Среда, 24.05.2017, 03:30
Высшее образование
Приветствую Вас Гость | RSS
Поиск по сайту



Главная » Статьи » Законодательство. Государство и право

ИМПЕРСКИЙ (ПЕТЕРБУРГСКИЙ) ПЕРИОД В ИСТОРИИ РОССИЙСКОГО ПРАВА. Часть 5

ИМПЕРСКИЙ (ПЕТЕРБУРГСКИЙ) ПЕРИОД В ИСТОРИИ РОССИЙСКОГО ПРАВА

Глава VIII. ОРГАНИЗАЦИЯ РОССИЙСКОЙ ИМПЕРИИ

Предыдущая страница

§ 4. Управление национальных окраин Российской империи

Империя есть мiр, самодостаточное целое, части которого находятся в своеобразном, дополняющем друг друга положении. Будучи разными, непохожими, населенными различными народами, принадлежащими порой к совершенно противоположным языковым и расовым семьям и группам, тем не менее все эти неравные части имеют одно общее, что объединяет их формально, фактически же не затрагивает их самобытности. Общее, что уравнивает, представляет собой единый центр власти, соединяющий эти части в одно внешнее целое, целое, которое выражается в единстве пространства - почвенной основе Империи.

Управление Великим княжеством Финляндским.

Юридическое положение Финляндии. Вопрос этот приобрел чрезвычайную остроту в конце XIX в., вызвав поток диаметрально противоположных суждений. В общем и целом эти суждения могут быть сгруппированы следующим образом: а) мнение, обосновывавшее положение Финляндии в качестве особого государства в составе Империи (реальная уния); б) мнение, отрицавшее за Финляндией особый государственный статус и утверждавшее, что Финляндия как провинция, населенная однородным населением, имеет определенные привилегии по учреждениям внутреннего управления и вопросам внутреннего законодательства (автономия).

Местное финляндское законодательство. Особый правовой порядок Финляндии был дарован теми же актами, которыми она была инкорпорирована в состав Империи. В общем смысле особое финляндское законодательство полагалось в форме привилегий местным жителям и распадалось на две отрасли: публично-правового и гражданско-правового характера. Применительно к первой (ius publicum) Финляндия наделена была особыми учреждениями, которые формировались по сепаратным от общеимперских учредительным законам (lex fundamentalis), но санкцию такие законы получали только от общеимперской власти.

Так, одними из главнейших подобных актов следует признать Учреждение Правительствующего Совета от 6 августа 1809 г., Манифест об именовании Правительствующего Совета Императорским Финляндским Сенатом от 9 февраля 1816 г., Инструкцию финляндскому генерал-губернатору от 31 января 1812 г. и ряд других актов с последующими редакционными поправками и изменениями. Одним из главных последствий реализации этих актов стало то, что Финляндия, соединенная после 1811 г. в единое целое, напрямую была подчинена Всероссийскому императору, минуя центральные общеимперские правительственные учреждения. Позднее тем не менее данный характер подчинения был изменен Манифестом от 15 февраля 1899 г. и рядом других актов, ставших источником ст. 2 Осн. гос. зак. от 23 апреля 1906 г.

Гораздо большее значение для внутренних дел самой Финляндии имело Шведское уложение (Sveriges riketslag) 1734 г. (в ред. 1807 г.), состоявшее из девяти отделений (balkar): (1) о браке; (2) о наследовании; (3) о недвижимом имении; (4) о строениях; (5) о торговле; (6) о преступлениях; (7) о наказаниях; (8) о взысканиях; (9) о судопроизводстве и составлявшее, таким образом, основу финляндского ius privatum. В последующем предпринимались переиздания данного Уложения: 1824, 1891 и 1902 гг., правда, только первое из них являлось официальным, одновременно издавались дополнения к данному Уложению, вносившие в него порой серьезные изменения, например: Прибавление к изданному по Высочайшему повелению с переводом на российский язык Уложению, существующему в Великом княжестве Финляндском (СПб., 1827).

Текущее законодательство органов имперской власти в Финляндии (de iure это как раз и были финляндские учреждения) стало издаваться в виде особых систематических сводов после 1821 г. Одним из первых явилось издание Сборника постановлений, манифестов, указов и других распоряжений правительства, вышедших из печати в Финляндии после 1808 г. (Samling af plakater, forordningar, manifestar och pabud, samt andre allmanna handlingar, hwilka i Stur-Furstedomet Finland sedan 1808 ars borjan ifran trycket utkommit). Это издание продолжалось до 1859 г. и всего вышло 17 томов. В том же 1821 г. начал издаваться Сборник указов и рескриптов, разъяснений и предписаний, изданных Его Императорским Величеством и экспедициями Императорского Финляндского Сената по делам судебным, хозяйственным и полицейским (Samling af de till efterllefnade gallande bref, forklaringar och foreskrifter, hwilka af Hans Kajserl. Majit, afvensom ifran expeditionerne i dess Senat for Stur-Furstedomet Finland blivir utfardande uti iustitae-och oecononomiae-och politiae-arender). Данный Сборник также выходил до 1859 г. и состоял из шести томов. Однако подобный разрозненный способ публикования общих и специальных постановлений и распоряжений в 1859 г. был найден неудобным и согласно Указу от 28 ноября 1859 г. велено было объединить два вышеуказанных издания в одно: Сборник постановлений Великого княжества Финляндского. Издание это стало выходить с 1860 г.

В царствование императора Николая I решено было совершить кодификацию всех местных законов Финляндии по образцу российского Свода законов. Работа началась в 1835 г. и продолжалась с переменным успехом вплоть до 1865 г., но по техническим причинам (кодификационная комиссия просто не успевала за развитием текущего законодательства) она так и не была завершена.

После 1906 г. и особенно 1910 г. общеимперским законом был установлен подробный перечень вопросов, по которым законодательствование могло осуществляться только центром Империи. В общем и целом к исключительному ведению Императора, Государственного Совета и Государственной Думы относились вопросы, связанные с регулированием: 1) призыва в армию (внутренняя финляндская армия милицейского характера была окончательно упразднена в период 1901 - 1905 гг.); 2) уравнения в правах финляндских обывателей и других подданных Империи; 3) изъятий в общегосударственных интересах из финляндских уголовных и процессуальных законов (ср. п. 3 ст. 5 Уг. ул. 1903 г.); 4) правил о публичных собраниях, обществах и союзах; 5) акционерного права; 6) таможенных тарифов Финляндии; 7) объединения монетной системы (до 1917 г. денежные системы так и не были объединены <1>); 8) путей сообщения (см. ст. 2 Закона о порядке издания касающихся Финляндии законов и постановлений общегосударственного значения от 17 июня 1910 г.). По всем остальным вопросам право законодательствования получил Финляндский Сейм, но с последующим утверждением таких законов Государем Императором.

--------------------------------

<1> Что вовсе не следует рассматривать как доказательство особого государственного статуса Финляндии. В Сибири вплоть до конца XVIII в., например, тоже ходила своя особая монета, была своя денежная единица до 1863 г. и у Царства Польского.


Местные финляндские учреждения. Согласно дарованным привилегиям Великое княжество Финляндское имело собственные учреждения, которые могут быть подразделены на учреждения управления всем краем и учреждения по делам местного (коммунального) самоуправления.

К первым следует отнести Великого князя - Всероссийского императора, который непосредственно управлял данной частью Российской империи. На подобное парадоксальное свойство управления указывал прежде всего общий характер неограниченной власти российского самодержца. Надо заметить, что ни одна из других национальных окраин Империи не обладала подобной привилегией - все они управлялись опосредованно - через систему общеимперских центральных учреждений. После 1899 г. этот порядок начал изменяться и после 1910 г. он приобрел уже окончательную форму, поскольку между Императором (Великим князем) и Финляндией становится ряд высших государственных органов, получивших новое устройство и компетенцию после 1905 г.: Совет Министров, Государственная Дума и Государственный Совет. В последний Финляндия обязывалась посылать от себя двух представителей, а в Государственную Думу - четырех, впрочем, это никогда так и не было сделано.

Непосредственно Великого князя (Всероссийского императора) в крае представлял генерал-губернатор с весьма широкими полномочиями в военной и гражданской областях. Уже в 1811 г. при генерал-губернаторе в качестве его помощника учреждается пост статс-секретаря по финляндским делам. Фактически уже с самого начала, но формально с 1834 г., этот чиновник получил ранг особого министра по делам Финляндии (с указанной даты он стал именоваться "министр статс-секретарь"). В 1826 г. в помощь статс-секретарю учреждается особая канцелярия, вскоре переименованная в Его Императорского Величества канцелярию финляндских дел. В совокупности генерал-губернатор, статс-секретарь и канцелярия олицетворяли в крае высшую правительственную власть.

Одновременно с введением поста генерал-губернатора учреждается особый коллегиальный орган, выполняющий функции общего административного надзора, - Правительствующий Совет, а с 1816 г. - Императорский финляндский сенат, разделенный на два департамента, в каждом из которых имелось по несколько отраслевых экспедиций. Сенат наряду с административными делами ведал вопросами судебного управления. У него в подчинении до 1868 г. находился и Финляндский банк, учрежденный в 1811 г. После 1868 г. Банк перешел в ведение Сейма. Центральная администрация низового уровня была представлена особыми губернаторами (landshovdingar) исторических провинций Финляндии и ленсманами (lansmann) - полицейскими приставами в особых округах. Этот уровень управления подчинялся финляндскому Сенату.

Финляндией до 1899 г. фактически управлял Император, доклады по внутренним делам княжества ему непосредственно делал министр статс-секретарь, который не входил ни в одно из высших правительственных учреждений того времени: Комитет Министров, Совет Министров и Государственный Совет, однако в указанном году велено было представлять доклады только посредством соответствующего общеимперского министра по принадлежности. Фактически это означало административное подчинение края общим правительственным учреждениям Империи.

Сейм (Эдускунта - Eduskunta - как его называют финны), до 1907 г. орган сословного представительства, был разделен на четыре сословных отделения: дворянство, духовенство, горожане и крестьянство. По структуре и по роли, которую играл Сейм, он не сильно отличался от аналогичного сословно-представительного парламента соседней Швеции. В частности, в 1869 г. был принят новый сеймовый устав, практически полностью копировавший порядок формирования и структуру Риксдага Швеции, который тот получил согласно Уставу Риксдага 1866 г. После революционных событий 1905 г. и проведенной избирательной реформы был издан новый сеймовый устав (1907 г.), согласно которому на месте старого сословно-представительного органа появился всесословный (общенациональный) парламент, полномочный решать в законодательном порядке вопросы, подпадавшие под определение "местных нужд". Особенностью избирательного права Великого княжества после 1907 г. стало еще и то, что в отличие от права собственно России, оно было всеобщим, равным и к выборам допускались наравне с мужчинами женщины.

Местное самоуправление в Финляндии до 60-х гг. XIX в. представляло собой точный слепок с тех сословных учреждений, которые ей достались в наследство от времен шведского владычества. Однако на волне реформ эпохи императора Александра II Финляндия получила в 1865 г. новый закон об органах местного самоуправления, а в 1873 г. - об органах городского самоуправления. В основу данных актов был положен принцип цензовой демократии, вместе с тем размер ценза (skattore) был достаточно низким: срок оседлости в данной местности и уплата минимальной ставки местных налогов. Впрочем, закон допускал неравенство голосов для лиц, плативших наибольшую ставку налога соответственно своим доходам.

Учредительным органом для местного самоуправления являлось собрание коммуны, куда входили все лица, пользующиеся в ней правом избирательного голоса. Собрание избирало своего председателя. В необходимых случаях собрание могло выбрать от себя особых коммунальных поверенных (kommunalfulmaktige) сроком на три года, но с условием ротации 1/3 их членов через каждые два года. Исполнительным органом коммуны являлся совет старшин в составе председателя, вице-председателя и пяти членов. Надзорную власть за действиями и решениями органов коммунального самоуправления осуществлял ландсхевдинг.

В городах самоуправление организовывалось на сходных с сельскими условиях.

Управление Остзейским краем.

Юридическое положение Прибалтики. Так же как и в случае с Финляндией, Прибалтика имела значительные привилегии, что, однако, не помешало и здесь росту сепаратистских устремлений в середине XIX в. Прибалтика (за исключением Курляндии) была включена в состав России согласно ст. 4 Ништадского мирного договора: "Его Королевское Величество Свейское уступает сим за Себя и Своих Потомков и Наследников свейского престола и Королевство Свейское Его Царскому Величеству и Его Потомкам и Наследникам Российского государства в совершенное неприкосновенное вечное владение и собственность в сей войне чрез его Царского Величества оружие от Короны Свейской завоеванные провинции: Лифляндию, Эстляндию". Это положение было еще раз подтверждено Абовским трактатом и мирным договором от 16 июня 1743 г. и Верельским мирным договором от 3 августа 1790 г. Вместе с тем Ништадский договор (ст. ст. 9 и 10) допустил шведские гарантии в отношении сохранности за местным населением его привилегий и веры. Сверх того, шведы согласно ст. 6 упомянутого договора получили право на беспошлинный вывоз хлеба из указанных провинций.

Таким образом, мы имеем четкое указание на юридическое положение Остзейского края как на составную часть Империи, инкорпорированную в нее согласно условиям Ништадского мирного договора. При этом, согласно воле Всероссийского императора, население этого края (точнее, только небольшая его часть, а именно этнические немцы) имело в качестве привилегии некоторый объем прав по устройству местных сословных учреждений, которые никак не могут быть отнесены по своему существу к государственным.

Местное прибалтийское законодательство. Вопрос о статусе местного законодательства в Остзейском крае разделяется на два периода: до 1845 г. и после. Причем первый период характеризуется довольно неясным кругом источников права, могущих быть применимыми в качестве действующих. Второй же период может быть охарактеризован как время постепенного слияния местных узаконений с общеимперскими, что, в частности, выражалось в упразднении местных учреждений и замене их общими правительственными органами управления.

В первый период местные прибалтийские узаконения продолжали сохранять свой узкофеодальный характер с его западноевропейской окраской, в которой роль оселка играли различные феодальные формы присяг (коммендаций) вассалов своему сюзерену. Уже после ливонской войны эти права и привилегии во многом утратили свое публично-правовое назначение и рассматривались шведами, а потом и русскими властями как сословно-корпоративные права дворянства и горожан. При этом в период русского владычества неоднократно подчеркивалось, что в случае коллизии местного закона с общеимперским силу получает последний. Именно таким образом, например, при императрице Екатерине II было признано несовместимым с ЖГД право прибалтийского рыцарства вести особые матрикулы дворянских родов, коими фактически узаконивалось сепаратное право дворянских корпораций края через прием новых членов даровать им дворянское звание. Одновременно с этим происходил процесс отмены других прав и привилегий, противоречащих вновь изданным общеимперским узаконениям. Именно такой логикой пользовалась русская власть, вводя, например, в крае учреждения, которые предусматривались Уч. губ. 1775 г. и Городовым положением (ЖГГ) 1785 г. Другое уже дело заключалось в том, что в правление Павла I случился временный откат на позиции прошлого века, во многом связанный со "странностями" характера этого самодержца. Тем не менее многие из частноправовых привилегий продержались в крае вплоть до 1917 г.

Второй период ознаменовался приведением в порядок всего объема местных узаконений, в результате на свет появился Свод местных узаконений губерний Остзейских, издание которого в двух томах вышло в свет в 1845 г. В указе, вводившем в действие этот Свод, было отмечено, что он получает действие в качестве субсидиарного источника к СЗРИ. Здесь же, очевидно, имеет смысл отметить, что одним из распространенных источников права во всем Остзейском крае было римское право, изложенное в виде Usus Modernus Pandectarum.

В 1853 г. состоялось издание продолжения двух первых частей Свода местных узаконений. Третья часть Прибалтийского свода введена была в действие в 1864 г., продолжение ее было издано в 1890 г. Следует при этом также отметить, что сохранившие действенность к 1892 г. нормы первой части Прибалтийского свода были уже включены в т. I и II СЗРИ при переиздании последнего в означенном году. С 1889 г. в Прибалтике введено действие Судебных уставов императора Александра II (1864 г.). Таким образом, непосредственно к 1917 г. в ранге местного закона состоял только Свод гражданских узаконений губерний Прибалтийских 1864 г. с редакционными изменениями последующих лет. Остзейский край пользовался отныне только привилегией использовать гражданско-правовые нормы местного происхождения. При этом в Прибалтийском гражданском своде гораздо сильнее, чем в т. X СЗРИ, ощущалось влияние римского права, изложенного в учении школы пандект.

Местные прибалтийские учреждения. Первоначально, в эпоху господства местного права, в крае продолжали действовать порядки и учреждения, созданные еще в эпоху до русского владычества. Фактически этот порядок удержался до 1785 г., когда в Прибалтике было введено действие Уч. губ. 1775 г., ЖГД и ЖГГ 1785 г. Павел I восстановил в 1797 г. прежнее положение, но при Николае I, точнее, в 1845 г., в Остзейском крае окончательно вводится Уч. губ. в том виде, в каком оно представлено было в т. II СЗРИ. В общем и целом картина управления краем будет следующей: с 1710 по 1762 г. Прибалтика живет по старым установлениям и имперская власть проявляет себя только военным присутствием в крае. В каждой исторической провинции существует сословный орган представительной власти - ландтаг, на который избираются представители от сословий: дворянства, духовенства и горожан. Помимо этого дворянство и горожане имеют собственные корпоративные организации. Города управляются по старым магистратским установлениям, в которые входят представители от городских цехов, словом, в Прибалтике в это время господствует правовой порядок, застывший в своем развитии на уровне XIV в., - факт, отмеченный практически всеми исследователями.

В начале XIX в. и вплоть до 1845 г. прибалтийские учреждения не испытывали серьезных изменений, разве что в 1801 г. все три прибалтийские провинции объединились в одно Остзейское генерал-губернаторство, просуществовавшее, впрочем, до 1876 г. Правда, необходимо отметить, что в период с 1808 по 1819 г. Эстляндия имела особого генерал-губернатора в лице принца Ольденбургского.

В 1866 г. в Прибалтийских губерниях вводится общее волостное управление крестьянами, принятое для крестьян Империи по отмене крепостной зависимости в 1861 г. В 1877 г. вводится в действие Городовое положение 1870 г., впрочем, старые сословные магистраты продолжают здесь действовать до 1889 г. Связано это было с тем, что магистраты продолжали выполнять некоторые судебные функции, однако с распространением на Остзейские губернии действия Судебных уставов 1864 г., что как раз и произошло в 1889 г., они утратили свое значение.

Вместе с тем в трех Прибалтийских губерниях вплоть до 1917 г. продолжали действовать старинные сословные учреждения остзейского рыцарства и лютеранской церкви.

Управление Западным краем.

Прежде всего необходимо сделать терминологическое замечание. Западным краем ранее именовались несколько западнорусских губерний, возвращенных от Польши по нескольким ее разделам между Пруссией, Австрией и Россией. На современной карте Западный край занял бы обширное пространство, включающее в себя значительную часть современных литвы и Белоруссии.

Господствующим элементом в данном крае выступали поляки, которых русское правительство стремилось целенаправленно выжить обратно в коренные польские земли. Во многом эта политика диктовалась необходимостью искоренения Брестской унии, навязанной православным этого края в 1569 г. неимоверными зверствами, а также стремлением обезопасить западные границы Империи от взрывоопасного элемента - поляков, движимых эфемерной мечтой восстановить Великую Польшу от моря и до моря (от Риги и до Одессы, говоря по-современному). Положительные результаты были достигнуты в этом крае после подавления последнего польского восстания 1863 г. Надо заметить, деятельность графа М. Муравьева по искоренению польщизны (так официально именовалось засилье поляков в западнорусских областях) оказала самое благотворное воздействие на восстановление в крае исторической справедливости.

Местное законодательство. Одним из старейших местных законодательных актов данного края был Литовско-русский статут в редакции 1588 г. До 1778 г. его действие распространялось на все вопросы местной жизни без ограничений. В указанный год на губернии Западного края было распространено действие Уч. губ. 1775 г. Вторым значительным по объему корпусом права, которым регулировалась деятельность органов городского управления, было магдебургское право - комплекс норм, регулирующих структуру, порядок формирования и компетенцию органов городского сословного управления, выраженных в разного рода актах, как правило, средневекового происхождения, но объединенных под одним условным названием. Магдебургское право действовало в крае вплоть до 1831 г.

В 1797 г. вместо екатерининских установлений в Западных губерниях восстанавливается в полном объеме действие Литовско-русского статута. Дело заходит, например, настолько далеко, что в означенных областях, русских по преимуществу, восстанавливается применение в государственных учреждениях польского языка. В 1811 г. Правительствующий Сенат издает Литовско-русский статут в качестве официального узаконения Западного края. В 1828 г. Комитет Министров постановляет переиздать еще раз этот акт; издание осуществлено не было. Именным указом от 1 января 1831 г. во всей Белоруссии прекращается действие Литовского статута и восстанавливается действие общеимперского права. В 1840 г. опять-таки именным указом вводится действие Свода законов в полном объеме. В дальнейшем в качестве местных узаконений можно рассматривать особые акты, изданные имперской властью после 1863 г. и направленные к вытеснению поляков из края.

Местные учреждения. Вошедшие снова в состав России в конце XVIII в. земли бывшей Речи Посполитой вплоть до 1778 г. сохраняли особые польские учреждения, создание которых относится к XVI в.: города предоставлены были сами себе, они управлялись избранными от цехов и сословий особыми магистратами; дворянство управлялось на сеймиках посредством выбора на них дворянских представителей, а также выбора целого ряда должностных лиц. Непосредственно крестьянство края было полностью лишено каких-либо политических прав, в общем смысле оно рассматривалось исключительно с крепостнической точки зрения и находилось в гораздо более худшем состоянии, нежели, например, в Великороссии.

В 1778 г. были введены общеимперские учреждения по местному управлению, но в 1797 г. старый порядок управления был восстановлен. Но при этом восстановление происходило все же не в полном объеме и с некоторыми даже изменениями прежнего образа управления. Так, были оставлены нижние земские суды (ст. 22 Уч. губ. 1775 г.), должность исправника (ст. 23 Уч. губ. 1775 г.), но его полагалось теперь не выбирать местному дворянству, а назначать от губернских властей. Вводилось действие прежних земских, градских и подкоморных судов, в качестве местного суда высшей инстанции восстанавливал свое действие Литовский трибунал. Все члены этих судебных инстанций избирались дворянством. Общеимперская власть была представлена губернатором (генерал-губернатором) и небольшой канцелярией при нем. В 1831 г. и 1840 г. западные губернии в административном плане были окончательно слиты с Империей.

Управление Малороссией.

В первые годы правления Петра Великого Малороссия продолжала сохранять старый порядок управления, который ей был дарован еще царем Алексеем Михайловичем при инкорпорации этого края в состав Московского государства. Вместе с тем измена Мазепы, порочность системы дуализма управления Малороссией <1>, обнаружившая в XVIII в. свое явное несоответствие истинным желаниям малороссов, - все это не могло не повлиять на изменения в системе местных малороссийских учреждений.

--------------------------------

<1> Надо заметить, что под дуализмом управления мы понимаем ту порочную практику, которая сложилась в систему после присоединения Малороссии к России. Дело в том, что московское правительство, к сожалению, поддалось на уговоры казачьей старшины, ничем не отличавшегося по своей сути от польской шляхты, и согласилось на введение казачьего управления в крае во главе с гетманом и его канцелярией. Одновременно центральная власть в этих южнорусских областях была представлена воеводами с их аппаратом, подчинявшимися приказу Малой России, или малороссийскому приказу, как его часто называют в литературе. Естественно, казачья верхушка была страшно недовольна таким порядком вещей, что, в частности, уже тогда вылилось в проповедь самостийности и незалежности этой земли Русского государства.


Местное малороссийское законодательство. Малороссия, в ее действительном значении по территории охватывавшая пространства бывших Черниговской и Полтавской губерний (правобережная Украина, за исключением г. Киева, составляла губернии Юго-Западного края), при присоединении к Московскому царству в 1653 г. получила в качестве привилегии право пользоваться теми источниками права, которые действовали на ее территории еще с времен польского владычества. В 1728 г. состоялось определение ВТС, который в ответ на прошение гетмана Данилы Апостола постановил, что малороссийский народ судится разными правами, а именно Магдебургским и Саксонским статутами. На поверку оказывалось, что города имели в качестве привилегии устраивать свое самоуправление согласно нормам магдебургского права, а все остальное население жило согласно нормам Литовско-русского статута в ред. 1588 г. Надо заметить, со временем украинская сепаратистская публицистика стала возносить это исключительное положение местного права, делая из него своеобразное знамя.

В том же 1728 г. ВТС постановил: образовать особую комиссию по кодификации местных малороссийских узаконений. Работа эта шла на общем фоне попыток кодифицировать общеимперское право, начало чему было положено еще Указом Петра I от 1700 г. Работа над местным малороссийским правом продолжалась до 1756 г. и увенчалась составлением специального свода. Однако перемена царствования привела к тому, что с 1761 г. комиссия и плод ее трудов были преданы забвению. Последний всплеск интереса центрального правительства к делу составления особого свода для Малороссии наблюдается все же в период правления императора Александра I. С 1804 по 1809 г. заседала особая комиссия, которая поставила себе задачу дать критическое издание текста Литовско-русского статута, что и было сделано в 1811 г. Это издание само явилось объектом критики, поскольку перевод данного акта осуществлялся не с подлинника 1588 г., который, кстати, был составлен уже на белорусском языке, а с польского издания 1786 г.

В 1781 г. в Малороссии вводится действие Уч. губ. 1775 г., но в 1796 г. восстанавливается действие некоторых прежних судебных установлений. В целом, как в Западном и Юго-Западном краях, в Малороссии действие магдебургского права прекращается в 1831 г., в 1843 г. во всей Малороссии прекращено действие Литовско-русского статута, положения которого заменены общеимперскими нормами. Однако в издание СЗРИ 1857 г. включены были те положения этого древнего акта, которые касались регулирования землевладения в губерниях Черниговской и Полтавской. В таком виде действие отдельных норм Статута продолжалось до 1917 г.

Местные учреждения Малороссии. Как мы уже сказали, порядок управления Малороссией характеризовался смешением форм войскового управления, доставшегося Малороссии еще со времен Сечи, и центрального правления, пытавшегося контролировать действия местных властей. Контроль этот осуществлялся Малороссийским приказом, действовавшим с 1663 по 1722 г., однако управление приказа оказалось малоэффективным, что лишний раз доказала измена Мазепы и войсковой старшины. Поэтому, как писал историк, "получив последний пример шатости старшины и полной преданности простого народа, Петр решился на то, на что не могли решиться предыдущие цари, - смелее опираться на народ и лишить старшину захваченных ею прав бесконтрольного хозяйничанья в крае" [Ульянов. 1994. С. 126]. В связи с чем на месте старого приказа учреждалась Малороссийская коллегия с единственной целью, как гласил сам Указ от 16 мая 1722 г., учреждавший ее: "Оная учинена не для чего иного, токмо для того, дабы малороссийский народ ни от кого, как неправедными судами, так и от старшины налогами утесняем не был".

Одновременно с введением твердого порядка управления в Малороссии происходило уничтожение Запорожской Сечи, к началу XVIII в. полностью переродившейся в обычное бандитское гнездо. В 1734 г. упраздняется гетманство, в 1743 г. восстанавливается вновь, но в 1764 г. гетманство упраздняется навеки. Вместо гетмана учреждается снова Малороссийская коллегия во главе с генерал-губернатором Новороссии, но в 1783 г. в связи с введением в крае действия Уч. губ. 1775 г. здесь устанавливается общий с остальной Империей порядок местного управления.

Определенные особенности местных учреждений вместе с тем продолжали давать о себе знать довольно долгое время. Прежде всего эти особенности сказывались на дворянском самоуправлении в южнорусских областях. Доказано, что заветной мечтой войсковой казачьей старшины было, как это ни парадоксально, не борьба с польской оккупацией, а эгоистичное желание поставить себя вровень по правам и вольностям с польской шляхтой. Столкнувшись в середине XVII в. с вооруженным противодействием этому стремлению, казаки вынуждены были обратиться к Москве. Дело это удалось во многом еще и потому, что желание жить под московской властью, единокровной и единоверной, разделяло громадное большинство простого малороссийского народа. С восстановлением в 1843 г. действия ЖГД, вошедшей составной частью в т. IX Св. зак., малороссийское дворянство получает точно такой же порядок сословного и местного управления, что и великороссийское дворянство.

Управление Царством Польским.

Юридическое положение Царства Польского. Вопрос о юридическом положении польских коренных земель в составе Российской империи сейчас, пожалуй, имеет исключительно академический интерес. На примере этого государства мир воочию убедился, сколь важно сильное государственное целое, сильная государственная власть, чего древняя Польша, судя по всему, не знала. В качестве справки приводим небольшое описание прежнего устройства Польши до ее первого раздела:

"Король избирался шляхтою. Шляхта, собиравшаяся на провинциальные сеймы (сеймики), выбирала послов на большой сейм, давала им наказы и по возвращении с сейма они обязаны были отдавать отчет избирателям своим. Сейм собирался каждые два года сам собою. Для сеймового решения необходимо было единогласие: каждый посол мог сорвать сейм, уничтожить его решения, провозгласивши свое несогласие (veto) с ними, - знаменитое право, известное под именем liberum veto. В продолжение 30 последних лет все сеймы были сорваны. Против произвольных действий правительства было организовано и узаконено вооруженное восстание - конфедерация: собиралась шляхта, публиковала о своих неудовольствиях и требованиях, выбирала себе вождя, маршала конфедерации, подписывала конфедерационный акт, предъявляла его в присутственном месте, и конфедерация, восстание получало законность. Для управления при короле находились независимые и бессменные сановники, в равном числе для Польши (для короны) и для Литвы: 2 великих маршала для гражданского управления и полиции; 2 великих канцлера и 2 вице-канцлера заведовали судом, были посредниками между королем и сеймом, сносились с иностранными послами; 2 великих и 2 польных гетмана начальствовали войсками и управляли всеми войсковыми делами; 2 великих казначея с 2 помощниками управляли финансами; 2 надворных маршала заведовали двором королевским" [Соловьев. 1863. С. 10 - 11].


* * *


Итак, предприняв в очередной раз, в 1812 г., в составе La Grand Arme поход на Россию, поляки разделили с этой армией ее участь. На Венском конгрессе держав-победительниц герцогство Варшавское было поделено на четыре части, одна из которых (по площади 3699 кв. км) под названием Царство Польское "присоединялось навсегда к Империи Российской". Другое постановление Венского конгресса обязывало Россию установить для своих новых подданных определенный образ правления: "Поляки, подданные России (subjects respectifs de la Russie), будут иметь народных представителей и национальные государственные учреждения согласно с тем образом политического существования, который правительством будет признан за полезнейший и приличнейший для них в кругу его владений", сверх того "Его Императорское Величество предполагает даровать по своему благоусмотрению внутреннее распространение сему государству, имеющим состоять под особым управлением". Сразу же необходимо отметить, что последнее постановление так и не было никогда выполнено.

Данные постановления международного права вызвали в свое время небольшую дискуссию о характере юридической связи Польши с Империей. Правда, мнений было не столь много, как это случилось, например, с аналогичным вопросом относительно Финляндии. Но и в ее рамках высказывались достаточно разноречивые суждения. Прежде всего, на что обращалось внимание, характер формулировок Венского акта заставлял желать более ясного их определения "Трактат констатировал со стороны Русского Государя не то обещание, не то обязательство", как заметил один историк [Любавский. 1918. С. 375]. Последующая практика управления этим краем также свидетельствовала о наличии в его истории по крайней мере трех периодов, в пределах каждого из которых статус Царства Польского качественно отличался от предыдущих его форм. Так, до 1830 г. вполне вероятно вести речь о реальной унии, когда требовалась отдельная коронация русских монархов в Варшаве польской короной; после 1830 г. и до 1863 г. речь может идти о процессе упразднения унии и постепенной инкорпорации Царства в состав Империи; после 1863 г. инкорпорация может считаться совершившимся фактом. На общую слабость юридического положения Царства Польского в качестве особого субъекта права во время его пребывания под российской властью также может указывать еще и тот факт, что в него (Царство Польское) входили не все коренные польские земли, гораздо большая их часть входила в состав Пруссии и Австро-Венгрии.

Итак, в русской юридической литературе наиболее радикальных взглядов придерживался В.Н. Латкин, для которого был очевиден факт изначальной инкорпорации Царства Польского в 1815 г. Н.М. Коркунов также считал, что акт присоединения Польши к России может быть только инкорпорационного свойства. Наиболее взвешенный подход, однако, на наш взгляд, проявил барон Б.Э. Нольде, для которого факт государственного существования Польши не представлял сомнения, а сама Польша до 1830 г. в составе России существовала в виде государства unio inaequale iure [Нольде. 1911. С. 287].

Действительно, вряд ли имеет смысл оспаривать государственный статус Польши до 1814 г., но также действительно и то, что само понятие "Польша" в данном контексте лишено было географического и политического смысла. С 1809 по 1814 г. на карте Европы существовала не Польша, а герцогство Варшавское. Исследователи давно обратили внимание на парадоксальный факт: для Наполеона, как и для русских царей, само название "Польша" являлось чем-то неопределенным и непонятным, если выражаться не грубо. Гораздо логичнее для него было бы в 1809 г. назвать вновь образованное государство Польшей, а не воспользоваться астионимом. Соответственно только с этой поправкой можно говорить о "государственном" статусе Царства Польского, ранее являвшегося только частью герцогства Варшавского, которое в свою очередь было также только частью былого польского государства, следовательно, не связанным с ним ничем, кроме факта случайного своего отделения. Учредительная власть, создавшая Царство Польское, может быть только русской государственной властью, поэтому формально Царство Польское являлось составной частью Российской империи, для которой до 1830 г. действенна была международная гарантия, впрочем, уничтоженная в силу известного принципа оговорки при условии сохранения существующего положения (clausula rebus sic stantibus).

Парадокс заключался еще и в том, что и современное польское государство существует только в силу того, что никто еще не решился радикально пересмотреть ялтинско-потсдамскую систему послевоенных договоренностей.

Местное польское законодательство. Законодательство Царства Польского может быть разделено на два общих раздела: первый, посвященный политическому "бытию" этого образования, второй - гражданско-правовой сфере отношений жителей этого края. Необходимо, однако, заметить, что в силу исторических событий первый раздел царствопольского законодательства уже ко второй половине XIX в. утратил свою действенность.

Итак, прежде всего необходимо указать на так называемую Конституционную хартию 15 ноября 1815 г., согласно которой определялось функционирование государственных учреждений этого края, а именно короля (царя Польского), Государственного Совета, Сейма и ряда других учреждений. После подавления восстания 1830 г. императору Николаю I угодно было издать новый акт, заменивший собой скомпрометированную конституцию, что и было сделано 26 февраля 1832 г., - Органический устав Царства Польского. По общему мнению дореволюционной русской историографии, задачей этого акта являлось "сделать невозможным повторение событий двухлетней давности", т.е. восстания поляков. Исполнение Органического устава сопровождалось изданием дополнительных постановлений по укреплению государственной связи между Россией и краем: в 1834 г. упразднена уния, католическая церковь подверглась жесткой государственной опеке, направленной на разрыв связи католического епископата с папской курией. Мера, надо признать, вполне оправданная, Россия существенно запаздывала с ней, ибо в европейских католических странах государственная власть за столетие, а то и раньше, вынуждена была прибегнуть к такому ограничению. В 1837 г. в Царстве введены губернии и губернское управление, в 1841 г. упразднен особый Государственный совет, годом раньше вводится в обращение российская монета, в период с 1832 по 1852 г. проведена сословная реформа, согласно которой Царство Польское получило сословное самоуправление по образцу российского.

Смена царствования разбудила было бесплодные мечтания в головах поляков, которые были враз прекращены публичной речью царя: "Счастье Польши заключается в полном слитии ее с народами Моей Империи". К сожалению, этот мудрый совет монарха не возымел своего действия и в 1862 г. в Царстве Польском вновь вспыхнуло восстание. Оно было подавлено решительнее прежнего, все руководители его пойманы и повешены. Восстание полностью уничтожило действие Органического устава 1832 г., в связи с чем начиная с 1864 г. правительство предпринимает ряд действенных реформ к окончательному разрешению "польского вопроса". В означенный год проводится радикальная крестьянская реформа, в результате которой в Царстве Польском появляется сильный класс крестьянства - самостоятельного землевладельца. Реформа эта также сопровождалась действенными мерами по созданию новых органов местного самоуправления. По указу 1864 г. управление католической церковью переходит целиком в руки имперского МВД и к 1875 г. дело унии в Литве и Белоруссии окончательно терпит историческое поражение. В 1883 г. конфликт с папской курией на почве восстановления исторической справедливости исчерпывается заключением особого конкордата - общепринятая практика для всех, даже католических стран. В 1867 г. начинается процесс упразднения всех особых местных правительственных учреждений, место которых заступают общеимперские. В 1876 г. в Царстве Польском вводится действие Судебных уставов 1864 г. С 1868 г. велено во всех присутственных местах Царства употреблять только русский язык. Но Высоч. утв. прав. КМ от 12 июня 1905 г., принятых во исполнение Указа от 14 декабря 1904 г., это стеснительное условие было отменено.

Царствование императора Александра III ознаменовалось также и попыткой официального изменения названия этого края, Царство Польское начинают именовать Привислянским краем, однако это новое название продержалось недолго и в царствование Николая II прежнее название снова входит в оборот. Правда, нередко рецидив старого отношения дает о себе знать в следующей фразеологии - "губернии бывшего Царства Польского".

Свидетельством окончательного государственного слияния Польши с Российской империей является законодательный материал, оформлявший изменения в государственном строе России. Так, теперь законодатель не делал уже никаких различий в отношении Царства Польского и остальных губерний Империи. Например, Именным указом от 20 февраля 1906 г. (о переустройстве учреждения Государственного Совета) губернии Царства Польского специально не упомянуты в качестве особого субъекта, посылающего от себя в Совет представителей, однако п. VIII указывал, что и на эту часть Империи распространяется действие данного закона. То же видим и в Учреждении Государственного Совета от 23 апреля 1906 г., в прим. к ст. 12 которого губернии Царства Польского опять-таки специально упомянуты. Сделано это было так именно потому, что в Польше не вводились земские учреждения, от которых полагалось посылать представителей в высшую палату российского парламента, но в целях государственного единства этому краю давалась привилегия представительства. Наконец, более четко государственную связь Царства с Россией мы уже видим в Положении о выборах от 3 июля 1907 г., ст. ст. 224 - 241 которого были посвящены правилам выборов депутатов в Государственную Думу от населения Царства Польского.

Относительно второго корпуса польского законодательства, посвященного регулированию вопросов частного оборота, можно сказать, что оно существенным образом отличалось от общеимперского все время нахождения Царства Польского в пределах Российской империи. Основным источником происхождения этого особого корпуса права являлась правовая система герцогства Варшавского, в котором действовало законодательство времен I Империи.

Итак, главным актом, призванным регулировать гражданско-правовые отношения в Царстве Польском с 1815 по 1917 г., был Кодекс Наполеона (Code Napoleon), или Французский гражданский кодекс 1804 г. Вместе с тем этот акт действовал не в полном объеме: в 1825 г. имперская власть издала особое Гражданское уложение Царства Польского, заменившее собой ч. I Кодекса, в 1818 г. и 1825 г. издается особый Ипотечный устав, заместивший собой титул XVIII кн. II Кодекса. В 1836 г. издается специальный Закон о союзе брачном, заместивший собой титул V кн. III Кодекса, наконец, существенные изменения в Кодекс были внесены в 1875 г. в связи с введением в действие в крае Судебных уставов императора Александра II. Таким образом, здесь по состоянию на 1 августа 1914 г. действовали следующие части ФГК: кн. II; кн. III, титулы I - IV, VI - XVII, XIX - XX. Сразу необходимо оговориться, Французский гражданско-процессуальный кодекс, Французский нотариальный устав, а также некоторые уголовно-процессуальные законы Пруссии и Австро-Венгрии прекратили свое существование в 1875 г. в связи с введением российских Судебных уставов.

Другим фундаментальным актом, регулировавшим торговый оборот в Польше в период с 1815 по 1917 г., был Французский торговый кодекс, содержание которого практически никак не было затронуто законодательством русской власти.

Текущее законодательство, применимое исключительно в Царстве Польском, в виде особых изданий (Дневник законов Царства Польского) издавалось с 1815 г. по одному тому каждый год. Издание продолжалось до 1871 г. Известен также Сборник административных распоряжений по Царству Польскому издания 1867 г. В период с 1901 по 1904 г. была предпринята попытка систематизации внутрипольского законодательства на манер общеимперского Свода законов, но она не увенчалась успехом.

Особо стоит отметить, что в Польше до 1847 г. действовал собственный Уголовный кодекс издания 1818 г., но в указанный год здесь введено было в действие Уложение о наказаниях 1845 г.

Местные польские учреждения. Несмотря на свое привилегированное положение на бумаге, на деле Польша так и не смогла занять подобное Финляндии место, прежде всего в вопросах личного управления со стороны Всероссийского императора. Последний, согласно Конституционной хартии 15 ноября 1815 г., объявлялся польским королем, но правил своим королевством через наместника и не предусмотренное текстом конституции такое должностное лицо, как имперский комиссар; впоследствии в Царстве Польском вводятся общерусские губернские учреждения, согласно которым здесь учреждается должность имперского наместника. После подавления восстания в 1832 г. в структуре Общеимперского Госсовета учреждается 5-й департамент дел Царства Польского. Упразднение же его состоялось только 30 лет спустя. Однако ему на смену в 1864 г. учреждается Особый комитет по заведованию делами Царства Польского, упраздненный, в свою очередь, только в 1881 г., что обусловлено было окончательным подчинением губерний Царства общеимперской правительственной власти. Единственное исключение для них делалось только в том смысле, что все они рассматривались органами общегосударственной власти не по отдельности, а в совокупности, как некоторое административное целое.

Итак, до 1832 г. Царство Польское имело следующие государственные учреждения. Главой государства являлся король (при этом первые статьи Хартии гласили, что Царство навсегда соединяется с Россией, что польский престол принадлежит Российскому императору и его наследникам и преемникам в порядке, установленном для императорского российского престола). Король обладал всей полнотой верховной исполнительной власти: он объявлял войну, заключал договоры, командовал войсками (до 1830 г. Польша имела собственные вооруженные силы), утверждал законы и бюджет королевства, назначал и смещал со своих постов всех чиновников как гражданской, так и военной власти, он же назначал духовных иерархов католической церкви. Непосредственно свои широкие полномочия король осуществлял через Государственный Совет и наместника.

Государственный Совет Царства Польского состоял из министров, советников и референдариев. Все они назначались на должность королем и были ответственны только перед ним. Единственным ограничением королевской власти в деле назначения министров, как, впрочем, и остальных чиновников, было то, что ими могло быть назначено лицо из природных поляков или натурализовавшихся в крае лиц. Конституция учреждала пять министерств; в тексте они назывались комиссиями, которым вверялось текущее управление страной.

Законодательная власть вручалась Сейму, разделенному на две палаты (избы): посольскую и сенаторскую. В Сейм по должности или по рождению входили иерархи католической и униатской церквей, а также лица так называемой императорской крови, остальные члены Сейма назначались в него королем. Посольская изба состояла из депутатов (послов) от шляхетских сеймиков и сельских гмин (обществ). Депутатом могло стать лицо, достигшее 30 лет от роду и платившее прямой налог в размере 1 тыс. злотых в год. Правом голоса обладало все шляхетство, владевшее хоть каким-либо недвижимым имуществом, а также другие лица, владеющие движимым имуществом на сумму не ниже 10 тыс. злотых. Сейм созывался королем не реже раза в два года, общий срок сессии не мог превышать 30 дней. Сейм обсуждал проекты законов, которые ему представлялись от имени короля, собственной законодательной инициативы депутаты Сейма не имели.

Во многом Конституционная хартия 1815 г. напоминала положения Конституционной хартии Франции, принятой годом раньше во время реставрации Бурбонов.

Восстание 1830 - 1832 гг. нарушило во многом действие Конституционной Хартии (1815 г.), особо вызывающей оказалась детронизация императора Николая I 25 января 1831 г., тем самым дальнейшее соблюдение Конституции сделалось невозможным и оружие заступило место тоги. В результате Конституционная хартия была заменена Органическим уставом Царства Польского 26 февраля 1832 г. Основная цель этого акта - сделать невозможным повторение восстания. Согласно органическому статуту уния между Россией и Польшей упразднялась, сделано это было через оформление наследственных прав российских монархов на корону польского короля. Вся полнота власти в крае переходила к царю, которую он осуществлял посредством своих наместников. Наместник ставился во главе особого административного совета, куда входили уже только три министра; излишне повторять, что они назначались только царской властью. Вместо законодательного сейма Органический устав вводил законодательное собрание провинциальных чинов. На деле законодательная власть в отношении Царства Польского осуществлялась 5-м департаментом Государственного совета Империи.

Очень скоро оказалось, что и эти особенности управления Польшей не соответствуют видам русской власти, поэтому с 1837 г. в Царстве начинается процесс упразднения всех особых его органов управления, на место которых вводятся органы губернского управления. К 1852 г. этот процесс практически завершился. Введение в 1864 г. новых органов местного самоуправления только лишний раз свидетельствовало, что Польша не рассматривается имперской властью в качестве обособленной части государства, разумеется, в политическом смысле.

Именным указом от 19 февраля 1864 г. в Польше вводится следующее сельское самоуправление. Община (гмина) избирала на своем сходе войта и солтыса гмины, далее избирались так называемые лавники - исполнительный аппарат гмины, назначаемый в помощь войту и солтысам. Войты утверждались в своей должности уездным начальством и действовали в качестве прямого исполнительного органа этих властей. Одним из главных достижений новых органов гминного самоуправления стало то, что, пожалуй, впервые в своей новой истории польское крестьянство полностью освободилось от гнета шляхты, причем как политического, так и экономического.

Следующая страница

К содержанию


Категория: Законодательство. Государство и право | Добавил: x5443x (03.06.2013)
Просмотров: 782 | Теги: управление, организация, Финляндским, Остзейским краем, Великим княжеством, Российской, окраин, Западным краем, национальных, империи | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
...




Copyright MyCorp © 2017 Обратная связь