездов составим специальную таблицу.

Как правило, областные съезды Советов являлись в будущем основой для формирования советских автономий - советских автономных республик в составе РСФСР (гл. 4 Конституции РСФСР в ред. 1925 г.).

Редакция 1925 г. Основного Закона России сохранила эти нормы представительства, изменив их только для волостных (районных) съездов Советов: один делегат на 300 избирателей. Была установлена и предельная численность волостного съезда Советов - не более 150 делегатов (п. "д" ст. 51 Конст., СУ РСФСР. 1925. N 30. Ст. 218). Съезды созывались не реже двух раз в год. После 1922 г. - не реже одного раза в год (СУ РСФСР. 1922. N 4. Ст. 44).

Советы, от которых происходило делегирование депутатов на съезды различного уровня согласно Конституции 1918 г. подразделялись на городские и сельские (ст. 57). В городах Советы избирались из расчета один депутат на каждую тысячу человек населения, в сельской местности - один депутат на 10 тыс. человек населения. Важно отметить, что Конституция предусматривала возможность существования форм прямой демократии. Примечание к ст. 57 Основного Закона гласило: "В тех сельских местностях, где это будет признано осуществимым, вопросы управления разрешаются общим собранием избирателей данного селения непосредственно".

Как съезды Советов, так и сами Советы различного уровня избирали из своего состава исполнительные комитеты (ст. ст. 55 и 58 Конст.). Подробную организацию исполкомов и их компетенцию Конституция не устанавливала, но это было сделано конституционной новеллой 1919 г.: п. V Пост. "О советском строительстве" VII Всероссийского съезда Советов. Статья 1 Постановления гласила: "Исполнительные комитеты избираются съездами, являются между съездами высшим органом советской власти на соответствующей территории и подчинены вышестоящему исполнительному комитету и Совету народных комиссаров" (СУ РСФСР. 1919. N 64. Ст. 578). Для выполнения текущей работы исполкомы образовывали в своем составе отраслевые отделы. Отделы возглавлялись заведующими. Они могли быть и не депутатами съезда Советов. При заведующем образовывалась коллегия непосредственно самим исполкомом с правом совещательного голоса. Весьма важным структурным подразделением исполкома являлся его президиум: "Для руководства всей текущей работой по управлению соответствующей территории и проведению в жизнь постановлений и декретов центральной власти исполнительный комитет избирает президиум: губернский от 3 - 5 членов, уездный - 3 члена" (ст. 13 Пост.). Для волисполкомов президиум не предусматривался. Весьма скоро вся власть сосредоточилась именно в президиуме и на фигурах заведующих отделами. Новелла 1922 г. только расширила их права.

Органы управления Советской власти. Основу органов государственного управления (исполнительно-распорядительная функция) представительных органов государственной власти РСФСР, а потом и СССР до 1946 г. представляли так называемые народные комиссариаты - наркоматы и приравненные к ним ведомства. По смыслу первого Декрета Советской власти "Об учреждении СНК" (СУ РСФСР. 1917. N 1. Ст. 1) наркоматы образовывались на базе прежних министерств. Во всяком случае, аппарат этих министерств, в основном центральный, был использован большевиками, несмотря на саботаж чиновничества и стремление самих большевиков уничтожить старую государственную машину. Но оказалось, что в некоторых областях жизни: пути сообщений, почта, телеграф, финансы и т.д. сделать это невозможно из-за риска оказаться в каменном веке. Поэтому в этих областях после небольшого романтического периода увлеченностью марксовыми идеями большевики использовали старый аппарат на 80 - 90%. Разумеется, здесь необходимо сделать оговорку, что стандарты налаженной работы в этих областях тем не менее очень скоро оказались чисто советскими. Там же, где большевики присваивали государству по идеологическим соображениям особые функции, воспользоваться старым аппаратом - оборона, внешняя торговля, юстиция, внешние сношения и другая работа они не могли быть налажены очень долго.

Причина этой неустроенности была в общем-то банальной. Коммунистическая утопия строится на концепции самоуправляемости общества, основу которой составляет сознательный индивид, его сознательность обусловлена осознанием им правильного соотношения личных и общественных интересов. Весьма возможно, что в рамках небольших коллективов такая самоуправляемость достижима. Но достижение это обусловливается всегда основательной промывкой мозгов и уничтожением собственного "я" индивида. По этой причине большевикам просто неоткуда было взять кадры грамотного советского чиновничества. Мы не случайно выделяем слово "грамотный". У всех поколений советских руководителей не было полноценного высшего образования, что уж говорить о вождях рангом пониже! Очень скоро на собственном опыте большевики убедились в правоте слов Макса Вебера о том, что у современного государства один выбор: либо быть дешевым и управляться богачами, либо быть дорогим и управляться профессиональными чиновниками. Фактически в 1918 г. Вебер гениально предсказал, что диктатура пролетариата в России неизбежно переродится в диктатуру бюрократа.

Сама советская доктрина рассматривала народные комиссариаты в качестве своеобразных комиссий - отделов ВЦИК, что придавало им черту прежних коллегий. Во всяком случае, очень долго - до 1946 г. структурно наркоматы скорее напоминали гибрид министерства и коллегии. В них сочеталась единоличная власть и ответственность наркома за порученное ему дело с полномочиями членов коллегии наркомата, тоже самостоятельно несших ответственность за отдельные участки работы ведомства. Кроме того, члены коллегии не были подотчетны наркому, поскольку назначались не им, а СНК. Обжаловать решение наркома в СНК или ВЦИК мог любой член коллегии наркомата.

Своей структурой наркоматы весьма напоминали прежние министерства: нарком (народный комиссар), его заместители, коллегия наркомата, отраслевые отделы наркомата и канцелярия. Для придания большей слаженности работе центрального аппарата управления большевики очень рано ввели должность уполномоченного того или иного наркомата при соответствующем органе власти и управления. В этой роли чаще всего выступали члены коллегий наркоматов, что, несомненно, придавало им вес.

Всего по Конституции 1918 г. было создано 17 наркоматов (ст. 43), но к ним, без сомнения, следует прибавить восемнадцатый - ВЧК. Это учреждение не упоминается в тексте Основного Закона, но статус и полномочия этого "карающего меча революции" не вызывают сомнения в его действительном характере.

В связи с вступлением РСФСР в СССР происходят весьма крупные изменения в системе органов государственной власти управления, особенно в центре.

Органы власти и управления по Конституции 1924 г.

Верховным органом власти СССР являлся съезд Советов СССР, а в перерыве между его сессиями Центральный исполнительный комитет - ЦИК СССР (ст. 8). Съезд Советов созывался по следующей пропорции: один депутат от 25 тыс. городских избирателей и один депутат от 125 тыс. сельских избирателей (ст. 9). Нелишне будет напомнить, что выборы были непрямыми, они представляли собой делегацию депутатов от съездов губерний или союзных (и автономных) республик. Конституционная новелла 1927 г. добавила к губернским съездам еще и окружные (СЗ СССР. 1927. N 21. Ст. 241). Изначально съезд созывался один раз в год (ст. 11), но в 1927 г. срок увеличили в два раза. Теперь съезды созывались раз в два года. Однако предпоследний съезд Советов СССР (седьмой) был созван через четыре года после проведенного в 1931 г. VI съезда. Интересно отметить, что в 1931 г. никаких изменений на этот счет в текст Конституции не вносилось! Довольно серьезным отступлением от "демократических" стандартов первых лет Советской власти стала возможность вообще отказаться от созыва съезда. Статья 12 Конституции СССР 1924 г. гласила: "При чрезвычайных обстоятельствах, препятствующих созыву в срок съезда Советов Союза ССР, ЦИКу Союза ССР предоставляется право отсрочки съезда".

ЦИК СССР являлся законодательным и распорядительным органом, образуемым съездом. Он действовал в промежутках между съездами. Первоначально ЦИК СССР созывался три раза в год (ст. 21). Но в последующем, в 1931 г., он стал созываться не "менее трех раз в период времени между очередными съездами Советов СССР" (СЗ СССР. 1931. N 17. Ст. 162).

ЦИК состоял из двух советов: Союзного совета и Совета национальностей (ст. ст. 8 и 13 Конст.). Союзный совет формировался съездом из представителей союзных республик пропорционально их населению. Совет национальностей формировался за счет представителей от союзных, автономных республик и представителей автономных областей РСФСР и Грузинской ССР (Осетии, Абхазии и Аджарии). Впрочем, и Абхазия, и Аджария обладали статусом автономных республик в составе Грузии (ст. 15 Конст.).

Оба Совета были равноправны, в случае разногласия между ними образовывалась согласительная комиссия.

ЦИК имел собственных председателей в количестве четырех человек по числу состоявших на тот момент в Союзе республик и Президиум. Именно Президиум ЦИК СССР был постоянно действующим органом высшей законодательной, исполнительной и распорядительной власти в стране (ст. 29). Именно этот орган организовывал и направлял работу ЦИК и съезда, фактически дирижировал ею.

Исполнительно-распорядительным органом ЦИК СССР являлся СНК СССР (ст. 37). Полномочия его в основном соответствовали полномочиям СНК РСФСР, но уже в общесоюзном масштабе. В состав СНК СССР первоначально входило десять наркомов по числу наркоматов. С правом совещательного голоса в Совнарком Союза ССР входил Председатель ОГПУ - правопреемника ВЧК. В 1927 г. было конституционно закреплено положение заместителя Председателя СНК СССР, а в 1931 г. конституционная новелла закрепляет за Председателем СНК пост Председателя СТО Союза ССР. Число наркоматов тогда доводится до 13.

Можно с полной уверенностью сказать, что образцом организации органов государственной власти и управления СССР и союзных республик послужила Конституция РСФСР 1918 г. Во всех республиках модель власти была однотипной, буквально списанной под кальку.

Высшим органом государственной власти союзной республики был съезд ее Советов. Съезд образовывал ЦИК республики, правда, только в РСФСР этот ЦИК был двухпалатным. ЦИК союзной республики образовывал свой СНК в составе председателя и определенного числа наркоматов. В состав СНК союзной республики также могли входить уполномоченные наркоматов Союза ССР.

Конституция СССР 1924 г. ввела новую номенклатуру органов государственного управления в центре и на местах (союзных республиках). Статья 37 устанавливала, что на союзном уровне действуют два вида наркоматов: союзные и объединенные. Статья 67 определяла понятие республиканского наркомата. Из смысла положений Конституции явствовало, что союзные наркоматы ведают делами, отнесенными к компетенции Союза ССР (гл. 1 Конст.). Кроме того, ст. 9 Об. пол. о НК СССР 1923 г. содержала некоторую уточняющую формулировку: "Общесоюзные народные комиссариаты ведают порученной им отраслью государственного управления на всей территории СССР (выделено мной. - М.И.)".

Объединенные наркоматы опять-таки по смыслу Основного Закона ведали вопросы, отнесенные также к ведомству Союза ССР. Различие заключалось только в том, что в решении этих вопросов они задействовали аппарат параллельно создаваемых в республиках республиканских наркоматов. Статья 54 Конституции гласила: "Органами объединенных народных комиссариатов Союза ССР, осуществляющими на территории союзных республик их задания, являются одноименные народные комиссариаты этих республик" (ср. ст. 15 Об. пол. о НК СССР). Одним словом, и в системе высших правительственных учреждений создавались механизмы, когда одним делом заведовало несколько параллельных ведомств. Получалось как в известной русской пословице о дитяти, у которого семь нянек.

Республиканские наркоматы, если они не входили в систему объединенных, ведали вопросами, не отнесенными к компетенции Союза ССР.

Органы власти и управления по Конституции 1936 г.

Центральные органы Советской власти. VII съезд Советов СССР в одном из своих последних постановлений определил: "Предложить ЦИКу СССР избрать конституционную комиссию, которой поручить выработать исправленный текст Конституции на указанных в п. 1 основах и внести его на утверждение сессии ЦИК СССР" (СЗ СССР. 1935. N 8. Ст. 69). В соответствии с идеологическими воззрениями большевиков считалось, что изменения в социальной структуре общества, качественно иное его состояние требуют своей фиксации в тексте Основного Закона. Дескать, достигнуты еще одни рубежи на пути к коммунизму. В этом и заключался смысл п. 1 названного Постановления.

По мысли большевиков, достижение советским обществом основ социализма делает реставрацию капитализма в СССР невозможной, а раз так, то необходима дальнейшая демократизация власти и управления. В ситуации, когда исчезает классовый антагонизм первоначальной эпохи диктатуры пролетариата, представители повергнутых эксплуататорских классов могут быть уравнены в политических правах. Они могут быть допущены к выборам, сами выборы могут стать наконец-таки на двадцатый год (sic!) революции прямыми, равными и тайными.

Согласно этому идеологическому представлению строился новый механизм государственной власти в СССР. При этом он подвергался упрощению и рационализации. В монолите Советской власти теперь появлялось место для технического разделения труда по управлению обществом: законодательная функция власти целиком и полностью вручалась Верховному Совету - двухпалатному парламенту. Исполнительная власть вручалась Правительству СССР, до 1946 г. именовавшемуся по-старому "Советом народных комиссаров", а после "Советом министров" (Вед. ВС СССР. 1946. N 10). Судебная функция государственной власти олицетворялась единой судебной системой. Вместе с тем речь здесь может идти исключительно о техническом характере разделения власти, но никак не о действительном претворении в жизнь принципа разделения властей. Советская система отвергала этот принцип напрочь, напомним об этом еще раз.

Итак, высшим органом государственной власти становился Верховный Совет СССР (ст. 30). Именно он осуществлял законодательную власть в стране (ст. 32). Верховный Совет состоял из двух равноправных палат: Совета Союза и Совета национальностей. В случае разногласия между ними решение принималось согласительной комиссией (ст. 47). Но, как и в предыдущий период, таких случаев ни разу не замечалось. Совет Союза избирался от всего населения страны по квоте: 1 депутат от 300 тыс. населения (ст. 34). Совет национальностей формировался следующим образом: союзная республика посылала в него 25 депутатов, автономная - 11, автономная область - 5, национальный округ - одного депутата (ст. 35). Палаты имели собственных председателей и по два заместителя. После 1956 г. каждая палата избирала уже по четыре заместителя. Палаты могли создавать собственные комиссии на постоянной основе (ст. ст. 50 и 51). Срок легислатуры Верховного Совета устанавливался в четыре года. Сессии полагалось проводить два раза в год.

Важнейшим органом Верховного Совета стал его Президиум - коллегиальный глава государства в СССР. Президиум формировался на первом заседании вновь избранного Совета в составе председателя и 15 его заместителей. В период с 1940 по 1956 г. таких замов было 16 по числу союзных республик. Помимо председателя и его заместителей в состав Президиума первоначально избиралось 24 человека, в 1946 г. их стало только 15, а в 1956 г. - 16.

К компетенции Верховного Совета относились все вопросы компетенции Союза ССР (ст. ст. 14 и 31). Исключение из этих вопросов составляли те, которые в силу той же ст. 31 были подведомственны Президиуму Верховного Совета СССР, Совнаркому (Совмину) СССР и наркоматам (министерствам). Фактически именно в этой статье закреплялось техническое разделение государственной власти в СССР. Если мы посмотрим на те вопросы, которые отнесены к ведению высших государственных органов Союза, то это и позволит сделать вывод, что Верховный Совет обладал полномочиями представительного законодательного органа власти. Президиум Верховного Совета обладал полномочиями главы государства, традиционными для него. Совнарком (Совмин) ведал вопросами, обычно относимыми к компетенции Правительства - руководящего органа исполнительной власти, а наркоматы (министерства) являлись образчиками органов центрального отраслевого управления.

Высшим исполнительным и распорядительным органом государственной власти СССР являлся Совнарком (Совмин) СССР. Правительство образовывалось Верховным Советом на первом его заседании после проведения новых выборов (ст. 56). Правительство СССР, по Конституции 1936 г., образуется в составе министров, Председателя СНК СССР, первых заместителей Председателя СНК СССР, заместителей Председателя СНК СССР, Председателя Государственного планового комитета СНК СССР, председателя Комитета народного контроля, председателя Комитета заготовок, председателя Комитета по делам искусств, председателя Комитета по делам высшей школы (ст. 70). В 1956 г. тем не менее произошло радикальное увеличение численности Совмина СССР. В его составе к прежним заместителям добавились первые заместители, помимо министров в состав Совета вошло еще 19 председателей государственных комитетов и приравненных к ним ведомств, например, председатель правления Госбанка СССР, начальник ЦСУ СССР. Тогда же было определено, что в состав Совмина СССР ex officio входят председатели Совминов союзных республик.

Компетенция Правительства СССР определялась ст. 68 Конституции. Положения ее, заметим, традиционные для высшего правительственного органа власти.

Органы центрального управления, по Конституции 1936 г., были представлены в лице наркоматов, после 1946 г. - министерствами <1>. Как и ранее, они носили строго отраслевой характер. К ним примыкали ведомства - учреждения, равно наделенные конституционным статусом. Чаще всего они именовались "государственными комитетами". Но были и исключения, например Совет при Совмине СССР по делам религий или Телеграфное агентство Советского Союза (ТАСС), эти ведомства в Конституции не упомянуты, но их статус все равно соответствовал статусу союзного министерства.

--------------------------------

<1> Доктринальное определение министерства того периода способно только сбить с толку современного исследователя. Например, "советские министерства - это части социалистического госаппарата. Они построены и действуют на основе демократического централизма, проводят в жизнь принципы социалистической законности, государственного планирования, равноправия наций и учета национальных особенностей, широкого участия масс в государственном управлении" [Аманов. 1960 : 11].


Классификация министерств согласно Конституции 1936 г. изменилась. Теперь в СССР существовали общесоюзные, союзно-республиканские или республиканские наркоматы (министерства) (ст. ст. 74 и 86 Конст.). По сравнению с предыдущим периодом также более четко были установлены критерии подобной классификации.

Так, общесоюзные министерства руководили порученной им отраслью государственного управления на всей территории СССР или непосредственно через назначаемые ими органы (ст. 75). Список таких министерств фиксировался в ст. 77 Конституции. Он, надо сказать, постоянно изменялся, если в 1936 г. общесоюзных наркоматов было 8, то к 1947 г. их стало 35, а после 1957 г. их осталось только 6.

Союзно-республиканские наркоматы (министерства) руководили порученной им отраслью государственного управления через одноименные республиканские министерства. При этом в их подчинении находились предприятия, чей список утверждался Президиумом Верховного Совета СССР (ст. 76 Конст.). Количество таких министерств также разнилось в зависимости от времени. Стоит отметить и то, что они находились в двойном подчинении: от Совмина СССР и Совмина союзной республики (ст. 87).

Наконец, республиканские наркоматы (министерства) руководили порученной им отраслью государственного управления, входящей в компетенцию союзной республики (ст. 84). Они непосредственно подчинялись как Совмину своей республики, так и соответствующему союзно-республиканскому Министерству СССР (ст. 88).

Конституция 1936 г. подробно в отличие от Конституции 1924 г. рассматривала вопросы государственной власти и управления союзных и автономных республик. Этому были посвящены соответственно гл. IV, VI, VII. Организация этих органов власти и управления целиком копировала структуру союзных. Тем не менее в республиканских конституциях, изданных в 1937 г., регулировались вопросы компетенции республиканских органов власти и управления, порядок их формирования и деятельности.

Говоря о режиме функционирования Конституции - самом продолжительном по времени из всех советских конституций, нельзя не упомянуть о семилетнем периоде с 1957 по 1964 г., когда на уровне союзной республики существовали так называемые Советы народного хозяйства (Совнархозы)

Совнархозы. В 1957 г. был принят новый Закон "О дальнейшем совершенствовании организации управления промышленностью и строительством" (Вед. ВС СССР. 1957. N 11). На основании этого Закона в Конституцию СССР вносились изменения: ст. ст. 88-а и 88-б.

Основной замысел реформы сводился к отказу от отраслевого принципа управления народным хозяйством и к переходу на территориальный принцип "на основе экономических административных районов" (ст. 2 Зак.). С этой целью в союзных республиках образовывались особые административные единицы, в рамках которых создавались совнархозы. По замыслу авторов реформы все промышленные предприятия на территории этой экономической административной единицы переходили из подчинения министерств, которые вообще упразднялись (ст. ст. 9 и 11 Зак.), в подчинение совнархозу. Если на территории республики имелось несколько экономических административных районов, то их совнархозы объединялись в республиканский совнархоз (ст. 3 Зак.).

Организационно совнархоз состоял из председателя, его заместителей и членов. Председатель совнархоза мог состоять в ранге республиканского министра. Дело в том, что республиканские министерства в основном не упразднялись этой реформой, основной удар был нанесен по общесоюзным и союзно-республиканским министерствам. Председателя и членов совнархоза утверждал Совмин союзной республики, тогда как председателя и членов республиканского совнархоза назначал Президиум Верховного Совета союзной республики. Руководство совнархозами осуществлял Совмин союзной республики, но республиканский совнархоз подчинялся еще и Совмину СССР. При совнархозах на правах совещательного органа образовывался Технико-экономический совет.

Эта реформа - плод типично советского идеологического заблуждения, что экономикой можно управлять посредством приказов, инструкций и одних бюрократов, сменяя их другими. Производительность труда, урожайность полей от этого, как известно, не зависят. В конце концов внесенные этой реформой в советскую плановую экономику дезорганизация и хаос вынудили отказаться от нее.

Органы местного управления Советской власти. Конституция СССР 1936 г. упорядочила систему местных органов государственной власти. На местах - краях, областях, округах, районах, городах, селах образовывались Советы депутатов трудящихся (ст. 94 Конст.). Теперь эти советы формировались посредством прямых выборов сроком на два года (ст. 95 Конст.). Исполнительными органами Советов являлись исполкомы, которые помимо подчинения собственному Совету были подотчетны исполкому вышестоящего Совета (ст. 101 Конст.). Именно таким образом теперь обеспечивалось единство Советской власти.

Органы власти и управления по Конституции 1977 г.

Своим появлением на свет эта Конституция, как известно, была обязана безудержному оптимизму коммунистов, ничем, естественно, не подкрепленному. Пообещав в 1961 г. построить к 1980 г. материально-техническую базу коммунизма, они вынуждены были изобрести особую стадию общественного развития на пути к коммунизму - развитой социализм. Люди путались, где ставить ударение в том слове. Развитой(-ый) социализм - это особая стадия, следовательно, необходимо закрепить особенности этой стадии в Основном Законе страны. На самом деле Конституция 1977 г. получилась в еще большей степени идеологическим документом, нежели акт 1936 г. Как следствие, степень фиктивности этой Конституции была еще большей.

Итак, высшим органом государственной власти СССР снова объявлялся Верховный Совет СССР (ст. 108). Организация его не претерпела никаких изменений. Совет Союза теперь формировался от избирательных округов с равным числом избирателей, а Совет Национальностей по-прежнему формировался от субъектов советской конфедерации, упорно именовавшейся коммунистами "федерацией". Союзная республика посылала 32 депутата, а прежние национальные округа были переименованы в "автономные". Срок легислатуры Совета устанавливался в пять лет. Расширялась номенклатура вопросов, разрешаемых непосредственно Президиумом Совета, но и опять они не выходили за рамки полномочий главы государства.

Совет Министров - Правительство СССР - продолжал оставаться высшим исполнительным и распорядительным органом государственной власти (ст. 128). В его структуре появилось новое организационное подразделение - Президиум "для решения вопросов, связанных с обеспечением руководства народным хозяйством и других вопросов государственного управления" (ст. 132). Президиум Совмина действовал на постоянной основе в составе Председателя Совмина, его первых заместителей и заместителей. В 1981 г. в Конституцию внесли единственную до 1988 г. поправку: "В состав Президиума Совета Министров СССР могут входить по решению Совета Министров СССР и другие члены Правительства СССР" (Вед. ВС СССР. 1981. N 26. Ст. 838).

Организация государственной власти и управления в союзных, автономных республиках и на местах не изменилась по сравнению с предыдущим конституционным актом. Только местные Советы были переименованы в "Советы народных депутатов". Срок их полномочий увеличивался до пяти лет.

1985 г. стал судьбоносным в жизни Советского Союза. Именно с этого года началась перестройка, начался обратный отсчет времени существования СССР.

Органы власти и управления в период перестройки.

Итак, что же такое перестройка, "reconstruction", как говорили в это время на Западе? Обратимся, что называется, к первоисточнику: "Перестройка - это назревшая необходимость, выросшая из глубинных процессов развития нашего социалистического общества. Оно созрело для перемен, можно сказать, оно выстрадало их. А задержка перестройки уже в самое ближайшее время могла бы привести к обострению внутренней ситуации, которая, прямо говоря, заключала в себе угрозу серьезного социально-экономического и политического кризиса" [Горбачев. 1988. С. 11]. Примечательна сама по себе формула "назревшей необходимости", которую использовал Горбачев. Назревшая необходимость - это диалектическое перерождение познанной необходимости в отличие от непознанной - случайности. Таким образом, перестройка должна была, по мысли советников Горбачева, вряд ли он когда-нибудь читал Гегеля (диалектику этот вождь явно изучал не по Гегелю), стать не случайной мерой Советской власти, а глубоко органичной, вытекавшей из самой ее сути. В этом и был главный парадокс власти, которая самим фактом своего существования противоречила коренным законам человеческого сознания. Советская власть, будучи ошибкой разума, совершала самую главную свою ошибку - продолжала существовать! (Позволим себе парафраз онтологического доказательства бытия Советской власти, сформулированного отечественным философом Д.Е. Галковским): перестройка была такой же ошибкой, как и сама Советская власть!

Сейчас, спустя десятилетия, можно предположить, что перестройка задумывалась как своеобразный вариант модернизации России, но модернизации довольно странной, на манер новой революции. "Перестройка - это революция, - писал автор концепции. - Решительное ускорение социально-экономического и духовного развития советского общества предполагает радикальные перемены на пути к качественно новому состоянию. И это, безусловно, революционная задача" [Там же. С. 46]. Действительно, с советской экономикой и обществом необходимо было что-то делать, только согласно официальным данным советская экономика была способна производить 17% своей продукции на мировом уровне, остальные 83% произведенной продукции представляли собой пустую трату ресурсов. Даже в годы своего процветания советская экономика составляла только 55% от объема экономики, например, США. Слов нет, сейчас ситуация многократно хуже. Но вопрос не в этом, вопрос в том, насколько продуманным был революционный путь модернизации.


* * *


Итак, перестройка мыслилась как радикальное обновление советской системы и советского типа экономики. Начали, естественно, с экономики. Старт был дан в 1986 г. решениями XXVII съезда КПСС. В развитие этих решений в период с 1986 по 1988 г. в СССР пытаются проводить мероприятия по повышению эффективности плановой экономики. Даже пытаются ввести некоторые элементы многоукладочности - создаются кооперативы, т.е. появляются частные производители. На советских предприятиях вводятся хозрасчет, самоокупаемость, проводятся меры по демократизации управления производством и т.п. Но экономика сталкивается с трудностями, созданными отчасти самой властью, отчасти внешними враждебными силами. В результате антиалкогольной реформы бюджет, будучи водочным по сути, затрещал по швам. Спровоцированное США падение цен на нефть лишает СССР необходимых средств от продажи ресурсов. Выход, как это представляется сейчас, был тогда чисто традиционным для России - мобилизация общества, всегда выводившая Россию из кризисов. Но мобилизация - это лишения, терпение лишений - это удел сильных людей, мыслящих явно не категориями общечеловеческих ценностей. Для таких людей абсолютную ценность, позволим себе небольшую парафразу, представляет только жизнь. Советская элита была лишена этих жизненных качеств, вина тому сама советская система. Поэтому советская система была обречена, но вовсе не факт, что крушение советской системы должно было привести к крушению исторической России. Здесь нет абсолютной причинно-следственной связи.

Парадокс перестройки скорее заключается в том, что она впервые в советской действительности стала называть некоторые вещи своими именами. Сознание советского человека, привыкшего за десятилетия к двойным стандартам мышления, не смогло выдержать этот простой конфуцианский прием по исправлению общественных недостатков. Конечно же, не быт, не экономика, как обычно думают, спровоцировали ту колоссальную напряженность, вылившуюся в волнения националистического толка в союзных республиках, а кризис советского типа сознания и коммунальности. И без того слабый, сырой и малоэффективный, что доказала Вторая мировая война, когда понадобилось мобилизовать именно национализм на борьбу с нацистской Германией, этот тип коммунальности окончательно утратил свою связующую роль к началу 1980-х гг. Крушение СССР было спровоцировано крушением его государственной идеологии.

Выход из сложившегося к 1988 г. положения руководство страны увидело в необходимости реформирования не экономики, а политической системы. Это было роковое решение, поскольку советская система была единственным инструментом, обеспечивающим управляемость огромной страны, в которой разразился жесточайший экономический и национальный кризис. Порочность этого решения выразилась в том, что модернизация власти неизбежно ставила вопрос о роли Коммунистической партии - ядра этой политической системы - на повестку дня. Впрочем, сама КПСС находилась в кризисе. Как известно, система Советской власти была всего лишь дымовой завесой для реальной правящей силы в Советском Союзе. Коммунистическая партия Советского Союза к 1980-м гг. давно уже не напоминала тот "духовный орден меченосцев", о котором в 1920-х гг. писал И.В. Сталин. Не была она и союзом единомышленников, партией профессиональных революционеров. Это была рыхлая, аморфная структура, что-то вроде общесоюзного профсоюза государственных чиновников. В духовном, интеллектуальном плане это была партия нравственных перерожденцев. На словах они говорили одно, думали другое, а творили третье. Властная элита Советского Союза переживала глубокое и органическое вырождение.

Итак, роковое решение о преобразовании советской политической системы принимается на XIX Всесоюзной конференции КПСС, проходившей летом 1988 г. Решение включало намерение глубокой демократизации системы управления страной. Демократизация подразумевала допущение политического плюрализма, легальную борьбу идей, в конечном счете отказ КПСС от монополии на власть. Последнее, впрочем, принималось с оговоркой; поскольку КПСС явилась застрельщиком перестройки, следовательно, инициатором всего лучшего в советском обществе, то это по идее должно было только укреплять ее властные позиции. До сих пор удивляет подобная наивная логика русских коммунистов. Залив страну океаном крови, поддерживая свою власть внесудебными расстрелами, сидя все время на штыках, они надеялись легитимировать собственное положение демократией. Однако демократия органически была противопоказана Советской власти и КПСС. "Советские лагеря, - писал один западный интеллектуал, - в такой же степени марксистские, в какой Аушвиц был нацистским... Гулаг не ошибка, не случайная язва на боку пролетарского государства, а одно из прямых последствий марксова "Капитала"" [Варшавский. 1982. С. 93]. Одним словом, получалось как по Булгакову: чтобы покончить с разрухой, коммунистам нужно было все время бить себя по затылку.

XIX партконференция приняла ряд важных резолюций, которые предопределили судьбу страны. В первую очередь это такие резолюции, как "О демократизации советского общества и реформе политической системы". Именно в ней говорилось о разграничении функций КПСС и Советов, подчеркивалась необходимость обеспечения полновластия Советов и др. Еще одной важной резолюцией стала резолюция "О межнациональных отношениях". В ней речь шла о расширении прав союзных республик и автономных образований путем разграничения компетенции Союза ССР и республик, децентрализации, передачи на места ряда управленческих функций, усиления самостоятельности и ответственности в сфере экономики, социального и культурного развития, охраны природы. В условиях кризиса государственного устройства СССР речь фактически шла о необходимости реформирования уже самого СССР. Был поставлен вопрос о реформе судебной и правовой системы - резолюция "О правовой реформе". Фактически решения Конференции представляли собой широкую программу действий по реорганизации всего государственного механизма Советской власти.

Во исполнение резолюций XIX партконференции последняя сессия Верховного Совета СССР одиннадцатого созыва, чьи депутаты избирались еще при Андропове в 1983 г. приняла ряд поправок к Конституции СССР (Вед. ВС СССР. 1988. N 49. Ст. 727). Система органов Советской власти приобрела следующий вид. Высшим органом государственной власти СССР объявлялся Съезд народных депутатов СССР (ст. 108). Съезд состоял из 2250 депутатов. Из них 750 депутатов избирались от территориальных округов с равной численностью избирателей. Другие 750 депутатов - от национально-территориальных округов: по 32 от каждой союзной республики, 11 от автономной республики, пять от автономной области и по одному от автономного округа. Оставшиеся 750 депутатов избирались от общесоюзных общественных организаций (ст. 109). Последнее было явным новшеством. Фактически это было прямое представительство общественных организаций. Конституция гласила: "Выборы народных депутатов от общественных организаций проводятся на их съездах, конференциях либо пленумах их общесоюзных или республиканских органов" (ст. 95) <1>.

--------------------------------

<1> Законы об общественных объединениях и профессиональных союзах были приняты в конце 1990 г. (Вед. СНД и ВС СССР. 1990. N 43. Ст. 839; N 51. Ст. 1107).


Съезд народных депутатов из своего состава тайным голосованием избирал теперь уже постоянно действующий Верховный Совет Союза ССР (ч. 2 ст. 111 Конст.) Верховный Совет по-прежнему состоял из двух равноправных палат: Совета Союза и Совета Национальностей, но теперь ежегодно одна пятая часть их депутатов подлежала переизбранию. Иными словами, проводилась ротация членов Верховного Совета.

Конституция в ст. 125 провозглашала теперь создание Комитета конституционного надзора (Вед. ВС СССР. N 49. Ст. 727). Согласно Закону 1989 г. "О конституционном надзоре в СССР". Комитет назначался Съездом народных депутатов в составе 25 человек из числа специалистов в области политики и права (ст. 5 Зак.). Срок полномочий членов Комитета устанавливался в 10 лет (ст. 6). Необходимо подчеркнуть, что положение этого нового органа скорее напоминало статус специальной комиссии народного представительства, нежели полноценного органа конституционной юстиции. Комитет в судебную систему СССР не входил.

Наконец, в марте 1990 г. учреждается пост Президента СССР (Вед. СНД и ВС СССР. 1990. N 12. Ст. 189), к которому переходят полномочия Председателя Верховного Совета, Президиум последнего упразднялся еще по новеллам 1988 г. Президент избирался Съездом народных депутатов сроком на пять лет. Параллельно этому преобразованию Совет Министров СССР стал Кабинетом Министров, для статуса которого было характерно двойное подчинение: и Президенту и Верховному Совету СССР (Вед. СНД и ВС СССР. 1991. N 1. Ст. 3).

Союзные и автономные республики шли в своем конституционном развитии, можно сказать, рука об руку с союзным центром.


* * *


19 августа 1991 г. агония Советского Союза вступила в завершающую фазу. В означенный день был образован Государственный комитет по чрезвычайному положению (ГКЧП) в СССР. Статус этого органа был неясен с самого начала, поскольку высшие органы власти на тот момент - Съезд народных депутатов, Верховный Совет и Президент СССР - не имели к его созданию никакого отношения. Можно сказать, он образовался стихийно - "группой товарищей", в него входили ряд высших должностных лиц СССР и представители некоторых общественных организаций. Видимость правового основания существования ГКЧП придавал п. 3 "Заявления Советского руководства" от 18 августа 1991 г. На самом деле это был, пожалуй, один из самых существенных промахов ГКЧП, поскольку формально этот орган был совершенно незаконен.

Другим важным промахом ГКЧП стал указ вице-президента СССР <1> Г.И. Янаева от 18 августа 1991 г., которым он возложил на себя обязанности Президента СССР. Неправомерность этого указа также очевидна, поскольку никаких официальных данных медицинского характера о состоянии здоровья Горбачева опубликовано не было. Только такие данные могли служить основанием (legitimatio causa) для перехода власти от Горбачева к Янаеву. Да они и не имелись. Однако налицо скорее был другой факт, факт самоустранения Горбачева от принятия болезненных, непопулярных, но крайне важных решений. Но по своей природе действия по самоустранению квалифицировать и, следовательно, дать им правовую оценку крайне сложно. На это необходимо время, времени у участников тех событий не было.

--------------------------------

<1> Пост вице-президента СССР был учрежден 26 декабря 1990 г. (Вед. СНД и ВС СССР. 1991. N 1. Ст. 3).


Сейчас, спустя 20 лет, нередко можно встретить утверждение о том, что это была попытка государственного переворота. Юридически такая квалификация не верна, поскольку чрезвычайные меры принимаются в обстановке, исключающей соблюдение формальностей в момент осуществления экстренных мер. Легитимация этим действиям дается post factum. Кроме того, заслуживают самого пристального внимания два факта. Первый - ГКЧП в своей работе и создании опирался на решение референдума от 17 марта того же 1991 г. Это основание типа vox populus lex suprima est. Второе - Верховный Совет СССР - единственный орган, полномочный объявлять чрезвычайное положение (п. 13 ст. 113 Конст.), не действовал - депутаты находились на летних каникулах. Тем не менее на его усмотрение были представлены все акты ГКЧП, в связи с чем было решено созвать внеочередную сессию Верховного Совета 26 августа. Единственная ошибка в этом решении - чересчур длительный срок созыва. Совет нужно было созывать немедленно! Наконец, как известно, члены ГКЧП были преданы суду уже в демократической России, амнистированы вместе с участниками октябрьских событий 1993 г., а те из них, как, например, генерал Варенников, которые отказались от амнистии, по суду были оправданы.

По-существу провал отчаянной попытки "группы товарищей" спасти СССР с невероятной силой ускорил процесс развала, поскольку дал сепаратистам надежное основание для проведения насильственной дезинтеграции страны. Показательно, что Советский Союз не развалился сразу, процесс занял определенный промежуток времени.

2 сентября 1991 г. Съезд народных депутатов СССР собирается последний раз в своей истории. Съезд принимает постановления о реформировании системы органов государственной власти (Вед. СНД и ВС СССР. 1991. N 37. Ст. 1082). В данный период, получивший наименование "переходный", единственным высшим представительным органом власти признавался Верховный Совет СССР. Функции Правительства закреплялись за Комитетом по оперативному управлению народным хозяйством. Другим органом, координирующим внутреннюю и внешнюю политику республик в составе СССР, стал Государственный Совет СССР (Там же). Госсовет возглавлялся Президентом СССР, и в него входили руководители пока еще союзных республик, правда, не все. Прибалтийские республики к тому моменту de iure вышли из состава СССР, Грузия находилась на пути к этому. Именно в рамках Госсовета Горбачев предпринял последнюю попытку по спасению разваливающейся страны. Удар пришел со стороны Украины. 1 декабря 1991 г. здесь прошел референдум, результаты которого поставили жирный крест на попытках спасения единства исторической Большой России. Юридически такую позицию Украины - искусственно составленной территории из таких исторически разных областей, как Малороссия, Таврия, Новороссия, значительная часть территории Всевеликого войска Донского, Галиция и Прикарпатская Русь, - принять невозможно, поскольку она противоречила решению Всесоюзного референдума того же года. Квалифицировать ее можно исключительно как сепаратистскую.

Органы власти и управления периода ликвидации Советской власти.

Прекращение 26 декабря 1991 г. юридического существования СССР поставило перед Российской Федерацией - продолжателем СССР - ряд острейших вопросов, многие из которых не решены до сих пор. Два из них по крайней мере требовали в буквальном смысле пожарных мер: обеспечения единства самой Российской Федерации, так с 25 декабря 1991 г. стала называться РСФСР, и организации государственной власти на основе новых принципов, которые резко конфликтовали с прежними советскими. Старая Конституция РСФСР 1978 г. с внесенными в нее бесчисленными поправками превратилась в исключительно неработоспособный документ. Главным недостатком ее было то, что она не содержала реальных и действенных механизмов по разрешению конфликтов сил и интересов в недрах самой государственной власти.

Первая проблема, надо признать, получила половинчатое решение с подписанием 31 марта 1992 г. бывшими автономными республиками в составе РСФСР и самой Федерацией Федеративного договора. Текст этого Договора по решению V Съезда народных депутатов РФ стал приложением, т.е. составной частью, обновленной в апреле 1992 г. редакции Конституции. Но в целом Договор проблемы единства страны не решал. Договор отказались подписать Чечено-Ингушская Республика и Республика Татарстан. Позиция этих двух субъектов Федерации была спровоцирована поведением руководства России, по единству которой больно ударила его собственная позиция по вопросу единства СССР. Стоит припомнить заявления Ельцина, обращенные к автономиям, с которыми он шел на выборы Президента России в 1991 г. "Берите суверенитета столько, сколько сможете проглотить!". Хотя истины ради надо отметить, что первопроходцем в деле расчленения России оказался все тот же Горбачев, "продавивший" через Верховный Совет СССР в апреле 1990 г. Закон "О разграничении полномочий между Союзом ССР и субъектами Федерации". Именно по этому Закону статус национальных автономий СССР приравнивался к статусу союзной республики!

Положение усугублялось тем, что в Чечено-Ингушетии на волне борьбы с ГКЧП к власти порвались радикальные националистические силы. Паллиативом явилось решение о разделе Чечено-Ингушетии на Чечню и Ингушетию, на две республики. Решение о создании Ингушской республики в составе РФ было принято в декабре 1992 г. на VII Съезде народных депутатов России.

Но даже позиция Татарстана и Чечни по Федеративному договору 1992 г. являлась не столь непреодолимой, гораздо серьезнее была сама ситуация, созданная Договором. Новое руководство России фактически продолжило политику коммунистов по автономизации теперь уже исторического ядра страны. Сам характер федеративной связи становился договорным. Следовательно, судьба Федерации оказывалась в подвешенном состоянии. Договор - это временное явление, существующее, пока существует его causa finalis. Субъекты договорной Федерации, неправомерно именовавшиеся "государствами", оказывались в неравном положении, статус республик отличался от статуса краев и областей. Российская Федерация сохраняла в наследстве от СССР национальный характер собственных субъектов. Национальный характер Федерации убийствен для нее, что доказала судьба СССР, Чехословакии и Югославии (СФРЮ). Тем не менее новая Конституция России 1993 г. в некотором роде сняла эти проблемы, но не до конца. Вопросы, безусловно, остаются.

Решение второй проблемы - установление новых конституционных основ государственного строя - привело к острейшей фазе гражданской войны, к трагедии начала октября 1993 г. Противостояние Президента РФ и Верховного Совета РФ, исполнительной и законодательной власти имело глубокие корни. По сути это был спор о дальнейшем развитии страны, сохранит ли она себя хотя бы как региональная держава или превратится в сырьевой придаток Запада.

Кризис разразился с принятием Ельциным Указа от 21 сентября 1993 г. N 1400 "О поэтапной конституционной реформе в Российской Федерации" (САПП РФ. 1993. N 39. Ст. 3597). Данный акт как совершенно незаконный, неконституционный вызвал противодействие со стороны Верховного Совета и Конституционного Суда России. В ответ Ельцин применил военную силу - расстрелял здание Совета с его защитниками из танков, после чего подверг аресту руководителей оппозиции его курсу. После подавления сопротивления в Москве Ельцин провел ряд мероприятий по роспуску Советов по всей стране. Некоторые из них, впрочем, отказались распуститься. Легитимировать государственный переворот post factum призвана была новая Конституция, референдум по которой состоялся в декабре 1993 г. Конституция не предусматривала существование каких бы то ни было форм Советской власти, тем самым семидесятишестилетнее господство Советов в России закончилось, политико-юридический феномен Советской власти канул в Лету.

Следующая страница

К содержанию


Категория: Законодательство. Государство и право | Добавил: x5443x (09.06.2013)
Просмотров: 2031 | Теги: период, Конституции 1924 г., 1917, Эпоху, перестройки, Власти, РЕВОЛЮЦИЙ, Россия, Конституции 1918 г., государственной | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
...




Copyright MyCorp © 2017