Пятница, 24.02.2017, 20:37
Высшее образование
Приветствую Вас Гость | RSS
Поиск по сайту


Главная » 2012 » Декабрь » 25 » Оценка развития криминализации реального сектора в системе экономической безопасности СЗФО
10:02
Оценка развития криминализации реального сектора в системе экономической безопасности СЗФО

В последнее время государство проводит политику либерализации реального сектора экономики. В статье рассмотрена динамика криминализации реального сектора до и после введения соответствующих изменений в УК РФ. Сделана попытка оценить влияние криминализации на состояние экономики через систему показателей экономической безопасности.

С.В.  Шенделева*

Оценка развития криминализации реального сектора в системе экономической безопасности СЗФО

Интерес к теоретическим исследованиям области экономической безопасности обусловлен практической значимостью вопросов идентификации и оценки негативных воздействий, влияющих на экономику, необходимостью научного поиска и обоснования управленческих решений в условиях неопределенности рыночной экономики, регулирующих отношения между экономическими субъектами и органами государственной власти и местного самоуправления.

Особое значение в системе экономической безопасности имеют отношения, нарушающие действующие правила, закрепленные нормативными правовыми актами РФ. Реализация таких отношений предполагает ряд неблагоприятных последствий для страны. К числу основных из них относится недополучение доходов и (или) увеличение расходов бюджетами бюджетной системы страны. Но, с нашей точки зрения, наибольший урон системе экономической безопасности наносит деформация общественного сознания за счет внедрения в социальные отношения противоправных действий как приемлемых, соответствующих обычаям, неформальных правил [2]. В этой связи анализ динамики криминализации реального сектора экономики, его реакции на вводимые институциональные изменения является необходимым условием для обеспечения экономической безопасности любого из уровней и развития цивилизованного общества в нашей стране.

Реальный сектор экономики необходимо рассматривать в системе экономической безопасности с трех сторон. С одной стороны, он выполняет ресурсообразующую функцию, воспроизводя ресурсы, обеспечивающие безопасное состояние экономики. С другой стороны, субъекты реального сектора подвержены влиянию угроз, снижающих общий уровень экономической безопасности отдельных территорий и страны в целом. С третьей стороны, реальный сектор экономики является источником возникновения негативных воздействий.

Об эффективности системы обеспечения экономической безопасности можно судить по ее способности минимизировать возможный ущерб от влияния негативных воздействий на экономику. Но большую практическую значимость имеет способность своевременно противодействовать негативным явлениям, не допуская их трансформации в угрозы [3]. Это невозможно сделать без проведения на регулярной основе аналитических процедур, отслеживающих динамику развития негативных воздействий, в т.ч. с учетом введения новых институциональных инструментов по регулированию управленческих и экономических отношений в реальном секторе. На основании результатов анализа можно сделать выводы о развитии или сокращении масштабов криминализации реального сектора и принять соответствующие управленческие решения, т.е. оценить состояние экономики с точки зрения соблюдения ее агентами формальных правил, закрепленных в законодательных актах РФ.

Проанализируем динамику преступлений экономической направленности на примере Северо­Западного федерального округа. Информационной базой послужила отчетность, сформированная правоохранительными органами по Северо-Западному Федеральному округу (далее – СЗФО). Следует отметить, что в анализе представлена выборка из тех преступлений, которые, с нашей точки зрения, способствуют развитию криминализации реального сектора экономики в СЗФО.

За период с 2006 г. по 2010 г. правоохранительными органами в реальном секторе экономики выявлены: нарушения авторских и смежных прав, незаконное предпринимательство, производство, приобретение, хранение, перевозка или сбыт немаркированных товаров и продукции, лжепредпринимательство, легализация (отмывание) денежных средств или иного имущества, приобретенных другими лицами преступным путем, невозвращение из-за границы средств в иностранной валюте, неправомерные действия при банкротстве, уклонения от уплаты налогов и (или) сборов с организаций, действия против интересов службы в коммерческих и иных организациях, в частности коммерческий подкуп, а дача и получение взятки.

За анализируемый период по СЗФО установлено снижение количества преступлений экономической направленности. Так, по сравнению с уровнем 2006 г., этот показатель в 2007 г. снизился на 2,5 %, в 2008 г. на 3,0 %, в 2009 г. – на 11 %, в 2010 – на 41,4 %.

Следует заметить, что значительное снижение экономических преступлений в 2010 г. связано, прежде всего, с внесением в апреле 2010 г. изменений в Уголовный кодекс РФ [1].

В разрезе субъектов Федерации СЗФО общий тренд также свидетельствует о снижении количества выявленных преступлений. При этом на протяжении анализируемого периода отмечены отклонения от линии тренда – некоторое увеличение количества преступлений. Так, по сравнению с базисным периодом (2006 г.) в 2007 г. увеличение выявленных экономических преступлений отмечено в 5 субъектах: Республике Карелия на 3,3 %, Архангельской области на 12,8 %, Вологодской области на 4%, Ленинградской области на 13,9 %, Мурманской области на 0,1 %.

В 2008 г. увеличение количества преступлений выявлено в 4 субъектах: Республике Карелия на 11,5 %, Архангельской области на 14,5 %, Ленинградской области на 18,8 %, Мурманской области на 0,2 %.

В 2009 г. отклонение от общей динамики установлено только в 2 субъектах: Калининградской области на 14,8 %, Ленинградской области на 20,5 %.

Таким образом, до 2010 г. устойчивый рост выявленных экономических преступлений отмечен только по Ленинградской области. В 2010 г. установлено снижение темпов роста количества экономических преступлений по всем субъектам, при этом в Ленинградской области оно минимальное – 13,4 %, что свидетельствует о более высоком уровне криминализации реального сектора, чем в других субъектах СЗФО. Для сравнения, в Республике Коми, Архангельской и Псковской областях отмечено уменьшение количества преступлений более чем 50 % – на 57,5 %, 55,2 %, 57,4 % соответственно. Более чем на 40 % снижение темпов роста выявлено в пяти субъектах: в Республике Карелия на 44,5 %, Ненецком АО – 46,9 %, Вологодской области 46,3 %, Санкт-Петербурге – 40,9%, Мурманской области 46,0%.

По сравнению с уровнем 2006 г. прирост количества выявленных преступлений экономической направленности в 2010 г. установлен только в Новгородской области (он составил 2,1 %). По остальным субъектам Федерации СЗФО прирост отрицательный: по Республике Карелия 35,6 %, Республике Коми 29,2 %, Архангельской области 41,1 %, Ненецкому АО 9,4 %, Вологодской области 40,1 %, Калининградской области 28,2 %, Ленинградской области 28,2 %, Санкт-Петербургу 38,6 %, Мурманской области 35,3 %, Псковской области 23,2 %.

Несмотря на общее снижение количества выявленных экономических преступлений, нельзя говорить о сокращении криминализационных явлений в реальном секторе экономики в СЗФО. Отрицательный прирост установленного материального ущерба в 2008 и 2009 гг. (62,2 % и 85,1 %) по сравнению уровнем 2007 г. не повлиял на общую отрицательную тенденцию к увеличению размера материального ущерба за анализируемый период.

Общая динамика по СЗФО определяется скачкообразным изменением темпов роста по показателю «установленный размер материального ущерба» по ряду субъектов Федерации. Так, например, в Республике Коми прирост в 2010 г. по сравнению с 2006 г. составил 701,2 %, а по сравнению с 2009 г. – 242,1 %. При этом одновременно снизилось количество выявленных нарушений. В Мурманской области прирост в 2009 г. по сравнению с 2006 г. составил 808,1 %, по сравнению с 2008 г. – 653,9 %. Такое увеличение также происходило на фоне снижения количества выявленных нарушений. Отрицательная тенденция по увеличению темпов роста по показателю «установленный размер материального ущерба» прослеживается в Республике Коми, Вологодской области, Ненецком АО, Новгородской и Псковской областях. Вместе с тем по Ненецкому АО на протяжении всего анализируемого периода установлен отрицательный прирост относительно базисного – 2006 г. При этом к уровню 2008 г. в 2009 г. прирост составил 310,2 %. В 2010 г. по сравнению с 2009 г. прирост был менее значительным – 30,5 %. Несмотря на наличие скачков темпов прироста (цепных) в разрезе анализируемого периода, Ненецкий АО имеет самую благоприятную обстановку по уровню криминализации реального сектора экономики.

Таким образом, изменения, внесенные в УК РФ и позволившие в 2010 г. снизить количество выявленных уголовных преступлений, не отразились на показателе «установленный размер материального ущерба»: его значения показывали положительную динамику.

Наибольший удельный вес преступлений экономической направленности выявлен в г. Санкт-Петербурге, что объясняется размерами субъекта Федерации, численностью населения и сосредоточением на его территории значительных ресурсов и хозяйствующих субъектов.

За анализируемый период по сумме установленного ущерба наибольший удельный вес в общем объеме рассматриваемых преступлений имело уклонение от уплаты налогов и (или) сборов с организации. На протяжении 2005–2007 гг. отмечается рост выявленных налоговых преступлений и сумм установленного материального ущерба по ним. Однако в 2008 г. при сохранении роста выявленных

фактов уклонения от уплаты налогов и (или) сборов, суммы причиненного материального ущерба по оконченным уголовным делам уменьшились на 26,3 %. В 2009, 2010 гг. по сравнению с уровнем предшествующего года отмечено снижение количества выявленных налоговых преступлений на 48 % и на 33,2 % соответственно. Вместе с тем, при значительном снижении в 2009 г. по сравнению с 2008 г. значения показателя «установленный размер причиненного ущерба» (с 7,3 млн руб. до 1,7 млн руб., или на 77,0 %), в 2010 г. произошло его значительное увеличение – на 166,3 %, или на 2,9 млн рублей.

По ряду экономических преступлений введение изменений и дополнений в УК РФ не отразилось на ранее сформированной динамике выявленных преступлений. Это касается преступлений коррупционного характера: получение взятки, дача взятки, коммерческий подкуп. При незначительном колебании в 2007 г. по преступлению «дача взятки» наблюдается устойчивый рост, выявленных преступлений. В 2010 г. установлено 478 фактов, что на 2,8 % больше уровня 2009 г. В 2010 г. максимальна за анализируемый период сумма «наложенного ареста» – 1,5 млн руб., что на 254,8 % больше соответствующего показателя в 2009 г. На 9,5 % по сравнению с 2009 г. увеличилось количество зарегистрированных фактов получения взятки (в 2010 г. – 555 преступлений), что составляет наибольший удельный вес (22,1%) в объеме анализируемых преступлений экономического характера. Данный показатель с 2007 г. имеет устойчивый рост. При этом по показателю «размер наложенного ареста» динамика описывается возрастающей синусоидальной кривой. Этот показатель составил в 2010 г. 5,2 млн руб., что на 33,7 % меньше уровня 2009 г. и на 312 % больше уровня 2006 г.

Установленная динамика в рамках преступлений коррупционного характера, по нашему мнению, связана с принятием и реализацией пакета антикоррупционного законодательства, а также продолжающейся административной реформой, в задачи которой также входит ликвидация и минимизация коррупционных проявлений в органах исполнительной власти на всех уровнях управления страной.

В 2010 г. установлен значительный прирост (93,0 %) по сравнению с 2009 г. выявленных фактов коммерческого подкупа и размера наложенного ареста – на 396 %, что свидетельствует о внедрении коррупции в экономические отношения реального сектора, т.е. развитие коррупционных явлений без участия органов государственного и (или) муниципального управления. В целом по экономическим преступлениям, носящим коррупционный характер, наблюдается устойчивый рост в общем количестве преступлений, влияющих на криминализацию реального сектора экономики. Так, по сравнению с 2009 г. доля таких преступлений выросла на 15,2 % и составила 45,6 %. По сравнению с уровнем 2006 г. их прирост составил 16,2 %. Однако по обобщенному показателю «установленный размер материального ущерба, наложен арест» их доля незначительна и находится за весь анализируемый период, в пределах 0,1 %.

Увеличение в 2010 г. по сравнению с 2009 г. количества зарегистрированных преступлений по фактам неправомерных действий при банкротстве (преднамеренное банкротство, фиктивное банкротство) составило 193,1 % при одновременном снижении размера установленного материального ущерба на 40,8 %. При этом количество выявленных противоправных действий, напротив, имело тенденцию к снижению.

По установленному размеру материального ущерба в преступлениях экономической направленности на втором месте находятся преступления, связанные с невозвращением средств из-за границы в иностранной валюте. За 2010 г. этот показатель составил 1,7 млн. руб., при этом темп роста по сравнению с 2009 г. составил 28703 %. Вместе с тем количество выявленных фактов сократилось на 19,7 %. Следует отметить активизацию деятельности правоохранительных органов по выявлению анализируемых фактов. Для сравнения: в 2006 и 2008 гг. было выявлено по 2 факта невозвращения средств из-за границы в иностранной валюте, в 2007 г. таких фактов не установлено.

В 2010 г. отмечено снижение как по количеству выявленных преступлений, так и по размеру установленного материального ущерба преступлений, связанных с нарушением авторских и смежных прав – соответственно на 19,7 % и 93,1 %. По нашему мнению, уменьшение размера установленного материального ущерба обусловлено эффектом от проведения подразделениями органов внутренних дел регулярных мероприятий по пресечению данных преступлений в течение всего анализируемого периода. Сделанный вывод подтверждается результатами анализа. Так, за период 2006-2009 гг. размер установленного ущерба от преступлений, связанных с нарушением авторских или смежных прав, увеличился на 4408,9 % при одновременном не столь существенном росте выявленных преступлений, который составил за 2006-2008 гг. 30,6 %. Значительные различия темпов роста по установленному ущербу и по количеству выявленных преступлений свидетельствуют о повышении эффективности работы подразделений правоохранительных органов, заключающейся в переходе от выявления продавцов контрафактной продукции к обнаружению ее производителей.

Преступления, связанные с легализацией (отмыванием) денежных средств или иного имущества, в 2010 г. в структуре анализируемых преступлений составили 6,0 %, Тогда как ранее их удельный вес составлял: в 2006 г. 17,1 %, в 2007 г. – 17,0 %, в 2008 г. – 17,6 %, в 2009 г. – 20,1 %. Однако уменьшение доли таких преступлений в общем количестве преступлений экономической направленности сопровождалось увеличением количества преступлений, связных с легализацией (отмыванием) денежных средств или иного имущества, приобретенных лицом в результате совершения им преступления, на протяжении 2006–2009 гг. За этот период прирост составил 49,2 % при увеличении удельного веса рассматриваемых преступлений с 13,4 % в 2006 г. до 18,3 % в 2009 г. В 2010 г. темп роста составил 22,1 %, что соответствует уменьшению количества выявленных преступлений с 619 до 137. Рост размера

установленного материального ущерба по оконченным уголовным делам выявлен за период 2006– 2008 гг. Так, в 2007 г. по сравнению с 2006 г. прирост составил 235,1 %, в 2008 г. по сравнению с 2007 г. – 686,4 %. Однако в общем объеме установленного материального ущерба и наложенного ареста этот показатель находился в пределах 0,1 %. Еще менее значительна роль в структуре экономической направленности по суммам установленного материального ущерба по преступлениям, связанным с легализацией (отмыванием) денежных средств или иного имущества, приобретенных другими лицами преступным путем: она находилась в пределах 0,02 %. За 2006–2008 гг. выявленные преступления по легализации (отмыванию) денежных средств или иного имущества, приобретенных другими лицами преступным путем, имели отрицательный прирост и сократились на 65,2 %, одновременно отмечено снижение размера установленного материального ущерба на 92,7 %, а также количество лиц, совершивших преступления, на 45 %. В 2009 г. произошло увеличение количества выявленных преступлений на 52,5 %, что, впрочем, несущественно изменило их роль в структуре всех анализируемых преступлений. Таким образом, можно сделать предварительный вывод об изменении схемы легализации доходов, полученных преступным путем.

Внесенные в УК РФ изменения обусловили значительное сокращение в 2010 г. по сравнению с 2009 г. количества преступлений, квалифицируемых как незаконное предпринимательство и лжепредпринимательство – на 66 % и 52,5 % соответственно. По лжепредпринимательству ущерб в 2010 г. не установлен, и в 2009 г. этот показатель составлял незначительную сумму – 0,004 млн рублей. По незаконному предпринимательству установленный размер ущерба составил 0,12 млн. рублей, что на 52,9 % меньше уровня прошлого года. Динамика по указанным преступлениям отражает политику государства в сторону либерализации в сфере предпринимательской деятельности в особенности, осуществляемой субъектами малого бизнеса [4]. В 2006-2009 г. количество выявленных фактов незаконного предпринимательства увеличивалось: в 2007 г. по сравнению с 2006 г. рост составил 14, 1 %, в 2008 г. по сравнению с 2007 г. – 22,6 %, в 2009 г. по сравнению с 2008 г. – 11,7 %. По размеру установленного материального ущерба также наблюдалась положительная динамика: в 2008 г. по сравнению с 2007 г. прирост составил 221,4 %, в 2009 г. по сравнению с 2008 г. – 72,9 %. При этом отмечено снижение анализируемого показателя в 2007 г. на 64,9 % относительно уровня 2006 г.

Необходимо отметить рост преступлений против интересов службы в коммерческих и иных организациях за 2007 и 2008 гг.: по сравнению с уровнем предыдущего периода рост составил 9,7 % и 4,6 % соответственно. Начиная с 2009 г. наметилась обратная динамика. В 2009 г. отрицательный прирост составил 37,1 %, в 2010 г. – 21,3 % по сравнению с уровнем предыдущих периодов. При этом за весь анализируемый период тренд по размеру установленного ущерба динамики положительной. Так, в 2007 г. по сравнению с 2006 г. значение показателя снизилось на 69,4 %, в 2008 г. по сравнению с тем же периодом снизилось на 65,7 %, но относительно уровня 2007 г. было отмечено увеличение на 12,0 %. Увеличение размера установленного материального ущерба продолжилось, и в 2009 г. по сравнению с уровнем 2006 г. прирост составил 1400 %, по сравнению с уровнем 2008 г. – 3786 %. Однако в 2010 г. прирост имел отрицательный знак и составил 54,2 %, хотя по сравнению с уровнем 2006 г. прирост значителен – 550 %. То есть, следует вывод, что за анализируемый период по преступлениям против интересов службы в коммерческих и иных организациях определяется тенденция к увеличению в части размера установленного ущерба.

В заключение отметим, что результаты анализа показали неоднородность ситуации в области криминализации реального сектора экономики. Серьезное опасение вызывают объемы выявленного материального ущерба от налоговых преступлений, свидетельствующие о продолжающейся теневизации деятельности хозяйствующих субъектов, а также увеличение случаев получения взятки. Также необходимо отметить снижение выявленных фактов отмывания доходов, полученных преступным путем. Незначительный удельный вес выявленных фактов свидетельствует скорее о высокой латентности указанных преступлений, что косвенно подтверждается увеличением двух вышеупомянутых показателей. Таким образом, разработка механизмов противодействия криминализации реального сектора в системе обеспечения экономической безопасности страны должна осуществляться не только с учетом динамики преступлений экономической направленности, но и с учетом взаимосвязей между ними.

Список литературы

1. Федеральный закон от 7 апреля 2010 г. ¹ 60-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» // Российская газета. – 2001. – ¹ 75. – 9 апреля.

2. Грачев, А. В. Санкции как экономический инструмент противодействия теневому сектору хозяйства страны // Вестник Санкт-Петербургского университета МВД России. – 2010. – ¹ 2 (46).

3. Литвиненко, А. Н., Грачев, А. В. Основные организационно-экономические направления повышения эффективности деятельности ОВД в сфере обеспечения экономической безопасности / / Вестник Санкт-Петербургского университета МВД России. – 2007. – ¹ 2 (34).

4. Литвиненко, А. Н., Ковтунова С. Ю. Разработка типовой структуры механизма обеспечения экономической безопасности предприятия при взаимодействии с органами внутренних дел // Вестник Санкт-Петербургского университета МВД России. – 2010. – ¹ 4 (48).


Просмотров: 527 | Добавил: x5443x | Теги: преступления экономической направле, Экономическая безопасность, реальный сектор экономики, криминализация | Рейтинг: 0.0/0
...




Copyright MyCorp © 2017