Четверг, 25.05.2017, 19:29
Высшее образование
Приветствую Вас Гость | RSS
Поиск по сайту



Благодаря высоким организаторским и интеллектуальным способностям В.П. Кочубея, выступавшего в роли «двигателя» и «стратега», уже на первом году существования МВД удалось в основном сформировать центральный аппарат, в составе которого оказались люди образованные, со значительным управленческим опытом. В.П. Кочубею важно было укомплектовать должности управляющих экспедициями лицами, обладающими высоким профессионализмом, нравственно безупречными и с хорошей репутацией в обществе.

В результате реорганизации департамента МВД по рекомендации министра в 1803 г. состоялось назначение статского советника К.И. Габлица и барона Б.Б. Кампенгаузена управляющими экспедициями соответственно первой – государственного хозяйства и третьей – государственной медицинской управы. В их лице В.П. Кочубей получил высокообразованных и эрудированных специалистов, детально знавших свое дело и являвшихся для подчиненных образцом безупречного исполнения служебного долга.

Среди управляющих экспедициями заметно выделялся своим почтенным возрастом и «большим запасом опытности» Карл Иванович Габлиц (1752-1821). Этот опытный ученый, администратор и хозяйственник среди сослуживцев был известен как «муж совета» и пользовался в этом плане большим спросом [10, с. 221].

С учреждением Павлом I четвертого марта 1797 г. «Экспедиции государственного хозяйства, опекунства иностранных и сельского домоводства» статский советник К.И. Габлиц был назначен одним из четырех ее членов. После присоединения в 1803 г. этой экспедиции к МВД В.П. Кочубей пригласил К.И. Габлица на должность ее управляющего. Одновременно, как крупный специалист, К.И. Габлиц оставался директором государственных лесов. В 1808 г., ссылаясь на болезнь, он ушел из МВД, стал сенатором и продолжал быть членом комитета по делам Таврической губернии. Скончался К.И. Габлиц в 1821 г.

Не меньшей ученостью и опытностью славился другой немец, управлявший третьей экспедицией – государственной медицинской управы – Балтазар Балтазарович Кампенгаузен (1772-1823 гг.) Потомок баронского рода родился в Риге, в семье вице-губернатора. Маленький и тщедушный Б.Б. Кампенгаузен, благодаря природным способностям и исключительному трудолюбию, прослушав в 1789-1791 гг. курс лекций в трех немецких университетах (Лейпцигском, Виттенбергском и Геттингенском) зарекомендовав себя знатоком истории, экономики, права и медицины, что способствовало уверенному продвижению по службе.


Управляющим третьей экспедицией Б.Б. Кампенгаузен находился недолго (1803-1805 гг.). Все эти годы он активно занимался вопросами организации медицинской службы в России. Не без помощи В.П. Кочубея и М.М. Сперанского в 1805 г. он стал градоначальником в Таганроге. С 1 января 1810 г. – тайный советник и государственный казначей, а через год – сенатор и член Государственного совета. В1811 г. он назначается первым государственным контролером. Находясь на этом посту до своей кончины, он много сделал для упорядочения расходования денежных средств. Благодаря обширным знаниям, честности и «неутомимости в трудах» ему удалось завоевать поддержку и высокую оценку своей деятельности Александра I. Этому в немалой степени содействовал граф А.А. Аракчеев, который, как видно из личной переписки, ссуживал деньги у своего подчиненного. В этом кроется одна из причин того, что в июне 1823 г. совершенно больного Б.Б. Кампенгаузена назначили временно руководить МВД вместо ушедшего в отпуск В.П. Кочубея. 12 августа 1821 г. Б.Б. Кампенгаузен в письме к графу Аракчееву писал: «Я сделался для службы уже неспособным ... мне необходимо ... взять себе покой и удалиться от всех дел, а без того и двух лет не проживу» [11, с. 322]. В августе 1823 г. во время быстрой езды карета министра опрокинулась, Б.Б. Кампенгаузен получил серьезные увечья и 11 сентября скончался.

Удачно подобранные В.П. Кочубеем управляющие экспедициями сумели укомплектовать не менее способными чиновниками остальные структурные подразделения департамента МВД. Следует отметить, что многие чиновники, служившие в первое пятилетие существования МВД в последствие стали известными государственными служащими: будущий министр финансов Е.Ф. Канкрин, государственный секретарь М.М. Сперанский, губернаторы Ф.П. Лубяновский, Д.Б. Мертваго, Т.М. Цалабан и др.

Недаром чиновников первого административного аппарата В.П. Кочубея современники отмечали весьма подготовленными и культурными, а «кочубеевскую канцелярию» считали школой обучения и воспитания кадров. «Канцелярия его, – вспоминал бывший губернатор князь И.М. Долгоруков, – наполнена была людьми опытными в делах, сведущими в познаниях теоретических и ко всякому благосклонными [12, с. 338].

Столь высокая оценка деятельности центральной администрации МВД явилась результатом грамотной кадровой политики, проводимой министром. При этом следует напомнить, что В.П. Кочубей и в последующие годы руководства Министерством внутренних дел не изменял своим установившимся методам и оценочным критериям в подборе лиц для управленческого аппарата. Успех министра в решении кадровых вопросов во многом определялся его образованностью, характером, деловыми личными качествами и жизненным опытом.

В ноябре 1807 г. граф В.П. Кочубей ушел в отставку из-за сближения императора Александра I с наполеоновской Францией. Поэтому завершающий этап министерской реформы 1810-1811 гг. пришлось осуществлять одному М.М. Сперанскому. Правовой основой ее проведения стали три законодательных акта: манифест 25 июля 1810 г. «О разделении государственных дел на особые управления, с означением предметов каждому управлению принадлежащих», «Высочайше утвержденное разделение государственных дел по министерствам» от 17 августа 1810 г. и «Общее учреждение министерств» от 25 июня 1811 г. [13, с. 278–279; 14, с. 322–328, 686–719].

В ходе завершающей реорганизации министерской системы М.М. Сперанский, исходя из французского опыта, убедил императора Александра I в целесообразности создания самостоятельного полицейского ведомства в России.

Манифестом от 25 июля 1810 г. предусматривалось все государственные дела «в порядке исполнительном» разделить на пять главных частей. Это: 1) внешние сношения; 2) управление внешней безопасности; 3) государственная экономия; 4) устройство Суда гражданского и уголовного; 5) устройство внутренней безопасности.

Каждой частью управляло соответствующее министерство или ведомство. Главным предметом МВД становилось «попечение о распространении и поощрении земледелия и промышленности», а управление внутренней безопасностью возлагалось на вновь организованное Министерство полиции. В его ведение от МВД перешли дела медицинские и карантинные, продовольственные, городские и сельские запасные магазины, безопасность путей сообщения, цензура, приказы общественного призрения (больницы, богадельни и т.п.). На Министерство полиции возлагалось приведение в исполнение приговоров судебных мест, сбор недоимок, устройство внутренней стражи. В его подчинении находились заведения смирительные и рабочие (тюрьмы) тюремная полиция, устройство внутренней стражи. Кроме того, Министерство полиции обязано было помогать военному ведомству в проведении рекрутских наборов в армию, осуществлять явный и тайный надзор за иностранцами в России, выполнять «цензурную ревизию».

Определяющим законодательным актом министерской реформы стало «Общее учреждение министерств» от 25 июня 1811 г. Оно состояло из двух частей: «Образование министерств» и «Общий наказ министерствам».

Одновременно с «Общим учреждением министерств» было опубликовано «Учреждение и наказ Министру Полиции», ставшее нормативной основой организации и деятельности Министерства полиции.

Глава Министерства полиции наделялся широкими полномочиями. Например, действуя «в обстоятельствах чрезвычайных», мог требовать в помощь войска, как через военного министра, так и отдавая непосредственные распоряжения командирам полков. При этом министр полиции освобождался от ответственности за превышение власти, если он действовал в «видах общей безопасности».

Министерство полиции, кроме «охранения внутренней безопасности», осуществляло «надзор… исполнения законов… по всем вообще министерствам» [16]. Следовательно, органы полиции как бы

возвышались над административным аппаратом и контролировали его деятельность. Министр полиции имел право требовать сведения от всех местных органов, минуя соответствующие министерства. Например, «употребление» сумм, выделенных Министерством финансов для местных губернских органов, должно было осуществляться «под надзором Министерства полиции».

Новое полицейское ведомство состояло из трех департаментов: полиции хозяйственной, полиции исполнительной, Медицинского департамента, Медицинского совета, а также Общей и Особенной канцелярий министра.

Следовательно, впервые с момента зарождения министерской системы в России при министре полиции была образована Особенная канцелярия. Она осуществляла контроль за поведением иностранцев, постоянную цензурную ревизию, выдавала заграничные паспорта, выполняла личные поручения министра полиции.

Нередко, особенно в преддверии и в ходе Отечественной войны 1812 г. император Александр I, кроме министра полиции, поручал и руководителю Особенной канцелярии (в 1812 г. правителем Особенной канцелярии Министерства полиции был Яков Иванович Де-Санглен (1776–1864). Будучи очень близок к А.Д. Балашову, пользовался доверием Александра I. При аресте М.М. Сперанского опечатывал его бумаги. – Прим. авт.) делать ему личные доклады без предварительного согласования со своим непосредственным начальником. Как известно, первым министром полиции был назначен 25 июля 1810 г. генерал-адъютант А.Д. Балашов, доверенное лицо государя-императора.

Такие параллельные и независимые друг от друга доклады царю объясняются тем, что Александр I понимал, какая огромная власть сосредоточилась в руках министра полиции, склонного, как было установлено уже в первые месяцы его деятельности, к авантюрным действиям. Примером тому служит история с инициатором учреждения Министерства полиции М.М. Сперанским. В начале 1812 г. А.Д. Балашов стал одним из участников интриг вокруг М.М. Сперанского, в результате которых бывший госсекретарь и статс-секретарь императора был отправлен в ссылку. Пытаясь как-то сгладить неприглядность своих действий в этой истории, А.Д. Балашов в своих воспоминаниях писал: «В марте месяце 1812 года имел я очень тяжёлое мне поручение отобрать все бумаги у Сперанского и Магницкого и послать каждого из них с полицейским офицером в дальние губернии под надзор» [17, л. 60].

Ссылка М.М. Сперанского оказалась последним делом министра полиции А.Д. Балашова. 28 марта 1812 г. он был освобожден от должностей министра полиции и Санкт-Петербургского военного генерал-губернатора. Передав дела генералу от инфантерии С.К. Вязмитинову, он вслед за императором отправился в Вильно для решения необходимых вопросов подготовки к войне с Наполеоном.

Двухлетнее пребывание А.Д. Балашова на посту первого министра полиции и результаты его деятельности произвели на либеральных сановников самое тягостное впечатление. «Вверенное Балашову министерство полиции, – писал императору граф В.П. Кочубей, – вскоре отдалилось от своей цели: общего надзора и, главным образом, надзора законного. Балашов счел за нужное обратить его в министерство шпионства. Город закишел шпионами всякого рода: тут были и иностранные и русские шпионы, состоявшие на жалованье, шпионы добровольные …» [18, с. 487–488].

После Отечественной войны 1812 г. возникли проекты ликвидации Министерства полиции (глава МВД О.П. Козодавлев, писатель и историк Н.М. Карамзин, государственный деятель Д.Л. Трощинский и др.). Его противники считали, что Министерство полиции «учрежденное по неправильным понятиям» и «само по себе есть урод», усложняет деятельность губернских органов и увеличивает финансовые расходы. Кроме того, авторы указывали, что образование Министерства полиции вместо улучшения деятельности местной администрации, привело к росту потока жалоб и обвинений во взяточничестве. К сожалению, такие упреки были во многом обоснованы. Ликвидация Министерства полиции была предрешена.

После кончины графа С.К. Вязмитинова 15 октября 1819 г. в исполнение своих обязанностей вступил официальный министр полиции генерал-адъютант А.Д. Балашов. Но уже через две недели, 4 ноября 1819 г., управлять полицией было поручено графу В.П. Кочубею с присоединением органов упраздненного Министерства полиции к Министерству внутренних дел. В.П. Кочубей числился в должности управляющего МВД до февраля 1825 года (хотя фактически исполнял эту должность до 28 июня 1823 г.). В последующие годы, до конца николаевского царствования, МВД возглавлялось шестью быстро сменявшими друг друга министрами: В.С. Ланским (1825–1828 гг.), А.А. Закревским (1828–1831 гг.), А.Г. Строгановым (1839–1841 гг.), Л.А. Перовским (1851–1852 гг.) и Д.Г. Бибиковым (1852–1855 гг.).

Таким образом, законодательные акты 1810–1811 гг. фактически завершили министерскую реформу. Практически все основные отрасли управления были выделены в самостоятельные министерства и главные управления.

В.П. Кочубей в своей записке на имя Александра I, датированной декабрем 1814 г. «О положении Империи и о мерах к прекращению беспорядков и введении лучшего устройства в разные отрасли, правительство составляющие» [19, с. 5–26], анализируя результаты министерской реформы, предлагает сократить число министерств путем их объединения, а также уменьшить численность чиновников и канцелярских работников. «По неправильным конечно понятиям, – пишет автор статьи, – учреждение министерства полиции, в которое вошла часть прежнего Министерства внутренних дел было основанием немалого беспокойства всего общества. Смешав полицию с шпионством, вообразили, что никто не останется спокойным, что движение каждого, самое невинное, может при таком новом действии обратиться в преступление… Между тем… многие вопрошали: зачем же остается

Министерство внутренних дел, чем оно будет заниматься, на что значущие издержки на содержание оного?». Соединение сих двух министерств под наименованием Министерства внутренних дел или Министерства внутренних дел и полиции во всех отношениях было бы полезно» [19, с. 12].

Что касается Министерства народного просвещения, то В.П. Кочубей предложил объединить его с Управлением духовных дел, что «произвело бы величайшую пользу для воспитания» и значительное сокращение денежных расходов [19, с. 13].

Важно заметить, что предложения В.П. Кочубея были реализованы в последующие годы, в частности, реорганизация МВД в ноябре 1819 г.

Таким образом, процесс создания министерской системы управления в России был осуществлен в первой четверти XIX в. и при непосредственном участии В.П. Кочубея и М.М. Сперанского. В строительстве министерской системы В.П. Кочубей проявил себя глубоким стратегом и «двигателем всех дел», а его единомышленник М.М. Сперанский – теоретиком и образованнейшим учеником.

В.П. Кочубеем были заложены основные демократические традиции и принципы работы МВД, которые не утратили своей актуальности и в настоящее время. Не утратили своего значения для современности и главные особенности министерской системы. Это, во-первых, делегирование императором (главой государства) своих властных полномочий министрам. Во-вторых, построенная на основе единоначалия министерская система способствовала повышению исполнительской дисциплины и более оперативному решению вопросов. Что же касается МВД, то с 1803 г. оно стало занимать лидирующее положение в становлении и развитии министерской системы управления в России первой четверти XIX в.

Список литературы

1.  Полное Собрание Законов. – Т. 27. – ¹ 20406.

2.  Шепелёв, Л. Е. Чиновный мир России XVIII – начало ХХ в. – СПб. , 1999.

3.  Богданович, М. И. История царствования императора Александра I и России в его время. – Т. 1. – СПб., 1869. – Приложение. Извлечение из заседаний Неофициального комитета.

4.  Сочинения Державина с объяснительными примечаниями Я.Грота : в 6 т. – Т. 6. Переписка (1794-1816) и «Записки». – СПб., 1876.

5.  Шилов, Д. И. Государственные деятели Российской Империи – главы высших и центральных учреждений. 1802-1917. Биобиблиографический справочник. – СПб., 2001.

6.  Дмитриев, И. И. Взгляд на мою жизнь. – М., 1866.

7.  Мемуары князя А. Чарторыйского и его переписка с императором Александром I. – Т. 1. – М., 1912.

8.  Вел. кн. Николай Михайлович. Граф Павел Александрович Строганов. 1774 – 1817. Т. 1. – СПб.

9.  Шильдер, Н. К. Император Александр Первый. Его жизнь и царствование. – Т. 2. – СПб.,1897–1898.

 

10.    Воспоминания Федора Петровича Лубяновского. 1777 – 1834. М., 1872. С. 221.

11.    Дубровин, Н. Письма главнейших деятелей в царствование императора Александра I (1807-1829). – СПб., 1883.

12.    Долгоруков, И. М. Капище моего сердца или словарь всех тех лиц, с коими я был в разных отношениях в течение моей жизни. – М., 1874.

13.    ПСЗ-1. – Т. 31. – ¹ 24307.

14.    ПСЗ-1. – Т. 31. – ¹ 24326.

 

16.  ПСЗ-1. – Т. 31. – ¹ 24687.

17.  Архив Санкт-Петербургского института истории РАН. – Ф. 16. – Оп.1. – Ед. хр. 217.

18.  Деятели и участники в падении Сперанского. Неизданная глава из «Жизни графа Сперанского» барона М.А. Корфа // Русская старина. – 1902. – Т. 109. – ¹ 3.

19.  Сборник Императорского русского исторического общества. – Т. 90. – СПб., 1894.
...




Copyright MyCorp © 2017 Обратная связь