Пятница, 09.12.2016, 10:43
Высшее образование
Приветствую Вас Гость | RSS
Поиск по сайту


Главная » Статьи » Законодательство. Государство и право

12.6. Международное сотрудничество в пределах морских пространств. 12.6.1. Поддержание правопорядка в пределах морских пространств

12.6. Международное сотрудничество в пределах морских пространств

 

В целях удовлетворения и защиты своих жизненно важных интересов, интересов своих граждан государства осуществляют в пределах морских пространств различную деятельность. Такими основными направлениями являются поддержание правопорядка, сохранение окружающей среды, проведение научных исследований и т.п. Международное морское право, нормы которого регулируют такую деятельность, тесно связано с другими отраслями международного права, такими, как международное экономическое, экологическое, уголовное (правоохранительное), гуманитарное право и другие отрасли международного права, а также с рядом международных институтов, регулирующих деятельность государств в различных областях (использование возобновляемых источников энергии на море, защита объектов культурного и исторического достояния человечества и т.п.), в которых можно найти многие элементы международного морского права. В этом проявляется прежде всего системность международного права, его интегративность.

 

12.6.1. Поддержание правопорядка в пределах морских пространств

 

Морские пространства используются не только на благо человечества, в их пределах совершаются акты, нарушающие международный правопорядок, которые совершаются на судах или против судов, на объектах или против объектов государств на море, в отношении их граждан, а также иных жизненно важных интересов государств на море, защищаемых международным правом. Наиболее опасные из этих деяний на международном уровне признаны преступлениями и охватываются термином "преступления международного характера".

К числу указанной группы преступлений обычно относят различные формы и проявления международного терроризма (незаконные акты, направленные против безопасности морского судоходства, незаконные акты, направленные против безопасности стационарных платформ, расположенных на континентальном шельфе, захват заложников), пиратство, рабство и работорговлю, распространение поддельных денежных знаков, незаконный оборот наркотических средств и психотропных веществ, преступления в отношении ядерного материала, несанкционированное вещание из открытого моря, разрыв или повреждение подводных кабелей или трубопроводов, преступления в сфере нелегальной иммиграции, преступления, связанные со столкновением судов и неоказанием помощи на море, незаконный ввоз и вывоз культурных ценностей и др. Здесь необходимо обратить внимание на то, что часть преступлений международного характера, совершаемых на море, по своему содержанию являются характерными именно для этой среды (пиратство, незаконные акты, направленные против безопасности морского судоходства, и др.), а другая их часть может совершаться в различных географических средах (незаконный оборот наркотических средств и психотропных веществ, преступления в сфере нелегальной иммиграции и др.).

Правовое регулирование борьбы с актами международного терроризма на море и другими преступлениями, угрожающими безопасности мореплавания. Опасность актов международного терроризма в пределах морских пространств состоит в том, что они угрожают безопасности мореплавания, жизни и здоровью людей многих государств на море.

Если считать, что международный терроризм и международный терроризм на море соотносятся друг с другом как особенное и частное и являются неотъемлемой составной частью терроризма вообще, то наибольшее внимание мировое сообщество уделяет борьбе с актами, совершаемыми в пределах морских пространств, которые международное сообщество считает неприемлемыми и преступными в универсальных международных договорах и которые, исходя из методов и целей их осуществления, возможных общественно опасных последствий, можно отнести к актам международного терроризма.

Акты международного терроризма совершаются на море как в пределах портов (внутренних морских вод), территориального моря государств, так и в открытом море. Как правило, террорист, а чаще всего группа террористов путем тайного проникновения или открыто захватывают судно, его пассажиров и экипаж в качестве заложников. При этом они обычно выдвигают требования политического характера. В случае их невыполнения террористы угрожают взрывом судна, уничтожением заложников. Известен случай, когда террористы захватили итальянское пассажирское судно "Акилле Лауро", совершавшее круиз по Средиземному морю. Большой политический резонанс в мире получил захват в порту Трабзон (Турция) 16 января 1996 г. группой террористов из 12 человек пассажирского парома "Аврасия". В момент нападения на борту парома находились 40 членов экипажа и более 150 пассажиров - граждан России, Турции, Украины, Грузии, Киргизии, Иордании.

Нередки случаи прямого расстрела террористами морских судов из автоматического оружия и гранатометов. Эти случаи оказывают сильное психологическое воздействие на лиц, участвующих в международном судоходстве. В результате этого прерываются морские перевозки или затрудняется их осуществление, а некоторые из них становятся нерентабельными. Это наносит государствам значительный экономический ущерб.

На международном уровне преступления террористического характера, угрожающие безопасности мореплавания, нашли отражение в Конвенции о борьбе с захватом заложников 1979 г. (далее - Конвенция 1979 г.) <1>, в Конвенции о борьбе с незаконными актами, направленными против безопасности морского судоходства, 1988 г. (далее - Конвенция 1988 г.) <2>, в Протоколе о борьбе с незаконными актами, направленными против безопасности стационарных платформ, расположенных на континентальном шельфе, 1988 г. (далее - Протокол 1988 г.) <3>. Так, Конвенция 1988 г. охватывает вопросы: определения деяний, которые признаются преступными на международном уровне; сотрудничества государств в предотвращении преступлений, определенных данной Конвенцией; юрисдикции государств в отношении этих преступлений; заключения преступников или предполагаемых преступников под стражу; передачи лиц, подозреваемых в совершении преступлений, капитаном судна, на борту которого находятся эти лица, другому государству-участнику настоящей Конвенции; уголовного наказания преступников; выдачи преступника государству-участнику; передачи другому государству-участнику доказательств, необходимых для разбирательства по совершенному преступлению, и др.

--------------------------------

<1> Конвенция принята в Нью-Йорке 17 декабря 1979 г., вступила в силу 3 июня 1983 г. и ратифицирована СССР 11 июня 1987 г.

<2> Конвенция принята 10 марта 1988 г., вступила в силу 1 марта 1992 г. и ратифицирована Россией Федеральным законом от 6 марта 2001 г. N 22-ФЗ.

<3> Протокол 1988 г. вступил в силу одновременно с Конвенцией 1988 г.

 

С 10 по 14 октября 2005 г. в Лондоне на Дипломатической конференции, проводимой под эгидой ИМО, были приняты тексты проектов двух протоколов, содержащих дополнения и изменения в Конвенцию 1988 г. и в Протокол 1988 г. <1>. Для государств, которые станут участниками данных протоколов, эти документы будут представлять единое целое. Необходимость заключения указанных дополнительных протоколов была вызвана озабоченностью государств наличием угрозы применения террористами ядерного, химического, биологического оружия, опасности распространения этого оружия морем.

--------------------------------

<1> Протоколы 2005 г. к этой Конвенции вступили в силу 28 июля 2010 г. Российская Федерация не является их участником.

 

Правовое регулирование борьбы с пиратством. К одной из древнейших угроз жизненно важным интересам государств на море можно отнести пиратство, представляющее и в настоящее время реальную опасность для мореплавания, и в первую очередь в отношении права каждого человека на жизнь, на свободу и на личную неприкосновенность. Проблема вооруженных нападений на суда в XXI в. обострилась в связи с пиратством и вооруженным разбоем вблизи побережья Сомали. Увеличение вооруженных нападений во всем мире за последние годы шло в основном за счет этого региона.

Следует подчеркнуть, что меры по борьбе с пиратством необходимо рассматривать в комплексе с мерами по борьбе с актами вооруженного разбоя против судов, совершаемыми в территориальном море, архипелажных и внутренних водах иностранных государств. Важность комплексного рассмотрения борьбы с этими преступлениями обусловлена прежде всего тем, что для преступников нет существенной разницы, где они совершают нападения на суда - в открытом море, в территориальном море или во внутренних водах государств. Для них внешняя граница территориального моря "размыта". Все эти преступления представляют одно и то же общественно опасное социальное явление. В то же время правовая оценка таких деяний, совершенных в различных пределах морских пространств, содержание мер, которые могут принять государства в отношении этих лиц, различны.

При совершении актов пиратства и вооруженного грабежа против судов преступники не только похищают материальные ценности, но и применяют силовые методы, наносят ранения своим жертвам и совершают убийства, захватывают заложников. Эксперты обращают внимание на общий рост числа этих актов и на их жестокость. Так, в 1995 г. общее количество актов пиратства и вооруженного грабежа судов составило 134, в 1996 г. - 228, в 1997 г. - 252, в 1998 г. - 210, в 1999 г. - 309, в 2000 г. - 471, в 2001 г. - 370, в 2002 г. - 383, в 2003 г. - 452, в 2004 г. - 330, в 2005 г. - 266, в 2006 г. - 240, в 2007 г. - 282, в 2008 г. - 306, в 2009 г. - 406, в 2010 г. - 489, в 2011 г. - 544. Как свидетельствуют предварительные данные, общая тенденция роста числа этих актов сохранилась и в настоящее время.

Пиратство как преступление международного характера издавна было признано мировым сообществом в качестве обычной нормы международного права в силу его особой опасности для международного морского судоходства. Оно получило договорное закрепление в Конвенции 1958 г. и в Конвенции 1982 г. В этих международных договорах международное сообщество подвело некоторый итог поисков общеприемлемого определения пиратства. В соответствии со ст. 15 Конвенции об открытом море 1958 г. (далее - Конвенция 1958 г.) и ст. 101 Конвенции 1982 г. пиратством является любой неправомерный акт насилия, задержания или любой грабеж, совершенный с личными целями экипажем или пассажирами какого-либо частновладельческого судна или частновладельческого летательного аппарата и направленный в открытом море против какого-либо другого судна или летательного аппарата или против лиц или имущества, находящихся на их борту; против какого-либо судна или летательного аппарата, лиц или имущества в месте, находящемся за пределами юрисдикции какого бы то ни было государства. Также пиратством является любой акт добровольного участия в использовании какого-либо судна или летательного аппарата, совершенный со знанием обстоятельств, в силу которых судно или летательный аппарат является пиратским судном или летательным аппаратом; любое деяние, являющееся подстрекательством или сознательным содействием совершению указанных выше действий. Важно отметить, что с принятием указанных конвенций обычные нормы о пиратстве не утратили своего значения.

Определение пиратства в соответствии с указанными конвенциями признано большинством государств мира и нашло отражение в уголовном законодательстве многих государств. Пиратство как преступление закреплено в Уголовном кодексе Российской Федерации, вступившем в силу с 1 января 1997 г. В ст. 227 УК РФ указаны его состав, вид и размер наказания за данное преступление.

Конкретные международно-правовые меры по борьбе с пиратством как с отдельным преступлением нашли свое отражение в Конвенции 1958 г. и в Конвенции 1982 г. В этих международных договорах предусмотрены: основания для захвата пиратского судна или пиратского летательного аппарата; меры по пресечению пиратства и ответственность за пиратство; обязанность государств сотрудничать в пресечении пиратства; ответственность за неправомерный захват судна или летательного аппарата по подозрению в пиратстве, совершенный без достаточных оснований; характеристики судов и летательных аппаратов, которые уполномочены на осуществление захвата за пиратство; полномочия по осмотру судна, подозреваемого в пиратстве. Конвенция 1958 г. и Конвенция 1982 г. заложили международно-правовую основу для пресечения пиратских актов в пределах открытого моря. Конкретный механизм реализации положений этих конвенций нашел дальнейшее развитие как в международном праве, так и в законодательстве прибрежных государств. В качестве примера можно привести Региональное соглашение о сотрудничестве в борьбе с пиратством и вооруженным разбоем против судов в Азии (ReCAAP), которое направлено на повышение эффективности борьбы с пиратством в Юго-Восточной Азии. Кроме того, Индонезия и Сингапур заключили в 1992 г. соглашение о координации патрулирования и преследования по горячим следам для борьбы с пиратством и вооруженным разбоем на море. В 2002 г. был заключен трехсторонний международный договор между Индонезией, Малайзией и Филиппинами, касающийся борьбы с пиратством, вооруженным разбоем, терроризмом и другими преступлениями. В Джибути на созванном ИМО заседании 28 января 2009 г. был принят и подписан к настоящему времени 17 государствами Джибутийский кодекс поведения, касающийся пресечения пиратства и вооруженного разбоя против судов в западной части Индийского океана и в Аденском заливе.

Пиратские действия и в целом пиратство охватываются составами преступлений, предусмотренных рядом антитеррористических и иных международных договоров. К их числу можно, например, отнести указанную выше Конвенцию 1988 г., Протоколы 2005 г. к ней, Конвенцию 1979 г., Конвенцию Организации Объединенных Наций против транснациональной организованной преступности 2000 г., что подтверждается рядом международных документов. Механизм сотрудничества, заложенный в этих конвенциях, несколько расширяет возможности государств по борьбе с пиратством и вооруженным разбоем против судов. Особое внимание следует обратить на Конвенцию 1988 г. и Протокол 2005 г. к ней, которые принято считать антитеррористическими. Разработчики этой Конвенции преследовали цель борьбы с терроризмом на море, а не с пиратством. То же самое можно сказать и в отношении Конвенции 1979 г. Так, преступления, связанные с захватом судна, осуществлением контроля над ним силой или угрозой силы или путем любой другой формы запугивания (Конвенция 1988 г.), или акт насилия, задержания или любой грабеж (Конвенция 1982 г.) могут перерастать в захват людей в качестве заложников (Конвенция 1979 г.).

Можно говорить о некотором сходстве составов пиратства с имеющими террористическую направленность преступлениями, угрожающими безопасности морского судоходства. В то же время об этих преступлениях нельзя говорить как об одном и том же, и прежде всего ввиду того, что такие деяния относятся к различной природы общественно опасным явлениям. В каждом конкретном случае при разграничении этих преступлений необходимы анализ совершенного деяния, соотнесение его с признаками преступлений, закрепленными в международных договорах, а также с методами и прежде всего с целями, присущими актам терроризма или пиратства.

Выработке согласованных действий государств в борьбе с пиратством способствует деятельность ИМО. Эта международная организация наряду с осуществлением мер в области борьбы с актами терроризма и другими незаконными актами, направленными против безопасности морского судоходства, играет заметную роль и в разработке рекомендаций в отношении предупреждения и пресечения пиратства и вооруженного разбоя против судов. Положения таких рекомендаций находят свое отражение в ведомственных нормативных правовых актах, реализуются на практике судовладельцами и капитанами судов, учитываются в деятельности государственных органов, участвующих в обеспечении безопасности морского судоходства и защите других интересов государств на море. Данные положения являются также основой для двустороннего и многостороннего сотрудничества.

После активизации действий пиратов в районе Сомали в рамках ИМО были разработаны и приняты Рекомендации правительствам по предотвращению и пресечению актов пиратства и вооруженного разбоя против судов, Рекомендации судовладельцам и судовым операторам, капитанам и экипажам судов по предотвращению и пресечению актов пиратства и вооруженного разбоя против судов, наиболее эффективные методы защиты от пиратства, базирующегося на территории Сомали (НЭМ-4). Беспрецедентными стали меры, осуществляемые ООН и ее Советом Безопасности по борьбе с пиратством и вооруженным разбоем против судов вблизи берегов Сомали. Этим главным органом ООН приняты Резолюции 1816 (2008) от 2 июня 2008 г., 1846 (2008) от 2 декабря 2008 г. и 1851 (2008) от 16 декабря 2008 г., 1897 (2009) от 30 ноября 2009 г., 1918 (2010) от 27 апреля 2010 г., в которых мировое сообщество призывалось принять конкретные меры по борьбе с пиратством в этом регионе, в том числе по согласию правительства Сомали в территориальных водах данного государства.

Правовое регулирование борьбы с незаконным оборотом наркотических средств и психотропных веществ, совершаемым на море. В незаконной перевозке наркотических средств и психотропных веществ (далее, возможно, в употреблении наркотиков) и торговле ими большую роль играет морской транспорт, на который приходится 37,6% от общего количества изъятых в мире незаконно перевозимых наркотиков (для сравнения: на наземный транспорт - 25,4%, на воздушный - 5,4%, на почту - 0,7%, на другие способы контрабанды наркотиков - 30,9%). Объем незаконных перевозок наркотиков торговыми судами продолжает увеличиваться.

В разработанных международных договорах в области борьбы с незаконным оборотом наркотиков отсутствуют признаки, характеризующие преступления как совершаемые только в пределах морской географической среды. В то же время спектр запрещенных действующими универсальными международными договорами общественно опасных деяний в сфере незаконного оборота наркотиков и способов его осуществления довольно широк и охватывает все возможные операции, осуществляемые с наркотиками в различных пределах морских пространств и на побережье государств. Все эти действия можно обобщить как незаконные операции, связанные с незаконным хранением, сбытом и незаконной перевозкой наркотиков, а также как деятельность, способствующую этим операциям. В связи с этим борьба с незаконным оборотом наркотиков на море рассматривается как борьба с преступной деятельностью в этой сфере и представляет собой осуществление системы мер как на суше, так и на море.

Несмотря на значительное число международных договоров, заключенных в интересах борьбы с незаконным оборотом наркотиков, специфическим особенностям предупреждения и пресечения указанного вида деятельности в пределах морских пространств особое внимание уделяется только в Конвенции ООН о борьбе против незаконного оборота наркотических средств и психотропных веществ 1988 г. (далее - Конвенция о борьбе с наркотиками 1988 г.). Российская Федерация является ее участником. Конвенция предусматривает вопросы общего характера, охватывающие в целом борьбу с незаконным оборотом наркотиков, в том числе на море, и меры, осуществляемые только на море (вопросы юрисдикции; механизм пресечения незаконного оборота на море; упрощение формальностей в портах и связанная с ним проблема усиления контроля за незаконным оборотом; режим в зонах свободной торговли и свободных портах и т.п.).

Компетентные органы государств могут вмешиваться в открытом море в деятельность иностранных судов, участвующих в незаконном обороте наркотиков, без разрешения государства флага только при преследовании по горячим следам в соответствии со ст. 111 Конвенции 1982 г. В остальных случаях самостоятельные действия государств в отношении иностранных судов в открытом море недопустимы. С учетом этого подхода разработана и ст. 17 Конвенции о борьбе с наркотиками 1988 г., которая называется "Незаконный оборот на море". Эта Конвенция является единственным универсальным международным договором в области борьбы с незаконным оборотом наркотиков, в котором нашли отражение вопросы его пресечения на море.

В соответствии с положениями Конвенции о борьбе с наркотиками 1988 г. ее участники в соответствии с международным морским правом сотрудничают в максимально возможной степени в целях пресечения незаконного оборота наркотиков на море. Сторона - участник настоящей Конвенции (далее - Сторона), имеющая разумные основания подозревать, что судно, несущее ее флаг или не несущее флага или опознавательных знаков, указывающих на его регистрацию, участвует в незаконном обороте наркотиков, может попросить помощь других Сторон в пресечении его использования с этой целью. Стороны, к которым обращаются с подобной просьбой, предоставляют такую помощь в рамках имеющихся в их распоряжении средств. В Конвенции заложен разрешительный порядок доступа на иностранные суда, подозреваемые в незаконном обороте наркотиков. Сторона, имеющая разумные основания подозревать, что судно, осуществляющее свободу судоходства в соответствии с международным правом и несущее флаг или указывающее на его регистрацию опознавательные знаки другой Стороны, участвует в незаконном обороте, может уведомить об этом государство флага, запросить подтверждение регистрации и в случае подтверждения просить разрешения государства флага принять надлежащие меры в отношении этого судна. Государство флага, в частности, может разрешить запрашивающему государству высаживаться на это судно; производить досмотр этого судна; в случае обнаружения доказательств участия в незаконном обороте принимать надлежащие меры в отношении этого судна, лиц и груза на его борту.

Правовое регулирование борьбы с другими преступлениями, совершаемыми на море. Угрозу для безопасности судоходства в пределах морских пространств представляют преступления, связанные со столкновением морских судов. В соответствии со ст. 97 Конвенции 1982 г. в случае столкновения или какого-либо другого навигационного инцидента с судном в открытом море, влекущего уголовную или дисциплинарную ответственность капитана или какого-либо другого лица, служащего на судне, никакое уголовное или дисциплинарное преследование против этого лица не может быть возбуждено, иначе как перед судебными или административными властями государства флага или того государства, гражданином которого это лицо является. Предупреждению этих преступлений, в частности, способствует Конвенция о международных правилах предупреждения столкновений судов на море 1972 г.

Преступными на международном уровне считаются и деяния, связанные с неоказанием помощи на море. Так, например, в соответствии со ст. 11 Конвенции для объединения некоторых правил относительно оказания помощи и спасания на море (Брюссель, 23 сентября 1910 г.) каждый капитан обязан, "насколько он может это сделать без серьезной опасности для своего судна, своего экипажа, своих пассажиров, оказать помощь всякому лицу, даже враждебному, встреченному в море, в опасности погибнуть". Государства-участники, законодательства которых "не карают за нарушение предшествующей статьи, обязываются принять или предложить своим законодательным учреждениям надлежащие меры к тому, чтобы это нарушение было наказуемо". В соответствии со ст. 10 Международной конвенции о спасании 1989 г. ("Обязанность оказывать помощь") каждый капитан обязан, поскольку он может это сделать, не подвергая серьезной опасности свое судно и находящихся на нем лиц, оказывать помощь любому лицу, которому угрожает гибель в море. Государства - участники этой Конвенции принимают необходимые меры для обеспечения выполнения этой обязанности. Настоящая Конвенция не применяется к военным кораблям и к государственным судам, "предназначенным исключительно для отправления общественной службы".

Иногда пространство над морем используется с целью несанкционированного вещания. Для целей Конвенции 1982 г. "несанкционированное вещание" означает передачу, в нарушение международных правил, звуковых радио- или телевизионных программ с судна или установки в открытом море, предназначенных для приема населением, за исключением, однако, передачи сигналов бедствия. Любое лицо, занимающееся несанкционированным вещанием, может быть привлечено к ответственности в суде: государства флага судна; государства регистрации установки; государства, гражданином которого является это лицо; любого государства, где могут приниматься передачи; или любого государства, санкционированной радиосвязи которого чинятся помехи.

Государства в пределах морских пространств располагают элементы своей инфраструктуры - подводные телеграфные, телефонные, высоковольтные кабели, подводные трубопроводы. Свыше 95% мировых электронных коммуникаций передается по волоконно-оптическим подводным кабелям, и с учетом бурного роста сети подводных кабелей, обусловленного потребностями Интернета, значение подводных кабелей и важнейшей коммуникационной инфраструктуры трудно переоценить. В соответствии со ст. 113 Конвенции 1982 г. каждое государство принимает необходимые законы и правила, предусматривающие, что являются наказуемыми деяниями разрыв или повреждение подводного кабеля в открытом море каким-либо судном, плавающим под его флагом, или каким-либо лицом под его юрисдикцией, совершаемые намеренно или в силу преступной небрежности таким образом, что это может прервать или затруднить телеграфную или телефонную связь, а равно разрыв или повреждение при таких же обстоятельствах подводного трубопровода или высоковольтного кабеля. Это положение также относится к действиям, которые рассчитаны на то, чтобы привести к таким разрывам или повреждениям, или могут привести к ним.

Содержание

Категория: Законодательство. Государство и право | Добавил: x5443x (03.12.2014)
Просмотров: 751 | Теги: право, международный, морской | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
...




Copyright MyCorp © 2016