Суббота, 21.10.2017, 11:42
Высшее образование
Приветствую Вас Гость | RSS
Поиск по сайту



Главная » Статьи » Правоохранительная деятельность

К ВОПРОСУ О ПРЕПОДАВАТЕЛЕ КАК СУБЪЕКТЕ ДОЛЖНОСТНЫХ ПРЕСТУПЛЕНИЙ

С.В. Плохов, аспирант кафедры уголовного и уголовно-исполнительного права ГОУ ВПО «Саратовская государственная академия права»

К ВОПРОСУ О ПРЕПОДАВАТЕЛЕ КАК СУБЪЕКТЕ ДОЛЖНОСТНЫХ ПРЕСТУПЛЕНИЙ

Система национального образования за последние десятилетия из гордости советского народа превратилась, пожалуй, в самую коррумпированную отрасль социальной сферы российского общества. В связи с повышающейся актуальностью борьбы с коррупцией, неоднозначностью правового регулирования данной проблемы рассмотрим теоретические и практические вопросы, связанные с признанием педагогов субъектами должностных преступлений.

На протяжении многих лет в научной литературе и на практике остается дискуссионным вопрос об отнесении преподавателей к категории должностных лиц.

В то же время четкое понимание данного вопроса имеет весьма значимое практическое применение, что обусловлено спецификой коррупции в образовании.

В соответствии с примечанием 1 к статье 285 УК РФ, субъектами должностных преступлений являются только должностные лица, постоянно, временно или по специальному полномочию осуществляющие функции представителей власти либо выполняющие организационно-распорядительные, административно-хозяйственные функции в государственных органах, органах местного самоуправления, государственных и муниципальных учреждениях, а также в Вооруженных силах РФ[1].

Функции представителей власти педагогические работники не осуществляют. По поводу применения признака административно-хозяйственных функций вопросов также не возникает – к ним относятся полномочия должностного лица по управлению и распоряжению имуществом и (или) денежными средствами, находящимися на балансе и (или) банковских счетах организаций, учреждений, воинских частей и подразделений, а также по совершению иных действий (например, по принятию решений о начислении заработной платы, премий, осуществлению контроля за движением материальных ценностей, определению порядка их хранения, учета и контроля за их расходованием)[2].

Наибольшие трудности возникают в толковании организационно-распорядительных функций по отношению к преподавателям.

В соответствии с п. 3 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации № 6 от 10 февраля 2000 года «О судебной практике по делам о взяточничестве и коммерческом подкупе»[3], организационно-распорядительные функции включают в себя, например, руководство коллективом, расстановку и подбор кадров, организацию труда или службы подчиненных, поддержание дисциплины, применение мер поощрения и наложение дисциплинарных взысканий.

П. 5 того же Постановления подчеркнул, что субъектами получения взятки не могут быть работники государственных и муниципальных учреждений, исполняющие в них профессиональные или технические обязанности, которые не относятся к организационно-распорядительным или административно-хозяйственным функциям[4].

Казалось бы, вопрос закрыт, позиция достаточно четкая – не относятся. Но практика пошла по другому пути. В связи с массовостью дел и невозможностью привлечения лиц по другим статьям УК РФ судами стали выноситься обвинительные приговоры в отношении учителей школ и преподавателей вузов. Данные приговоры стали закрепляться на уровне судов субъектов РФ и Верховного суда. В связи с изменившейся судебной практикой возникла необходимость в закреплении на уровне пленума Верховного суда РФ новой тенденции, и правоприменитель нашел выход.

Постановление Пленума Верховного Суда РФ № 19 от 16.10.2009 пошло дальше и стало признавать организационно-распорядительными функциями полномочия лиц по принятию решений, имеющих юридическое значение и влекущих определенные юридические последствия (например, по приему экзаменов и выставлению оценок членом государственной экзаменационной (аттестационной) комиссии)[5].

По сути, указанное положение вновь вернуло ранее содержащуюся в пункте 4 постановления Пленума Верховного Суда СССР от 30.03.1990 «О судебной практике по делам о злоупотреблении властью или служебным положением, превышении власти или служебных полномочий, халатности и должностном подлоге» норму, согласно которой, если наряду с осуществлением профессиональных обязанностей на работника возложено и исполнение организационно-распорядительных или административно-хозяйственных функций, то в случае их нарушения он может нести ответственность за должностное преступление (например, преподаватель - за нарушение обязанностей, возложенных на него, как на члена квалификационной или экзаменационной комиссии)[6].

К сожалению, на этом официальное толкование рассматриваемой нормы применительно к работникам сферы образования ограничилось, оставив дискуссионным вопрос об отнесении не являющихся членами государственной экзаменационной (аттестационной) комиссии преподавателей и учителей к числу должностных лиц.

При рассмотрении научных разработок обозначенной проблемы установлено, что в теории уголовного права существуют две прямо противоположные позиции.

Так, одна группа авторов считает, что учителя, преподаватели высших и средних учебных заведений, не могут быть признаны субъектами должностных преступлений.

В частности, исходя из позиции В.В. Воронина, тот факт, что педагог должен принять экзамены, несдача которых влечет для учеников и студентов определенные правовые последствия, не может служить основанием для вывода, что преподаватель приобрел полномочия представителей власти либо организационно-распорядительные функции государственных или муниципальных служащих. По его мнению, педагоги не должны подлежать уголовной ответственности за получение взяток по ст. 290 УК РФ[7].

Ту же позицию отстаивали Б.Ф. Здравомыслов[8], А.И. Рарог[9],                          А.Ф. Ноздрачев[10], А.Я. Светлов[11].

Другие же полагают, что в случаях принятия экзаменов и зачетов преподаватели выполняют организационно-распорядительные функции и, следовательно, являются в этот момент должностными лицами[12]. Решение данного вопроса лежит в плоскости разделения функций служащих государственных и муниципальных учреждений на «управленческие» и профессиональные.

По мнению Б.В. Волженкина, о наличии распорядительных функций свидетельствует обладание правом совершать по службе юридически значимые действия, способные порождать, изменять или прекращать правовые отношения. Ученый полагал, что во время проведения учебных занятий преподаватель занимается профессиональной деятельностью, а при приеме экзаменов или зачетов он становится должностным лицом, поскольку от выставленных оценок зависит зачисление в учебное заведение, перевод на другой курс, получение стипендии либо выдача диплома об окончании учебного заведения[13]. Данная позиция в науке уголовного права является одной из наиболее популярных.

Между тем, не соглашаясь с указанной выше точкой зрения, можно возразить, что поведение преподавателя при проведении лекционных или семинарских занятий тоже может иметь определенные правовые последствия для студентов. Например, преподаватель вуза, не фиксирующий за денежное вознаграждение пропуски студентом семинарских занятий (последствием этого может стать неудовлетворительная сдача экзамена и отчисление из вуза) в таком случае тоже должен являться должностным лицом, однако на практике случаи возбуждения подобных уголовных дел не встречается. Кроме того, неудачная сдача экзамена, тем более, в первый раз, еще не предрешает вопроса об отчислении из вуза; каждый студент имеет право на повторную пересдачу.

Интерес представляет позиция по данному вопросу П.Н. Панченко, который рассматривает вопрос отнесения преподавателей к числу должностных лиц через призму получения взятки (ст. 290 УК РФ) и коммерческого подкупа (ст. 204 УК РФ). По мнению ученого, если подношения принимаются за выставление положительных оценок на вступительных экзаменах, на семестровых или курсовых экзаменах либо зачетах, по письменным работам (рефератам, эссе, контрольным, курсовым, выпускным квалификационным), то преподаватель государственного или муниципального образовательного учреждения привлекается к ответственности за получение взятки (ст. 290 УК РФ), а преподаватель негосударственного и немуниципального образовательного учреждения — за получение предмета коммерческого подкупа (ч. 3 и 4 ст. 204 УК РФ)[14]. Вместе с тем, здесь автор делает ряд оговорок.

Исследователь считает, что преподаватель может быть привлечен к уголовной ответственности по ст. 290 или 204 УК РФ лишь в том случае, если он принимает предмет подкупа именно за выставление оценок, а не, скажем, за дополнительные консультации, репетиционные занятия, оказание помощи при доработке рефератов и других письменных работ, в том числе контрольных, курсовых, выпускных квалификационных (дипломных).

Если же, получив предмет подкупа, преподаватель все же выставляет обучаемому неудовлетворительную оценку, то, с точки зрения П.Н. Панченко, состава преступления в подобном поведении преподавателя нет, но имеют место признаки грубейшего нарушения профессиональной этики[15].

На наш взгляд, выполнение действий, за которые взяткополучатель получил незаконное вознаграждение, остается за рамками состава преступления. Преступление окончено с момента принятия получателем хотя бы части передаваемых ценностей, что подчеркивается, в том числе, в п. 11 указанного выше Постановления Пленума Верховного Суда РФ № 6 от 10.02.2000.

По мнению ученого, состав преступления отсутствует в том случае, если преподаватель не числится по штату, а выполняет лишь отдельные учебно-методические обязанности (например, обязанности по консультированию обучаемых по отдельным темам изучаемых дисциплин, по чтению лекций или проведению учебных занятий по дисциплинам специализации, руководству подготовкой выпускных квалификационных работ) по краткосрочному договору (например, на семестр или полусеместр), поскольку в данном случае отношения между образовательным учреждением и преподавателем - сугубо гражданско-правовые, которые не могут порождать организационно-распорядительные или административно-хозяйственные обязанности у участников этих отношений[16].

Представляется, что постановка данного вопроса в зависимости от времени осуществления функций неуместна, поскольку примечание 1 к статье 285 УК РФ прямо относит к категории должностных лиц временно выполняющих организационно-распорядительные полномочия. Вопрос в данном случае должен решаться только исходя из того, способен ли в каждом конкретном случае преподаватель порождать, изменять или прекращать правовые отношения для студентов.

Несмотря на то, что в настоящее время практика идет по пути признания преподавателей, выставляющих оценки при приеме зачетов и экзаменов, должностными лицами[17], по нашему мнению, указанные действия не влекут юридически значимых последствий, а потому не должны признаваться организационно-распорядительными. Не случайно упомянутое выше постановление Пленума Верховного Суда РФ № 19 от 16.10.2009 в качестве примера юридически значимых действий приводит именно деятельность членов государственной аттестационной комиссии, а не любые случаи выставления оценок при принятии экзаменов или зачетов.

Представляется, что применительно к сфере высшего образования однозначно должностными лицами могут выступать декан (директор) факультета, ректор вуза и их заместители, совершающие такие юридически значимые действия, как допуск к сессии, перевод на другой курс, выдача справки-вызова, отчисление из вуза и т.д. В сфере среднего образования должностным лицом выступают директор образовательного учреждения и его заместители.

Преподаватели вузов и учителя школ, по нашему мнению, могут выступать должностными лицами лишь временно – в том случае, когда они являются членами государственных аттестационных (экзаменационных) комиссий и выполняют функции этих комиссий. В указанный период педагоги наделяются от имени государства правом принятия решения о присвоении квалификации или зачисления в учебное заведение, их полномочия как должностных лиц закреплены в Положении об итоговой государственной аттестации выпускников высших учебных заведений в Российской Федерации[18] (для преподавателей вузов) и Положении о формах и порядке проведения государственной (итоговой) аттестации обучающихся, освоивших основные общеобразовательные программы среднего (полного) общего образования[19] (для учителей средних общеобразовательных учреждений).

В то же время, результаты проведенного автором настоящей статьи социологического исследования[20] показали, что именно преподаватели вузов, а не ректоры и деканы чаще всего берут незаконные вознаграждения (79%[21] опрошенных). При этом взятки берутся и даются не только за поступление в вуз (78% опрошенных преподавателей и 72% студентов), но и во многих случаях за те действия, которые юридически значимые последствия для обучаемых, по нашему мнению, не влекут, в частности: за сдачу зачетов или экзаменов (61% преподавателей и 86% студентов); за продажу студентам рекомендуемой конкретным преподавателем литературы (36% преподавателей и 48% студентов); за написание и (или) защиту курсовой или дипломной работы (38% преподавателей и 25% студентов); за дополнительные занятия, репетиторство, когда фактически такие занятия не проводятся либо студенты не желают их посещать (28% преподавателей и 44% студентов). В школах, по мнению респондентов, взятки чаще всего берутся тоже за те действия, которые юридически значимые последствия не влекут. Так, по мнению большинства опрошенных обоих регионов, в образовательных учреждениях незаконные вознаграждения платятся на ремонт и покупку оборудования, которые должны финансироваться не за счет учеников и их родителей (55% учителей и 77% учащихся). Саратовцы на второе место в этом «рейтинге» ставят плату за дополнительные занятия и репетиторство (48% педагогов и 72% школьников), тогда как волгоградцы – плату за успеваемость по определенному предмету по итогам четверти (полугодия) – 23% учителей и 54% учащихся. Чуть меньше опрошенных указали на плату за продажу определенной (рекомендуемой преподавателем) литературы для школьников и случаи незаконного «финансирования» учителей вместо посещения определенных занятий либо отработки. О том, что незаконные вознаграждения платятся за успешную сдачу единого государственного экзамена (далее – ЕГЭ), высказались лишь 30% сотрудников образовательных учреждений и 22% обучаемых там лиц[22].

Таким образом, преподаватели,  получающие незаконные вознаграждения за выполнение только профессиональных обязанностей (что встречается чаще всего), не подлежат уголовной ответственности по статьям должностных преступлений, и от целого спектра общественно-опасных деяний государство и его граждане оказываются незащищенными. Решением обозначенной проблемы должно стать внесение изменений  в действующее уголовное законодательство в виде включения в УК РФ нормы об ответственности преподавателей (возможно, как и других публичных лиц, например, медицинских работников) за получение взятки, а также иных лиц за дачу преподавателю взятки. Обоснованием криминализации данных деяний служит их чрезмерная распространенность, о чем пишут ученые[23], гласят средства массовой информации[24], свидетельствуют результаты собственного исследования автора[25] и других исследований по рассматриваемой проблеме[26].

__________________

[1] См.: Уголовный кодекс Российской Федерации от 13.06.1996 № 63-ФЗ (ред. от 04.05.2011) // Собрание законодательства РФ, 17.06.1996, № 25, ст. 2954.

[2] См. п. 5 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 16.10.2009 № 19 «О судебной практике по делам о злоупотреблении должностными полномочиями и о превышении должностных полномочий» // Российская газета № 207, 30.10.2009.

[3] См.: Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 10.02.2000 № 6 «О судебной практике по делам о взяточничестве и коммерческом подкупе» (ред. от 23.12.2010 № 31) // Российская газета № 38, 23.02.2000.

[4] См. там же.

[5] См. п. 4 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 16.10.2009 № 19 «О судебной практике по делам о злоупотреблении должностными полномочиями и о превышении должностных полномочий» // Российская газета № 207, 30.10.2009.

[6] См.: Постановление Пленума Верховного Суда СССР от 30.03.1990 № 4 «О судебной практике по делам о злоупотреблении властью или служебным положением, превышении власти или служебных полномочий, халатности и должностном подлоге» (документ опубликован не был) [Электронный ресурс] // СПС «Консультант плюс».

[7] См.: Воронин В.В. Педагог и врач как субъекты поучения взятки: взгляд против // Уголовный процесс. – 2005. - № 9. С. 15.

[8] См.: Уголовное право Российской Федерации: Учебник. 2-е изд., перераб. и доп. / Под ред. Б.Ф. Здравомыслова. М.: Юристъ, 2001. С. 390.

[9] См.: Уголовное право Российской Федерации. Особенная часть: Учебник. 2-е изд., перераб. и доп. / Под ред. А.И. Рарог. М.: Юристъ, 2004. С. 500.

[10] См.: Ноздрачев А.Ф. Государственная служба: Учебник для подгот. гос. служащих. М.: Статут, 1999. С. 179.

[11] См.: Светлов А.Я. Борьба с должностными злоупотреблениями. – Киев, 1970. С. 32.

[12] См.: Волженкин Б.В. Служебные преступления. – М., 2000. С. 122; Горелик А.С. Уголовная ответственность за коммерческий подкуп // Юридический мир. – 1999. - №1. С.17.

[13] См.: Волженкин Б.В. Служебные преступления. М., 2000. С. 117.

[14] См.: Панченко П. Коррупция в образовательных учреждениях: составы преступлений и соотношение с преступными деяниями // Уголовное право. - 2005. - № 2. С. 53.

[15] Там же. С. 54.

[16] Там же. С. 54.

[17] Примеры таких преступлений достаточно часто встречались среди рассмотренных нами уголовных дел коррупционной направленности Волгоградской и Саратовской областей.

[18] См. Приказ Минобразования РФ от 25.03.2003 № 1155 «Об утверждении Положения об итоговой государственной аттестации выпускников высших учебных заведений Российской Федерации» // Российская газета, № 91, 15.05.2003.

[19] См.: Приказ Минобрнауки РФ от 28.11.2008 № 362 «Об утверждении Положения о формах и порядке проведения государственной (итоговой) аттестации обучающихся, освоивших основные общеобразовательные программы среднего (полного) общего образования» (ред. от 30.01.2009) // Российская газета, № 15, 30.01.2009.

[20] Социологическое исследование проведено нами по программе «Исследовательские проекты молодых ученых» Саратовского центра по исследованию проблем организованной преступности и коррупции в феврале-мае 2010 года на территории Волгоградской и Саратовской областей. В форме анкетирования в Волгоградской области опрошено 320 пациентов, 144 медицинских работника различных больниц и поликлиник области, 100 учителей и 200 школьников, 100 преподавателей и 210 студентов крупнейших вузов области, 100 сотрудников правоохранительных органов; в Саратовской - 180 пациентов, 100 медицинских работников, 100 учителей, 130 школьников, 100 преподавателей, 200 студентов и 100 сотрудников правоохранительных органов. Кроме того, ряд специалистов, а также представителей каждой из категорий респондентов опрошены в форме интервью.

[21] Здесь и далее количественные сведения приведены по совокупному числу опрошенных в Саратовской и Волгоградской областях.

[22] Полный текст исследования опубликован на сайте Саратовского центра по исследованию проблем организованной преступности и коррупции: www.sartraccc.ru.

[23] См.: Альтбах Ф.Г. Проблема коррупции в высшей школе // Альма-матер: Вестник высшей школы. - 2003. - № 11; Галицкий Е., Левин М. Коррупция в российской системе образования // Народное образование. – 2004. - № 10; Давыдова Е.А. Проблемы российской системы образования в условиях ее трансформации // Вестник Московского государственного областного университета. Серия «Экономика». - М.: Издательство МГОУ. – 2008. - № 1; Львович Е.В. Коррупция в ВУЗах // Преступность и уголовное законодательство: реалии, тенденции, взаимовлияние. Сб. научн. трудов под ред. д.ю.н., проф. Н.А Лопашенко. - Саратов. - 2004; и др.

[24] См., например: Врачи и учителя — главные взяточники в России // http://www.mk. ru/politics/russia/article/2011/06/14/597260-vrachi-i-uchitelya-glavnyie-vzyatochniki-v-rossii.html Дата обращения: 17.06.2011; Объем коррупции в образовании в 2010 году составил 12 млрд. рублей [Электронный ресурс]. - Режим доступа: http://www.s-pravdoy. ru/protiv-korrupcii/8932-2011-04-27-13-41-05.html. Дата обращения: 17.06.2011.

[25] По результатам проведенного исследования установлено, что с фактами коррупции в сфере образования сталкивались свыше 70% опрошенных респондентов Саратовского и Волгоградского регионов, как среди преподавателей (учителей), так и среди студентов (школьников).

[26] См.: Леонтьева Э.О. Стереотипы восприятия коррупции в массовом сознании россиян // Власть и управление на Востоке России. - 2009. - № 2. С. 135-139; Рощина Я. Почем знания для народа? // Платное образование. – 2007. № 1; Рыбальская В.Я. Коррупция в высших учебных заведениях: О результатах одного социологического исследования//Организованная преступность и коррупция: Исследования, обзоры, информация. 2000. № 1; Титаев К.Д. Почем экзамен для народа? Этюд о коррупции в высшем образовании // Экономическая социология. - 2005. - Т. 6. - № 2; и др.

К содержанию

 

Категория: Правоохранительная деятельность | Добавил: x5443x (24.06.2013)
Просмотров: 1724 | Теги: превышении власти, ст 285 УК, преступлений, ПРЕПОДАВАТЕЛЕ, служебных полномочий, СУБЪЕКТЕ, подлоге, должностном, ДОЛЖНОСТНЫХ, халатности | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
...




Copyright MyCorp © 2017 Обратная связь