Четверг, 08.12.2016, 03:09
Высшее образование
Приветствую Вас Гость | RSS
Поиск по сайту


Главная » Статьи » Законодательство. Государство и право

12.3. Правовой статус и режим морских пространств, находящихся в пределах территории государств. 12.3.1. Внутренние морские воды

12.3. Правовой статус и режим морских пространств, находящихся в пределах территории государств

Морские пространства в пределах территории государств находятся под суверенитетом государств и включают в свой состав:

- внутренние морские воды;

- воды международных морских каналов;

- воды проливов, используемых для международного судоходства, частично и полностью находящихся в пределах территории государств;

- архипелажные воды, с их внутренними водами;

- территориальное море.

Следует обратить внимание на то, что воды нейтральных государств в период войны, согласно Конвенции о правах и обязанностях нейтральных держав в случае морской войны 1907 г., именуются нейтральными. В прессе, средствах массовой информации, в высказываниях отдельных юристов и политических деятелей нередко можно слышать ошибочное наименование вод открытого моря "нейтральными водами".

 

12.3.1. Внутренние морские воды

 

Внутренние воды могут включать в себя: внутренние воды, являющиеся частью морей и океанов; внутренние воды, расположенные в пределах сухопутной территории государства (реки, озера и иные водоемы).

В соответствии с Конвенцией 1982 г., за исключением отдельных случаев, предусмотренных Конвенцией, воды, расположенные в сторону берега от исходной линии территориального моря, составляют часть внутренних вод государства. Важно заметить, что Российская Федерация в Федеральном законе от 31 июля 1998 г. "О внутренних морских водах, территориальном море и прилежащей зоне Российской Федерации" эти воды относит к морским водам (далее - внутренние морские воды).

В соответствии с настоящим Законом, основанным на положениях Конвенции 1982 г., к внутренним морским водам Российской Федерации относятся воды:

- портов Российской Федерации, ограниченные линией, проходящей через наиболее удаленные в сторону моря точки гидротехнических и других постоянных сооружений портов;

- заливов, бухт, губ и лиманов, берега которых полностью принадлежат Российской Федерации, до прямой линии, проведенной от берега к берегу в месте наибольшего отлива, где со стороны моря впервые образуется один или несколько проходов, если ширина каждого из них не превышает 24 морские мили;

- заливов, бухт, губ, лиманов, морей и проливов с шириной входа в них более чем 24 морские мили, которые исторически принадлежат Российской Федерации <1>, перечень которых устанавливается Правительством РФ и публикуется в "Извещениях мореплавателям".

--------------------------------

<1> В настоящее время таковыми в мире считаются: залив Петра Великого (до линии, соединяющей устье реки Тюмень-Ула с мысом Поворотный. Это определено Правилами морского рыбного промысла в территориальных водах Приамурского генерал-губернаторства 1901 г., а также соглашениями России с Японией по вопросам рыболовства 1907, 1928 и 1944 гг. и считается общепризнанным фактом), а также Чесская губа и Печорская губа. Исторические моря и заливы существуют и во многих других странах, например, Бристольский залив и залив Мори-Ферт - в Великобритании; Гудзонов залив и залив Фанли - в Канаде, залив Чесапик - в США, Варангер-фьорд в Норвегии, Габесский залив - в Тунисе и др. В российской доктрине неоднократно высказывалась мысль, что проливы Санникова и Вилькицкого, Карское море, море Лаптевых, Восточно-Сибирское и Чукотское могут рассматриваться в качестве исторических. В настоящее время они открыты для судоходства на основании Постановления Совета Министров СССР от 1 июля 1990 г., при условии обязательной лоцманской проводки и при соблюдении некоторых других правил плавания. Воды Белого моря с шириной входа в них 82 мили считаются внутренними водами Российской Федерации.

 

К внутренним водам Конвенция 1982 г. относит воды устьев рек, заливов, портов, обозначенных замыкающими линиями, в пределах архипелажных вод.

В пределах внутренних морских вод прибрежное государство устанавливает правовой режим по своему усмотрению. Это распространяется на судоходство, рыболовство, исследовательскую и иную деятельность как своих, так и иностранных судов, плавание военных кораблей. Исключение составляет совместное владение несколькими государствами внутренними морскими водами. Так, например, Россия и Украина объявили, что Азовское море и Керченский пролив исторически являются внутренними водами Российской Федерации и Украины <1>. Режим таких вод регламентируется на основании совместных международных договоров и иных международных договоренностей.

--------------------------------

<1> См.: Договор между Российской Федерацией и Украиной о сотрудничестве в использовании Азовского моря и Керченского пролива (Керчь, 24 декабря 2003 г.).

 

В Российской Федерации режим внутренних морских вод регламентируется Федеральным законом от 31 июля 1998 г. N 155-ФЗ "О внутренних морских водах, территориальном море и прилежащей зоне Российской Федерации", Законом РФ от 1 апреля 1993 г. N 4730-1 "О Государственной границе Российской Федерации", рядом других законодательных и подзаконных нормативных правовых актов.

В целом говорят, что в пределах внутренних морских вод не действуют общепризнанные нормы международного права, предоставляющие какие-либо особые права иностранной стороне, осуществляющей морскую деятельность. Действует разрешительный принцип в отношении такой деятельности. В то же время в пределах внутренних морских вод действуют и многие обычные нормы международного права, имеющие отношение ко всей территории государства и отражающие всеобщую практику государств. Однако это не относится к государствам, которые активно возражают против тех или иных правил. Прибрежные государства нередко берут на себя обязательства, закрепляя их в двусторонних и многосторонних договорах, как правило, относящиеся к вопросам захода иностранных судов в их внутренние морские воды, в частности в морские порты.

Как правило, иностранные суда заходят во внутренние морские воды другого государства с разрешения последнего. Исключением являются случаи вынужденного захода судов ввиду стихийного бедствия. Прибережное государство вправе само определять порядок доступа в свои порты судов других стран, а также порядок их пребывания там <1>. При этом все суда во время пребывания в иностранных портах обязаны соблюдать законы и правила, а также распоряжения властей прибрежного государства, в том числе по вопросам пограничного, таможенного, санитарного режимов, взыскания портовых сборов и т.д.

--------------------------------

<1> См., например, ст. 13 (Общие правила плавания и стоянки судов в морских портах и на подходах к ним) Федерального закона от 8 ноября 2007 г. N 261-ФЗ "О морских портах в Российской Федерации и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации".

 

Хотя режим морского порта в основном определяется национальным законодательством, государства нередко заключают между собой международные договоры, устанавливающие общий или отдельные элементы режима морских портов. Например, этому вопросу посвящена Конвенция о режиме морских портов, заключенная в Женеве в 1923 г. Однако Российская Федерация не участвует в этой Конвенции. Кроме того, в интересах облегчения международного морского судоходства государства, как правило, создают благоприятные условия для захода иностранных торговых судов в свои морские порты. Так, порядку захода в морские порты и правовому режиму пребывания в них иностранных торговых судов посвящены договоры о торговле и мореплавании и иные международные договоры. Российская Федерация (а ранее - СССР) заключила такие договоры с Ираном, Турцией и многими другими государствами. В соответствии с их положениями при обслуживании в портах иностранных судов и оказании им услуг государствами применяется либо принцип национального режима (предоставление режима, которым пользуются отечественные суда), либо режим наибольшего благоприятствования (предоставление условий не худших, чем те, которыми пользуются суда какого-либо наиболее благоприятствуемого третьего государства).

Однако в интересах обеспечения своей безопасности прибрежные государства вводят и определенные ограничения в отношении международного судоходства в своих внутренних морских водах. Они вправе как суверен решать вопрос о том, открывать или нет те или иные свои порты для захода иностранных судов. Так, например, многие российские морские порты закрыты для захода иностранных морских судов. Перечень портов, открытых для захода иностранных судов, объявляется в Российской Федерации в "Извещениях мореплавателям", издаваемых Главным управлением навигации и океанографии Минобороны России. В тех же целях прибрежные государства устанавливают особый порядок захода в свои порты иностранных военных кораблей. В частности, в Российской Федерации такой порядок установлен Постановлением Правительства РФ от 2 октября 1999 г. N 1102 "О Правилах плавания и пребывания иностранных военных кораблей и других государственных судов, эксплуатируемых в некоммерческих целях, в территориальном море, во внутренних морских водах, на военно-морских базах, в пунктах базирования военных кораблей и морских портах Российской Федерации". Для захода в морские порты иностранных военных кораблей необходимо приглашение прибрежного государства или получение предварительного разрешения, а в некоторых странах требуется только лишь их уведомление.

В целях упрощения и уменьшения формальностей в отношении документов, касающихся захода морских торговых судов в иностранные порты, пребывания в них и выхода из них, в 1965 г. была заключена Конвенция по облегчению международного морского судоходства.

Ввиду усиления антитеррористической угрозы мировое сообщество активизирует соответствующие меры в морских портах и на судах, находящихся в них. Особое внимание в настоящее время уделяется противодействию актам терроризма, совершаемым в морских портах. Дипломатическая конференция по охране человеческой жизни на море, состоявшаяся под эгидой ИМО в Лондоне с 9 по 13 декабря 2002 г., приняла главу XI-2 для включения в Международную конвенцию по охране человеческой жизни на море 1974 г. (СОЛАС-74) и Международный кодекс по охране судов и портовых средств, посвященные этой проблематике.

Военные корабли и государственные суда, эксплуатируемые в некоммерческих целях, находящиеся законно в иностранном морском порту, пользуются иммунитетом от юрисдикции прибрежного государства. В то же время они обязаны соблюдать законы и правила прибрежного государства, а также соответствующие общепризнанные нормы международного права (запрещение угрозы силой или ее применения, невмешательство и др.).

Как известно, акватория морского порта является частью внутренних вод прибрежного государства. При нахождении в ее пределах торгового судна или государственного судна, эксплуатируемого в коммерческих целях, власти этого государства могут осуществлять уголовную юрисдикцию в отношении совершенных на его борту преступлений. Такие меры могут осуществляться и при нахождении экипажа и пассажиров на берегу. В то же время сложилась нашедшая отражение в международных обычаях и договорах практика, согласно которой уголовная юрисдикции прибрежного государства на борту судна, находящегося в порту иностранного государства, для ареста или производства расследования в связи с преступлением, совершенным на борту судна, не осуществляется в ряде случаев. Обычно это касается случаев, когда совершенное преступление затрагивает лишь иностранное судно и его экипаж, т.е. в преступлении замешаны лица, относящиеся только к экипажу судна; преступление не было совершено гражданином или против гражданина прибрежного государства или третьего государства; не нарушает общественное спокойствие или общественный порядок в этом государстве или его безопасность; не подпадает под международные договоры по борьбе с преступностью, предусматривающие обязанность прибрежного государства принимать уголовные меры в отношении лиц, находящихся на борту судна и совершивших конкретные преступления; его последствия не распространяются на территорию государства порта. Указанные обстоятельства не затрагивают прав местных властей осуществлять меры, относящиеся к пресечению торговли наркотиками, обеспечению безопасности судов и портов, охране человеческой жизни, сохранности грузов и пребыванию иностранцев.

Вне зависимости от указанных случаев государство порта осуществляет уголовную юрисдикцию, если получена просьба со стороны капитана иностранного судна, или главы дипломатического представительства, или консульского учреждения принять меры в отношении лиц, совершивших преступления на борту этого судна.

В иностранном порту лица, входящие в состав экипажа военного корабля, при их нахождении на берегу пользуются иммунитетом от местной судебной и административной юрисдикции при исполнении служебных обязанностей. Вне службы в случае совершения такими лицами правонарушения они не пользуются иммунитетом и подпадают под действие судебной и административной юрисдикции государства пребывания. Офицерский состав, как правило, освобождается от местной судебной юрисдикции. Однако за совершение тяжких преступлений, относящихся к такому составу, лица могут нести ответственность по законам страны пребывания. В каждом конкретном случае вопрос об ответственности офицера решается через дипломатические каналы.

Члены экипажей военных кораблей, не являющиеся военнослужащими, во время пребывания в иностранном порту, находясь на берегу, не пользуются иммунитетом от иностранной юрисдикции даже при исполнении служебных обязанностей. При совершении ими правонарушений они могут быть подвергнуты судебному и административному преследованию <1>. Однако осуществление указанных мер не распространяется при нахождении перечисленных лиц на борту военного корабля или же государственного судна, эксплуатируемого в некоммерческих целях (таможенные, полицейские и другие суда).

--------------------------------

<1> См.: Международное морское право: Справочник / Под ред. Г.С. Горшкова. М., 1985. С. 269.

 

Иностранный военный корабль не может использоваться как территория для предоставления убежища лицам, совершившим преступление в прибрежном государстве. Хотя следует заметить, что во многих латиноамериканских государствах практика предоставления дипломатического убежища существует. Однако она касается отдельных преступлений, имеющих политический характер.

Содержание

Категория: Законодательство. Государство и право | Добавил: x5443x (02.12.2014)
Просмотров: 574 | Теги: учебник, право, Международное | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
...




Copyright MyCorp © 2016