Воскресенье, 24.09.2017, 04:30
Высшее образование
Приветствую Вас Гость | RSS
Поиск по сайту



Главная » Статьи » Законодательство. Государство и право

ИМПЕРСКИЙ (ПЕТЕРБУРГСКИЙ) ПЕРИОД В ИСТОРИИ РОССИЙСКОГО ПРАВА. Часть 5-1

ИМПЕРСКИЙ (ПЕТЕРБУРГСКИЙ) ПЕРИОД В ИСТОРИИ РОССИЙСКОГО ПРАВА

Глава VIII. ОРГАНИЗАЦИЯ РОССИЙСКОЙ ИМПЕРИИ

§ 4. Управление национальных окраин Российской империи

Предыдущая страница параграфа

В 1867 г. упраздняется особый Госсовет Царства Польского, а в 1874 г. наместничество заменяется генерал-губернаторством. После 1906 г. в отношении Царства Польского были предприняты некоторые общие шаги, с одной стороны, ослабившие русификацию, от чего поляки особенно страдали, но с другой - Польша еще крепче связывалась с Россией конституционными узами, разрубить которые смог только февраль 1917 г.

Управление Бессарабией.

Местное законодательство. При присоединении в 1812 г. Бессарабии к России за ней в качестве привилегии сохранились ее прежние узаконения и права, коими жители ее пользовались еще со времен турецкого владычества, а в некоторых случаях эти законы восходили еще к временам независимого Молдово-Валашского княжества (XIV - XV вв.). Но на поверку оказывалось, что это было на самом деле реципированное молдавскими господарями греко-римское (византийское) право в следующих своих формах.

Вплоть до 1917 г. в Бессарабии в качестве ее местного права применялись: Шестикнижие (Hexabiblos) Константина Арменопуло от 1345 г., в 1831 г. и 1854 г. состоялось издание официального перевода этого акта на русский язык; следующим актом, действовавшим здесь также до 1917 г., были Василики (Basilika) византийского императора Льва Философа (Мудрого) 829 г., на русский язык этот акт был переведен и издан в качестве официального закона в 1831 г. под заглавием: "Краткое собрание законов, извлеченных из царских книг для руководства обучающихся оным, с указанием на книгу, титул, главу и параграфы Царских законов". Для краткости, однако, этот акт именовался "Собранием законов, извлеченных из Царских книг (Василик) Андроником Донишем". Кроме двух указанных актов византийского права в Бессарабии действовала особая Утвердительная княжеская грамота господаря Александра Маврокодато, изданная им 28 декабря 1785 г. В истории права это один из немногих актов, регулировавших жизнь цыган, которые традиционно кочевали по Бессарабии и Румынии.

На применение этих актов в качестве источников местного законодательства, между прочим, ясно указывает п. II Мнения Госсовета Империи от 15 декабря 1847 г.: "Предоставить Правительствующему Сенату подтвердить кому следует, чтобы в случае недостаточности местных бессарабских законов, заключающихся в Шестикнижии Арменопуло, книге Дониша и Соборной грамоте от 28 декабря 1785 г., которые остаются в своем действии, были согласно ст. 3585 Св. зак. гр. Т. X Св. зак. принимаемы в основание российские; при неясности же, противоречии или неудобстве в исполнении закона поступаемо было по общим постановленным на такие случаи правилам" (ПСЗРИ. 2-е изд. Т. XXII. N 21794).

Как известно, после неудачной для России Крымской войны часть Бессарабии (Измаильский уезд) отошла к Румынии, но ст. 45 Берлинского трактата 1878 г. вновь присоединила ее к России. В этой части воссоединенной Бессарабии продолжали действовать некоторые румынские законы, что неоднократно подтверждалось практикой кассационных департаментов Правительствующего Сената. Область применения этих норм была вместе с тем невелика.

Местные учреждения. В 1818 г. в Бессарабии учреждается особое областное управление, во главе Бессарабской области становится особый генерал-губернатор. Генерал-губернатор соединял в своих руках военное и гражданское управление областью, одновременно гражданское управление поручалось особому губернатору. При генерал-губернаторе находился областной совет в составе: генерал-губернатор (председательствующий), губернатор, областной предводитель дворянства, вице-губернатор, председатель казенной палаты, управляющий палатой казенных имуществ, председатель областного суда и два бессменных члена, назначаемых в совет высочайшей властью по представлению генерал-губернатора. При губернаторе состояло областное правление, по своему статусу и возможностям равнявшееся губернскому правлению в губерниях Европейской России. Данный порядок окончательно утвердился с 1828 г. и был зафиксирован в Об. уч. губ. Т. II Св. зак. изд. 1832, 1842 и 1857 гг. В 1873 г. на Бессарабию было распространено действие Уч. губ. и она стала управляться на общих с остальными губерниями Империи основаниях.

Управление казачьих войск.

Состав казачьих войск. Вопрос об этнической принадлежности казаков в принципе не имеет смысла. Казаки в расовом отношении ничем не отличаются от русских, т.е. являются точно такой же смесью народов и народностей, единственно, что необходимо отметить, в некоторых областях казачьих земель более или менее сильное влияние оказывали на них соседние народы. Например, казачество северокавказских областей испытало сильнейшее влияние горских народов (терские и гребенские казаки), Забайкальское казачье войско состояло почти сплошь из метисов - потомков от браков русских с бурятами. Также следует указать, что к казачеству приписывались некоторые нерусские народности, например отдельные роды равнинных чеченцев и отдельные улусы ставропольских калмыков.

Всего в России до 1917 г. насчитывалось 11 казачьих войск: Донское, Кубанское, Терское, Астраханское, Оренбургское, Уральское, Сибирское, Семиреченское, Забайкальское, Уссурийское и Амурское. Исходя из названий казачьих войск видно, что все они расположены по окраинам государства, откуда можно сделать вывод, что происходил этот слой людей Русского государства из так называемых вольных ("гулящих") людей, бежавших на окраины государства; со временем население этих областей поступало на службу Московскому царю. Именно принцип поголовной воинской службы отличал казачество от остального населения России и именно с этим принципом были связаны права и преимущества казачества. Так, оно поголовно было освобождено от уплаты всех видов податей и налогов, отличалось повышенным верстанием земельных угодий, составлявших собственность всего войскового товарищества, и получало особые права внутреннего самоуправления.

Исход истории казачества оказался ужасным. Приняв самое активное участие в гражданской войне (1918 - 1920 гг.), оно оказалось полностью уничтоженным; остатки казачьих войск вынуждены были эмигрировать за границу. Сказалась на этом процессе также и целенаправленно проводимая политика заселения казачьих земель пришлым, так называемым иногородним населением.

Войсковое казачье управление. В строго юридическом смысле привилегией особого управления в Российской империи пользовалось только донское казачество, все остальные войсковые земли входили, как правило, в состав обыкновенных губерний, краев и областей Империи и соответственно подчинялись военным и гражданским властям этих административно-территориальных единиц.

В Московскую эпоху казаками заведовал Посольский приказ, в эпоху Империи казачьи войска переходят в управление Военной коллегии (с 1720 г.), а со временем подчиняются напрямую военному министру. Кроме того, со времен императора Николая I наследник престола, цесаревич, считался по должности наказным атаманом всех казачьих войск России.

Управление каждым казачьим войском распадалось на два отдела: общевойсковое и станичное. Войсковое управление изначально возглавлял наказной атаман. Должность эта была выборной, затем право выбора атамана была ограничено: войско избирало несколько кандидатур, из которых затем высочайшей властью утверждался один; со второй половины XIX в. постепенно входит в обыкновение назначение центральной властью на должность атамана лиц даже не казачьего происхождения. При наказном атамане состоял особый административный орган (с правами губернского правления), как правило, он назывался войсковой канцелярией, иногда войсковым правительством.

Войсковая канцелярия включала в себя наказного атамана, начальника штаба, нескольких асессоров (помощников атамана). При канцелярии полагалось иметь несколько отраслевых органов управления, таких, например, как войсковой приказ общественного призрения, войсковая врачебная управа, войсковая прокуратура и т.д. Войсковое управление включало в себя особый войсковой суд, организация которого не совпадала с общеимперской, установленной Судебными уставами.

Войско подразделялось на округа или области, иногда использовался специальный термин - "полк". Окружное управление в основном наделялось полицейскими функциями и соответствовало уровню уездных учреждений губерний остальной России. В округах существовали особые судебные инстанции - окружные суды и окружная прокуратура.

Низовое войсковое управление сосредоточивалось на уровне станиц. Территория, прилегающая непосредственно к станице, называлась станичным юртом и все население юрта, даже не казачьего происхождения, подчинялось станичным органам управления. Главным учредительным органом станицы считался сбор (рада, сход) ее жителей, которые избирали сроком на три года станичного атамана и двух судей (стариков). Нередки были случаи, когда станичный сбор выступал in corpore в качестве особого судебного органа. Станичный атаман и судьи подлежали утверждению войсковым атаманом в своей должности.

Определенной особенностью управления пользовались казаки, происходившие из калмыков и других народов. В частности, в 1710 г. небольшой части Дербентовой орды (тайши Мунк-Тимура) разрешено было откочевать на земли при реке Маныч, где в 1723 г. эта часть орды была введена в состав донского казачества, в котором и находилась до 1920 г. Весной означенного года выжившие в кровавых боях с большевиками казаки-калмыки эвакуировались из Новороссийска вместе с остатками армии генерала А.И. Деникина.

Особое калмыцкое кочевье составляло отдельный округ войска Донского. Кочевье подразделялось на три улуса, которые, в свою очередь, делились на сотни, возглавляемые сотником, при котором находились двое судей, избираемых населением улуса. Сотни, в свою очередь, делились на хутуны, которые управлялись особыми приказными из калмыков.

Управление калмыков.

Калмыцкие орды, спасаясь от преследований китайцев, в самом начале XVII в. откочевали к низовьям Волги. Оказавшись в ближайшем соседстве с русскими владениями, калмыки не замедлили нападением на них. Стычки заканчивались, как правило, поражением степняков, после чего ханы их принуждаемы были давать шерть (присягу) на верность Цаган Хану (Белому Царю - официальный титул российских монархов на Востоке). Однако шерть калмыки соблюдали плохо.

Более тесное сближение калмыков с Россией начинается при Петре Великом. De iure оформление подданства калмыков состоялось в 1710 г. и сопровождалось заключением Статей (договора) хана Аюки с астраханским губернатором Апраксиным от 5 сентября 1710 г. Статья I этого договора, между прочим, гласила: "По той первой статье Аюка хан говорил: что он Великому Государю служить обещался до смерти своей во всякой верности и кочевьям улусов своих от реки Волги отходить никуда не будет, и обещается он чинить и всем тайшам приказывать во всем Его Великого Государя изволению" (ПСЗРИ. 1-е изд. Т. IV. N 2291). Однако и после указанной даты калмыки чувствовали себя вполне не стесненными, заключали международные договоры, например договор 1741 г. с киргизами, и иногда предпринимали набеги на русские пределы. Но вместе с тем помощь их в войнах с горскими племенами, походы на Крым, участие в подавлении Булавинского восстания и движения некрасовцев не могут быть не отмечены с положительной стороны; часть Дербенской орды откочевала на реку Маныч и вошла в состав Донского казачьего войска.

В 1771 г. значительная часть калмыков, поддавшись на пропаганду китайских эмиссаров, снялась с кочевок и попыталась уйти обратно в Джунгарию, куда их усиленно заманивали манчжуры. Вдогонку были посланы яицкие казаки, которым удалось вернуть только некоторую часть калмыков обратно. Правда истории заключается в том, что в результате выжили только те улусы, которые были возвращены казаками, остальные, с трудом добравшись до Китая, были поголовно истреблены циньцами. В результате правительство вынуждено было пойти на уничтожение самостоятельной ханской власти у калмыков и ввести особое управление, в общих чертах продержавшееся до 1917 г.

Местное законодательство. Калмыки по приходу в пределы России обладали довольно высокоразвитой культурой, не в последнюю очередь они обязаны были этому буддизму, который исповедуют вплоть до сего дня. Так, в области права они пользовались не примитивными образцами распространенного среди кочевников обычного права, а тщательно разработанной системой законодательства, сведенной воедино в Ойрато-калмыцкий устав 1640 г. Это был достаточно обширный свод постановлений, регулировавший все стороны жизни степняка. Следует отметить, что основными источниками этого акта явились священные книги буддизма. В 1758 г. постановления Ойратского устава были дополнены Законами хана Дондок Даши. Во многом этот акт содержал в себе нормы, регулировавшие те стороны жизни калмыков, которые сформировались за столетнее их пребывание в русских пределах. В 1762 г. выходит особое Положение о суде Зарго, узаконившее специальные судебные инстанции и процессуальные нормы, принятые среди калмыков. В 1786 г. действие этого Положения было отменено, но в 1802 г. восстановлено вновь. Наконец, в 1822 г. специально для калмыков издаются так называемые Зинзилинские постановления, источником которых послужили устав 1640 г. и закон 1758 г. В основном этот акт регулировал вопросы организации степной полиции и содержал нормы уголовного процесса.

Местные учреждения. Калмыки вплоть до 1771 г. управлялись властью собственного хана, который избирался на совете тайшиев - владетельных князей и зайсангов - родовых старейшин. Как правило, правительство только утверждало вновь избранного хана в его звании. Само сношение с калмыками вплоть до указанной даты велось только через Коллегию иностранных дел, а астраханский губернатор выполнял при этом общие надзорные функции.

После указанной даты власть хана была упразднена, вместо нее при астраханском губернаторе учреждалась калмыцкая войсковая канцелярия в составе русского офицера, трех тайшей и трех зайсангов. В 1797 г. канцелярия была переименована в калмыцкое правление, в состав которого уже входили русские чиновники, а представители калмыков выполняли при ней роль консультантов.

В 1762 г., как мы говорили выше, учрежден был специальный суд для калмыков (суд Зарго), в который входило по одному представителю от каждого улуса, эти представители утверждались в своем звании русским правительством. В 1771 г. в состав суда Зарго введен был в качестве экзекутора (исполнителя решений) русский офицер, основной обязанностью которого было следить за должной быстротой рассмотрения в суде дел. Суд Зарго рассматривал в основном только гражданско-правовые иски среди самих калмыков, по остальным же делам калмыков судили русские судебные инстанции. Необходимо заметить, что свой особый суд у калмыков сохранился до 1917 г., поскольку действие Судебных уставов 1864 г. на них не было распространено.

Внутреннее управление калмыков образовывалось на основании их родоплеменной структуры: улус составлял особое образование, по правам своим равное волостному правлению в губерниях Европейской России. Вообще же, как гласила ст. 525 Пол. ин. Т. II Св. зак., "кочевые инородцы... губернии: калмыки... и других наименований управляются особым начальством на основании их степных обычаев и обрядов". Калмыки проживали на территории двух губерний: Астраханской и Ставропольской.

Управление Кавказом и Закавказьем.

Местное законодательство. Кавказ и Закавказье не представляют собой однородной массы: здесь на сравнительно небольшом участке земной поверхности издавна проживали совершенно различные народы, разделенные не только горами, но и языком, верой и, разумеется, обычаями. По истечении XX в., приходится признать, что решение неимоверно сложной задачи соединения этого невероятного разнообразия в одно административное целое оказалось под силу только Российской империи.

Среди практически всех горских и закавказских народов по присоединении их к России в качестве привилегии сохранялось действие шариата и основанного на нем адата. Последний есть особый источник права, вбирающий в себя все разнообразие норм местного обычного права, регулирующего абсолютно все стороны жизни человека.

В Грузии при присоединении ее к России в 1801 г. в качестве привилегии были оставлены прежние законы, как гласили Высоч. утв. правила управ. Грузией, "дела гражданские имеют быть производиться по настоящим грузинским обычаям, кои следует привести в известность, как сделано сие при учреждении в Кабарде родовых судов и расправ, и по уложению, изданному царем Вахтангом, яко по коренному грузинскому закону". Вышеупомянутое Уложение царя Вахтанга VI официально действовало в Грузии, Имеретии и Гурии до 1859 г., а в Мингрелии до 1870 г., заменено Уложение было т. X Св. зак., впрочем, в соответствующих местах Свода имелось указание на продолжавшие сохранять свое действие отдельные положения Уложения царя Вахтанга.

В Армении (Эриванской губернии) изначально вводилось общеимперское право, хотя, однако, известно о применении среди армян Европейской России так называемого Армянского судебника (XVIII в.), но и он перестал быть особым узаконением в 1869 г. в связи с введением в действие Судебных уставов.

Местные учреждения. Среди горских народов Дагестана и Чечни в 1858 г. введено было после нескольких десятилетий проб и ошибок так называемое военно-народное управление. Основой этого управления явился родовой союз (тохум), во главе которого стоит старейшина. Тохум представляет собой довольно большую группу, объединенную кровнородственными отношениями, поскольку его членами могут быть родственники до 12-й и даже 15-й степени родства. Решение старейшины тохума для его членов является истиной в последней инстанции. Несколько тохумов составляли одну общину (джамаат). Джамаат, таким образом, представлял собой уже территориальный союз. Общее собрание всех членов джамаата называлось маслагат, на котором решались все затрагивавшие интересы нескольких тохумов вопросы.

Для суда и расправы джамаат выбирал особых старшин (карты) и старейшин (аксакалов). Карты вместе с муллами и кадиями осуществляли суд в тех делах, которые выходили за пределы тохума. Аксакалы в основном представляли джамаат в сношениях с имперской властью. Необходимо заметить, что в Абхазии (Сухумский отдел) среди горцев вводилась аналогичная система судебных учреждений.

Несмотря на общее стремление унифицировать управление Кавказом, эта система учреждений продержалась до 1917 г. Причем не ошибемся, если скажем, что во многом она сохранялась и в советское время, правда, в неофициальном виде.

На общее управление столь обширным краем ("Кавказский и Закавказский край составляют земли, лежащие между морями Черным, Азовским и Каспийским, губерниею Екатеринославскою, Областью войска Донского, губерниею Астраханскою и границами империи с Турциею и Персиею" (ст. 1 Уч. упр. Кав. и Закав. края)) очень долгое воздействие оказывал военный фактор, поэтому с самого начала управление здесь находилось исключительно в руках военных. Довольно долго в отношении Кавказа продолжал действовать принцип децентрализованного управления. Так, в 1842 г. образовался особый Кавказский комитет, действовавший в прямом подчинении у Комитета Министров, с 1841 г. образовано было VI отделение СЕИВК, ведавшее делами устройства Закавказского края. В 1883 г. особый Кавказский комитет был упразднен. Если до указанной даты наместник Кавказа, согласно ст. 21 Уч. упр. Кав. и Закав. края, в большинстве случаев сносился с председателем Кавказского комитета (ср. ст. 22), то после указанной даты он стал это делать непосредственно через министров по принадлежности. Таким образом, на управлении Кавказом сказалась общая тенденция по централизации государственного управления Империи, что с течением времени должно было означать полную административную инкорпорацию края.

Главным местным органом управления в крае являлся наместник Кавказа (ст. 9 Уч. упр. Кав. и Закав. края ред. 1876 г.). В лице его сосредотачивалось все высшее местное управление гражданскими и пограничными делами. Наместник по должности также считался главнокомандующим особой Кавказской армией.

В административном отношении Кавказ подразделялся на Кавказский край (области Терская и Кубанская, губерния Ставропольская (ст. 2 Уч. упр. Кав. и Закав. края) и Закавказский край (губернии Тифлисская, Кутаисская, Елизаветпольская, Эриванская, Бакинская, область Дагестанская, до 1892 г. Дербентское градоначальство, округа Закатальский и Черноморский, а также отдел Сухумский). В губерниях и областях устанавливалось управление согласно "точному основанию Общего Губернского Учреждения" (ст. 102 Уч. упр. Кав. и Закав. края). Впрочем, закон знал некоторые отклонения от общеимперских образцов. В губерниях края предусматривался дополнительный штат чиновников в соответствии с местными особенностями. Полицейские силы на Кавказе также имели особое устройство.

Городовое управление устанавливалось согласно Гор. пол. изд. 1870 г. (ст. 135 Уч. упр. Кав. и Закав. края), но со значительными изменениями по порядку формирования органов городского общественного управления. После 1892 г. соответственно были внесены также некоторые изменения.

Порядок функционирования судебных инстанций в крае был подчинен особым правилам, хотя в целом можно заметить, что основное отличие заключалось в отсутствии здесь земств, которые, как известно, служили основанием для формирования мировых судов, но после 1889 г. и это отличие перестало играть значительную роль.

Общее управление Кавказским и Закавказским краем осуществлял наместник, при котором находился помощник, после 1883 г. их стало два. Свою власть наместник осуществлял посредством Совета наместника, департамента главного управления и некоторых других отраслевых органов управления, например таких, как строительно-дорожный комитет, управление государственных имуществ, управление учебной частью и др.

Управление Среднеазиатскими владениями.

Хотя точнее было бы сказать: Туркестанским генерал-губернаторством. По территории этот край занимал достаточно обширное пространство. Исторически формирование Туркестанского генерал-губернаторства происходило следующим образом: в 1865 г. образуется Туркестанская область из Сырдарьинской и Новококандской оборонительных линий, в 1867 г. область преобразована в генерал-губернаторство, в которое входят области Сырдарьинская и Семиреченская. Год спустя в Туркестанское генерал-губернаторство включается Зеравшанский округ, в 1873 г. - Амударьинский отдел, который образуется из земель, отобранных от Хивинского ханства. В 1876 г. к генерал-губернаторству присоединяется Ферганская область, образованная практически целиком из Кокандского ханства. В 1873 г. был образован особый Закаспийский отдел с центром в г. Красноводске, подчиненный Кавказскому наместнику. Параграф 2 Временного положения об управлении Закаспийским краем от 9 марта 1874 г. гласил: "Закаспийский военный отдел присоединяется к Кавказскому военному округу и подчиняется главнокомандующему кавказской армии как в военном, так и в административном отношениях". Однако с присоединением в 1881 г. земель туркмен образуется уже Закаспийская область, подчиненная непосредственно Туркестанскому генерал-губернатору.

Местное законодательство. Все местное туземное население получило от русского правительства при покорении гарантию сохранения веры, в связи с чем для жителей образованы особые народные словесные суды, в которых применялись только нормы шариата. Одновременно с этим в 1867 г. учреждаются специальные коронные суды для местного населения. В коронных судах полагалось рассматривать наиболее важные имущественные споры, тяжкие уголовные преступления, а также споры туземцев с русскими.

В 1877 г. для города Ташкента введено было в действие с незначительными изменениями Гор. пол. 1870 г., после 1892 г. в управление Ташкентом вносятся изменения согласно текущему законодательству. Общая структура администрации в генерал-губернаторстве регулировалась сначала Положением 1867 г., Временными правилами 1874 г., но в 1886 г. принимается Положение об управлении Туркестанским краем, которое действовало без изменений до 1917 г. Этим же актом вводилась в крае система судов, предусмотренных Судебными уставами 1864 г. Однако шариатские суды продолжали действовать.

Местное управление. Несмотря на строгий порядок управления краем, местные особенности брали свое, во многом сводя власть центра к роли простого статиста. Управление Туркестаном вручалось генерал-губернатору, на обязанности которого возлагали также дипломатические сношения с Бухарой и Хивой в рамках российского протектората. Во многом эта власть была надзорной. При генерал-губернаторе находился совет из состава высших чиновников, а также его канцелярия. Во главе областей находились военные губернаторы, которым подчинялось уездное полицейское начальство, также формировавшееся из военных. Военный губернатор, за исключением военных дел, пользовался теми же правами, что и гражданский губернатор по Уч. губ. Военное уездное начальство в основном соответствовало рангу уездных исправников.

Туземное население подразделялось на оседлое и кочующее. Оседлое население объединялось в волости (один или несколько аулов), население аулов избирало волостного правителя и аульных старшин (аксакалов). К ним же в помощь выбиралось необходимое количество помощников. Статья 82 Пол. упр. Турк. края 1886 г. устанавливала срок их выборной власти - три года. Этой же статьей "генерал-губернатору предоставляется в исключительных случаях назначать волостных управителей собственной властью". Выборы от кочевого населения проводились пропорционально числу кочующих кибиток, каковые объединялись в особые аульные общества. Туземцы Туркестанского края избирали судей, биев, казиев в свои народные словесные суды, которые имели свою область юрисдикции.

Протекторат над Бухарским и Хивинским ханствами.

Понятие протектората. Понятие протектората сегодня практически вышло из состава международного права благодаря во многом утвержденному после 1945 г. принципу равенства всех государств вне зависимости от их экономической, военной и тому подобной мощи, хотя принцип юридического равенства государств и в прошлом считался краеугольным камнем международного права. Вместе с тем обстоятельства взаимоотношений государств нередко свидетельствовали об условности их равенства (факт, невозможный к оспариванию и сегодня). Право просто не в силах устранить, как известно, это функциональное противоречие, поскольку во многом покоится на нем же: право - равный масштаб по отношению к неравным субъектам.

Основанием протектората считался международно-правовой титул в форме договора государства-сюзерена и государства-вассала, при этом, по общему требованию, полагается получить признание со стороны третьих лиц (государств) на установление отношений протектората одного государства над другим. Содержание отношений протектората во всех случаях обусловлено получением права верховенства, представления сюзереном интересов вассала перед остальным миром. Часто, но не всегда государство-сюзерен получает также права и на вмешательство во внутреннюю жизнь патронируемого им государства.

В протекторате Российской империи находилось за все время ее существования несколько государств, но к началу XX в. таковых осталось только два: Бухарское и Хивинское ханства. При этом два "государства" находились в разных отношениях с Империей, что влияло на степень зависимости их от Петербурга. Если протекторат России над Бухарой ограничивался только внешнеполитическими аспектами, то Хива находилась практически в режиме перехода полностью в состав Империи, на что указал в своем заявлении от 7 апреля 1900 г. Госсовету имперский МИД, поскольку "в Хиве даже преступления туземцев против русских подданных не признаются нами подсудными местной хивинской власти, и что Хива не может считаться столь же независимым государством, как Бухара" (Уложение. 1904. С. 15). На Бухару же, заметим, распространялся общий режим капитуляций, принятый во взаимоотношениях между европейскими и азиатскими государствами той эпохи <1>. Именно на этот режим указывала, например, ст. 8 Уг. ул. 1903 г.

--------------------------------

<1> Под капитуляциями тогдашнее международное право признавало требование экстерриториальности суда для подданных европейских держав, временно или постоянно находящихся на территории азиатского государства. Делалось это под предлогом абсолютно противоположных начал суда и процесса в Европе и Азии; соответственно, поскольку европейское право считалось более прогрессивным, гуманным и т.п., подлежало применению по принципу личного права. На практике такой суд вершился консульскими учреждениями соответствующего государства за границей. Режим капитуляций ущемлял суверенитет азиатских государств: Турции, Персии, Китая, Японии и некоторых других и был отменен постепенно с введением в этих странах общих начал суда и процесса, характерного для европейского права.


Имперская власть в Бухаре была представлена особым органом - Политическим агентством, состоявшим из чиновников военного ведомства и МИДа. Эмир, глава Бухарского ханства, был поставлен в необходимость не предпринимать никаких важных шагов во внутренней и внешней политике без одобрения Агентства. Помимо всего прочего Туркестанский генерал-губернатор надзирал за поведением эмира.

Вместе с тем в этом вопросе мы наблюдаем определенный парадокс. Эмир был пожалован званием генерал-адъютанта русской службы и являлся шефом 5-го Оренбургского казачьего полка (сын-наследник его числился флигель-адъютантом и также был занесен в списки Терского казачьего войска). Нередко оказывалось, что по званию генерал-губернатор Туркестанского края стоял ниже эмира, по должности он, разумеется, был еще ниже, и именно это своеобразное положение эмира уже в русской административной иерархии заставляло Политического агента и генерал-губернатора нередко вести себя осторожно по отношению к ханству.

В целом в отношениях между Бухарой и Россией действовал следующий режим, установленный в 1873 г.: русскоподданные не имели права владеть недвижимостью в Бухаре, такого же права лишались, впрочем, и все остальные иностранцы; товары русских купцов облагались пошлиной как иностранные; поселиться в ханстве русский мог только с разрешения властей эмира; ханство сохраняло свою внутреннюю администрацию, армию, правда, с русскими инструкторами, суд и денежную единицу; споры между русскими и бухарцами рассматривало Политическое агентство (русскоподданные судились между собой выездными сессиями Самаркандского окружного суда или Ташкентской судебной палаты); вся внешняя политика Бухары подчинялась требованиям имперского МИДа.

Местное управление в Бухаре. Бухарское ханство под протекторатом России представляло собой типичное восточное государство во главе с неограниченным светским и духовным владыкой - эмиром. Д.Н. Логофет так описывал характер его власти:

"Среди мусульманских бухарских законоведов распространено толкование, что эмиру по отношению всех его подданных присвоено по шариату (духовному закону) право жизни и смерти, а равно и право на имущество всего населения, что опирается на положение шариата, в силу чего он управляет страной, как пастух управляет своим стадом, и как пастух может зарезать во всякое время любую овцу из своего стада, так и эмир имеет законное право пресечь жизнь любого из населения ему подвластного" [Логофет. 1909. 1 : 232].

Престол эмира наследовался его старшим сыном. В Бухаре, надо оговориться, правила Мангитская династия, по этнической принадлежности - узбеки. Помимо узбеков в ханстве проживали таджики (из них состояло практически все городское население), арабы, евреи и некоторые другие народности.

Центром административного управления ханства являлся двор эмира, министерств как таковых не существовало. Согласно правилам шариата самыми развитыми ведомствами были духовно-судебное и финансово-податное управления. Эмир в основном правил авторитарно, однако ему имелась довольно сильная оппозиция в лице бухарских улемов-законоведов.

Ханство, несмотря на русский протекторат, продолжало сохранять вековой уклад жизни согласно шариату. Вот одна из типичных картинок такой жизни, оставленная нам очевидцем. Речь идет о деятельности такого должностного лица, как ишан-раис ("их милость начальник"), в обязанность которого входило "научать правоверных всему хорошему и отучать от всего дурного":

"Проезжая, например, по чайному ряду, раис останавливался перед лавкой какого-либо купца, и следующие за раисом люди проверяли весы торгующего. Если оказывалось, что они не верны, то раис, не слезая с коня, лаконически называл количество ударов, которые должен получить купец-обвешиватель, при этом никогда не называлась четная цифра, а 7, 9 и т.д. в зависимости от вины купца в погрешностях его весов и от настроения раиса. Один из людей раиса брал купца за руки, оборачивался к нему спиной и, нагнувшись, быстро и ловко вскидывал его к себе на спину так, чтобы его ноги не касались земли. Другой закидывал ему халат и рубаху кверху и, развязав штаны, спускал их, а третий начинал бить палкой по обнаженному телу, при этом кто-либо громко считал удары. Обычно на 8-м ударе уличенный в недобросовестном весе начинал громко кричать, в таких случаях бывало, что раис приказывал считать удары сначала, и таким образом наказуемый получал их больше, чем ему причиталось. После экзекуции ему спускали рубашку и халат и ставили на землю. Затем наказываемый обязан был громко поблагодарить ишан-раиса "за науку и исправление". Делалось это всеми получившими такое внушение с весьма трагикомичным видом: завязывая штаны и рыдая, они, обливаясь слезами, благодарили сурового блюстителя нравов, целуя ему руку. Ни возраст, ни положение торгующего в таких случаях не принимались во внимание: все были равны и каждый получал то, чего заслуживал, по мнению раиса. Некоторое отступление от такой практики было при объезде хлебных рядов. Уличенный в обвешивании хлебопек (он же обычно и хлеботорговец) помимо наказания палками нес еще и материальный убыток: все наличие у него хлеба тут же раздавалось бедным и нищим. При таких объездах города, по мечетям и базарам, раис нередко останавливал встречавшихся взрослых и подростков и экзаменовал их в знании необходимых молитв и ритуала; с обнаружившими слабое познание в этом поступали так же, как и с торговцами. В 1907 г. я наблюдал в Бухаре такой случай. Ишан-раис, подвергнув в мануфактурном ряду экзекуции весьма почтенного и тучного купца за обмер покупателей, поехал дальше и увидел шедшего вдоль лавок очень красивого и весьма щеголевато одетого юношу с розой, свисавшей из-под шелковой чалмы; он крайне весело и беззаботно посматривал по сторонам. Раис остановил его и приказал прочитать первую суру Корана, эту "отче наш" мусульманского Востока. Молодой человек стал читать, но сбился и замолк. Раис спросил, чей он сын. Так как оказалось, что провинившийся был сыном сановника, то экзекуция была произведена довольно сурово" [Семенов. 1954. С. 46].

Управление Сибирью.

В отношении Сибири в недрах имперской бюрократии довольно долго шел спор: считать Сибирь частью Империи или ее колонией. Не в последнюю очередь на затяженность этого спора во времени сыграло то, что освоение Сибири ввиду огромных пространств, сурового климата и практической незаселенности края происходило военными методами. Московское правительство управляло этой "частью света" с помощью Сибирского приказа - ведомства, родившегося из чети дьяка Варфоломея Иванова и просуществовавшего вплоть до введения в 1783 г. в Сибири Уч. губ. 1775 г. Интересно отметить также и то, что осколок приказной системы в Сибири - Тюремный приказ - продержался здесь вплоть до 1904 г.

Введение губернского устройства оказалось не совсем удачным, прежде всего потому, что здесь довольно долго происходило размежевание административно-территориальных единиц. Здесь же необходимо упомянуть и о том, что Сибирь во многом даже в XIX в. представляла собой типичную terra incognita эпохи Великих географических открытий.

В 1797 г. Павел I, в очередной раз изменяя учреждения своей матери, повелел образовать в Сибири две губернии: Тобольскую и Иркутскую. В 1804 г. из состава Тобольской губернии выделяется Томская, годом ранее образуются Камчатская область и Охотское предварительное управление (ПСЗРИ. 1-е изд. Т. XXVIII. N 20889). В 1805 г. создаются Якутская область и Нерчинское областное управление. Наконец, по издании в 1822 г. Учреждения сибирского вся Азиатская Россия (за Уралом) разделена была на два генерал-губернаторства: Западносибирское с центром в г. Тобольске и Восточносибирское - в Иркутске. К Западносибирскому генерал-губернаторству относились губернии Тобольская, Томская, область Омская, к Восточносибирскому - губернии Иркутская и Енисейская, область Якутская, управления Камчатское и Охотское, Троицкосавское пограничное управление. Вскоре к ним присоединились области Забайкальская (образована в 1851 г.), Приморская (образована в 1858 г.), Амурская (образована в 1858 г.), Кяхтинское градоначальство. Вместе с тем в 1884 г. области Приморская и Амурская соединены были в особое Приморское генерал-губернаторство, в состав которого помимо этих двух областей вошло Владивостокское военное губернаторство; двумя годами ранее упразднено было Западносибирское генерал-губернаторство, вместо него было образовано Степное генерал-губернаторство, включающее в себя области Акмолинскую, Семипалатинскую и Семиреченскую, а в 1887 г. Восточносибирское генерал-губернаторство переименовано в Иркутское генерал-губернаторство. В 1884 г. остров Сахалин становится самостоятельной административной единицей, а в 1909 г. вновь воссоздается Камчатская область. Нетрудно заметить, что на процесс размежевания в Сибири оказали сильнейшее влияние внешняя политика Империи, ее отношения с сопредельными азиатскими государствами.

Местное сибирское законодательство. Верная своей политике Империя полагала за всеми сибирскими коренными народами сохранение их обычного права, редкое исключение делалось только для тех народов, которые принимали крещение. Вместе с тем в 1841 г. состоялось издание так называемого Свода степных законов кочевых инородцев Восточной Сибири, который, однако, так и не вступил в силу, но, по замечанию сенатора Н.Н. Корево, этот свод использовался в качестве субсидиарного источника права при применении Пол. об ин. Т. II Св. зак.

В 1822 г., как мы уже сказали, особенности местного управления Сибири были отражены в Сибирском учреждении, деятельное участие в составлении которого принимал граф М.М. Сперанский. Последнее издание этого акта приходится на 1892 г., однако законодатель в нем уже существенно отошел от коллегиального начала управления, поскольку за 70 лет применения акта на практике восторжествовал принцип единоличного управления, т.е. принцип, заложенный еще в Уч. губ. 1775 г.

Местные сибирские учреждения. Управление Сибирью на практике показывает, как за 200 лет этот край постепенно интегрировался в общую административную систему Империи. В 1879 г. в Западной Сибири происходит распространение действия Положения от 19 февраля 1861 г., в 1882 г. это Положение вводится в Восточной Сибири. В принципе эти мероприятия правительства заслужили справедливую критику современников, так как фактически создавали у сибирского крестьянства совершенно чуждую ему общину великорусского образца. В 1896 г. на Сибирь распространяется действие Судебных уставов 1864 г. Фактически они введены были только 2 июля 1897 г. Таким образом, была упразднена одна из главных отличительных черт управления Сибирью, до указанной даты судившейся дореформенным судом. В 1905 г. в Сибири вводятся земства. В качестве особенности русских владений за Уралом следует отметить отсутствие в этом крае дворянства и дворянского землевладения, что определяло один из серьезнейших отличительных признаков всего края.

С 1852 по 1864 г. действует особый Сибирский комитет в ранге отдела Комитета Министров, правда, еще раньше, в 1821 г., был учрежден специальный комитет для разработки общего положения об управлении, что и было им сделано в 1822 г., ставшим одновременно и годом, когда этот комитет прекратил свое существование. Согласно Сибирскому учреждению 1822 г. высшим представителем государственной власти в крае являлся генерал-губернатор, соединявший помимо традиционной для него военной власти гражданскую и дипломатическую функции - он уполномочивался вести переговоры с сопредельными государствами по пограничным вопросам. При генерал-губернаторе существовал Совет главных управлений - нечто вроде коллегиального органа, руководящего деятельностью местного бюрократического аппарата и отчасти контролирующего действия самого генерал-губернатора. Последнее было обусловлено тем, что такие Советы формировались от центральных министерств (Минфин, МВД и Минюст). Аналогичная структура устанавливалась и на уровне сибирских губерний и областей.

Губернское или областное правление осуществлял губернатор (гражданский или военный) посредством губернского совета, последний представлял собой расширенный вариант губернского правления. Судопроизводство сосредоточивалось в общем губернском суде, причем закон не знал разделения его на уголовную и гражданскую палату. При суде состоял губернский прокурор. Приговоры губернского суда подлежали утверждению губернатора, вместе с тем закон допускал изъятия - те дела, наказания по которым состояло в лишении прав состояния, непосредственно вносились в Сенат.

Округа, на которые делились губернии и области в Сибири, соответствовали уездной единице в Европейской России. Окружное управление из-за необжитости местности было двух видов: по полному штату и сокращенному. В первом случае округ возглавлял окружной начальник, при котором полагалось образовывать особый совет, в который входили главы специальных отраслевых управлений: полиции, казенного управления, суда и т.д. Во втором случае при окружном начальнике отсутствовал окружной совет, а также отсутствовали и некоторые виды управлений.

Города в Сибири равно имели особые органы управления. Само управление подразделялось на общее (городничий, его канцелярия и приставы) и частное (квартирные надзиратели, городская Дума и городской суд).

Во второй половине XIX в. картина существенно меняется. Как мы уже сказали, принцип коллегиальности, воплощенный в специальных советах при губернаторах и генерал-губернаторах, изживает себя. Однако структурно они продолжают существовать, но члены их теперь напрямую подчинены соответствующему губернатору. В 1887 г. эти советы упраздняются вовсе. На уровне округов также происходит существенное упрощение системы управления. Теперь оно состоит из исправника, земского суда и казенного управления. Определенной особенностью в Сибири отличалось волостное управление, искусственно созданное здесь реформами 1879 и 1882 гг.

В 1898 г. в Сибири вводится институт крестьянских начальников (ПСЗРИ. 3-е изд. Т. XVIII. N 15503). Общим и главным источником этой реформы являлось Положение об участковых земских начальниках 1889 г.

Управление североамериканскими владениями.

Алеутские острова и Аляска были закреплены под российским суверенитетом по праву оккупации - первоначального завладения ничейной землей (terra nullis), что и было оформлено Указом от 2 марта 1766 г. Однако очень долго институтов власти и управления на североамериканском континенте не создавалось, связано это было, конечно же, с громадной отдаленностью края от центра Империи. Технически сообщение только в один конец в то время занимало около трех лет.

Вместе с тем деловые русские люди, купцы и промышленники, уже с момента открытия западного берега Северной Америки (1733 г.) активно занимались освоением этого края. В связи с чем 20 июля 1797 г. состоялось соединение усилий русских промышленников по освоению Аляски в форме акционерного общества. Преамбула Устава Американской соединенной компании (таково было ее первоначальное название. - М.И.) гласила:

"Усовершенствовать мореплавание к северо-восточной и северной Америке и Северным, Алеутским и Курильским островам и к другим местам и землям, в северной части Тихого моря лежащим, Всероссийскому императорскому скипетру принадлежащим". Кроме того, этим же актом компания брала на себя обязанность открывать новые земли, "приводить вновь отысканные народы в православную христианскую веру и в подданство Его Императорского Величества".

Здесь, пожалуй, имеет смысл отметить, что подобная практика освоения новых земель силой частной инициативы, имеющей строгую национальную (государственную) принадлежность, не являлась из ряда вон выходящим фактом. Силой Вест-Индийской, Ост-Индийской компаний и т.п. начиная с XVI столетия западный мир активно проводил свою колониальную политику. Однако в нашем случае мы наблюдаем пример старой парадигмы, зародившейся еще во времена Ермака, когда не государство, а частная инициатива его подданных нацелена на дело освоения новых земель. Кроме того, государство в принципе полномочно делегировать ряд своих прав частному лицу не с целью закрепления за этими лицами общих государственных прав, например, в виде суверенитета, а как раз наоборот, разрешая эксплуатацию территории частному лицу взамен помощи этого лица в деле укрепления суверенитета данного государства на данной территории.

В подтверждение вышеприведенной юридической формулы укажем, что уже 8 июля 1799 г. правительство выдает Компании специальную привилегию сроком на 20 лет, в которой еще раз подчеркивается: "...занимать открываемые ею земли в Российское владение на прежде подписанных правилах, есть ли оные никакими другими народами не были заняты и не вступили в их зависимость". Издание привилегии сопровождалось переизданием устава Компании, в котором она получила то имя, под коим и вошла в историю: "именоваться под Высочайшим Его Императорского Величества покровительством Российско-Американскою Компаниею". Указом от 13 сентября 1821 г. Компании продлена была привилегия еще сроком на 20 лет, в 1841 г. эта привилегия благополучно была продлена в третий раз. Начиная с 1861 г. Р-АК оказалась в подвешенном состоянии, что объяснялось обнаружившимися уже тогда планами правительства продать Аляску. Год 1867-й оказался для Компании роковым.


* * *


Управление Североамериканскими колониями, именно так они именовались в § 35 Правил Р-АК 1821 г., поручалось непосредственно руководству Компании, в правление которой вводился представитель Минфина. Последнее связано было с необходимостью сочетать интересы акционеров с интересами государства. Со временем государственное участие в управлении Компании стало выражаться не только через участие в управлении представителя Министерства финансов, но и посредством назначения на пост главного правителя и его помощника офицеров морской службы (ст. ст. 143 и 195 Устава Р-АК от 10 октября 1844 г.). Главного правителя при этом утверждал Император. В совет колониального правления также входило несколько членов, одновременно состоящих на государственной службе (ст. 195).

Помимо чисто промысловой деятельности Компания осуществляла управление туземным и пришлым населением Аляски. Население подразделялось на туземцев, креолов (потомков от смешанных браков), русских.

Пожалуй, одну из первых попыток урегулировать положение туземцев мы находим еще в инструкциях А.А. Баранова В.Г. Медведникову от 1808 г., которые так и озаглавлены - "О ласковом обращении с туземцам". Вместе с тем уже Правилами Р-АК 1821 г. туземцы почитались "наравне со всеми другими российскими подданными. Они составляют особое сословие, пока живут в колониях" (ст. 43). Туземцы освобождались от уплаты ясака (податей) и несения личных повинностей (ст. 45); они управляются "своими родовыми тоенами под надзором старшин, назначенных компаниею из лучших русских своих служителей" (ст. 47). Единственная обязанность, которую вменяли аборигенам Правила, - служить Компании для ловли морских зверей. Поздними Правилами 1844 г. на туземцев распространялось действие отделения IV Пол. об ин. Т. II Св. зак., при этом они подразделялись на кочующих и оседлых; ко вторым относили уже крещенных туземцев. Каждая контора Компании обязывалась издавать для своего округа Правила для тоенов, избираемых в старшины, которые представляли собой должностную инструкцию.

Креолы Правилами 1821 г. почитались за особое сословие (ст. 41), подданными России и не облагались никакими налогами до тех пор, пока проживали на Аляске; позднейшими Правилами 1844 г. (ст. ст. 236 и 237) статус креолов был уточнен.

В отношении коренных русских все уставы Компании и привилегии, ей данные, гласили одно: акционером Компании может быть только русскоподданный. Также по общему смыслу этих актов мы можем сделать вывод, что сословные права и ограничения продолжали сохранять свое действие и в Северной Америке. Правда, Правила 1844 г. (ст. 227) содержали очень интересный опыт придания русским на Аляске совершенно особого статуса: "Из российских подданных и других людей свободного состояния, имеющих право на выезд из Америки и водворяемых там по собственному желанию, на изложенном ниже сего основании, образуется особое сословие колониальных граждан".


К содержанию


Категория: Законодательство. Государство и право | Добавил: x5443x (03.06.2013)
Просмотров: 963 | Теги: национальных окраин, империи, Кавказом, Калмыков, Закавказьем, казачьих войск, Бессарабией, Российской, организация, управление | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
...




Copyright MyCorp © 2017 Обратная связь