Понедельник, 25.09.2017, 05:37
Высшее образование
Приветствую Вас Гость | RSS
Поиск по сайту



Главная » Статьи » Правоохранительная деятельность

ЭВОЛЮЦИЯ ИНСТИТУТА УГОЛОВНОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ ЗА СОВЕРШЕНИЕ ПРЕСТУПЛЕНИЙ В СОСТОЯНИИ ОПЬЯНЕНИЯ

Ю. И. Черникова, адъюнкт адъюнктуры (докторантуры) Волгоградской академии МВД России

ЭВОЛЮЦИЯ ИНСТИТУТА УГОЛОВНОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ ЗА СОВЕРШЕНИЕ ПРЕСТУПЛЕНИЙ В СОСТОЯНИИ ОПЬЯНЕНИЯ

Существует большое количество мнений ученых, юристов, правоведов, философов об ответственности за преступления, совершенные в состоянии опьянения. Одни утверждают, что состояние опьянения должно быть обстоятельством смягчающим или вовсе исключающим уголовную ответственность. В частности, Э.Я. Немировского указывает: «Если бы даже субъект мог предвидеть, что опьянение поведет к преступлению, то этого недостаточно для вменения в неосторожность последствия совершенного преступления, так как для этого требуется возможность предвидения именно происшедшего результата» . Представителем противоположного мнения о мерах усиления уголовной ответственности за совершение преступления в состоянии опьянения и за появление в таком состоянии в публичных местах, был борец с пьянством и наркоманией депутат Третьей Государственной думы России М.Д. Челышов. По его мнению: «Все расшатывание нравственных народных устоев, все то, что было святое, доброе и хорошее в человеке, растворялось и растворяется в этом проклятом пойле» . История развития российского законодательства показывает, что состояние опьянения являлось как отягчающим, так и смягчающим вину обстоятельством или вовсе не влияло на квалификацию преступления.

В результате можно сделать вывод о существовании неоднозначного подхода к совершению преступлений в состоянии алкогольного опьянения. «Но оже будеть убил или в сваде или в пиру явлено, то тако ему платити по верви ныне, иже ся прикладывають вирою» . То есть, статья 6 Русской Правды (Пространной редакции) говорит о том, что за убийцу, который вкладывался в вирные платежи общины за других, община платит по раскладке только в том случае, если убийство совершено в ссоре или в пьянстве тем самым, смягчая вину преступника, находящегося в состоянии опьянения. Однако, статья 54 указанного источника говорит о том, что если купец, взяв чужие товары или деньги потерпит кораблекрушение, пожар или будет ограблен, то нельзя применять к нему какое-либо насилие, но если же вверенный ему товар будет потерян вследствие пьянства, то доверители могут продать его в рабство – на то их воля. «Аже который купець истопиться. Аже который купець кде любо шед с чюжими кунами, истопитья любо рать возметь ли огнь, то не насилити ему, ни продати его; но како начнеть от лета платити, тако же платить, зане же пагуба от бога есть, а не виноват есть; аже ли пропиеться или пробиеться, а в безумьи чюжь товар испортить, то како любо тем, чии то товар, ждуть ли ему, а своя воля, продадять ли, а своя им воля» . Так же отягчающим обстоятельством состояние опьянения будет в том случае, если господин бьет закупа пьяный и при этом платит за его обиду, как за оскорбление свободного.

Соборное Уложение 1649 года включало в себя несколько статей, регламентирующих ответственность за преступления, совершенные в состоянии опьянения. В этот период времени, данное обстоятельство не освобождало преступников от наказания. Квалификация убийства зависела от их социальной принадлежности и от наличия умысла в преступлении. В указанном законодательном акте пьяный нарушитель априори не готовился к убийству, а соответственно совершил его без умысла, что смягчало его вину и избавляло от высшей меры наказания – смертной казни. Глава XXI уложения «О разбойных и о татиных делах» содержала в себе три статьи об ответственности за убийство и за убийство в состоянии опьянения. Статья 69 регламентировала убийство в драке пьяным делом, боярского человека, однако, потеря у семьи убитого не была приоритетом при установлении наказания, в большей степени учитывались интересы феодала-крепостника, который вследствие преступления лишился зависимого человека. Соборное Уложение устанавливало наказание для убийцы - батоги, а для его господина – потерю рабочего. Такое же наказание применялось и в статье 73 к крестьянину, в случае убийства крестьянина другого помещика, при котором состояние опьянения нарушителя было аналогично обстоятельством, смягчающим, только в этом случае крестьянина, будучи неразрывным со своим имуществом, передавали не только с женой и детьми, а еще и со всеми его пожитками и даже несозревшей пшеницей. Статья 71 устанавливала, что за убийство феодалом крестьянина другого феодала убийца подвергался не торговой казни, а тюремному заключению, а в качестве возмещения убытков пострадавшему от потери крестьянина феодалу он отдавал из своего хозяйства лучшего крестьянина с женой и детьми .

Следующий этап в развитии законодательства России связан со вступлением в законную силу нового правового документа Артикула воинского в 1715 году. В нем преступлениям, совершенным в состоянии опьянения уделяется особое внимание, и впервые, данное обстоятельство не только не освобождало виновного от уголовной ответственности, а было причиной применения к нему более жесткого наказания, о чем говорит артикул 43: «Когда кто пьян напьется, и в пьянстве своем что злаго учинит, тогда тот не токмо, чтоб в том извинением прощение получил, но по вине вящшею жестокостию наказан быть имеет . Артикул 141 устанавливает ответственность за драку при питье или в перу, а конкретнее, в нем говорится о зачинщике боя, в этом случае для законодателя важны последствия конфликта. В случае отсутствия смертельного исхода или раненых, обидчик должен попросить прощения у пострадавшего перед судом, который, в свою очередь, освобождался от какого-либо наказания.

В 1845 году вступило в законную силу Уложение о наказаниях уголовных и исправительных, в котором имелась целая глава, посвященная обстоятельствам, по которым содеянное не должно было вменяться в вину. Состояние опьянения не входило в этот перечень, а напротив было закреплено в статье 112 как обстоятельство совершения преступления, за которое вменяется высшая мера наказания, если преступник сознательно привел себя в такое состояние. Если же виновный не имел самоцели совершить преступление, то состояние опьянения перестает быть отягчающим, но ни в коем случае не избавляет от ответственности и не является обстоятельством смягчающим.

Уголовное Уложение 1903 года стало законодательным актом, завершающим период царской России, но в нем не упоминалось состояние опьянения, лишь только говорилось о не вменении в вину преступного деяния, которое было совершено лицом, не способным понимать свойства и значение своих поступков, вследствие бессознательного состояния. Устав о наказаниях, налагаемых мировыми судьями, не включал опьянение ни в отягчающие, ни в смягчающие обстоятельства совершения преступления.

С 1879 года в Средней Азии начали выращивать опийный мак. «По данным дореволюционного исследования проблем наркомании Н.С. Левитова, с 1904г. ежегодно ввозилось в Россию 9т. 350 пудов опийного мака» . Развитие еще одного российского недуга приводит к принятию в начале июня 1915 года монархической властью закона «О мерах борьбы с опиумокурением». Этим законодательным актом в Приамурском генерал-губернаторстве и Забайкальской области Иркутского генерал-губернаторства вводился региональный запрет на посевы, сбор, хранение, продажу, ввоз в страну опиума и приспособлений для его курения. Идея указанного закона стала прототипом всех последующих антинаркотических уголовных норм, принимаемых в нашей стране. Выход в свет этого исторического документа поставил вне закона десятки, если не сотни тысяч, дунган, уйгур, китайцев и русских колонистов, для которых наркобизнес превратился в единственный способ существования. В дальнейшем предполагалось распространение юридической силы закона на всю территорию страны, но революция в октябре 1917 года в корне изменила Россию переходом от самодержавия к социалистическим общественным отношениям.

Советское государство выступало непримиримым борцом с пьянством, наркоманией и преступлениями, совершаемыми в состоянии опьянения. Правительство Советской России уже в первые месяцы своего существования вплотную столкнулось с проблемой наркотизма в стране. О серьезности борьбы в тот период свидетельствует хотя бы то обстоятельство, что Совет Народных Комиссаров предписанием от 31 июня 1918 г. «О борьбе со спекуляцией кокаином» вменил в обязанность правоохранительным органам вести борьбу с преступностью, связанной с наркотиками . Пьяницы, наркоманы и хулиганы были тождественны врагам советской власти. Законодательные акты этого периода признавали уголовно наказуемым и общественно опасным само состояние опьянения, это обстоятельство являлось отягчающим ответственность, появление в общественных местах в нетрезвом виде расценивалось как самостоятельное уголовное преступление. Декрет Совета народных комиссаров от 19 декабря 1919 года содержал статью 11 «О воспрещении на территории РСФСР изготовления и продажи спирта, крепких напитков…в публичных местах, во всякого рода заведениях, а также за допущение такого распития и за появление в публичном месте в состоянии опьянения виновные в том лица подвергаются лишению свободы с принудительными работами на срок не менее одного года» .

Уголовный кодекс РСФСР 1926 года содержал статью 11, которая устанавливала признаки невменяемости, но ее действие не распространялось на лиц, совершивших преступление в состоянии опьянения. Однако, Уголовный кодекс Украинской ССР 1927 года признавал лиц, находившихся в состоянии опьянения во время совершения преступления невменяемыми, а в Уголовном кодексе Азербайджанской ССР не содержалось никаких норм об этом состоянии. Очередной всплеск наркотизации в стране в начале 50-х годов совпал с принятием Уголовного кодекса РСФСР 1960 года. В части третьей статьи 224 содержались нормы об ответственности за изготовление, хранение, приобретение, перевоз или пересылку наркотических средств без цели сбыта в виде лишения свободы до трех лет, а при отягчающих обстоятельствах до пяти. Сбыт наркотиков наказывался до дести лет лишения свободы, и от шести до десяти лет при отягчающих обстоятельствах. Статья 225 УК РСФСР 1960 года регламентировала незаконное выращивание мака и конопли на территории страны и предусматривала ответственность за это в виде лишения свободы до восьми лет. Выращивание без необходимого разрешения иных видов указанных растений, как административное правонарушения наказывалось штрафом, а при рецидиве подобных деяний в течение одного года статья 225 предусматривала наказание в виде лишения свободы до трех или до восьми лет, при отягчающих обстоятельствах. Уголовный кодекс РСФСР 1960 года содержал ряд норм, касающихся и алкогольного опьянения. Статья 12 указывала что «лицо, совершившее преступление в состоянии опьянения, не освобождается от уголовной ответственности» . При назначении наказания, состояние опьянения являлось обстоятельством отягчающим. Анализируемый законодательный документ также регламентировал применение принудительных мер медицинского характера к алкоголикам, для этого было необходимо ходатайство общественной организации, товарищеского суда, коллектива трудящихся, или же по свой инициативе помимо наказания, суд имел право применить к лицу, злоупотребляющему алкоголем принудительное лечение. В соответствии со статьей 62 вышеуказанного Уголовного кодекса РСФСР, такие же меры суд применял и к наркоманам, совершившим преступление и мог признать их ограниченно дееспособными, установить попечительство над этими лицами. 19 июня 1968 года Уголовный кодекс был дополнен самостоятельной статьей 211, которая предусматривала ответственность за управление транспортным средством в состоянии опьянения, в этом случае опьянение являлось обязательным признаком состава, данная норма просуществовала до 1992 года, переживая незначительные изменения.

В принятом в 1996 году Уголовном кодексе Российской Федерации (далее по тексту - УК РФ) норма об ответственности за потребление наркотических веществ отсутствует, в нем регламентированы лишь основания для применения принудительных мер медицинского характера к лицам, страдающим алкоголизмом и наркоманией. «Лицам, осужденным за преступления, совершенные в состоянии вменяемости, но нуждающимся в лечении от алкоголизма, наркомании, либо в лечении психических расстройств, не исключающих вменяемости, суд наряду с наказанием может назначить принудительную меру медицинского характера в виде амбулаторного принудительного наблюдения и лечения у психиатра» . В УК РФ отсутствует деление опьянения на наркотическое и алкогольное, а так же, в соответствии со статьей 23 УК РФ, состояние опьянения не влияет на квалификацию преступления, таким образом лицо подлежит уголовной ответственности на общих основаниях. В отличие от законодательства прежних времен, данное состояние не является обстоятельством, отягчающим наказание. УК РФ содержит статью 264, регламентирующую ответственность за нарушение правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств. В 2009 году Федеральным законом от 13.02.2009 N 20-ФЗ, в п. 2 данной статьи были внесены изменения и добавлены п.4 и 6, содержащие норму об уголовной ответственности за нарушение лицом, находящимся в состоянии опьянения, управляющим автомобилем, трамваем либо другим механическим транспортным средством, правил дорожного движения или эксплуатации транспортных средств, повлекшее по неосторожности причинение тяжкого вреда здоровью, смерть человека, смерть двух или более лиц.

Таким образом, со времен Русской Правды до вступления в силу Артикула Воинского 1715 года состояние опьянения не имело однозначной уголовной регламентации. С вступлением в законную силу Артикула Воинского (1715-1843гг), в котором впервые в истории российского законодательства состояние опьянения признается как обстоятельство, отягчающее уголовную ответственность. С 1845 года по1917 год во время перехода от монархии к Советской власти велась активная борьба с пьянством, алкоголизмом  и наркоманией среди населения. С 1917 по 1960 годы являлось уголовно наказуемым само нахождение лица в состоянии опьянения и появление в нетрезвом виде в общественных местах. С 1960 по 1996 год действовала самостоятельная статья, признающая уголовно наказуемым деянием управление транспортным средством в состоянии опьянения. Органами судебной власти широко применялись принудительные меры медицинского характера к лицам, страдающим алкоголизмом и наркоманией. С момента вступления в законную силу УК РФ в 1996 году - по настоящее время УК РФ содержит самостоятельную норму о привлечении лица к уголовной ответственности, находящегося в состоянии опьянения, управляющего автомобилем, трамваем либо другим механическим транспортным средством и нарушившего правила дорожного движения или эксплуатации транспортных средств, если данное деяние повлекло последствия, указанные в статье 264 УК РФ. При этом данное состояние не дифференцируется на опьянение алкогольное и наркотическое.

Процессы употребления алкоголя, наркотиков, одурманивающих веществ и роста преступности тесно взаимосвязаны. При увеличении потребления алкогольных напитков и наркотиков, резко возрастает количество совершенных преступлений. Так как, находясь в состоянии опьянения, индивид не может отдавать себе отчета за совершаемые им действия, стирается грань социальной нормы возможного поведения, совершаются уголовно наказуемые деяния против личности, в первую очередь, а также против собственности и общественной безопасности. Опираясь на исторический анализ российского уголовного законодательства, можно сделать вывод о том, что каждый переломный для социума временной период сопровождался алкоголизацией и наркотической зависимостью населения, а следовательно, значительным ростом преступности, что приводит к необходимости совершенствования уголовного законодательства в области преступлений, совершенных лицами, находящимися в состоянии опьянения.

К содержанию

 

Категория: Правоохранительная деятельность | Добавил: x5443x (26.06.2013)
Просмотров: 1569 | Теги: уголовной, Эволюция, ответственности, преступлений, состоянии, СОВЕРШЕНИЕ, ОПЬЯНЕНИЯ, института | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
...




Copyright MyCorp © 2017 Обратная связь