Четверг, 08.12.2016, 12:46
Высшее образование
Приветствую Вас Гость | RSS
Поиск по сайту


Главная » Статьи » Правоохранительная деятельность

1.1. Пробелы в нормативном регулировании раскрытия доказательств

Глава II. ОТДЕЛЬНЫЕ ЭТАПЫ И СТАДИИ СУДЕБНОГО ДОКАЗЫВАНИЯ В АРБИТРАЖНОМ ПРОЦЕССЕ

§ 1. Раскрытие доказательств

1.1. Пробелы в нормативном регулировании раскрытия доказательств

В соответствии с ч. 3 ст. 65 АПК РФ каждое лицо, участвующее в деле, должно раскрыть доказательства, на которые оно ссылается как на основание своих требований и возражений, перед другими лицами, участвующими в деле, до начала судебного заседания или в пределах срока, установленного судом, если иное не установлено АПК РФ.

Следует отметить, что ни в юридической литературе, ни в судебной практике не сложилось однозначного понимания процедуры раскрытия доказательств в российском арбитражном процессе.

К сожалению, и действующая редакция АПК РФ не содержит четких правил раскрытия доказательств как обязанности каждого лица, участвующего в деле. Можно лишь предположить, что под это понятие в первую очередь подпадают:

а) обязанность истца при подаче иска указать в исковом заявлении обстоятельства, на которых основаны исковые требования и подтверждающие эти обстоятельства доказательства (ст. 125 АПК РФ);

б) обязанность истца при подаче иска направить лицам, участвующим в деле, копии искового заявления и приложенных к нему документов, которые у других лиц, участвующих в деле, отсутствуют (ст. 126 АПК РФ);

в) обязанность ответчика (иных участников арбитражного процесса) заблаговременно направить истцу отзыв с возражениями относительно каждого довода, касающегося существа заявленных требований, со ссылкой на законы и иные нормативные правовые акты, а также на доказательства, обосновывающие возражения, с приложением документов, которые подтверждают доводы и (или) возражения относительно иска (ст. 131 АПК РФ).

Надо сказать, что такое предположение подтверждается судебной практикой.

 

Например, Постановлением Федерального арбитражного суда Московского округа от 21 декабря 2011 г. по делу N А40-18731/11-125-123: "...При этом апелляционная инстанция не учла, что первая инстанция в нарушение части 7 статьи 131 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации приняла к рассмотрению отзыв ответчика с прилагаемыми к нему документами без доказательств направления копий этих документов в адрес истца, не присутствовавшего в заседании. В силу части 3 статьи 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации каждое лицо, участвующее в деле, должно раскрыть доказательства, на которые оно ссылается как на основание своих требований и возражений, перед другими лицами, участвующими в деле, до начала судебного заседания или в пределах срока, установленного судом, если иное не установлено настоящим Кодексом".

 

Косвенным подтверждением такой позиции может быть и то, что и разъяснения ВАС РФ, и судебная практика нижестоящих судов также квалифицируют обмен состязательными бумагами как раскрытие доказательства или, как минимум, как один из этапов раскрытия доказательств, что, однако, редкость.

В соответствии с п. 16 Постановления Пленума ВАС РФ от 20 декабря 2006 г. N 65 "О подготовке дела к судебному разбирательству" (далее - Постановление N 65) под раскрытием доказательств следует понимать представление лицом, участвующим в деле, по своей инициативе и по предложению суда другим лицам, участвующим в деле, и суду всех имеющихся у него доказательств, на основании которых могут быть установлены обстоятельства, обосновывающие его требования и возражения. Раскрытие доказательств предполагает не только их представление, обмен состязательными документами, но и их обозначение, сопровождающееся ходатайством об истребовании судом необходимого доказательства.

Согласно этому же разъяснению доказательства должны быть раскрыты лицами, участвующими в деле, в срок, установленный судьей по согласованию с лицами, участвующими в деле.

 

ФАС Московского округа, проверяя в порядке кассационного производства законность судебных актов, вынесенных по делу N А40-37493/08-102-377, в Постановлении от 29 сентября 2009 г. N КГ-А40/9931-09 указал на нарушение истцом ч. 3 ст. 65 АПК РФ. В частности, истец не приложил к исковому заявлению документы, подтверждающие обстоятельства, на которых он основывает свои требования, тем самым не раскрыл доказательства до начала судебного заседания.

 

В то же время такой подход в науке и в судебной практике не всегда и не совсем оправдан, так как обмен состязательными бумагами в российском арбитражном процессе не всегда предполагает раскрытие всех доводов и доказательств. Не всегда истец торопится раскрыть перед ответчиком и судом все свои аргументы, зная при этом, что никаких негативных последствий для него это не повлечет. В соответствии с нормами АПК РФ у истца, как и у любого другого лица, участвующего в дела, при рассмотрении дела в суде первой инстанции всегда есть возможность дополнить свою правовую позицию, представить в последующем (в более "удобный" момент) письменные объяснения, более подробно раскрывающие все аргументы и т.д. Никаких серьезных запретов и ограничений, которые могли бы заставить участников арбитражного процесса действовать добросовестно, на этот счет не существует. Более того, у кого-то получается сделать это и на стадии апелляционного или кассационного производства, где такие возможности существенным образом ограничены в соответствии с законом.

Таким образом, обмен состязательными бумагами на стадии предъявления иска и принятия его к производству (только лишь в силу несовершенства российского арбитражного процессуального законодательства) не может полноценно выполнять функцию раскрытия доказательств: она в данном случае реализуется лишь в самой малой доле, но в последующем, на стадии судебного разбирательства по делу, значение этой функции все же может восполняться по мере готовности каждой из сторон раскрыть свои доводы.

По большей части обмен состязательными документами позволяет каждому лицу, участвующему в деле, узнать лишь о предмете разбирательства, очертить круг тех обстоятельств, которые подлежат доказыванию по делу, в том числе позволяют суду приступить к определению предмета доказывания, прежде чем перейти к разрешению спора по существу. Здесь в полной мере реализуется принцип состязательности сторон арбитражного процесса, однако говорить о том, что обмен состязательными документами является достаточным способом раскрытия доказательств, неправильно. Это лишь небольшая часть всей процедуры. Состязательные документы позволяют определить направления дальнейшей деятельности всех участников процесса по раскрытию доказательств по конкретному делу, не более чем. Вызвано это в том числе тем, что процессуальные документы (в том числе состязательные) все же выражают исключительно субъективное мнение лица, участвующего в деле, его отношение к тем фактам, которые сообщает его процессуальный оппонент и он сам, т.е. не отвечают признакам доказательств, а значит, и обмен ими нельзя назвать процедурой раскрытия доказательств. Тем более, что, как уже было отмечено ранее, обмен бумагами по принципу "возражение - опровержение" в российском арбитражном процессе возможен на любой стадии, тогда как раскрытие всего объема доказательств допустимо только в суде первой инстанции либо в суде апелляционной инстанции в строго определенных случаях, установленных законом.

Несмотря на отсталость института раскрытия доказательства в российском арбитражном процессе, в юридической литературе этому процессу, тем не менее, даются самые разные определения.

Так, например, по мнению П.В. Крашенинникова, под раскрытием доказательств, предусмотренных в ч. ч. 3, 4 ст. 65 АПК РФ, подразумевается своевременное доведение до участников процесса информации о наличии и содержании доказательственного материала <39>.

--------------------------------

<39> Комментарий к Арбитражному процессуальному кодексу Российской Федерации (постатейный) / Под ред. П.В. Крашенинников. 2-е изд., перераб. и доп. М.: Статут, 2009.

 

В.М. Шерстюк отмечает, что раскрытие доказательств - это предоставление стороной по своей инициативе и по предложению суда лицам, участвующим в деле, и суду всех имеющихся у нее доказательств <40>.

--------------------------------

<40> Шерстюк В.М. Подготовка дела к судебному разбирательству в арбитражном суде (начало) // Законодательство. 2004. N 5, 6. С. 69 - 70.

 

По мнению В.В. Попова, раскрытие доказательств означает полное представление сторонами на стадии подготовки дела к судебному разбирательству всех имеющихся у них доказательств в любой форме на этот момент с предусмотренными последствиями невыполнения этого <41>. Это не приобщение к делу документов, а указание на сведения, которыми сторона обосновывает свои доводы, где бы и в каком бы виде они ни содержались <42>.

--------------------------------

<41> Попов В.В. Раскрытие доказательств и встречный иск как элемент досудебной подготовки дела // Арбитражные споры. 2007. N 1. С. 122.

<42> Попов В.В. Проблемы взаимосвязи процессуальных институтов раскрытия доказательств и встречного иска // Журнал российского права. 2006. N 5. С. 143.

 

По мнению И.Н. Лукьяновой, раскрытие доказательств - это возложение на стороны взаимной обязанности ознакомить друг друга с письменными и иными документами, обосновывающими их требования и возражения <43>.

--------------------------------

<43> Лукьянова И.Н. Доказательства в арбитражном процессе: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М., 2003. С. 3, 5 - 6, 17 - 18.

 

Д.Г. Фильченко под раскрытием доказательств подразумевает деятельность, осуществляемую для уведомления всех участвующих в деле лиц об имеющихся у конкретного участника процесса доказательствах либо о доказательствах, которыми участвующее в деле лицо намеревается воспользоваться в процессе, и (или) для предоставления возможности всем участвующим в деле лицам ознакомиться с имеющимися доказательствами и содержанием каждого из них <44>.

--------------------------------

<44> Фильченко Д.Г. Современные проблемы подготовки дел к судебному разбирательству в арбитражном процессе Российской Федерации: Дис. ... канд. юрид. наук. Воронеж, 2005. С. 8.

 

И.В. Решетникова на поставленный ею же вопрос "что означает "раскрыть доказательства?", дает следующий ответ: "очевидно, дать возможность ознакомиться с содержанием доказательств, на которые ссылается участвующее в деле лицо в исковом заявлении или отзыве на него"... "раскрытие доказательств представляет по своей сути направление друг другу копий письменных доказательств" <45>.

--------------------------------

<45> Решетникова И.В. Допустимость доказательств в современном арбитражном процессуальном законодательстве // Вестник ВАС РФ. 2012. N 2.

 

Однако ни приводимые доктринальные определения, ни сама ст. 65 АПК РФ, ни Постановление N 65 не позволяют достоверно понять и установить весь механизм и этапы раскрытия доказательств в российском арбитражном процессе. Более того, следуя буквальному толкованию нормы, как такового процесса раскрытия доказательств в российском арбитражном процессе просто не существует.

В то же время некоторые исследователи выражают весьма позитивное мнение в отношении процедуры раскрытия доказательств, якобы существующей в российском арбитражном процессе.

Так, например, Я.Х. Беков указывает, что раскрытие доказательств, по сути, направлено на открытие процессуальными противниками сведений о фактах дела, которые до принятия нового АПК РФ могли оставаться для них неизвестными вплоть до вынесения решения по делу. Дополнительные доказательства ранее стороны "доставали", как карты из колоды (козырь всегда можно было придержать до конца игры), что влияло на своевременность и результат рассмотрения дела для добросовестной стороны <46>.

--------------------------------

<46> Беков Я.Х. Указ. соч.

 

Е.Е. Уксусова утверждает, что "существенно усилены правовые возможности суда по организации арбитражного процесса. Это связано с выполнением судом определенных действий, в частности, устанавливать срок для совершения лицами, участвующими в деле, раскрытия доказательств (ч. 3 ст. 65)" <47>.

--------------------------------

<47> Уксусова Е.Е. Последние изменения Арбитражного процессуального кодекса России // Законы России: опыт, анализ, практика. 2011. N 1. С. 58 - 69.

 

Однако, вопреки мнению Я.Х. Бекова и Е.Е. Уксусовой, действенных и реально эффективных изменений не произошло именно вследствие того, что степень регламентации и развитости института раскрытия доказательств в российском арбитражном процессе является крайне неудовлетворительной. Закреплена лишь некая фикция такого института, а значит, мы оперируем тем, чего на самом деле не существует. Рассуждая на тему раскрытия доказательств в арбитражном процессе и описывая недостатки этой процедуры, на деле приписываем ныне существующему процессуальному закону то, чего в нем нет.

Законодатель очертил лишь краткое понимание того, что каждый участник арбитражного процесса имеет право на то, чтобы заранее знать о доводах и доказательствах своего оппонента, т.е. иметь определенный ресурс времени для их анализа, подготовки контрдоводов. Однако четкого порядка (стадий; сроков и последствий нарушения таковых) раскрытия доказательств законодатель, к сожалению, не установил.

Такое положение дел создает почву для массовых злоупотреблений со стороны участников арбитражного процесса, которые намеренно заблаговременно не раскрывают доказательства с целью обезоружить оппонента в самом разгаре судебного разбирательства, иначе говоря, застать врасплох "неожиданным" доказательством, лишив возможности привести самые убедительные аргументы в опровержение того или иного довода.

Как правило, в подобной ситуации заинтересованное лицо обращается к суду с ходатайством об отложении судебного разбирательства, мотивируя это тем, что доказательство не было заблаговременно раскрыто, а значит, отсутствовала возможность его изучить, проанализировать, учесть при формировании правовой позиции по спору и т.д. При этом суд, руководствуясь ст. 158 АПК РФ, вправе отложить судебное разбирательство, мотивируя это необходимостью раскрытия доказательств, и в большинстве случаев суды вынуждены идти на такие меры.

На вопрос, можно ли исследовать в судебном разбирательстве те доказательства, которые не были своевременно раскрыты сторонами, опрошенные судьи арбитражных судов ответили следующим образом: да - 25%; нет - 10%; да, отложив разбирательство дела в целях ознакомления противоположной стороны с не раскрытыми своевременно доказательствами, - 65%.

Между тем положения АПК РФ о процессуальных сроках рассмотрения дел судом первой инстанции (ст. 152 АПК РФ), в том числе последние изменения, в значительной мере ужесточившие процедуру продления сроков (ст. 6.1 АПК РФ) и недвусмысленно подталкивающие судей на ускоренное рассмотрение дел, заставляют усомниться в том, что раскрытие доказательств и дальше будет осуществляться в той необходимой мере, какой это требуется для эффективной защиты прав участников арбитражного процесса, а также в целях обеспечения принципов состязательности и равноправия сторон.

С другой же стороны, еще в 2003 г. И.В. Решетникова отмечала, что "судья арбитражного суда оказывается перед дилеммой: если он не допустит нераскрытое доказательство, то его решение может быть гипотетически отменено, так как не все факты по делу установлены. Поэтому судья скорее пойдет на допущение нераскрытого доказательства, чем поставит под угрозу судьбу своего решения" <48>.

--------------------------------

<48> Решетникова И.В. Состязательная система доказывания: новеллы АПК РФ // Рос. юстиция. 2003. N 9.

 

В 2007 г. И.В. Решетникова указывает на то, что "судьи оказались перед дилеммой: если не допустить нераскрытое доказательство, то решение может быть отменено. Поэтому судьи повсеместно не соблюдают запрет ст. 65 АПК РФ" <49>.

--------------------------------

<49> Решетникова И.В. Нереализованный потенциал АПК РФ, или алгоритм стабильности судебных актов // Вестник ВАС РФ. 2007. N 11.

 

При этом исследуя причины нераскрытия доказательств, И.В. Решетникова и Я.Х. Беков, сходятся во мнениях и указывают на то, что прежде всего это связано с нежеланием раскрывать свои карты до начала судебного разбирательства, чтобы застичь противоположную сторону врасплох. По этой же причине не представляется отзыв на иск. Зато нераскрытые доказательства вдруг предъявляются в судебном заседании, и противоположная сторона чаще всего заявляет ходатайство об отложении судебного разбирательства <50>.

--------------------------------

<50> Решетникова И.В. Там же.

 

В 2012 г., т.е. по истечении нескольких лет с момента предыдущих публикаций, И.В. Решетникова отмечает что "...в США, где идеально работает раскрытие доказательств и существует несколько его самостоятельных видов (допрос свидетелей, обмен вопросами, проведение экспертизы и пр.), оно занимает очень длительный период времени, порой до 20 месяцев, и нередко является причиной затягивания судебного разбирательства. России такая опасность не грозит: в нашей стране раскрытие доказательств, касающееся в основном письменных доказательств, помноженное на хитрость сторон, желающих огорошить друг друга вдруг появившимся доказательством, не приведет к затягиванию судебного разбирательства" <51>.

--------------------------------

<51> Решетникова И.В. Допустимость доказательств в современном арбитражном процессуальном законодательстве // Вестник ВАС РФ. 2012. N 2.

 

Иными словами, ситуация в целом не меняется, что в общем-то закономерно, так как не меняется законодательства и кардинально не меняются подходы арбитражных судов к этой проблематике.

Действующий АПК РФ создает условия, когда судья вынужден идти на нарушение норм процессуального права, что явно не способствует развитию и становлению института раскрытия доказательств в тех классических традициях, какие существует в западных юрисдикциях и которые далее будут рассмотрены автором.

Более того, в п. 35 информационного письма Президиума ВАС РФ от 13 августа 2004 г. N 82 "О некоторых вопросах применения Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации" на вопрос о том, вправе ли арбитражный суд первой инстанции принимать и исследовать доказательства, не раскрытые лицами, участвующими в деле, до начала судебного заседания и представленные позднее на стадии исследования доказательств, дает следующее разъяснение:

Доказательства, не раскрытые лицами, участвующими в деле, до начала судебного заседания, представленные на стадии исследования доказательств, должны быть исследованы арбитражным судом первой инстанции независимо от причин, по которым нарушен порядок раскрытия доказательств. Причины, по которым ранее не были раскрыты доказательства, могут быть учтены арбитражным судом при распределении судебных расходов (часть 2 статьи 111 АПК РФ).

По мнению автора, такие разъяснения ВАС РФ отчасти и создают почву для того, чтобы стороны не спешили с раскрытием доказательств, так как суд и без того обязан будет их исследовать, а значит, и оценивать по правилам ст. 71 АПК РФ и далее учитывать при принятии судебного акта, принятием которого будет завершено разрешение спора по существу.

Такие разъяснения, как минимум, не соответствуют задачам института раскрытия доказательств, предполагающего соблюдение принципа своевременности их донесения до сторон и суда. Тем не менее они находят свое отражение в правоприменительной практике арбитражных судов <52>.

--------------------------------

<52> Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 5 апреля 2006 г. N Ф04-5351/2005(21009-А27-31) по делу N А27-21688/2004-2.

 

Существование такого разъяснения ВАС РФ, скорее всего, связано именно с несовершенством самой нормы АПК РФ о раскрытии доказательств: если бы она закрепляла четкий порядок и этапы раскрытия доказательств, запрещающий представление доказательств, которые не были раскрыты на стадии подготовки дела к судебному заседанию при том что представившее их лицо имело такую возможность, потребность в таких разъяснениях была бы исключена, либо вступала в прямое противоречие закону.

Сознательное нераскрытие доказательств лицом, участвующим в деле, с точки зрения норм процессуального права должно квалифицироваться судами не только как нарушение требований ч. 3 ст. 65 АПК РФ, но и как нарушение требований ч. 2 ст. 41 АПК РФ, т.е. злоупотребление правом.

 

Так, например, и поступил Десятый арбитражный апелляционный суд, квалифицировав в Постановлении от 25 января 2011 г. по делу N А41-4263/10 действия налогового органа, связанные с нераскрытием доказательств до начала судебного заседания в суде первой инстанции, как злоупотребление правом.

 

В качестве примера самого очевидного нарушения нормы о раскрытии доказательств все же можно привести дело N А32-2372/2010 по иску администрации к индивидуальному предпринимателю, который просто не извещался надлежащим образом о судебных заседаниях по спору и не знал о представляемых по делу доказательствах. ФАС Северо-Кавказского округа, отменяя решение об освобождении земельного участка, в Постановлении от 1 июля 2010 г. указал, что судом первой инстанции нарушены принципы состязательности и раскрытия доказательств лицами, участвующими в деле, что привело к неполному установлению и исследованию фактических обстоятельств по делу и оценке не всех доказательств, имеющих существенное значение для правильного рассмотрения спора.

 

Говоря о злоупотреблении правом применительно к несвоевременному раскрытию доказательств, следует отметить, что такая квалификация должна носить не только лишь декларативный характер; такая квалификация должна носить реальный штрафной характер - нормы процессуального закона о раскрытии доказательств должны отдельно от общей нормы предусматривать право арбитражного суда налагать на таких недобросовестных участников большие денежные штрафы, которые бы стимулировали участников процесса добросовестно относиться к своим процессуальным обязанностям, уважать суд и своих процессуальных оппонентов. Это должна быть именно специальная норма, которая, возможно, устанавливала бы возможные пределы размера такого штрафа, а также основания и порядок его наложения судом.

В целом же процесс раскрытия доказательств должен быть максимально регламентирован и выделен в один из этапов подготовки дела к судебному разбирательству и не становиться поводом для последующих отложений судебного разбирательства по делу, а иногда и поводом для принятия незаконного судебного акта. Тогда как существующие положения АПК РФ о раскрытии доказательств представляют собой настолько общие формулировки, что вызывают лишь чувство недоумения от того, как их применять на практике, толковать применительно к той или иной ситуации. Эффективность нормы в существующей редакции практически сведена к нулю.

В завершение следует отметить, что проблема несвоевременного раскрытия доказательств, злоупотребления правом в этой части, была замечена и удостоена внимания Председателя ВАС РФ А.А. Иванова.

Так, выступая 25 января 2012 г. на итоговом совещании председателей арбитражных судов, А.А. Иванов в своей речи указал на следующее:

"Необходимо принять меры против тех, кто злоупотребляет своими процессуальными правами и сознательно затягивает процесс, прежде всего, путем несвоевременного предоставления доказательств. Представляется целесообразным закрепить норму, согласно которой доказательства могут быть представлены только на стадии подготовки дела к судебному разбирательству" <53>.

--------------------------------

<53> Текст выступления Председателя ВАС РФ А.А. Иванова на итоговом совещании председателей арбитражных судов 25 января 2012 г. // www.arbitr.ru.

 

Единственное, что смущает в этой фразе - это то, было использовано слово "представление", а не "раскрытие". Хотя, надо полагать, это всего лишь небольшая неточность, тогда как четкое понимание проблемы раскрытия доказательств у руководства высшей судебной инстанции все же имеется, так как проблем с представлением доказательств на практике не возникает. Теперь остается только ждать и надеяться, что арбитражное процессуальное законодательство в части нормативного регулирования процедуры раскрытия доказательств будет существенным образом модернизировано и приближено к западным стандартам, на которые в своей практической деятельности ориентируются судьи ВАС РФ <54>.

--------------------------------

<54> Из интервью с начальником управления частного права Высшего Арбитражного Суда Романом Бевзенко: "Как говорит судья Сарбаш: когда мы не знаем правильный ответ на какой-то вопрос, мы берем книгу с полки, и книга эта, как правило, немецкая. В ней мы обычно находим ответ. И это не случайно. Германское право основано на очень тщательной систематизации всего правового материала, исключительно кропотливой проработке вопросов права" // http://pravo.ru/review/face/view/68723/.

Содержание

Категория: Правоохранительная деятельность | Добавил: x5443x (22.06.2014)
Просмотров: 925 | Теги: АПК РФ, доказательства | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
...




Copyright MyCorp © 2016