Пятница, 24.02.2017, 20:35
Высшее образование
Приветствую Вас Гость | RSS
Поиск по сайту


Коррупция как экономический институт и объект экономико-правового анализа: поиск подходов

Предыдущая страница

Пониманию проблемы криминализации сферы государственного управления способно помочь, прежде всего, использование подходов, принятых в «Law and Economics». Известный американский исследователь коррупции, профессор права и политической науки Йельского университета и содиректор Центра права, экономики и публичной политики факультета права Сьюзан Роуз-Аккерман в предисловии своей книги «Коррупция и государство. Причины, следствия, реформы» ("Corruption and Government. Causes, Consequences, and Reform”) отмечает крайне важный исследовательский подход – по ее убеждению, экономика является действенным инструментом анализа коррупции, поскольку для понимания того, где искушение коррупции является наиболее ощутимым и где оно оказывает наибольшее воздействие, необходим общий экономический подход [18, с. 9]. В соответствии с экономическим подходом к изучению преступности, С. Роуз-Аккерман рассматривает коррупцию в качестве разновидности экономического поведения в условиях риска, обусловленного совершением преступления и возможным наказанием за него [19, с. 187–203].

Как и любому экономическому субъекту, коррупционеру присуща функция полезности. Поэтому с позиций экономического подхода коррупционное поведение преследует цель максимизации полезности коррупционера (агента) посредством перераспределения, использования и/или присвоения доступных ему ресурсов, которые принадлежат обществу (принципалу) [20, 21]. При этом максимизация полезности обеспечивается через рентоориентированное поведение. «Поиск ренты» (rent-seeking) – известное в экономической науке понятие, означающее непроизводительную деятельность, связанную с «расходом редких ресурсов ради получения искусственно созданного трансферта» [22]. В связи с этим рентоориентированное поведение коррупционера сопровождается поиском выгоды от введения государством для субъектов предпринимательства и для граждан ограничений (в функционировании рынка и гражданского общества), установления различного рода регулирующих и контролирующих правил и регламентаций (административных барьеров) и т.д. Использование экономического подхода позволяет говорить о коррупции как о наиболее ярком проявлении феномена «несостоятельности» государства. Несостоятельность или «провалы» государства связаны, в первую очередь, с его неспособностью обеспечить эффективное распределение и использование общественных ресурсов. Лауреат Нобелевской премии по экономике Герри Беккер, определил свой подход к анализу преступности вполне лапидарно и четко. Сущность экономического подхода к преступности, – говорит он, – изумительно проста: он состоит в том, что люди решают, совершать ли им преступление или нет, сравнивая [свои ожидаемые] выгоды и издержки от преступления [23, с. 8-15]. Таким образом, наиболее существенным субъективным фактором детерминации коррупции выступает неблагоприятное соотношение выгод и издержек от преступлений такого рода, т.е. наличие положения, при котором потенциальные выгоды от совершаемого коррупционного преступного деяния перевешивают возможные издержки наказания за него.

По Беккеру, тот, кто решает совершать ли преступление или нет, неизбежно сравнивает свои ожидаемые выгоды и издержки (риски) от преступления. При этом оценка выгод преимущественно состоит в потенциальной возможности извлечь в результате совершения преступления определенные денежные средства: украденные, незаконно присвоенные или потраченные деньги, деньги, полученные в результате взяток, деньги от реализации угнанных автомашин, отобранных вещей и ценностей при кражах, грабежах и т.д. При отсутствии материальной выгоды важно учитывать получаемое преступником психическое удовольствие от актов насилия [которое сродни удовольствию, получаемому наркоманом, участником азартных игр на деньги и т.п.]. Оценка издержек состоит в возможности понести ущерб (при задержании и осуждении) в виде штрафа, конфискации имущества, условного или тюремного осуждения. Иными словами, издержки могут состоять в материальных потерях, ограничении в правах и свободах, а для «белых воротничков» – это еще и возможная потеря авторитета, «доброго имени», крушение политической, чиновничьей либо предпринимательской карьеры. Кроме того, для значительной части граждан важным сдерживающим фактором служит наличие у них ключевых свойств человеческой личности: многие не совершают преступления, т.к. это противоречит их нравственным нормам и принятой в обществе морали. Последнее Беккер относит к числу психических издержек преступления, хотя с этим можно поспорить.

Известно, что Г. Беккер считает преступников людьми, склонными к риску (risk takers). В этом мы может наблюдать некую схожесть данного свойства с такой социальной стратой как предприниматели, бизнесмены, чьим неотъемлемым качеством также очевидно выступает способность идти на риск. Как риск влияет на поведение субъектов – потенциальных экономических преступников или коррупционеров? Согласно экономической теории права, вероятность наказания будет оказывать на склонных к риску предпринимателей более сильное сдерживающее влияние, чем тяжесть приговора. Это же, вероятно, можно в полной мере отнести и к склонным к криминальному риску государственным/муниципальным служащим, политическим и общественным деятелям. Если выросли выгоды или снижаются издержки от преступлений, то преступность возрастает. Причины роста выгод – возрастает легкость краж, размер ценностей, которые можно украсть, незаконно присвоить, получить в виде взятки и т.п. Причины снижения издержек – падает вероятность осуждения, ослабляются наказания, моральные нормы подвергаются эрозии. Таким образом, подчеркивает Г. Беккер, анализ изменения соотношения выгод и издержек является основным способом понимания того, почему для одних индивидов или групп совершение преступлений более вероятно, чем для других; экономический подход предполагает, что люди действуют рационально, ориентируясь в своем поведении на выгоды и издержки – с учетом всех этических, психических и иных аспектов, определяющих их поведение [23, с. 8-15].

Для решения задачи противодействия коррупции это означает, что следует вести работу по двум направлениям. В соответствии с общепринятым в мировой практике подходом, основанным на концепции Г. Беккера, важно, с одной стороны, создавать для государственных/муниципальных служащих такие условия, при которых действует мощная система легального материального стимулирования, социальных и иных льгот и гарантий, в совокупности обеспечивающих безусловную привлекательность и выгодность (в широком понимании) занятия этим видом деятельности. С другой стороны, параллельно следует формировать четкую систему высокой ответственности (дисциплинарной, административной, гражданско-правовой, уголовно-правовой, а также финансовой и имущественной), которая бы предельно минимизировала вероятность совершения противоправных деяний коррупционного характера.

При этом отметим, что такая практика привычно лежит в основе стратегии антикоррупционной политики западных стран, но еще не до конца осмыслена и освоена у нас. Кстати, ее осмыслению, интернализации и успешному применению в условиях нашей действительности мешает позиция власти, при которой принимаются односторонние либо половинчатые меры, в результате чего дискредитируется как сам подход, так и в целом антикоррупционная политика. Последнее наглядно проявилось в нежелании последовательно ратифицировать все положения Конвенции ООН против коррупции (2003) при принятии нашего национального законодательства. Речь идет о ст. 20 Конвенции, в соответствии с которой мы обязаны ввести в свою антикоррупционную законодательную базу и правоприменительную практику такое понятие, как незаконное обогащение. Незаконное обогащение возникает в случаях, когда расходы чиновников, государственных и муниципальных служащих и иных соответствующих должностных лиц превышают официально задекларированные доходы. И такое несоответствие служит основанием для принятия адекватных антикоррупционных мер, принимаемых в т.ч. со стороны государственных правоохранительных органов и юстиции.

Однако собственно проблема противодействия коррупции с использованием экономического подхода требует отдельного разговора.

Список литературы

1. http:// www. vedomosti. ru/ newspaper/article/244884/tolko_na_slovah (дата обращения: 02.09.2010).

2 http://news.mail. ru/politics/5195344/ (дата обращения: 26.01.2011).

3. Указ Президента Российской Федерации от 12 мая 2009 г. ¹ 537 «О стратегии национальной безопасности Российской Федерации до 2020 года» // Российская газета. – 2009. – 19 мая. – ¹ 4912.

4. http://www.indem. ru/russian.asp (дата обращения: 26.01.2011).

5. http://www.rg. ru/2006/11/07/buksman.html (дата обращения: 28.01.2011).

6. (дата обращения: 30.01.2011).

7. Аргументы и факты. – 2007. – ¹ 12.

8. Колесников, В. В. Коррупция как социальное явление и особый вид отношений обмена // Труды Санкт-Петербургского юридического института Генеральной прокуратуры РФ. – 2001. – ¹ 3. – С. 277-289.

9. Колесников, В. В. Экономический подход в противодействии коррупции: специфика и значение // Прокуратура и институты гражданского общества в противодействии коррупции: Научно-практическая конференция, Санкт-Петербург, 23 мая 2008 г. : материалы конференции / под общ. ред. Н. П. Дудина; отв. ред. В. В. Колесников. – СПб.: Санкт-Петербургский юридический институт (филиал) Академии Генеральной прокуратуры РФ, 2008. – С. 106–110.

10. Колесников, В. В. Экономическая преступность и рыночные реформы: политико-экономические аспекты : монография. – СПб.: Изд-во СПбУЭФ, 1994. – 172 с.

11. http://www.vz. ru/news/2006/5/23/34718.html (дата обращения: 05.02.2011).

12. http://www.jurfak.spb. ru/centers/traCCC/article/kolesnikov1.htm (дата обращения: 07.02.2011). 13.. Основы борьбы с организованной преступностью : монография / под ред. В. С. Овчинского, В. Е. Эминова, Н. П. Яблокова. – М.: Инфра-М, 1996. – 400 с.

14. Колесников, В. В. Экономическое развитие и преступность // Современные проблемы и стратегия борьбы с преступностью : Монография / науч. ред. В. Н. Бурлаков, Б. В. Волженкин. – СПб.: Издательский дом С.-Петерб. гос. ун-та, Издательство юридического факультета С.-Петерб. гос. ун-та, 2005. – С. 266-351.

15. Голик, Ю. В., Карасев, В. И. Коррупция как механизм социальной деградации. – СПб.: Изд-во Р. Асланова «Юридический центр Пресс», 2005. – 329 с.

16. Колесников, В. В. Криминогенность современных моделей экономики – источник глобального финансово-экономического кризиса // Криминология: вчера, сегодня, завтра. – 2010. – ¹ 1 (18). – С. 163-191.

17. Волженкин, Б. В. Коррупционная преступность // Криминология : учебник / под ред. В. Н. Бурлакова, Н. М. Кропачева. – СПб.: Питер, 2003. – 208 c.

18. Роуз-Аккерман, С. Коррупция и государство. Причины, следствия, реформы / пер. с англ. О. А. Алякринского. – М.: Логос, 2010. – 356 с.

19. Rose-Ackerman, S. The Economics of Corruption // Journal of Public Economics. – Vol. 4. – ¹ 2. – P. 187-203.

20. Епифанова, Н. Исследование коррупции на основе методов экономической теории // Вопросы экономики. – 2007 . – ¹ 1. – С. 33-44.

21. Григорьев, Л. М., Овчинников, М. А. Коррупция и развитие. – М.: Теис, 2008. – 51 с.

22. Tollison, R. D. Rent Seeking: A Survey // Kyklos. – 1982. – Vol. 35. – P 575-601.

23. Becker, G. S. The Economics of Crime // Cross Sections. – 1995. – Fall. – P. 8-15.

Предыдущая страница


...




Copyright MyCorp © 2017