Суббота, 21.10.2017, 20:41
Высшее образование
Приветствую Вас Гость | RSS
Поиск по сайту



Главная » Статьи » Законодательство. Государство и право

Глава XI. РОССИЯ В ЭПОХУ РЕВОЛЮЦИЙ (часть 2-2)

Глава XI. РОССИЯ В ЭПОХУ РЕВОЛЮЦИЙ

Предыдущая страница

§ 2. Население России после 1917 г.

Советский народ: национальность в СССР.

Одним из главных вопросов, оказавшихся неразрешимыми и, следовательно, роковыми для Советской власти, стал национальный вопрос. И это несмотря на декларируемое равенство всех национальностей и народов, входивших в Советский Союз, несмотря на растиражированное советской пропагандой положение о появлении в СССР новой исторической общности - советского народа. Апофеозом становления данной концепции стал доклад Генерального секретаря ЦК КПСС Ю.В. Андропова, посвященный 60-летнему юбилею образования СССР. Именно этот доклад Андропова содержал тезис об окончательном формировании такой общности, что было несколько странным. Андропов слыл марксистом-теоретиком. Он, как "диалектик", должен был понимать, что окончательный этап формирования означает первый этап разложения!

Собственно говоря, концепция новой общности и нового человека разрабатывалась советскими идеологами давно, начиная с 1920-х гг. Для чего проводились опыты по скрещиванию человека и обезьяны, создавались банки спермы выдающихся революционеров и т.п. В основе этих действий лежал идеологический мотив. Известный тезис Маркса о Фейербахе трактовался русскими коммунистами настолько примитивно, что подобные опыты рассматривались как вещь необходимая для формирования человека нового типа, качественно отличного от человека старого, буржуазного типа.

Дело в том, что построение социализма, а тем более и коммунизма, по мысли Энгельса, должно было сопровождаться не менее чудесным превращением человека - строителя этого самого коммунизма. Человек должен был стать новым в буквальном смысле. Этот homo novus мыслился как действительный венец творения, полный и безраздельный хозяин истории, поскольку он в ходе строительства коммунизма овладевал законами природы. Овладение этими законами означало "скачок человечества из царства необходимости в царство свободы". Иными словами, в новых условиях общественного производства человек испытает на себе влияние новых факторов, способных изменить его природу - сознание - настолько, насколько это необходимо соответствует целям самого изменения. Эта простейшая дарвинистская идея механистической эволюции, как полагали большевики, являлась ключом к "перековке" человека в новый тип. Тип, сознательно считающий, что условия, в которые он поставлен, есть единственно правильные условия.

Однако действенным фактором этой перековки не стали новые общественные формы труда, поскольку, как свидетельствуют исследования современных экономистов, в СССР так и не было создано действительно социалистических форм хозяйствования, а все время функционировала система сверхмонополизированного государственного капитализма. Здесь можно вспомнить малоизвестный факт: Советская Россия оказалась единственной страной в мире, официально воздвигшей памятник Иуде Искариоту <1>. Большевики посчитали, что он является первым революционером на земле, как-никак восстал против авторитета самого Бога! Насилие над религией, верой людей, извращение простых человеческих истин, переписывание истории, физическое уничтожение несогласных - все это и многое другое составляло содержание политики коммунистов по взращиванию гомункулуса социализма.

--------------------------------

<1> Гипсовый истукан был поставлен в г. Свияжске. По сохранившимся описаниям видно, что памятник представлял собой фигуру человека с искаженным не то от злобы, не то от страха лицом, обращенным к небесам. Характерен был и жест этого изваяния, правой рукой оно не то грозило, не то защищалось от них.


Нельзя сказать, что эта политика оказалась безрезультатной. В конце концов большевикам удалось создать некий тип социетарности, который преподносился как отличительный тип советского человека от типа западного человека. В основе этого типа лежало такое понятие коммунальности, которое в принципе исключало, во всяком случае не приветствовало, развитие индивидуальных, субъективных черт человеческой личности. Даже быт, семейные отношения становились объектом пристального общественного внимания. Этот тип коммунальности напоминал ту казарму, которую с таким блеском описывал еще Платон, а вслед за ним и утописты в своих произведениях. Тем не менее говорить, что подобная ориентализация населения европейской в общем-то страны увенчалась успехом, о чем твердят либералы, выдумавшие с этой целью особо уничижительный термин "совок", не приходится.

Самым мощным препятствием на пути воплощения мечты о новой исторической общности людей оказался банальный национализм. Сам Советский Союз, построенный на национально-государственных принципах, ежедневно, можно сказать, провоцировал неприятие советского типа коммунальности. Решение национального вопроса в СССР преподносилось как полное и всестороннее развитие наций и народов, его населяющих. Однако для коммунизма как глобального проекта национальное является одним из главных препятствий на пути собственной реализации, для него характерно изживание национального и замена его эвфемизмами типа "социалистическая нация". Это означает, что национальное как отличительная особенность должно служить не своей сущностной цели - быть отличительным знаком и т.п., а целям строительства этого самого коммунизма. Но поскольку цель коммунизма и цель национального суть разные вещи, их синтез невозможен. Из этого противоречия рождалось главное препятствие на пути становления советского народа. Создание социалистических наций означало по сути скрытую, но весьма примитивную политику их русификации.

Обычно в этом грехе обвинялся "проклятый царизм". Но "проклятый царский режим" в своих попытках не шел никогда дальше школьной реформы и поддержки употребления в системе администрации одного государственного языка. Этого требует банальный рационализм бюрократического управления. Нелепо выглядит армия, команды в которой издаются на нескольких языках. Русификация по-советски означала нечто совершенно иное. Она означала прививание нациям и народам системы мировоззрения и жизни, чуждой им. В истинном своем смысле это не была русификация, просто люди, ее насаждавшие, говорили по-русски, это была коммунализация по-советски этих народов. Когда людям указывали, как и во что им верить, как одеваться, как думать, что делать и т.п. Русский народ (великороссы) оказался в этом смысле такой же жертвой русификации.

Вторжения и насилия над собственным внутренним духовным миром не прощает никто. Ответная реакция не заставила себя ждать. Репрессивные органы советской власти все время ее существования регистрировали факты проявления националистического подполья во всех республиках, особое внимание при этом уделялось русским националистическим движениям, представлявшим самую главную угрозу для коммунистического режима.

Советский тип равенства - равенства наций и народов, на деле означавший уравнивание заведомо неравных субъектов, ничего, кроме озлобленности, вызвать не мог. Весьма показательна в этой связи эпидемия подсчетов, "кто кого кормит" и "кто кому должен", охватившая союзные республики в последние годы перестройки. Большевики, одним словом, упустили из виду главное, на чем зиждется любая здравая национальная политика в многонациональном государстве. Она зиждется на привилегии, дарованной нации или народу. Это очень хорошо было видно на примере национальной политики Российской империи, которая распалась не из-за национальных противоречий, а из-за прихода большевиков к власти! Советский Союз как антиимперия был органически не способен к реализации этого единственно животворящего принципа в отношении собственного населения.

Национальность в СССР (знаменитая пятая графа в паспорте), таким образом, являлась своеобразным проклятием для ее носителя.

Положение иностранцев в Советской России.

Имперский правовой порядок знал ряд ограничений и в то же время привилегий в положении иностранцев в стране. На это, как известно, влияли социальное происхождение иностранца, его национальность или скорее вероисповедание. Тем не менее до Октябрьской революции 1917 г. Россия принадлежала к числу стран с положительным балансом иммиграции. Важно при этом подчеркнуть, что основной поток шел в Россию из стран так называемой старой Европы: Германии, Швейцарии, Англии, Скандинавских стран. Эмигрировали из Империи в основном евреи и поляки. Революция все бесповоротно изменила. Страна пережила за годы Советской власти колоссальные потери за счет массовой эмиграции. Однако в начале 1920-х гг. можно было наблюдать некоторый приток иностранной рабочей силы из-за рубежа. Это были лица, помешанные на идеях марксизма, а также в основной массе безработные, особенно из Германии. Таких людей очень скоро ждало разочарование, и они уезжали; те же, кто оставался, навсегда исчезали в застенках ОГПУ. Все это позволяет говорить о том, что отношение к иностранцам в СССР всегда было сложным.


* * *


Итак, первый шаг к уравниванию иностранцев с гражданами России предприняло еще Временное правительство. Весьма примечательно в этой связи Постановление от 10 марта "О немедленном облегчении образования акционерных обществ" (Вест. ВП. 1917. N 15/61). Пункт 2 этого Постановления гласил: "Не распространять на акционерные общества и товарищества на паях содержащихся в действующих законах ограничительных постановлений относительно иностранных подданных и евреев". Такая трогательная забота об иностранном капитале объяснялась просто. В Российской империи существовал жесткий законодательный запрет на более чем 25-процентное участие иностранцев в капитале русских акционерных обществ. Царь, как-никак заботился о национальной промышленности. И вот спустя всего неделю после прихода к власти русские либералы снимают все преграды на пути иностранного закабаления русской промышленности. Невольно снова задаешь себе вопрос: кто же в действительности сделал Февральскую революцию в России? Общее основание уравнивания в правах иностранцев с российскими гражданами дано было в Постановлении "Об отмене вероисповедных и национальных ограничений" Временного правительства (Вест. ВП. 1917. N 15/61).

Советская власть декларировала равенство прав иностранцев с советскими гражданами. Конституция 1918 г. даже распространяла это равенство на сферу политических прав (ст. 20; ср. ст. 2 Пол. о гр. 1924 г., СЗ СССР. 1924. N 23. Ст. 202). Единственное ограничение этого равенства, как и в случае с собственными гражданами, - приемлемое, т.е. пролетарское, происхождение иностранца. В 1938 г. в связи с принятием нового закона о гражданстве в советское право входит норма, исключающая возможность обладания политическими правами иностранцами. Конституция 1977 г. в ст. 37 подтверждала общую, распространенную в мире практику регулирования положения иностранцев - общее гражданское равенство при исключении равенства в политических правах и свободах.

Однако у всех иностранцев была всегда одна "вина" перед Советской властью, вина вечного, непреходящего характера. Их несоветский внешний вид, тип поведения - все это было ходячей и наглядной провокацией. Поэтому Советская власть всегда была на страже нравственности советских людей. Эта охранительная традиция была заложена еще в 1921 г.: "Иностранные граждане, образ жизни, деятельности и поведение коих будут признаны несовместимыми с принципами и укладом жизни рабоче-крестьянского государства, могут быть выселены из пределов РСФСР по постановлению Всероссийской чрезвычайной комиссии или по приговору судебных органов Республики, независимо от полученного ими ранее разрешения на проживание в Республике" (п. 1 Декрета СНК "О порядке высылки иностранцев из пределов РСФСР" (СУ РСФСР. 1921. N 62)). О том, что эта традиция держалась долго, свидетельствует п. 2 ст. 31 Закона СССР "О гражданстве СССР": "Иностранный гражданин может быть выдворен из пределов СССР, если это необходимо для охраны здоровья и нравственности населения, защиты прав и законных интересов граждан СССР и других лиц" (Вед. ВС СССР. 1981. N 26. Ст. 836). То, что советское правительство считало себя самым высоконравственным и моральным, явствует, например, из того факта, что в период с 1947 по 1954 г. в СССР официально были запрещены браки между иностранцами и советскими гражданами (ст. 61 Кодекса законов о браке, семье и опеке 1926 г. в ред. 1947 г.).

Режим проживания иностранцев на территории СССР устанавливался как постоянный, так и временный. Эта норма без изменений существовала с 1926 г. (СЗ СССР. 1926. N 59. Ст. 439).

Следующая страница

К содержанию

Категория: Законодательство. Государство и право | Добавил: x5443x (09.06.2013)
Просмотров: 621 | Теги: СВОБОДЫ, население, советских, Институт гражданства, Эпоху, после 1917 г., права, РЕВОЛЮЦИЙ, Россия, обязанности | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
...




Copyright MyCorp © 2017 Обратная связь