Среда, 22.02.2017, 07:21
Высшее образование
Приветствую Вас Гость | RSS
Поиск по сайту


Главная » Статьи » Законодательство. Государство и право

Глава IX. ФОРМА ПРАВЛЕНИЯ РОССИЙСКОЙ ИМПЕРИИ (часть 5)

Глава IX. ФОРМА ПРАВЛЕНИЯ РОССИЙСКОЙ ИМПЕРИИ

Предыдущая страница

§ 5. Синодальная церковь

Более 200 лет пребывала Русская церковь в синодальном пленении, более 200 лет торжествовал дух секуляризма. Столь резкая оценка обусловлена неканоническим характером реформы управления Церковью, проведенной Петром I.

Каноническая оценка реформы Петра I.

Понятие Церкви, пожалуй, существует только в христианском вероучении. Согласно ему Церковь есть Божественное учреждение, в котором "Святой Дух подает людям благодатные силы для духовного возрождения, спасения и обожения. Церковь Христова - это Царство не от мира сего" [Цыпин. 1996. С. 5], в то же время это Царство, видимо явлено в сем мире. С человеческой стороны она представляет собой "общество человеков, соединенных православною верою, законом Божиим, священноначалием и Таинствами".

Будучи объединением людей, Церковь обладает всеми видимыми институтами организации данной группы в определенное общество (союз), каковых в государстве всегда было множество, поэтому с этой своей видимой стороны Церковь всегда, являясь частью общества, подлежала регулирующей власти государства. Но власть государства распространяется на Церковь не прямо, а опосредованно. Церковь как учреждение невидимое, конечно, не может быть осязаемо и властью государства, осязание этой власти лежит на людях, входящих в Церковь, говоря каноническим языком, "на народе Божием". Положение христианина перед властью государства определяется только как положение подданного, который либо терпится властью, либо, если сама власть богоборческая, гонится. Государство не в силах определять положение христианина в Церкви и по отношению к Церкви. В саму Церковь государство проникнуть не может, даже влиять на своих подданных в том или ином направлении. Попытавшись сделать это, государство попадает в своеобразный замкнутый круг (petitio principii), поскольку, будучи творением рук человеческих, оно может проникать в то, что ему равно по сущности. Но даже если исходить из Божественного происхождения государства, то и тут придется признать неравенство двух творений Божества. Здесь возможно следующее размышление. Поскольку Бог безымянен, но и в то же время сообразен всякому имени (Areopagita. De divinus nominibus. I. 6), то Он "как таковой никому не подобен, но Он дарует Божье подобие обращающимся к Нему, чтобы они по мере сил подражали Сущему" (Ibidem. IX. 6). Соответственно, Церковь отличается от государства как одна сущность от другой, например как святость от царства, каковые в словах Ареопагита имеют следующие неравные качества: "...святость... есть свобода от всякой скверны и совершенная во всех отношениях незапятнанная чистота", а "царство же - это распределение всяких ограничений, постановлений, законов и порядков" (Ibidem. XII. 2).

В то же время государство и Церковь существуют бок о бок. С момента принятия христианства Первым Римом встал вопрос о распределении между этими двумя образованиями "ролей" в обществе. Римский католицизм, как известно, встал на позиции преобладания missio divina над missio humana, т.е. превратил епископа города Рима в светского владыку. Отпочковавшийся от католицизма протестантизм, следуя принципу светских князей cujus regio, illius religio, поступил с точностью до наоборот и низвел Церковь до состояния одного из органов государства. Только православие постановило действительно взвешенный подход к проблеме взаимоотношения Церкви и государства, выработав теорию симфонии власти священства и власти царской, государственной в конечном смысле. Именно этот принцип был утвержден шестой новеллой императора Юстиниана Великого:

"Величайшие блага, дарованные людям высшею благостью Божией, суть священство и царство (sacerdotum et imperium). Первое служит делам Божеским, второе заботится о делах человеческих, оба, исходя из одного источника, составляют украшение человеческой жизни. Поэтому ничто так не лежит на сердце царей, как честь священнослужителей, которое со своей стороны служит им, молясь непрестанно за них Богу. И если священство во всем будет благоустроено и угодно Богу, а государственная власть будет по правде управлять вверенным ей, то будет добрая симфония (bonum concentus) между ними во всем, что служит на пользу и благо человеческого рода".

До Петра в Русской церкви симфония в целом соблюдалась, изредка нарушаясь на непродолжительное время яростью земных владык. При преобразователе в ходе реформ 1718 - 1721 гг. происходит фактическое превращение Церкви в придаток государства, когда государственная власть дерзает вступать не только в управление церковными делами, но и в руководство богослужебной (литургической) практикой. Довершением реформы Церкви стала насильственная секуляризация (обмирщение) духовной жизни русского народа. С одной стороны, дух секуляризма врывался через идеологию полицейского (регулярного) государства, согласно которой все население страны, включая духовенство, должно исполнять задачу по обслуживанию государства, служить ему. Петр, правда, в этом вопросе соблюдал честность, так как самого себя объявил лишь первым слугой государства. Тем не менее сервилизм в мирской жизни вел к деградации жизни духовной, затрагивая самые сокровенные стороны ее. Здесь уместно вспомнить об указах Петра, предписывающих священнослужителям нарушать тайну исповеди. Имеет смысл указать и на дикие пародии, пьяные оргии, участником которых был сам царь, в которых высмеивалась Церковь.

С другой стороны, дух секуляризма внес в общество, особенно в верхние его слои, те семена нигилизма и рационалистического убожества мысли, которые на русской почве только и смогли разве что породить трагедии сродни перу Достоевского.

Вот характерное признание, принадлежащее Н.И. Костомарову - историку либерально-народнического направления середины XIX в. Отец этого историка, помещик средней руки, по воспоминаниям сына, представлял собой "тип старинного вольнодумца. Он фанатически отдался материалистическому учению и стал отличаться крайним неверием, у себя в имении собирал кружок своих крепостных читал им филиппики против ханжества и суеверия" [Костомаров. 1992. С. 79]. Жизнь свою этот барин-вольтерьянец закончил трагически - был убит. Следствие установило, что он пал жертвой несчастного случая, правда, в тот трагический вечер, писал позже Костомаров, из усадьбы пропала крупная сумма денег. И только несколько лет спустя обнаружилась настоящая причина смерти: "Кучер, возивший его в лес, явился к священнику и потребовал, чтобы был собран звоном народ: он на могиле барина объявит всю правду о его смерти. Так было сделано. Кучер, всенародно припадая к могиле, находившейся близ церкви, возопил: "Барин, Иван Петрович, прости меня! А вы, православные христиане, знайте, что его убили не лошади, а мы, злодеи, и взяли у него деньги, а им суд подкупили". Началось следствие, потом - суд. Кучер обличил двух лакеев, которые, однако, от убийства упорно запирались, но не могли скрыть того, что грабили деньги и ими подкупали суд. К делу привлечен был и повар, но тот запирался во всем и за неимением улик был оставлен в покое. Главнейший же из убийц был уже в могиле. Замечательно, что, когда виновных стали допрашивать в суде, кучер говорил: "Сам барин виноват, что нас искусил: начнет, бывало, всем рассказывать, что Бога нет, что на том свете ничего не будет, что только дураки боятся загробного наказания, - мы и забрали себе в голову, что коли на том свете ничего не будет, то, значит, все можно делать" [Там же. С. 91]. Очень знаменательное признание!

История синодального управления.

15 ноября 1700 г. умер последний патриарх Андриан, двумя месяцами спустя Петр назначает "Екзархом святейшего патриаршего престола, блюстителем и администратором" митрополита рязанского Стефана (Яворского). Уже в этом назначении проявилось пренебрежение нормами канонического права, так как ЭпсилонКсиАльфаРоХиОмикронСигма есть лицо, назначенное от самого патриарха или от церкви, но никак не от светского лица, каким являлся царь. Также представляется довольно трудным совмещение данного назначения со следующим каноническим правилом: "Аще который епископ, мирских начальников употребив, чрез них получит епископскую в Церкви власть, да будет извержен, и отлучен, и все сообщающиеся с ним" (пр. 30 Св. Апостолов).

В январе 1701 г. издается указ, которым повелевается: "Дом святейшего патриарха и домы же архиерейские и монастырские дела ведать боярину Мусину-Пушкину", таким образом, вновь учреждается Монастырский приказ, который постепенно забрал в свои руки заведование всем церковным имуществом; восстанавливалась и судебная функция этого учреждения. На достигнутом Петр не остановился и в 1721 г. происходит коренное преобразование высшего церковного управления, в результате которого появляется Духовная коллегия. Регламент ее утвержден 14 февраля того же года. Первоначально мысль реформатора, казалось, не шла далее создания некоего подобия коллективной личности патриарха Русской церкви: "Уставляем Духовную коллегию, то есть духовное соборное правительство, которое по следующем здесь Регламенте имеет всякие духовные дела управлять". Вместе с тем Регламент содержал текст присяги членов коллегии: "Исповедую же с клятвою крайнего судию Духовной сей коллегии бытии самого Всероссийского Монарха, государя нашего всемилостливейшего". В дальнейшей синодальной практике эта часть присяги получила более четкую форму: "признаю и клятвенно утверждаю, что верховный судия сего св. Синода есть Император всероссийский". Эти слова присяги были отменены только Указом 1901 г.

Немного спустя коллегия была заменена Синодом. Вместе с тем Петр, чувствуя несоразмерность поднятой им самим ноши, попытался одобрением своих мероприятий со стороны других церквей-сестер снять с себя часть ответственности. В 1723 г. от Вселенского патриарха Иеремии III пришел ответ, в котором он на просьбу царя признал Синод Русской церкви своим "братом". То есть легитимировал его каноничность. Значительным новшеством в деле управления Церковью явилось учреждение в 1721 г. должности обер-прокурора Синода. Именно этому должностному лицу вменялось в обязанность быть "оком государя и стряпчим по делам государственным". Должность обер-прокурора полностью совпадала с должностью генерал-прокурора Сената и так же, как и она, со временем чрезвычайно усилилась.

К концу правления Петра в подчинении Синоду находились следующие учреждения: Монастырский приказ, Приказ церковных инквизиторских дел, Печатный двор, а также духовные школы. Все указанные учреждения со временем (1726 г.) преобразуются в два департамента: церковных и экономических дел, при этом последний департамент состоял уже только из светских чиновников. Далее, в 1738 г. Синод лишается права управления церковным имуществом, которое передается в ведение Сената. При Елизавете восстанавливается прежний порядок, но Петр III снова возвращается к политике секуляризации, финалом которой явилась реформа управления церковным имуществом 1764 г. Манифестом 1764 г. было оформлено фактическое ограбление Церкви, в результате которого была уничтожена база материальной ее независимости от государства - все духовенство стало получать жалованье из казны. При Павле I Император Всероссийский был объявлен главой церкви (ст. 42 Осн. гос. зак. Т. I Св. зак. изд. 1832 г.). В период с 1817 по 1824 г. Синод подчинялся напрямую Министерству духовных дел. Окончательно Синод превращается в Министерство по управлению Русской православной церковью в 1830 г.; при этом необходимо иметь в виду, что с 1824 г. Церковь официально именуется "ведомством православного вероисповедания".

Положение обер-прокурора Синода также развивается в сторону придания ему всей полноты власти министра. Юридически это закрепляется окончательно в правление императора Александра I. Так, Выс. утв. мнение Госсовета от 13 декабря 1865 г. вводилась должность товарища обер-прокурора Синода, при этом указывалось, что эта должность устанавливается "с правами и обязанностями, присвоенными товарищам министров". Начиная с 1880 г. обер-прокурор Синода заседает наравне с другими министрами в Комитете и Совете Министров. Другим законодательным актом 1904 г. постановлялось, что обер-прокурор присутствует в Госсовете, Совмине и Комитете Министров "на равных с министрами основаниях". После 1906 г. тем не менее положение "министра церкви" существенно не меняется; хотя он наравне с остальными министрами продолжает входить в Совмин, его ведомство не подчинено напрямую Императору, как, например, МИД, поэтому правительство берет на себя часть забот по регулированию положения Церкви.

Эта ситуация вызывает в церковной среде движение за восстановление патриаршества, поскольку между царем и Церковью возникает также и неправославная по своему составу Дума. Вдобавок ко всему в период первой русской революции произошло существенное улучшение положения инославных и даже нехристианских вероисповеданий, что поставило перед Русской церковью задачу начать борьбу за равноправие. Царь согласился с необходимостью созвать предсоборное совещание, которому предшествовала работа предсоборного присутствия. В этих формах проходила работа по выработке нового устава Церкви, порядку избрания ее главы, реорганизации Синода. Подготовительная работа в основном увенчалась успехом, правда, одновременно выявилось в Церкви движение (протестантское по форме и еретическое по существу) так называемых обновленцев, сумевших после революции при поддержке большевистских комиссаров нанести ощутимый вред Церкви. Начавшаяся Первая мировая война помешала созвать Собор, но после падения самодержавия в феврале 1917 г. такая возможность Церкви представилась - 200-летнее иго синодализма пало! Поместный собор заседал с августа 1917 г. по сентябрь 1918 г. Отчасти силою вещей, отчасти усилиями самой Церкви состоялось полное преобразование ее управления.

Организация Синода.

Первоначально Синод представлял собой Духовную коллегию, состав которой не отличался от состава прочих коллегий. Духовная коллегия возглавлялась президентом-митрополитом Стефаном. У него было два вице-президента в чине архиепископов, четыре советника из архимандритов и четыре асессора из пресвитеров и монахов. В 1726 г. Синод был разделен на два департамента: церковных и экономических дел. Еще ранее, в 1720 г., из-за смерти митрополита Стефана был упразднен пост президента коллегии, вместо президента на каждое заседание полагалось выбирать первоприсутствующего. Впрочем, можно догадаться, что пост обер-прокурора учреждался не без умысла поставить его на место первоприсутствующего в Синоде. Экономический департамент прекратил свое существование по реформе 1764 г. Со временем уменьшилась и штатная численность членов Церковного департамента. В XIX в. из состава Синода выводят священнослужителей пресвитерского чина, их места занимают епископы. С 1814 г. при Синоде находится Грузино-имеретинская контора под председательством экзарха Грузинской церкви. В 1839 г. при обер-прокуроре появляется собственная канцелярия, отдельная от синодальной. В 1867 г. учреждается при Синоде Духовно-учебный комитет для заведования духовными учебными заведениями. В Москве Синод имел особую контору для заведования соборами Кремля и другими важными церковными объектами города.

Компетенция Синода.

На Синоде лежала главная обязанность по защите чистоты православия, от проникновения в него ересей. В этой связи он получал ежегодные доклады с мест от епархиальных властей (ст. 19 Уст. консисторий 1841 г.). Епископы уведомляли Синод о совращенных в раскол (ст. 2), о появлении новых сект (ст. 24). Административные меры в данном случае предпринимало уже МВД по ходатайству Синода. Далее, Синод управлял Церковью, поскольку стоял во главе ее администрации. Формально власть Синода - это власть высшего иерарха Церкви. Также Святейшему Синоду принадлежало право суда над духовенством. Следует отметить, что вопросы семьи и брака в России до 1917 г. находились в исключительном ведении Синода. В делах духовного образования Синод также играл первостепенную роль.

Практически весь XVIII в. положение Русской православной церкви регулировалось постановлениями Духовного регламента 1721 г. и некоторыми последующими указами. В 1841 г. издается Устав духовных консисторий, впитавший в себя все предыдущее законодательство и приведший его в систему. В 1883 г. была издана обновленная редакция Устава. Стоит сказать, что этот Устав формально не входил в состав Свода законов Российской империи, чего нельзя сказать о законодательстве, регулировавшем положение инославных и нехристианских вероисповеданий: Уставы духовных дел иностранных вероисповеданий (ч. 1 т. XI Св. зак.).

Следующая страница

К содержанию

Категория: Законодательство. Государство и право | Добавил: x5443x (06.06.2013)
Просмотров: 711 | Теги: империи, оценка, ПРАВЛЕНИЯ, форма, Петра 1, Синодальная, реформы, Каноническая, Российской, церковь | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
...




Copyright MyCorp © 2017