Среда, 22.02.2017, 20:50
Высшее образование
Приветствую Вас Гость | RSS
Поиск по сайту


Главная » 2012 » Декабрь » 25 » Понятие «готовности к деятельности» в системе современного психолого-педагогического знания
11:10
Понятие «готовности к деятельности» в системе современного психолого-педагогического знания

В данной статье изложено понятие готовности к деятельности в системе современного психолого-педагогического знания как сложное, многоаспектное, интегративное понятие.

Ю.А. Грачев*

Понятие «готовности к деятельности» в системе современного психолого-педагогического знания

Понятие «готовность» широко используется в психологической и педагогической литературе, хотя осмысливается разными авторами неоднозначно. Это понятие используется для описания и изучения разнообразных состояний, намерений и даже способностей человека, поэтому трактуется как многоаспектное, интегративное. Вместе с тем на практике это не мешает пониманию очевидной сути «готовности-неготовности» к выполнению той или иной деятельности как состоянию, способствующему или препятствующему проявлению активности. Для конкретизации понимания данного термина представляется необходимым хотя бы кратко рассмотреть историю его возникновения и применения.

Известно, что наличие определенного внутреннего состояния, мобилизующего организм к действию, является источником любой человеческой активности. А проблема подготовки к определенной – трудовой, учебной, спортивной и т.д. – деятельности интересовала человечество с древности. Однако само понятие «готовности к деятельности» как некоторого результата предшествующего процесса подготовки появилось в системе научного знания сравнительно недавно.

Так, например, изучение проблемы готовности к труду, к профессиональной деятельности приобрело форму научного исследования лишь в конце 50-х – начале 60-х гг. ХХ в., когда идеи научной организации труда считались ключом прогресса и основой повышения производительности.

Различные аспекты готовности как личностного отношения к деятельности рассматривались в работах: Б.Г. Ананьева, М.И. Дьяченко, Л.А. Кандыбовича, В.А. Крутецкого, Л.С. Нерсесяна, К.К. Платонова, А.И. Пуни, Р.Д. Санжаевой, В.А. Сластенина, А.А. Смирнова, Д.Н. Узнадзе, Д.И. Фельдштейна, О.И. Шишкиной и других исследователей.

В психологии понятие готовности возникло изначально в теории установки Д.Н. Узнадзе, который определял готовность как существенный признак установки. Впоследствии это представление встречало понимание не у всех авторов. Так, например, с точки зрения М. И. Дьяченко и Л. А. Кандыбовича, установка является лишь формой готовности.

Значительный вклад в исследование проблемы готовности внесли в 70-е гг. М.И. Дьяченко и Л.А. Кандыбович [1]. Под психологической готовностью к деятельности они рассматривали особое психическое состояние как предрасположенность субъекта ориентировать свою деятельность определенным образом. Это состояние включает убеждения, суждения, отношения, мотивы и чувства личности и является интегральным комплексом разнообразных, связанных между собой элементов. Кроме того, М.И. Дьяченко и Л.А. Кандыбович в целостном состоянии готовности выделяют три ее различных вида:

– заблаговременную готовность (общую или длительную);

– временную готовность (в данный момент времени);

– ситуативную (настроенность действовать в данной ситуации, с учетом имеющихся условий).

Будучи целостными образованиями, и общая, и ситуативная психологическая готовность включают следующие компоненты:

– мотивационные (потребность успешно выполнить поставленную задачу, интерес к деятельности, стремление добиться успеха и показать себя с лучшей стороны);

– познавательные (понимание обязанностей, задач, оценки их значимости, знание средств достижения цели, представление о вероятных изменениях ситуации);

– эмоциональные (чувство ответственности, уверенности в успехе, воодушевления);

– волевые (самоуправление и мобилизация сил, сосредоточение на задаче, отвлечение от

посторонних воздействий, преодоление сомнений, страхов).

С данной точкой зрения созвучна позиция О.И. Шишкиной [2], которая рассматривает две формы готовности к деятельности – долговременную и ситуативную. Первая понимается как относительно устойчивые свойства, характеристики, качества человека, обусловливающие потенциальную возможность включения его в деятельность и ее успешное выполнение. Ситуативная готовность представлена как состояние человека, предшествующее деятельности и определяющее возможность и успешность ее протекания. При этом отмечается необходимость рассмотрения ситуативной и долговременной готовности в единстве. Возникновение готовности как состояния в существенной мере зависит от долговременной готовности. В свою очередь ситуативная готовность есть конкретизация долговременной готовности в данных обстоятельствах. Многие авторы (Р. А. Гаспарян, Е. Г. Козлов, Л. С. Нерсесян, А.И. Пуни и др.) объясняют готовность через совокупность мотивационных, познавательных, эмоциональных и волевых качеств личности, через общее психофизиологическое состояние, обеспечивающее актуализацию возможностей, направленность личности на выполнение определенных действий. Готовность изучалась и как определенный уровень развития личности (Я. Л. Коломинский).

Специальное исследование, посвященное изучению психологических механизмов формирования готовности человека к деятельности, предприняла в 90-е годы Р. Д. Санжаева [3]. В ее работе психологическая готовность к деятельности рассматривается как устойчивая характеристика личности, выражающая ее стремление преодолеть трудности в достижении профессиональной цели на основе приобретенных умений и навыков. К вопросам готовности как способности педагога к профессиональной деятельности и овладению мастерством одной из первых обратилась Н. В. Кузьмина [4]. Ею были выделены пять компонентов деятельности (гностический, проектировочный, конструктивный, коммуникативный и организаторский). Это позволило структурировать профессиональное мастерство и рассматривать соответствующие способы овладения операциональной стороной деятельности посредством конкретных умений.

Структуру психологической готовности личности к деятельности нельзя рассматривать без связи со сложившимися представлениями о психологической структуре личности. Концепция динамической структуры личности К.К. Платонова включает четыре подструктуры: направленность, опыт, психические процессы и биопсихические свойства [5]. Говоря о психологической готовности к профессиональной деятельности, К.К. Платонов рассматривает три основные составляющие: 1) профессиональная готовность как субъективное состояние способности и стремления личности выполнять определенную профессиональную деятельность; 2) профессиональная подготовленность как оптимальный результат профессиональной подготовки и обучения личности; 3)готовность к труду как сложное образование, включающее две подструктуры: операциональную (система базисных политехнических и профессиональных знаний и умений) и личностную (направленность на труд, мотивы и интерес к нему, привычки и отношения, эмоциональные и волевые функции человека и профессионально значимые качества личности).

В педагогической литературе описаны различные виды готовности. Среди них явно преобладают два – готовность детей к школе и готовность учащихся к выбору профессии (к профессиональному самоопределению). Значительное число работ посвящено готовности студентов к будущей профессиональной деятельности, а также готовности педагогов к совершенствованию профессионального мастерства. В них так же, как и в психологических трудах, принято разделять разные виды готовности: интеллектуальную, эмоционально-волевую, социальную, длительную, временную, ситуативную. В то же время, рассматривая готовность как комплекс индивидуально-психологических свойств личности, авторы иногда смешивают и даже путают два разных по своей сути понятия – способность и готовность. И хотя эти понятия тесно связаны, все-таки представляется необходимым их различать: ведь быть способным и быть готовым к определенной деятельности – это не одно и то же. Например, люди, способные к сложным умственным действиям с большими числами, совсем не обязательно становятся хорошими математиками. Наличие какой-либо способности является предпосылкой, точнее, необходимым условием успешности деятельности. Но без соответствующей психологической готовности к выполнению профессиональных действий в реальной ситуации у человека могут возникнуть серьезные трудности в применении своих потенциальных способностей.

В андрагогике, возникшей на рубеже XIX и XX вв. как самостоятельной отрасли знания о теории и практики образования взрослых, проблеме готовности человека включиться в учебную деятельность уделяется большое внимание. Чаще всего речь идет о формировании мотивационного аспекта готовности к обучению, который проявляется «на уровне желания» и при определенных условиях позволяет взрослому переключиться с привычной трудовой деятельности на учебную. Как отмечает Т.А. Василькова, проблема «перемотивации – с мотивации на труд к мотивации на учебу» является одной из сложнейших проблем при переходе взрослых от профессиональной к образовательной деятельности. «Поскольку чаще всего навыки учения во взрослом возрасте утрачены, требуется специальный адаптационный период для перестройки» [6]. Особое место в профессиональном образовании принадлежит проблеме формирования у студентов вузов и учащихся средних профессиональных учреждений готовности к будущей деятельности по выбранной специальности. Готовность человека к труду рассматривается по-разному, в зависимости от специфики структуры профессиональной деятельности.

В деятельности проявляются и развиваются разнообразные потребности, способности, мышление, характер и другие стороны личности. Процесс труда складывается из нескольких составляющих: 1) осознания поставленной задачи; 2) выработки плана предстоящих действий; 3) применения средств и приёмов деятельности; 4) регулирования действий в соответствии с поставленной целью; 5) сличения полученных результатов с исходными условиями.

Соответственно, и состояние готовности человека к труду на каждом этапе будет иметь свою специфику. Таким образом, состояние готовности к деятельности понимается как сложное, целенаправленное проявление целостной личности. Оно имеет динамическую структуру, включающую компоненты, функционально связанные между собой. Стремясь удовлетворить свои потребности, человек действует на основе внутренней активности (биологической, физиологической и психической).

Состояние готовности человека к деятельности как бы аккумулирует в себе все необходимые и достаточные для успешного решения поставленной задачи элементы предстоящего действия. Готовность к деятельности является обязательным условием не только её начала, но и эффективного продолжения. В соответствии с пониманием особой значимости психологической готовности как фактора эффективной деятельности сложилась практика формирования профессиональной готовности специалиста.

Возникновение состояния готовности к деятельности начинается с постановки цели, которая отражает наличие определенной потребности и связанных с ней мотивов (как осознания человеком поставленной или возникшей перед ним задачи). Далее идёт выработка плана действия, моделей и алгоритмов предстоящих действий. Затем человек выбирает определённые средства и способы реализации задуманных действий, сравнивает промежуточные результаты с поставленной целью, вносит необходимые изменения. Причём проявление и изменение готовности определяются доминирующим мотивом, который обеспечивает необходимые действия в динамике: при этом длительность и направленность активности может меняться. И состояние готовности будет также ситуативно изменяться, хотя определенная постоянная составляющая (связанная с уровнем подготовленности) всегда остается. И она тем выше, чем лучше был подготовлен человек к данной конкретной деятельности.

В качестве конкретного примера изучения феномена готовности в сфере военного образования может служить исследование В.Т. Гурьева, посвященное формированию готовности военных инженеров к социально-профессиональной деятельности в процессе обучения военно-морским дисциплинам. Понятие «военно-инженерная готовность» включает социальную и профессиональную активность, способность быстро адаптироваться в сложных морских условиях, возможность оптимально использовать военно-инженерные знания, умения мобилизовать физиологические и психологические возможности своего организма. Структура военно-инженерной готовности корабельного инженера-механика как психический феномен и как социальное явление определяется взаимосвязью процессуального, нравственного и мотивационного компонентов [7].

Другой вид готовности – готовности студентов вуза к самообразованию исследовал Т.Я. Яковец. Он отмечает, что готовность к самообразованию – это комплексная характеристика личности. В состав готовности к самообразованию входят следующие эмоционально-личностные компоненты: умение мотивировать и осуществлять самообразование; специальная образованность в виде осведомленности, сознательности, действенности, умелости; умение работать с основными источниками информации (книгами, конспектами, персональными компьютерами, автоматизированными обучающими системами); организационно управленческие умения (самопланирование, самоорганизация, самоконтроль, самооценка, самокоррекция). Готовности к самообразованию присуща способность к непрерывному изменению [7; 9].

Интересное исследование готовности выпускников технических вузов к профессиональной деятельности проведено независимым рейтинговым агентством «РейтОР». При формировании готовности будущего специалиста к профессиональной деятельности в процессе обучения в вузе складывается самооценка возможностей в их соотношении с предстоящими трудностями, формируются установки на осознание профессиональной задачи, определяются специальные способы деятельности и модели соответствующего профессионального поведения. Психологическая готовность выпускника к профессиональной деятельности проявляется: в форме установок как проекция прошлого опыта на ситуацию «здесь и сейчас» в виде мотивационной готовности и профессионально-личностной готовности к самореализации. Специалистами агентства «РейтОР» было проведено исследование в 23 крупных городах России. Изучались вопросы адекватности оценивания молодыми специалистами своей готовности к труду и степень совпадения оценок выпускников вузов и работодателей. В результате исследования было показано, что успешность молодых специалистов на рынке труда зависит не только от того образования, которое они получили, но и от универсальных навыков и способностей, которыми они обладают: способности руководить людьми, способности защищать и отстаивать свое мнение, умения находить и генерировать новую информацию и т.д. Все эти навыки и способности отражают общую готовность молодого специалиста к профессиональной деятельности.

Общий вывод был достаточно удручающим: единственный показатель, по которому оценки выпускников и работодателей оказались очень близки, – это готовность проводить на рабочем месте по 8 и более часов в день 5 раз в неделю. Молодые специалисты действительно готовы соблюдать определенный режим работы, если этого требует работодатель. По остальным составляющим профессионального труда оценки выпускников были выше, чем дали им работодатели. В частности, по большинству показателей – умению включаться в уже сложившиеся отношения в коллективе, способности защищать и отстаивать свое мнение, умению перестраиваться с одного режима работы или вида деятельности на другой, умению находить и генерировать новую информацию – самооценки выпускников оказались значительно завышенными. [8].

С позиции нашего исследования эти данные интересны тем, что свидетельствуют об общей тенденции вузовского образования – при наличии высокого уровня теоретических знаний выпускники слабо владеют практическими умениями общего характера, необходимыми для успеха любой деятельности.

Таким образом, проведенный нами обзор показывает, что большинство авторов объясняют готовность к деятельности через совокупность мотивационных, познавательных, эмоциональных и волевых качеств личности как общее психофизиологическое состояние, обеспечивающее актуализацию потенциальных возможностей человека.

Список литературы

1. Дьяченко, М. И., Кандыбович, Л. А. Психологические проблемы готовности к деятельности – Минск, 1976. – 25 с.

2. Шишкина, О. И. Психолого-педагогические условия возникновения ситуативной готовности учащихся средней школы к занятию : автореф. … дис. канд. психол. наук. – М., 2009. – 21 с.

3. Санжаева, Р. Д. Психологические механизмы формирования готовности человека к деятельности : дис. … докт. психол. наук. – Новосибирск, 1997. – 347 с.

4. Кузьмина, Н. В. Профессионализм личности преподавателя и мастера производственного обучения. – М., Высшая школа, 1990. – 119 с.

5. Платонов, К. К. Структура и развитие личности. – М.: Наука, 1986. – 254 с.

6. Василькова, Т. А. Основы андрагогики : учеб. пособие – М.: Кнорус, 2009. – 250 с.

7. Яковец, Т. Я. Комплекс условий формирования готовности студентов вуза к самообразованию : автореф. дис. … канд. пед. наук. – Курган, 1999. – 23 с.

8. Оценка готовности молодых специалистов к профессиональной деятельности : исследование независимого рейтингового агентства «РейтОР» [Электронный ресурс]. – http://www.jobway. ru/articles/ ?id=228 (дата обращения 10.02.2011 г.)

9. Щуклина, Е. А. Технологии самообразования: социологический аспект // Общественные науки и современность. – 1999. – ¹ 5.


Просмотров: 1799 | Добавил: x5443x | Теги: эмоциональный и волевой компоненты , мотивационный, долговременная готовность, ситуативная готовность, познавательный | Рейтинг: 0.0/0
...




Copyright MyCorp © 2017