Вторник, 23.05.2017, 10:04
Высшее образование
Приветствую Вас Гость | RSS
Поиск по сайту



Уголовно-правовая характеристика посягательства на жизнь сотрудника правоохранительного органа


Предыдущая страница

но сопряженного с насилием или угрозой жизни, совершаемого с умыслом на лишение жизни. Поэтому будет справедливым считать оконченным деяние, предусмотренное ст. 317 УК РФ, именно в момент покушения на жизнь, без фактического ее лишения. Если же общественно опасное последствие в виде смерти все-таки наступит, санкции ст. 317 УК РФ вполне достаточно для назначения справедливого наказания виновному, в т.ч. в случаях, когда его действия причинят вред одному при фактическом умысле на лишение его жизни и смерть другому сотруднику правоохранительного органа либо когда наступит смерть нескольких сотрудников правоохранительных органов и в других подобных случаях.

Как и при убийстве, общественно опасное деяние при посягательстве на жизнь сотрудника правоохранительного органа может быть выражено как в форме действия, так и в форме бездействия. О направленности его на лишение жизни можно судить по применяемым орудиям посягательства (огнестрельного или холодного оружия, топора, движущих механизмов и др.), особенностям нанесенных ударов, ранений или иных повреждений, причиненных потерпевшему (выстрел, нанесение удара топором, характер нанесенных ножевых ранений), обстановки и характера их совершения (утопление, удушение, множество ранений, ножевые удары в жизненно важные органы тела и т.п.) и другим обстоятельствам, независимо от фактически наступивших последствий [8, с. 21–22].

Конечно, нередко посягательство на жизнь сотрудника правоохранительного органа совершается в совокупности с действиями, имеющими признаки иных преступных посягательств. По этому поводу в пункте 7 «б» постановления Пленума Верховного Суда СССР от 22 сентября 1989 г. ¹ 9 разъяснено следующее: если виновным совершен ряд непрерывных и взаимосвязанных действий, каждое из которых образует состав самостоятельного преступления против порядка управления (например, оскорбление и сопротивление, сопротивление и посягательство на жизнь), то все содеянное надлежит квалифицировать по статье закона, предусматривающей ответственность за наиболее тяжкое преступление. Такие же действия, совершенные в разное время, должны квалифицироваться по совокупности преступлений, если даже они совершены в отношении одного и того же работника милиции, народного дружинника или военнослужащего [24, с. 287].

Угроза убийством, причинение смерти по неосторожности, причинение вреда здоровью различной степени тяжести должны квалифицироваться не как посягательство на жизнь сотрудника правоохранительного органа, а как соответствующее преступление против личности или применение насилия в отношении представителя власти. Например, такое решение было принято по делу Садиева. Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ указала, что высказывание осужденного во время совершения хулиганства, что он всех порежет, в том числе и себя, не свидетельствует о прямом умысле на убийство работника милиции Б., поскольку конкретно кому-либо убийством он не угрожал, а размахивал ножом, пытаясь закрыть дверь и не пустить сотрудников милиции в свою квартиру, в результате чего Б. были причинены легкие телесные повреждения в паху и на левой ушной раковине. При таких обстоятельствах действия Садиева были правильно квалифицированы по ч. 2 ст. 318 УК РФ как применение насилия, опасного для жизни или здоровья, в отношении представителя власти [3, с. 15].

Поскольку установление такого признака состава преступления, предусмотренного ст. 317 УК РФ, как потерпевший, зависит от времени как признака объективной стороны, т.е. времени осуществления им законной деятельности по охране общественного порядка и обеспечению общественной безопасности, цель и мотив воспрепятствования которому преследуется либо двигает виновным при совершении анализируемого преступления, рассмотрим его подробно.

В теории уголовного права нет единого подхода к таким понятиям, как «общественный порядок», «общественная безопасность».

Исходя из тезисов о том, что общественный порядок – это всегда состояние общественных отношений, а не сами отношения [15, с. 23], и что порядок проявляется прежде всего в «правильном, налаженном состоянии, расположении» [20, с. 556], мы можем сделать вывод о том, что общественный порядок – это урегулированное нормами права и поддерживаемое органами государственной власти состояние жизнедеятельности людей, при котором ими каждым в отдельности или их совокупностью реализуются законные права и интересы, в пределах, не нарушающих реализацию законных прав и интересов другими гражданами, интересов государства. Фактически общественный порядок предполагает существование оптимального баланса прав и обязанностей, он поддерживается государством в лице своих представителей и нормативно установлен.

Исполнение обязанностей по охране общественного порядка охватывает несение постовой или патрульной службы на улицах и в общественных местах; поддержание порядка во время проведения демонстраций, митингов, зрелищ, спортивных соревнований и других массовых мероприятий, при ликвидации последствий аварий, общественных и стихийных бедствий; предотвращение или пресечение противоправных посягательств [24, с. 287], что немаловажно для квалификации содеянного по ст. 317 УК РФ.

Под общественной безопасностью понимается «состояние защищенности жизненно важных интересов личности, общества и государства от общественно опасных деяний и негативного воздействия чрезвычайных обстоятельств, вызванных криминогенной ситуацией в Российской Федерации, а также чрезвычайных ситуаций, вызванных стихийными бедствиями, катастрофами, авариями, пожарами, эпидемиями и иными чрезвычайными событиями» [2].

Общественный порядок воплощается в создании обстановки общественного спокойствия, благоприятных внешних условий жизнедеятельности людей, что обеспечивает нормальный ритм общественной жизни. Общественная безопасность проявляется в создании безопасных условий при обращении с источниками повышенной опасности и проведении работ повышенной опасности [30, с. 19].

Таким образом, уголовно-правовая защита распространяется на сотрудников правоохранительных органов и в момент предупреждения и пресечения преступления (правонарушения), и в момент обеспечения правомерного поддержания необходимой степени защищенности жизненно важных (включая имущественные) интересов неопределенного круга лиц от различных угроз. Например, при оказании ими помощи находящимся в беспомощном состоянии, опасном для жизни или здоровья, контролировании безопасности дорожного движения, производстве строительных и ремонтных работ в общественных местах, противопожарной безопасности, проверке выполнения правил борьбы со стихийными бедствиями, правил обращения с огнестрельным оружием, боеприпасами, сильнодействующими, ядовитыми, взрывчатыми веществами, досмотре багажа пассажира, и т.д. [23, с. 58] .

Если поведение привлеченного к ответственности было реакцией на явно незаконные действия сотрудника правоохранительного органа, содеянное, при наличии к тому оснований, может быть квалифицировано как преступление против личности [24, с. 286].

Субъект данного преступления – общий, физическое вменяемое лицо, достигшее к моменту совершения преступления 16-летнего возраста. Им могут быть не только лица, к которым непосредственно обращено то или иное законное требование потерпевшего, но и иные лица, оказывающие активное противодействие мерам, направленным на пресечение противоправных деяний, задержание и конвоирование нарушителей общественного порядка. При этом указанные лица должны нести ответственность не как пособники, а как исполнители преступления [24, с. 287]. В связи с тем, что ч. 2 ст. 20 УК РФ ограничивает уголовную ответственность несовершеннолетних в возрасте от 14 до 16 лет лишь определенным кругом преступлений, к которым не относится предусмотренное ст. 317 УК РФ, эти лица могут нести ответственность лишь за те деяния в отношении сотрудников правоохранительных органов или военнослужащих при исполнении ими обязанностей по охране общественного порядка, которые упомянуты в названной статье (например, по ч. 2 ст. 213 УК РФ).

Субъективная сторона посягательства на жизнь сотрудника правоохранительного органа выражается в прямом либо косвенном умысле (при этом в случае лишения жизни умысел может быть как прямой, так и косвенный, а при покушении – только прямой), а также, как уже ранее указывалось, в специальных цели – воспрепятствовании законной деятельности указанных лиц по охране общественного порядка и обеспечению общественной безопасности, и мотива – мести за такую деятельность.

Как разъяснено в постановлении Президиума Верховного Суда РФ от 25 мая 2005 г. ¹ 229п05 «Об изменении приговора, смягчении назначенного наказания с учетом конкретных обстоятельств совершения преступлений и раскаяния осужденного, действия которого обоснованно квалифицированы по ч. 3 ст. 30, п. «и» ч. 2 ст. 105, ст. 317 УК РФ», цель преступления – воспрепятствование законной деятельности указанных лиц по охране общественного порядка и обеспечению общественной безопасности. Это «стремление прекратить, изменить такую деятельность в настоящее время или в будущем». Там же пояснено, что мотив (месть за такую деятельность) – за уже выполненные действия [4].

Если преступление было совершено хотя и в отношении сотрудника правоохранительного органа (военнослужащего, близких этих лиц), но на почве личных взаимоотношений или конфликтов, то содеянное будет квалифицироваться как преступление против личности по соответствующим статьям Уголовного кодекса РФ (в частности, по ст. 105 или ч. 3 ст. 30, ст. 105 УК РФ) [24, с. 288].

Если ранее существовало мнение о том, что совершение посягательства на жизнь сотрудника правоохранительного органа по злобе на представителя власти вообще, безотносительно к конкретной личности, должно квалифицироваться по данной статье [11, с. 20; 14, с. 127], то сегодня уже очевидно, что такого рода действия должны квалифицироваться по общей норме, т.е. по соответствующей части и пункту ст. 105 УК РФ.

Важно также устанавливать взаимосвязь времени совершения посягательства на жизнь сотрудника правоохранительного органа (ст. 317 УК РФ) и выполнение потерпевшим обязанностей по охране общественного порядка, которые могут не совпадать. В каждом случае следует выяснять мотивы содеянного, тщательно проверять, имеется ли связь между исполнением потерпевшим этих обязанностей и совершенным в отношении него преступлением и при наличии такой связи действия виновного квалифицировать по данной статье [24, с. 288].

Преступление, предусмотренное ст. 317 УК РФ, сходно с убийством лица или его близких в связи с осуществлением данным лицом служебной деятельности или выполнением общественного долга (п. «б» ч. 2 ст. 105 УК РФ), посягательством на жизнь государственного или общественного деятеля (ст. 277 УК РФ), посягательством на жизнь лица, осуществляющего правосудие или предварительное расследование (ст. 295 УК РФ). Основные отличия их – в объекте посягательств, потерпевшем, моменте окончания преступлений (в отличие от посягательства на жизнь сотрудника правоохранительного органа, убийство, предусмотренное п. «б» ч. 2 ст. 105 УК РФ, окончено именно в момент наступления смерти) и субъективных признаках (возрасте уголовной ответственности, мотивах и цели).

Список литературы

1. Определение Конституционного Суда РФ от 19 февраля 2003 г. ¹ 72-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Тимирбулатова Салаудина Хасмагомадовича на нарушение его конституционных прав частью первой статьи 57 и статьей 317 Уголовного кодекса Российской Федерации» [Электронный ресурс]: Доступ из справ.-правовой системы «Консультант плюс» (дата обращения: 10.11.2011).

2. Концепция развития Службы общественной безопасности МВД Российской Федерации:

приказ МВД России от 15 марта 2002 г. ¹ 240. [Электронный ресурс]: Доступ из справ.-правовой системы «Консультант плюс» (дата обращения: 10.11.2011).

3. Покушение на жизнь сотрудника правоохранительного органа возможно лишь с прямым умыслом (Извлечение) // БВС РФ. – 1999. – ¹ 6. – С. 15.

4. Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 25 мая 2005 г. ¹229п05 «Об изменении приговора, смягчении назначенного наказания с учетом конкретных обстоятельств совершения преступлений и раскаяния осужденного, действия которого обоснованно квалифицированы по ч. 3 ст. 30, п. «и» ч. 2 ст. 105, ст. 317 УК РФ». [Электронный ресурс]: Доступ из справ.-правовой системы «Консультант плюс» (дата обращения: 10.11.2011).

5. Аббасов, Ф. Н., Агаев, Г. А. Об ответственности за посягательство на жизнь сотрудника правоохранительных органов // Российский следователь. – 2003. – ¹ 9. – С. 13–15.

6. Боевики теперь расстреливают и работниц саун. Новость от 21 августа 2009 г. Официальный сайт дагестанского информационного еженедельника «Новое дело» URL:// http:// www. ndelo. ru/ one_stat.php?id=1239 (дата обращения: 12.11.2011).

7. Борисихина, С. А. Уголовно-правовые и криминологические аспекты борьбы с посягательством на жизнь сотрудника правоохранительного органа: автореф. дис… канд. юрид. наук. – Волгоград, 2004. – 30 c.

8. Ветров, Н. И. Преступления против порядка управления, посягающие на нормальную деятельность органов внутренних дел: учебное пособие. – М.: Московская спец. сред. школа милиции, 1989. – 58 с.

9. Военно-уголовное право: учебник / под ред. Х.М. Ахметшина, О.К. Зателепина. – М.: За права военнослужащих, 2008. – Вып. 93. – 384 с. [Электронный ресурс]: Доступ из справ.-правовой системы «Консультант плюс» (дата обращения: 10.11.2011).

10. Возбуждено уголовное дело по факту убийства милиционеров в электричке. Новость от 15.09.2009 РИА-НОВОСТИ URL://http: //www. rian. Ru / incidents /20090915/ 185087918. html (дата обращения: 10.11.2011).

11. Журавлев, М. П. Ответственность за посягательство на жизнь, здоровье и достоинство работников милиции и народных дружинников: лекция / под ред. М.И. Якубович. – М.: НИиРИО ВШ МООП РСФСР, 1965. – 32 c.

12. Замосковцев, П. В. Уголовная ответственность за посягательства на управленческую деятельность работников милиции и народных дружинников по охране общественного порядка: учебное пособие. – Омск: Омская высшая школа МВД СССР, 1980. – 76 с.

13. Истомин, А. Ф., Лопаткин, Д. А. Отвечают ли диспозиции статей 317-319 УК РФ целям и задачам правоохранительной деятельности? // Современное право. – 2007. – ¹ 1. – С. 81–84.

14. Квалификация отдельных видов тяжких преступлений: учебное пособие / Арькова В.И., Виттенберг Г.Б., Гаверов Г.С., Панченко П.Н., и др. – Иркутск, 1974. – 199 c.

15. Лившиц, Ю. Личность и общественный порядок: уголовно-правовые и криминологические проблемы. – Таллин: Изд-во ЭЭСТИ РААМАТ, 1975. – 133 с.

16. Магомедов, М. М. Уголовная ответственность за посягательство на жизнь сотрудника правоохранительного органа: автореф. дис… канд. юрид. наук. – М., 2009. – 27 c.

17. Маркова, Т. Ю. Убийство в связи с осуществлением лицом служебной деятельности или выполнением общественного долга: автореф. дис… канд. юрид. наук. – М., 2003. – 26 с.

18. Миронов, А. Н., Павинский, Н. М. Правоохранительные органы: учеб. пособие. – 2-е изд., испр. и доп. – М.: ФОРУМ; ИНФРА-М, 2006. – 304 с.

19. Музюкин, А. П., Павлухин, А. Н., Семенков, М. В., Эриашвили, Н. Д. Уголовно-правовая и криминологическая характеристика посягательства на жизнь сотрудника правоохранительного органа: монография. – М: ЮНИТИ-ДАНА, Закон и право, 2007. – 112 с.

20. Ожегов, С. И., Шведова, Н. Ю. Толковый словарь русского языка: 80000 слов и фразеологических выражений / Российская АН; Российский фонд культуры. – 3-е изд., стереотип. – М.: АЗЪ, 1996. – 928 с.

21. По факту нападения на пост ГИБДД возбуждено уголовное дело. Новости Перми и

Пермского края. Новость от 12.06.2010 URL://http://permnew. ru/news?post_id=4420 (дата обращения:

06.11.2011)

22. Рудый, Н. К. Совершенствование уголовно-правовых норм об ответственности за преступления, посягающие на служебную деятельность, жизнь, здоровье, честь, достоинство представителей власти,

и оптимизация практики их применения // Юридический мир. – 2008. – ¹ 10. – С. 50–53.

23. Сафронов, А. Д., Шубина, И. И. Защита сотрудников милиции при выполнении ими

должностных обязанностей по УК РФ // Государство и право. – 1998. – ¹ 1. – С. 54–60.

24. Сборник постановлений Пленумов Верховного Суда Российской Федерации (СССР, РСФСР) по уголовным делам / авт.-сост. С.Г. Ласточкина, Н.Н. Хохлова. – 2-е изд., перераб. и доп. – М.: Проспект, 2000. – 608 с.

25. Спустя год. Двух братьев с Алтая обвинили в убийстве милиционеров, прикрывших собой детей. Corrupcia.net. Новость от 14.12.2010 URL://http://corrupcia. net/articles/ fact-3812.html (дата обращения: 05.11.2011).

26. Сухоруков, С. И. К вопросу о непосредственном объекте посягательства на жизнь сотрудника правоохранительных органов // Актуальные проблемы борьбы с преступностью в Сибирском регионе: сборник материалов международной научно-практической конференции: в 2 ч. / отв. ред. С.Д. Назаров.

– Красноярск: Сибирский юридический институт МВД России, 2006. – Ч. 1. – С. 209–211.

27. Участникам «лесной банды» в Приморье предъявлено обвинение в убийстве четырех человек // Российская газета. – 2010. – 27 июля.

28. Шрамченко, А. В. Уголовно-правовая защита сотрудников милиции при исполнении ими служебных обязанностей : автореф. дис…канд. юрид. наук. – СПб., 2004. – 24 с.

29. Щукин, В. Правоохранительная служба в системе государственной службы РФ // Российский следователь. – 2005. – ¹ 6. – С. 57–58.

30. Яценко, С. С. Ответственность за преступления против общественного порядка. – Киев: Прогресс, 1976. – 431 с.

Предыдущая страница


...




Copyright MyCorp © 2017 Обратная связь