Понедельник, 25.09.2017, 05:36
Высшее образование
Приветствую Вас Гость | RSS
Поиск по сайту



Главная » 2012 » Декабрь » 24 » Коррупция в современной России как угроза безопасности государства: история и современность
14:40
Коррупция в современной России как угроза безопасности государства: история и современность

В статье авторами сделан историко-экономический анализ такого сложного социально-экономического явления как коррупция, рассмотрены различные научные подходы к этому явлению. Рассмотрены формы проявления коррупционного поведения и проблема влияния коррупции на состояние безопасности современной России.

М.П. Гуров*, А.И. Примакин**

Коррупция в современной России как угроза безопасности государства: история и современность

Распространяющаяся коррупция стала одной из самых серьезных проблем, с которыми сталкивается Россия на современном этапе развития. Важность противодействия коррупции неустанно подчеркивается в политических программах ведущих партий, выступлениях общественных деятелей, рекомендациях представителей делового сообщества и высказываниях государственных лиц. К началу XXI в., поделив сферы влияния и удовлетворив свои основные материальные потребности, участники коррупционного процесса начинают стремиться к формированию личных богатств (приобретение дорогой недвижимости за рубежом, получение значительных долей в капиталах предприятий и др.) [1]. Для этого коррупционерами используются не столько экономические, сколько политические пути: конвертация должности государственного чиновника в капиталы, дорогую недвижимость и пр. Государственная политика прямо диктуется частными интересами находящихся у власти, вблизи власти и способных влиять на власть лиц, дополнительные теневые доходы составляют основную и необходимую часть дохода чиновников, коррупционное поведение стало нормой экономической и правовой культуры, исполнительная власть активно использует «теневые» формы мобилизации доходов [2, с. 5].

По информации организации «Фонд ИНДЕМ», каждый второй россиянин (53 %) признает, что у него есть личный опыт дачи взяток для решения своих проблем, причем 19% делают это часто, 34 % – изредка, 45 % респондентов указывают, что им никогда не приходилось делать этого. Опрошенные социально и экономически активного возраста – 25–44 лет – дают взятки чаще (61-64%), чем молодежь (53%) и люди старшего возраста (52 % в группе 45–59 лет и 35 % в группе 60 лет и старше). Среди сфер, в наибольшей мере пораженных коррупцией, россияне называют местные органы власти (31 %), ГИБДД (30 %), полицию (22 %), федеральное правительство (20 %), крупный бизнес (16 %), судебную систему (14 %) [3, с. 96].

За период проведения реформ Россия вошла в число мировых лидеров по уровню коррумпированности, в рейтинге индексов восприятия коррупции, публикуемом международной общественной некоммерческой организацией «Трансперэнси интернэшлн» (Transparency International) [4], Россия находилась в 2008 г. на 147-м месте среди 180 стран, а в 2010 г. она опустилась на 154-е место из 178 стран. Криминализация экономики выходит на ведущее место среди угроз безопасности Российского государства, российские чиновники ежегодно получают около 20-40 млрд. рублей взяток.

Следует согласиться с мнением многих известных ученых и специалистов, что управленческий потенциал общества переориентируется коррупцией с интересов развития страны на интересы её разворовывания. В результате коррупция в нынешних российских масштабах практически исключает возможность успешного экономического развития.

В науке понятие «коррупция» определяется как продажность служебных действий (подкуп, Bestechung, corruption). Corrupt в переводе с английского – развращенный, продажный. Corruption –

порча, разложение, растление. Энциклопедический словарь определяет коррупцию как «процесс, связанный с прямым использованием должностным лицом прав, связанных с его должностью, в целях личного обогащения» [5, с. 635]. В Толковом словаре русского языка коррупция определяется как «моральное разложение должностных лиц и политиков, выражающееся в незаконном обогащении, взяточничестве, хищении и срастании с мафиозными структурами» [6, с. 298]. Международные публичные нормативные документы понимают коррупцию по-разному, однако в них подчеркивается, что понятие коррупции должно определяться в соответствии с национальным правом.

Изучение дошедших до нас памятников истории и права показывает, что коррупция была присуща абсолютно всем общественно-экономическим формациям и формам государственного устройства во все периоды их развития. Одно из первых упоминаний о коррупции в системе государственной службы нашло отражение в документах, обнаруженных в архивах Древнего Вавилона XXIV в. до н.э. В этот период царь Лагаша реформировал государственное управление с целью пресечения злоупотреблений своих чиновников и судей, а также уменьшения вымогательства незаконных вознаграждений у храмового персонала со стороны царской администрации, уменьшения платежей за обряды.

В Римской империи также был разработан механизм предупреждения и пресечения коррупции, введено в качестве наказуемого деяние, обозначаемое термином «коррупция», которое состояло в подкупе лица, облеченного публичной властью. Одним из первых в европейской философии объяснение коррупции попытался дать Платон. Философ считал, что корыстолюбие – это один из важнейших социальных пороков, который совершенно недопустим не только для правителей, но и для воинов. Аристотель рассматривал коррупцию прежде всего как политическую категорию, определяя тиранию как коррумпированную (неправильную, «испорченную») форму монархии [7, с. 1–4].

Аналогичных взглядов придерживался Н. Макиавелли, Ж.-Ж. Руссо и ряд других мыслителей прошлого. Так, Н. Макиавелли проводил тесную аналогию между коррупцией и чахоткой, которую вначале трудно распознать, но потом легче лечить, а если она запущена, то легко распознать, но лечить трудно. В последующее время акцент в определении коррупции переносится с социально-политического аспекта на криминологическую, уголовно-правовую сторону. Как отмечал Т. Гоббс, одно и то же противозаконное действие является большим социальным злом, если имеет место коррупция, т.е. преступление проистекает из-за того, что человек, полагаясь на свою силу, богатство или друзей, надеется оказать сопротивление агентам закона [8, с. 220].

Россия также не избежала болезни коррупции. Истоки произвола чиновников прослеживаются уже в X веке, во времена существования Киевской Руси. В этот период в каждый крупный город Великий князь назначал своего полномочного представителя – посадника (воеводу, наместника), без денежного вознаграждения. Как представитель князя в городе, посадник выполнял ряд функций: вершил суд, собирал дань и пошлины, руководил военными силами и т.д., а часть собранных с населения средств он оставлял в свою пользу. Кроме того, посадник получал с населения «корм» (продукты питания и фураж). Данная система получила название «кормления». В законодательстве того времени не были определены границы «кормления» – количество «кормлений» в год определял сам «кормящийся». Таким образом, нередко причинами народных волнений того времени были действия потерявших чувство меры «кормления» представителей князя. Постепенно система «кормления» трансформировалась в лихоимство (подкуп за нарушение законодательства) и мздоимство (подкуп за ненарушение закона). К концу XV в. лихоимство и мздоимство уже образовали систему коррупции.

Первым законом, определившим наказание за взятку судей, явился «Судебник» 1497 г. Новое проявление взяточничества – вымогательство стало известно с XVI в. С этого времени возникает практика «взятки за лицензию», начатая боярином И. Милославским. Глава Земского приказа Л. Плющев превратил суд в инструмент беспредельного вымогательства. П. Траханиотов – глава Пушкарского приказа, месяцами не выплачивал жалованье стрельцам, оружейникам и иным подчиненным, присваивая их деньги. Доведенный до отчаяния народ 25 мая 1648 г. учинил в Москве бунт, требуя выдачи и казни П. Траханиотова и Л. Плющева, а также других преступников. В результате, царь Алексей Михайлович был вынужден выдать народу преступников.

Распространившаяся в России коррупция, вынудила Петра Первого бороться с ней самыми крайними репрессивными мерами, вплоть до смертной казни. Петром были введены в действие законы «О воспрещении взяток и посулов», «О наказании за взятки и лихоимство», «О наказании хищников за взятки лишением имения и живота». Но даже и эти суровые наказания не устрашили любителей казнокрадства. Наибольшего расцвета коррупция достигла в период правления Николая II. Из книг по российской истории мы хорошо помним, как во время Первой мировой войны продавались планы наступления российских войск, как за крупные взятки от промышленников формировались государственные заказы по линии военного ведомства и т. д. [9, с. 12–13]. Такая ситуация явилась предпосылкой сначала Февральской революции, а затем и Октябрьской революции, т.к. коррумпированное Временное правительство ничего не могло поделать с открытой антиправительственной пропагандой большевиков. Не смогла справиться с коррупцией и фашистская Германия.

С приходом к власти большевиков, несмотря на то, что 8 мая 1918 г. был принят Декрет Совета Народных Комиссаров «О взяточничестве», который стал первый в Советской России правовым актом, предусматривающим уголовную ответственность за взяточничество (лишение свободы на срок не мене пяти лет, соединенный с принудительными работами на тот же срок), коррупция продолжала активно развиваться. Достаточно вспомнить «узбекские», «казахские», «молдавские», «одесские» и прочие

дела и процессы, отражавшие лишь видимую часть явления коррупции в советский период. С началом реформирования российского общества с начала 90-х гг. и по настоящее время коррупция вышла на качественно новый уровень, России вышла в число мировых лидеров по уровню коррумпированности. Не избежали острых проблем с коррупцией и страны «третьего мира», такие как Индонезия, Южная Корея, Филиппины, Парагвай, Гаити, многие другие из африканских стран [10, с. 62–63], где коррупция пронизывала все социально-экономические отношения, результатом чего явились массовые выступления армии и населения. Острой проблемой остается коррупция и в развитых странах.

В современной научной литературе по проблемам предупреждения и пресечения коррупции существует множество дефиниций коррупции, которые отражают отдельные стороны этого сложного явления. Ее рассматривают в нескольких аспектах: социальном, политическом, экономическом, криминологическом и правовом. Проблемам раскрытия сущности, содержания и путей преодоления коррупции посвящены исследования авторитетных ученых Г.А. Аванесова, Д.И. Аминова, В.Н. Бурлакова, С.В. Ванюшкина, Б.В. Волженкина, С.Д. Волкова, Я.И. Гилинского, А.И. Гурова, А.И. Долговой, В.М. Есипова, В.В. Колесникова, А.А. Крылова, Ю.В. Латова, В.В. Лунева, С.В. Максимова, О.С. Ильина, В.В. Радаева, Г.А. Сатарова, В.К. Сенчагова, А.А. Смирнова, С.В. Степашина, Л.М. Тимофеева и др.

Нам представляется, что коррупция – скорее всего диалектически взаимосвязанное социально-экономическое и правовое явление, без понимания которого нельзя решить важные вопросы по ее правовому оформлению, предупреждению и пресечению. Коррупция представляет собой особую социальную структуру, совокупность устойчивых и универсальных норм, принципов неформального взаимодействия людей, под которым понимается система устойчивых межличностных взаимодействий, заменяющая официально-установленный порядок. При этом, как замечает А.В. Дахин, особенность структуры коррупции состоит в том, что эти отношения складываются и развиваются в сфере управления, в сфере функциональных отношений должностных лиц, они дублируют и замещают собой функциональные отношения должностных лиц, представляют собой альтернативу разрешенным законодательством действий этих лиц [11].

Анализ научной литературы показывает, что при определении содержательной стороны коррупции приоритет отдается правовому аспекту. В юридической науке коррупция воспринимается преимущественно как «законное – незаконное». При этом правоведы видят и понимают коррупцию ровно настолько, насколько относимые к ней деяния регламентированы законом, а точность определений обусловлена степенью зрелости законодательства. Политологи исследует коррупцию преимущественно в контексте вопроса о власти. Коррупция рассматривается в качестве способа реализации властных полномочий или в качестве способа борьбы за нее. Экономисты считают, что истоки коррупции кроются в экономических и институциональных деструкциях в развитии общественных отношений, а издержки её существования накладываются на все общество. Предельно лаконичное определение основных причин коррупции экономисты выражают следующей формулой:

Коррупция = монополия + произвол – ответственность

Это значит, что возможности коррупции прямо зависят от монополии государства на выполнение некоторых видов деятельности (например, производить закупки оружия) и от бесконтрольности деятельности чиновников, а также обратно зависят от вероятности и тяжести наказаний за злоупотребления [10, с. 68]. Социологи рассматривают коррупцию в контексте проблем существования неформальных сетей социального взаимодействия на основе тесных межличностных контактов и взаимных обязательств.

Таким образом, мы можем видеть, что изучением коррупции занимаются специалисты различных отраслей знания, однако в целях эффективной антикоррупционной деятельности следует использовать комплексный подход в анализе понятия и форм проявления коррупции в нашей стране. Коррупцию как сложное социально-экономическое и правовое явление, имеющее собственную природу, обладающее специфической динамикой, структурой, а также масштабом, необходимо исследовать с междисциплинарных позиций. Соответственно, предупреждение и пресечение коррупции предполагает комплекс разносторонних экономических, социальных, правовых и организационных мер рассчитанных на длительную перспективу. Снизить уровень и масштабы коррупции в нашей стране в рамках одной кампании и за короткий промежуток времени невозможно. По прогнозам специалистов, для того чтобы уровень коррупции в России снизился до уровня, к примеру, Португалии, необходима систематическая работа в течение 40 лет, а до уровня Швеции – 100 лет. Согласно статистике Всемирного банка, эффективные антикоррупционные компании занимали у правительств ряда стран не менее 15-20 лет.

Феномен коррупции следует рассматривать как в узком, так и в широком смысле. Коррупция в узком смысле – явление, когда должностные лица намеренно пренебрегают своими обязанностями или действуют вопреки этим обязанностям ради определенного материального вознаграждения. В коррупцию всегда вовлечены две стороны: тот, кто покупает, и тот, кто, будучи подкуплен, действует вразрез со своим служебным долгом. Наряду с коррупцией в узком смысле существует взяточничество и самостоятельное чиновничье предпринимательство. Взяточничество отличается от коррупции тем, что чиновника подкупают не ради нарушения его обязанностей, а ради их исполнения. Взяточничество порождается неопределенностью обязанностей чиновника, дефицитом (часто искусственно созданным) административных и финансовых возможностей государства [12, с. 4–5]. Однако коррупция не сводится только к взяточничеству. Она имеет множество различных форм проявления: устройство на «теплые» места чиновников, их родственников и знакомых, оплата обучения в России и за рубежом их детей, финансовая поддержка в период избирательных компаний и т. п. [13, с. 131].

Рассматривая коррупцию в широком смысле, следует отметить, что это социально-экономическое явление, которое обладает рядом качественных признаков, позволяющих выделить ее из совокупности иных явлений. В научной литературе выделяют следующие ключевые признаки коррупции: отклоняемость поведения коррумпированной элиты по отношению к интересам большинства членов общества; использование коррумпированной элитой разнообразных методов принуждения для достижения властного экономического господства; неформальный характер деятельности участников коррупционных отношений; нелегитимность использования участниками коррупционных отношений материальных и нематериальных благ, принадлежащих обществу и государству, а также способов их приобретения.

Коррупция как социально-экономическое явление представляет собой неформальное, отклоняющееся поведение управляющей элиты, проявляющееся в нелегитимном приобретении и (или) использовании ею материальных и нематериальных благ, принадлежащих обществу. Сущность коррупции состоит в том, что она основе неформальных отношений искажает общественные социально-экономические, политические и правовые отношения, разрушает нормальный порядок вещей в обществе, в результате чего происходит дискредитация власти в глазах общества и создается реальная угроза безопасности общества и государства.

Один из крупнейших специалистов в области исследования проблем коррупции А.И. Гуров рассматривает ее как одну из основных составляющих организованной преступности и выделяет следующие основные формы коррупции: первая, получившая в средствах массовой информации название политической коррупции, когда чиновники аппарата власти вступают в противоречие с нормами морали и закона не столько из-за получения взяток, сколько из-за сложившихся клановых отношений, в котором главенствующим является принцип «рука руку моет», из-за родственных связей, кумовства и т.д.

Такие формы коррупции наиболее ярко проявляются на территориях, где определенную роль играют родоплеменные отношения и активно действуют нормы обычного права в виде традиций; вторая форма коррупции связана с чисто криминальной деятельностью и основана на подкупах должностных лиц, которые за вознаграждение оказывают преступникам те или иные услуги, причем обе стороны преследуют здесь корыстные цели и как бы стремятся друг к другу; третья форма установления незаконных отношений предполагает целенаправленное втягивание в преступную деятельность соответствующих категорий должностных лиц для создания особого благоприятных условий для решения определенных вопросов. Эта форма связана с организованной преступностью и, помимо подкупа, в этом случае используются провокации и угрозы в отношении должностных лиц [14, с. 21–22].

Говоря о политической коррупции, западные исследователи отмечают то, что это девиантное политическое поведение, выражающееся в нелегитимном использовании господствующей политической элитой государственных ресурсов в целях укрепления своей власти или обогащения. По выводам, сделанным отечественными специалистами, в основе политической коррупции лежит неофициальный, бесконтрольный обмен ресурсами между властными элитами и другими структурами общества. В распоряжении правящей элиты находятся основные виды государственных ресурсов: символические (государственный гимн, флаг, герб и иные знаки государственной символики); властно-распорядительные и материальные (бюджетные средства, контроль за экономикой и природными ресурсами, кредитно-денежная налоговая и таможенная политика и др.). Эти ресурсы, исходя из групповых целей политической элиты, могут быть обменены на ресурсы другого рода: политическую поддержку или материальные блага, да и не все типы такой коррупции могут быть определены как правонарушения.

В политической коррупции выделяют следующие формы проявления: политический патронаж и клиентелизм – опека политиками избранных нижестоящих структур, создание для них наиболее благоприятных условий в обмен на личную преданность и политическую поддержку; покупка голосов – осуществляется в ходе избирательных кампаний, применяется в отношении фиксированных групп избирателей (подарки и иные материальные блага); общественная кормушка – деньги, выделяемые из бюджета местным властям для общественных нужд в целях завоевания симпатий избирателей и т.д.

Выделяют также «вероятные зоны» политической коррупции как на уровне различных систем, так и на более конкретном институциональном уровне. Как показывает исторический и зарубежный опыт, в тоталитарных системах коррупция преимущественно сосредоточивается в органах исполнительной власти, поскольку законодательная и судебная власти подчинены исполнительной. При демократических режимах коррупция рассредоточивается, она проявляется в институтах всех трех ветвей государственной власти. Определение вероятности политической коррупции в институтах государственной власти предполагает исследование и сопоставление ряда основных факторов политической коррупции: заработка государственного чиновника, его возможностей в принятии решений, угроз пресечения коррупции. При этом вероятность коррупции зависит от баланса всех из вышеперечисленных факторов.

Благоприятной средой для распространения политической коррупции является российская практика лоббирования каких-либо нормативно-правовых норм, выгодных для того или иного бизнеса. Как отмечают специалисты, например, В.В. Лунев [15, c. 99–107], в условиях рыночной экономики, свободной торговли и демократии коррупция не сводится к примитивным видам взяточничества и злоупотреблений, которые содержатся в Уголовном кодексе России. Она приобретет более изощренные формы, такие действия, как коррупционный лоббизм; коррупционный фаворитизм, коррупционный протекционизм, неформальный корпоративизм и т.д.

Обращаясь к формам проявления коррупции среди чиновников, следует назвать: многие виды прямого или завуалированного совмещения должностей на государственной службе и в коммерческих

Читать дальше


Просмотров: 1573 | Добавил: x5443x | Теги: коррупция, произвол, взяточничество, продажность, организованные преступные группы, лоббирование, монополия, криминализация | Рейтинг: 0.0/0
...




Copyright MyCorp © 2017 Обратная связь